dimkin_ (dimkin_) wrote,
dimkin_
dimkin_

Categories:

Из старого. Поездка по Монзенской железной дороге + Чухлома и Солигалич, 2009 год.

Монзенская железная дорога. Монза. Эти слова, как магнитом, стали манить меня, как только я узнал о её существовании. Невольным провокатором, как и во многих моих авантюрах, выступил Димыч, который несколько лет назад снабдил меня книгой С. Болашенко "Живые рельсы", описывающей многие железнодорожные интересности России, в том числе Монзу.

Что же такое Монза? Затерянная в бескрайних лесах Вологодчины однопутная ведомственная железная дорога длиной целых 238 километров. Со всеми атрибутами железнодорожной старины – настоящими механическими семафорами, ручными стрелками, электрожезловой системой блокировки, а также, что придаёт особый шарм таким дорогам – вне-РЖДшной вольницей, упрощающей отношения между теми, кто ездит, и теми, кто возит. Полузаброшенные, полузабытые посёлки в лесной глуши, лишь изредка оглашаемые гудком локомотива. Изолированный, самобытный мирок, для которого железная дорога является чуть ли не единственной ниточкой, связывающей его с "Большой Землёй" – лишь очень немногие точки этого мирка достижимы иным способом, кроме как по рельсам.

Монзенская дорога была построена в своё время для вывозки деловой и топливной древесины из местных леспромхозов и уникальна тем, что сразу строилась как дорога нормальной колеи, а не обычная для таких целей узкоколейка. Другая её уникальность в том, что в отличие от большинства лесовозных дорог, она выжила, и работает по сей день, являясь на данный момент одной из самых протяжённых (а может, и самой протяжённой) из ведомственных железных дорог России.


КДПВ. Один из семафоров Монзы.

В общем, идея поездки зрела давно. Как и многие идеи, она прошла через все стадии – от "это ж только серьёзным путешественникам под силу" до "а давайте сгоняем на выходные". Переломным моментом послужило прочтение статьи С. Костыгова, где он упомянул факт аренды им мотовоза с водителем, а также то, что на Монзенской дороге, оказывается, уже в течение некоторого времени практикуется аренда мотовозов для экскурсионных поездок. Дальнейшее было делом техники. Для того, чтобы договориться об аренде мотовоза, оказалось достаточным одного звонка директору Монзенской дороги. Далее – клич на форуме, сбор желающих, оптимизация маршрута поездки – в общем, обычная подготовка обычной авантюры.

И вот, наконец, день "Д", час "Ч". Пятничный ноябрьский вечер в Москве ознаменовался первым, но зато весьма обильным и мокрым снегом. Мы стоим на занесённым снегом перроне Ярославского вокзала и ждём опаздывающих. Минут за пять до отправления поезда вся группа, наконец, в сборе и весело загружается в духоту плацкартного вагона. Проводница расстроена недалёкостью нашего пути, ибо имеет желание продать нам (и прочим пассажирам) большое количество сканвордов, от коих мы отказались. Взамен мы попросили обеспечить нас к моменту прибытия на станцию Буй запасом кипятка в титане, дабы зарядить свои термосы и греться их содержимым во время поездки по Монзе, однако, проводница высказала сомнение в способности вверенного ей титана содержать кипяток в требуемом количестве.

Ранним утром вытряхиваемся из жаркого нутра поезда на низкую платформу тонущей в предрассветных сумерках станции Буй. Билетная касса работает, покупаем билеты на пригородный поезд Буй-Вологда до станции Вохтога – это единственная точка, где рельсы Монзы имеют выход к рельсам РЖД. Билеты неожиданно получаем на больших бланках, аналогичным бланкам билетов на поезда дальнего следования, только зелёных. Сидим в тёплом здании вокзала, ждём пригородного. На путях появляется современная синяя электричка, объявлений же никаких не звучит. Иду добывать информацию, и получаю её у стоящего у дверей путейского – да, это наша электричка! Спешно выходим на посадку – и, как оказалось, очень вовремя: по пути, что между зданием вокзала и нашей электричкой, приближается товарняк, который вполне способен перекрыть нам дорогу на "электричечную" платформу. Однако, все успели сесть, никого не потеряли.

За окнами электрички проплывал настоящий зимний заснеженный лес, с огромными снеговыми шапками на ветвях. Вроде недалеко от Москвы, а всё же уже Север, здесь уже всё по-зимнему. Красиво, настоящая русская зима.

Ехать до Вохтоги было около часа, и этот час был посвящён разъеданию многочисленных съестных припасов. Колбаса и горячий чай – эти вещества, как всегда, способствовали переходу настроения из утренней угрюмости в дневную весёлость. Жизнь, и без того неплохая, наладилась окончательно.

