chink_ (chink_) wrote,
chink_
chink_

Categories:

Общественно полезный, производительный труд

Поскольку занят я сейчас написанием неимоверно ценных документов, полных осмысленных фраз типа "Мониторинг и измерение процессов СМК осуществляется должностными лицами - руководителями процессов СМК с целью демонстрации способности процессов достигать запланированных результатов", то волей-неволей вспоминается, чем ещё подобным приходилось заниматься.

Я даже выводов никаких из этих историй делать не хочу и привожу их просто как байки из полигонного периода своей жизни. Мало ли чем тогда приходилось заниматься - даже пустыню как-то убирал, было дело )

Рейтинг рабочей ерунды выглядит примерно так:



На первом месте - участие эргономической экспертизе комплекса разгонного блока (КРБ). Достаточно того, что ГОСТ на проведение эргономической экспертизы ракетных комплексов - секретный. А состояла эта экспертиза в том, что приехали на полигон четыре полковника из одного военного НИИ, побухали там месяц и уехали обратно, а потом выдали перечень замечаний. Перечень это был абсолютно бессмысленным, потому что в нормальном перечне всегда указывается исполнитель и сроки, а тут не было ничего этого, потому что все понимали, что денег на эти хотелки всё равно не дадут. И содержание замечаний было соответствующим: в наземной аппаратуре системы управление используются ЭЛТ-мониторы - поменять на ЖК! В помещении технического комплекса нет буфета - построить буфет! Единственное, по-моему, замечание, по которому сделали хоть что-то - это замечание об отсутствии комплекса психологической разгрузки. Тут пришлось реагировать, потому что такой комплекс оказался прописан в ТТЗ, а ТТЗ - это вам не просто так, это ЗАКОН! Техзадание на комплекс этой разгрузки выпало писать мне, ох я намучился. Требований к таким вещам нет, еле нашёл в инете (дома, естественно, какой тебе инет на работе) какой-то приказ министра обороны, устанавливающий требования к таким комплексам для лётчиков, творчески переработал и сдал. Ох орал потом на меня тогдашний начальник "полтинника" Александр Левоныч: "Что ты тут написал - "живой уголок"? Кого я тебе туда посажу, казахов, что ли наловлю по пустыне?" Ну кончилось всё хорошо - никакой комплекс психологической разгрузки, естественно, никто и не подумал создавать, а результаты эргономической экспертизы комплекса забыты на веки вечные.

На втором месте - участие в экспертиз временнЫх характеристик КРБ. Другие четыре полковника из того же, а может, другого, не помню уже, НИИ, даже не поехали на полигон, а позвонили к нам в отдел с вопросом: "Где б нам взять статистику по реальным временам выполнения операций при подготовке?". Я сказал, что на Байконуре, в такой-то комнате технички. Там хранятся подлинник журналов учёта работ (ДЖР) со всех прошедших пусков. Не, ну нафиг, мы туда не поедем, сказали полковники, и накатали документ под названием "Результаты экспертизы..." на основании официальных отчётов о пусках (которые тоже писал наш отдел), в которых честно указаны были только даты начала-окончания кампаний да даты каких-то основных событий в этих кампаниях. Они на то и официальные, эти отчёты, что выдаются высокому руководству и в них, соответственно, сплошные реляции и фанфары. То есть цена этой "экспертизе" - по определению нулевая, даже не помню, какой там был вывод - соответствует КРБ требованиям ТТЗ в части требуемого количества пусков в год или нет. А потом архив журналов сожгли, потому что не хватало места для его хранения, и истинных временнЫх характеристик не узнает уже никто.

Ну и третье место - участие в сдаче КРБ в эксплуатацию Министерству обороны. Полгода военные изучали ВСЕ документы на КРБ - а это, без преувеличения, центнеры бумаги. Только инструкций по наземной подготовке только разгонного блока - 128 штук, это три больших рабочих стола, заваленные на высоту полметра. Ну как изучали - им это всё нафиг не сдалось, и задача была - тянуть время. Вот и писали замечания типа "при работе ПОД изделием возможно выпадание инструмента внутрь двигательного отсека". Бред, а надо официально реагировать. тянулось это всё, тянулось, написали какой-то акт, а потом военные ушли с Байконура, а центнеры инструкций, переданных им на изучения, я нашёл через год на полу брошенной казармы. Так КРБ, по-моему, в эксплуатацию Минобороне и не сдан.

Tags: Байконур, байки, работа
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 4 comments