Tags: philosophy of poetry

Volf

***


***

Ночь темна но не в июне,
Волны отражают небо,
Запах города немого,
В волнах плещет до рассвета.

Дремлет лодка у причала,
Шорох ветра, крики птицы,
Навиасет мост устало,
Окон чёрные глазницы

Смотрят на меня как ружья,
В душу точно целясь.
Циркуль, проведя окружность,
На воде рисует месяц.


Peterburg, 2020
Volf

***

***

Т.

Ты помнишь, летом пели соловьи
Июнь лишь начался
И Летний сад в сирени
И глупые слова любви
Наивные без всякого сомненья

Ночь коротка, а день далёк
Мосты безлюдны
Улицы, проспекты
Касаясь неба, крыш конёк
Отсвечивает бликами рассвета

В безумьи розовом
На розу не похожа
Так искренно смеясь
Шагает девушка
Под изумлённый взгляд прохожих

В глаза пытаясь заглянуть
Мы повторяем древний путь


Leningrad, 1985 - Peterburg, 2020
Volf

***


***

Весну ограничив маем
Снег падает над Петроградом
Черёмухи белый цвет
Фонарей мёртвенный свет

В круженьи, в тумане
Вспомнишь едва ли
Звук голоса своего
Завернувшись погубже в пальто

Молча идёшь
Словно под нож
Обречённо
По набережной отрешённо

Peterburg, 2020
Volf

***


***

Вы отвечаете вопросом на вопрос,
Вам неудобен мой распрос,
Вам неудобно, очевидно.
Должно быть кто-то
Вас обидел невзначай,
Сидел, скучал, на кухне чай
Помешивал и грубо отвечал,
Ему должно быть стыдно.

April 12, 2020
Volf

Февраль


Февраль. Достать чернил и плакать!
Писать о феврале навзрыд,
Пока грохочущая слякоть
Весною черною горит.

Достать пролетку. За шесть гривен,
Чрез благовест, чрез клик колес,
Перенестись туда, где ливень
Еще шумней чернил и слез.

Где, как обугленные груши,
С деревьев тысячи грачей
Сорвутся в лужи и обрушат
Сухую грусть на дно очей.

Под ней проталины чернеют,
И ветер криками изрыт,
И чем случайней, тем вернее
Слагаются стихи навзрыд.

Борис Пастернак



Для альманаха « Лирика» Пастернак из всего хаоса накопившихся к этому времени (1914) недоработанных набросков отобрал и подготовил к печати пять стихотворений. В этом коллективном сборничке и состоялся его литературный дебют. Впоследствии вошедшим сюда стихотворением « Февраль. Достать чернил и плакать!..» он нередко открывал свои поэтические сборники.

"И чем случайней, тем вернее Слагаются стихи навзрыд."

Следует подчиняться не логике мысли, а случайным ассоциациям. На самом деле Пастернак только делает вид, что подчиняется субъективным ассоциациям. Он только имитирует запись потока сознания. Несколько раз на протяжении жизни он возвращался к стихотворению, перерабатывал и снова дорабатывал, стремясь достигнуть впечатления мгновенной легкости, иллюзии спонтанности и записи сиюминутного состояния души.

Борис Пастернак, история стихосложения
Volf

Эллегия

***

Ах горькое семя печали
Ах горькое семя разлуки
Тебя я увижу едва ли
Мои опускаются руки

Но в нас пробуждаются чувста
Которые мы позабыли
Когда мы не знали печали
Когда мы счастливые были

Плывёт по вселенной корабль
Средь звёзд ледяных и погасших
Его мы увидим едва ли
Среди метеоров упавших


Peterburg, Aprel 2020
Volf

***

***

Снег падает, кружится
из темноты
                      подобно птице,
что замерзает в зимнем утре синевы.

И реки чёрные обняли город
в проклятии своём,
                                  нас успокоят
тишиной, идущей век из века чередом.

И только ты рисуешь
всуе
        пальцем на стекле
                                          упавших ангелов,
чей силуэт затмит бой барабанов в топоте коней


St.Petersburg, 2020
Volf

***

***

Иду, глаза не поднимая
Иду, зимы не замечая
Поднявшись по мосту крутому
В снегу увижу след подковы

В снегу скользя спешат машины
Оставив след глубокий шиной
Спешат прохожие устало
Всех суетою заражая

Идёт колючий белый снег
И я как снежый человек
Иду по улице, ступая
Трамвая путь переступая


Peterburg, March, 2020
Volf

Не выходи из комнаты, не совершай ошибку...

Всеобщее сумашествие порой достигает апогея в своей бесмысленности. Огородится, забыться, слиться с городским пейзажем, что бы тебя не замечали, что бы тебя не слышали, что бы не заразили.


Иосиф Бродский


Не выходи из комнаты, не совершай ошибку.
Зачем тебе Солнце, если ты куришь Шипку?
За дверью бессмысленно всё, особенно — возглас счастья.
Только в уборную — и сразу же возвращайся.

О, не выходи из комнаты, не вызывай мотора.
Потому что пространство сделано из коридора
и кончается счётчиком. А если войдёт живая
милка, пасть разевая, выгони не раздевая.

Не выходи из комнаты; считай, что тебя продуло.
Что интересней на свете стены и стула?
Зачем выходить оттуда, куда вернёшься вечером
таким же, каким ты был, тем более — изувеченным?

О, не выходи из комнаты. Танцуй, поймав, боссанову
в пальто на голое тело, в туфлях на босу ногу.
В прихожей пахнет капустой и мазью лыжной.
Ты написал много букв; ещё одна будет лишней.

Не выходи из комнаты. О, пускай только комната
догадывается, как ты выглядишь. И вообще инкогнито
эрго сум, как заметила форме в сердцах субстанция.
Не выходи из комнаты! На улице, чай, не Франция.

Не будь дураком! Будь тем, чем другие не были.
Не выходи из комнаты! То есть дай волю мебели,
слейся лицом с обоями. Запрись и забаррикадируйся
шкафом от хроноса, космоса, эроса, расы, вируса.
Volf

***


***


Словно зеркало сорвалось вниз
Мы осколками разнесены по миру
Раплескаемся алой кровью брызг
По Парижу, Нью-Йорку, Иерусалиму

В тихой прохладе бульваров
Листая газеты, дни
Переводя гвзгляд устало
С часов на фонари

Забыв про остывший обед
Возможно вспомним мы
Что уже двадцать лет
Живём без любви

Peterburg, 2020