Вохтога оказалась довольно крупной, шумной и грязноватой станцией. В нашу электричку загрузилось довольно много народа, ну а мы, наоборот, её покинули и двинулись к платформе станции Вохтога-2, коя является началом Монзенской железной дороги. К назначенному часу никакого мотовоза не наблюдалось, и я отправился в здание вокзала прознавать его судьбу. Дежурная меня заверила, что мотовоз будет, однако, в голосе её не чувствовалось уверенности. Тем временем на платформе появилось трое неожиданных попутчиков из местных – мужчина, женщина и собака. Пассажирский поезд ходит по ночам и не каждый день, и попутные мотовозы – это вполне обычный метод перемещения в пространстве для жителей посёлков Монзы.


Главное здание станции Вохтога-2


Карета подана!

Спустя почти час жёлто-голубой мотовоз, или как его тут называют, ДМка, лихо подкатил к платформе. Грузимся, размещаемся в довольно просторной (а снаружи и не скажешь!) кабине, и трогаемся в путь. Первые стыки монзенских рельс застучали под колёсами. Кстати, даже рельсы тут местами встречаются раритетные – говорят, ещё дореволюционные, демидовского производства. ДМка не спеша пробирается сквозь серость утренней мглы, обильно сдобренной снегопадом. Окончательно прощаемся с цивилизацией на разъезде Таёжный, откуда уходит ветка к деревообрабатывающему комбинату. Далее – лишь километры заснеженных лесов…


Встреча на перегоне


Разъезд Таёжный.

Но не за лесами и снегами мы сюда приехали, о нет (хотя, конечно, и за ними тоже). Вереди показалась главная достопримечательность, настоящий символ Монзенской дороги – семафор! Правда, тросы его оборваны и безжизненно повисли, крыло навеки замерло, и уже вряд ли когда-то ещё взмахнёт, открывая путь, да и мачта уже не блюдёт прямой угол к горизонту – но семафор же! Настоящий, вот он! Пришелец из железнодорожного прошлого, память тех времён, когда рельсы Монзы ещё гудели под многочисленными составами, гружёными лесом.


Первый семафор Монзы


Приближаемся к остановочному пункту Восья.

Восья… Монза… Истопная…Прудовица… Проплывают мимо станции и крошечные полустанки. Где-то потемневшие от времени бревенчатые дома, где-то крошечные дощатые сторожки, гордо именуемые станционными зданиями.
Чувствуете, как пахнет от этих названий чем-то древним, вечным и могучим, как здешние леса? Чем-то основательным и неспешным, как жизнь в таёжной глуши?


На станции Истопная.


Стрелочный пост в западной горловине станции Стеклянка.


Семафор за ёлочкой спрятался.

Но жизнь не замерла здесь, она идёт своим, особым чередом. На разъездах стоят вагоны, ждут отправки ДМки, дежурные подают путевые записки, разрешающие занятие перегона. И стоят ажурные мачты семафоров на каждой станции, на каждом разъезде. На некоторых станциях останавливаемся, ходим, осматриваем здания и окрестности. В брошенных, на первый взгляд, посёлках теплится жизнь – наверное, так же неспешно, как и всегда было в этих местах. Глушь, лес, и лишь тонкая ниточка дороги да полусонные потемневшие дома… Время остановилось. Да, Монза предстала перед нами именно такой, какой я её себе представлял! Наш мотовоз кажется машиной времени, а мы сами, с нашими рюкзаками, камерами, яркой одеждой и поспешными жестами – пришельцами то ли из другого времени, то ли с другой планеты.


Некоторые разъезды используются не по прямому назначению, а для отстоя вагонов РЖД.



Вот так, не спеша, с остановками, добираемся до станции Ламса. Это одна из двух узловых станций на Монзенской дороге. Отсюда уходит ветка к древнему городку Солигалич. Мы желаем ехать туда. Интересно было бы, конечно, прокатиться до конечного пункта магистрали – Кемы, или хотя бы до Иды, но это мероприятие не для короткого ноябрьского дня.


Станция Ламса.


Встречная ДМка в Ламсе.


Двукрылый семафор в Ламсе.

Станция Солигалич, расположенная километрах в трёх от города, оказалась весьма интересным для изучения объектом. На её путях содержится большое количество единиц редкого, если не сказать – антикварного подвижного состава (отчасти, увы, уже превратившегося в неподвижный), причём всё это доступно для осмотра и снаружи, и изнутри. Тепловозы ТГМ4, ТГК2, снегоочиститель и даже вагон древней электрички СрЗ. Говорят, ещё недавно он в летнее время бегал на перегон (разумеется, не сам, а влекомый тепловозом), развозя грибников и ягодников. Внутри вагона сохранилась крошечная кабина машиниста, аутентичные скамьи из деревянных реек и висящие на стене "Правила проезда в пригородных поездах" аж от 1966 года!


На путях станции Солигалич.


Снегоочиститель.


Вагон электрички Ср3.


Внутри вагона.


