Tags: Бауманка

Охламон

Студенческое

Звоню вчера своему однокурснику. Он в свое время остался на кафедре, отучился дополнительный седьмой год, потом закончил аспирантуру, защитился и сейчас уже, как я понимаю, дописывает докторскую (а я, разгильдяй, даже кандидатскую не дописал за 4 года заочной аспирантуры). В общем, звоню я ему с целью поговорить как раз таки на научную тему. А он мне: слушай, извини, не могу говорить, у жены сессия, сегодня последний день и последний шанс закрыть без хвостов. Надо же, а я и не знал, что он наконец женился.

Но хохма тут не в том, что он всё-таки женился, и не в том, что женился на своей студентке, а в том, что он закончил школу с золотой медалью и за 7 лет института не получал никаких оценок, кроме "отлично". Даже на военной кафедре. Даже по совершенно мозголомным предметам и даже у шизанутых преподов, которые заявляли, что на "отлично" знает только господь бог. То есть более круглого отличника и вообразить невозможно. А женился на двоечнице-хвоститске. И теперь закрывает хвосты, о которых в студенческое время знал только по наслышке. Воистину противоположности притягиваются.

ЗЫ ivalnick поставил бы тут тэг "гендерные войны", но у меня такого нет, а тырить некрасиво, придётся выбирать из того, что есть :)
Охламон

Над нами станция "Мир"

Коллега подогнал газету альма-матер, "Бауманец". А там статья про посвящение в студенты и про то что, нынешних козеров космонавты из космоса поздравляли.

И вспомнилось, что нас ведь на посвящении тоже поздравляли космонавты! Стоим мы, значит, во дворике, что у "ноги", много нас. Не весь первый курс, но несколько самых больших факультетов - СМ, энергеты, технологи точно были. Полный двор. Выступил ректор, потом кто-то там ещё, потом ведущий (или сам ректор, не помню уже) говорит: "А сейчас над нами пролетает станция "Мир" и с её борта вас поздравят космонавты". И несколько тысяч будущих инженеров, в том числе "космических" специальностей, синхронно поднимают головы вверх: посмотреть, где там над ними станция "Мир" пролетает.
Охламон

Зачёт!

Были сегодня с коллегой в Бауманке. Надо было проконсультироваться по некоторым производственным вопросам. Естественно, заранее всё оговорено и нас ждут. Приходим, значит, мы на нужную кафедру, встречает нас препод. Не тот, кто нам нужен, другой. Я его, кстати, вспомнил, вёл лабы у нас. Так вот, этот мужик на нас смотрит и говорит: "А, так это вы! Ага, хорошо, идёмте за мной.". Ну мы идём, проходим в аудиторию. "Садитесь". Садимся, он напротив, и начинает листать какие-то журналы и методички. Мы тем временем достаем свои бумаги. Я ещё и образцы изделий достаю, с собой привезённые. "О, так вы ещё и с железом!".

В этот момент входят два судента. Препод смотрит на них, потом на нас. Опять на них, снова на нас. "А-а, так вы не зачёт сдавать! Вы консультироваться приехали! Так вам в другую аудиторию!"

Вот так чуть не попали на сдачу зачёта на ровном месте ))) Мне, конечно, не раз говорили, что на свой возраст я не выгляжу, но всё-таки зачёт на этой кафедре я сдавал в 1997 году как-никак. Коллега сильно моложе, но тоже не студент.

А вообще как на родину съездил в альма-матер. Прикинул - 19 лет я туда езжу, ни одного года ещё не пропустил. Хоть раз, да приеду. И учился, и сам учил, и советоваться ездил, и советы давать. Всё родное там.
Охламон

Чопоры

Эта история настолько часто рассказывалась устно, что пора уже ей быть записанной.

Военная кафедра, пятый, штоле, курс. Бодрый краснорожий белобрысый майор диктует, мы записываем. Третья пара «войны» подряд, мозги отключены, существование на рефлексах. Тема – устройство ракетной шахты. Наконец-то что-то более-менее вменяемое, до этого два года изучали пролётный, ебать его, клистрон. Но – третья пара «войны» подряд , мозги работать не хотят.

Тонкий нюанс: у майора голубые петлицы, а наша гражданская специальность – стартовые комплексы ракет. В том числе те самые шахты, ага. И курс, повторюсь, пятый. То есть кой-чего в устройстве ШПУ соображают даже самые разъебаи.

Ну так вот.

Майор тычет указкой в слайд и командным голосом зачитывает:

- Позиция 1 – защитное устройство!

«Защитное устройство» - не приходя в сознание, пишут двадцать здоровых лбов, затянутых в костюмы.

- Позиция 11 – транспортно-пусковой контейнер!

«Кон-тей-нер». Коматоз наш глубок.

- Позиция -дцать – чопоры!

Ноль эмоций в зале. Чопоры так чопоры, мало ли дурацких терминов в войсках. Главное – запомнить и на рубежном контроле правильно написать.

И тут голос с задних рядов. Негромко так, но отчётливо. Видно, кто-то в себя пришёл.

- А это не «чопоры», это «4 опоры»…

Никогда в жизни не видел, чтобы люди с такой скоростью и ТАК краснели.

Как мы узнали потом, он в нескольких группах про эти чопоры успел рассказать, пока его удача не закончилась. Но потом истина восторжествовала и дезинформация потенциальных офицеров-двухягодичников была пресечена.

Охламон

Замыкая круг

Год назад я увольнялся из института. Всего, включая подготовительные курсы, посвятил я ему 17 лет. Как говорил мой приятель "Институт не школа, за 10 лет не закончишь".
Ну так вот. Попросили меня поучаствовать в комиссии по защите курсовых. А уже хвосты, все преподы - на защите дипломов, народу на раздолбаев не хватает. А в комиссию надо троих. У нас всё втроём делается. Ну вот меня и попросили, типа дембельский аккорд. А я чо, я любил преподавательскую работу, а уж защита курсача - это вообще развлекуха, если не ты защищаешь, конечно.

Ну дык вот. Защищается студиоз, и тема моя - система термостатирования. Студиоз докладывает, мы втроем внимаем.  Я смотрю в чертежи, и что же вижу? СВОИ дипломные чертежи, нарисованные в 2000-м А-каде, в далеком 2001 году. Только испохабленные за эти годы по самое некуда.Они и были-то не подарок, уж свои-то ошибки знаешь. А стало совсем никуда, сборки не собираются, вентилятор не дует. Самая хохма-то в том, что мой выпуск был первым, кто рисовал диплом в А-каде в обязательном порядке, и системы хранения дипломных работ тогда не было. Сохраниться моя работа могла только случайно. И ведь сохранилась, прошла семь круго ада, и снова вернулась ко мне, с искалеченном, но узнаваемом виде. Вот ведь как.

Круг замкнулся. Студиозу влепили заслуженный трояк, а я покинул институт, скорее всего, навсегда.