"Правила проезда в пригородных поездах" от 1966 года.


В кабине брошенного маневрового тепловоза.


На станцию пришёл заиндевелый ТГК2.

Движимые неласковой погодой, надвигающимися сумерками и желанием положить в организм цивильной еды, мы покидаем станцию и идём в город. Единственная в городке гостиница оказалась маленьким, жарко натопленным двухэтажным деревянным домом с "нумерами", похожими то ли на общежитие, то ли на казарму. Крашеные деревянные полы, четыре кровати, четыре тумбочки – вот и вся обстановка. Зато тепло и чисто, и удобства таки на этаже, а не во дворе. С ночёвкой всё понятно, осталось решить вопрос с едой. Согласно лучшим традициям славных городов России, город Солигалич располагал аж двумя заведениями общепита: Самым Крутым Кабаком Города и Альтернативной Кафешкой. И согласно всё тем же лучшим традициям, оба заведения были забронированы под свадьбы. Но наша гостиница имела на первом этаже некое помещение с загадочным названием "кубовая", кое по сути своей являлось обыкновенной кухней. Там-то мы и сготовили себе еду в количествах, явно превышающих наши едательные возможности.


Вечерний Солигалич.


Тень.

…Утро ознаменовалось приятной зимней погодой с неспешно падающим с неба пушистым снежком, а также, для некоторых невоздержанных участников экспедиции, включая вашего покорного слугу – лёгким похмельным синдромом, что весьма располагало к неспешной прогулке по заснеженным улочкам Солигалича. За ночь нападало немало снега, придав старому северному городку вид настоящей русской сказки, а заодно создав некоторые проблемы местным водителям, из-за чего наша прогулка несколько раз разнообразилась физическими упражнениями в виде выталкивания машин из сугробов. Мы даже решили, что мы – группа спасателей, прибывших в Солигалич специально для помощи водителям Костромской области. Нашим рекордом в это утро было заталкивание грузовика в заснеженную горку.






Домики Солигалича.

Среди обнаруженных нами этим утром достопримечательностей Солигалича оказались на удивление интересный и богатый краеведческий музей, древнее городище, дом с коваными балконами, а также местный житель, расчищавший снег во дворе детского сада. В разговоре с ним совершенно не мелькало настроений упадка и обречённости, нередко наблюдаемых в малых городах России. Наоборот, он был исполнен уверенности и оптимизма: "Если руки и голова есть – не пропадёшь, лес прокормит". Да и в целом в город оставил очень приятное ощущение – живёт, работает, следит за собой, поддерживает и обновляет свою исконную красоту.

Уже этим же вечером нас ждёт поезд в Москву из Галича, куда нам ещё предстоит добраться. Но единственный путь из Солигалича в Галич лежит через город Чухлому, и, хоть часть участников поездки уже бывала там ранее, мы не могли упустить возможность ещё раз побывать в этом, без преувеличения, культовом городке.


Церковь в Чухломе

По причине рано опускающейся темноты прогулка по Чухломе получилась короткой, но мы нашли любопытный объект, про который я слышал, но так и не увидел в прошлую поездку - избу-полоскальню. Это изба без пола, стоящая над незамерзающим ручьём, и, что самое интересное – до сих пор используемая по своему прямому назначению, для полоскания белья! Это какая же седая древность дожила до наших времён в этом чудо-городке… Отличие лишь в том, что жители Чухломы бельё привозят сюда теперь на машинах.


Изба-полоскальня. Машина в окне - это молодая семья приехала полоскать бельё.

Кроме избы-полоскальни, мы нашли местный кинотеатр, который вместе с афишами словно вынырнул из советских времён, и закрытую по зимнему времени пивную, порадовавшую нас забавной вывеской. Ну а когда настало время задуматься о хлебе насущном, мы традиционно направили свои стопы в Самый Крутой Кабак, который, как ни странно, не был занят ни свадьбой, ни каким-либо иным торжественным банкетом, и потому мы успешно и плотно поужинали за какую-то совершенно смешную сумму.


Кинотеатр в Чухломе.


Афиша.


Пожарное депо.


Вывеска на пивной.

Собственно, этим чухломским ужином наше путешествие фактически завершилось, ибо дальше была просто дорога домой, безо всяких приключений. Замечу только, что станция Галич лишилась колоритного деревянного вокзала с Лениным во всю стену, и получила вместо него современный каменно-стеклянный вокзал, оборудованный банкоматом, двумя котами и очень холодными железными сиденьями (что вынудило нас дооборудовать свои организмы чаем и коньяком).


Кот галичский, вокзальный.

На сей позитивной ноте я, пожалуй, закончу этот рассказ про Монзу и Чухлому. Но им не заканчивается история поездок в эти края. Чухлома так просто не отпускает!
Tags: Монза, Чухлома, железная дорога, путешествия
Subscribe

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 23 comments