Tags: leningrad

Volf

***

***

Как стрелы в руке мы держим слова
Глаголы стремленья и имена
Стремясь поразить, завидев едва
Из холода сердце, из неба глаза

Peterburg, September 2020
Volf

Сон за мнгновение до пробуждения

Зашёл в офис на Мойке, рядом с Юсуповским дворцом. На улице, несмотря на июль, было пронзительно холодно и ветренно, а в офисе жарко и душно. Поговорил о делах и пошёл пешком к О. по бывшему бульвару Профсоюзов а ныне Конногвардейскому, да через Благовещенский мост. Едва успел, ибо все готовятся к военно-морскому параду (в России опять в моде люди в форме, впрочем когда было иначе) и разводят днём мосты через Неву. О. была занята, рзвлекала знакомого публициста, который зашёл посмотреть на военные корабли. Журналист рассказывал, что как хорошо, что есть возможность развлечься людям после карантина, а я про себя думал, что было бы лучше вернуть людям потерянную работу и возможность выезжать за границу. Но промолчал, ибо канадцы приучили меня не только любить свободу но и уважать чжое мнение, даже если оно неправильное с моей точки зрения. Я себя почувствовал не у дел и пошёл готовиться к рабочей онлайн встрече, назначенной на вечер. Потом всё же присоеденился к компании и мы пошли к Неве. Теплее не стало и я совершенно замёрз но идти обратно было поздно и неудобно. Прогулялись по набережной, в пятничный вечер пришло много горожан. Всех интересовали военные корабли и никто не обращал внимание на памятный знак "Философскому параходу" - символ изгнания из России свободы мысли да и вообще свободы в 1922 году. Событиям без малого сто лет но актуально как никогда. Потом вернулись домой к О., я засел за слайды и таблицы. Внезапно квартиру сотряс гул и грохот, прямо над нами на малой высоте прошли строем тяжёлые армейские самолёты. Запахло керосином и я вспомнил два года, проведённые в армейской авиации 35 лет назад вместо учёбы в университете, кто нас тогда спрашивал что мы хотим. А потом наступила тишина и только цветной дым от флаеров напоминал о пролетевших машинах. Я вернулся к работе и погрузился в собственные мысли и незаконченный проект.




Collapse )
Volf

1 Июля.

У канадцев традиционно день независимости, гуляют, но и мы не хуже. Отложив все дела и не пойдя на выборы, решение которых было предрешено и принято не нами заполгода вперёт, собрал вещи и с О. поехали за сотню вёрст на её старую дачу, там где течёт река Луга и красивейшие пейзажи и озёра, о которых писал ещё Пушкин. Дорога нас встретила ненастьем, ливень скрывал дорогу а порывы ветра раскачивали двухтонный джип на скоротстном шоссе. Но добрались на удивление быстро, купив по дороге удивительно вкусный гатчинский хлеб. Почему в Питере, при всё его многообразии, не пекут такой, я не знаю.

Дача нас встретила тишиной и туманом после дождя, травой по пояс и огромными лопухами, окружаюшими веранду. Огромные кадки с петуньями, с их удушающе горьким запахом, придавали дому совершенно забытый вид. За три дня без интернета и даже сотовой связи мы совсем одичали от городской суеты и выпали из времени и пространства. Съездили на святой источник за ключевой водой, любовались лесной дорогой, речными пейзажами и заброшенными полями.

На следующий день ездили купаться в лесном озере и побродить по лесу. Почти не было людей. После жары наступила прохлада но грибов ещё нет, только крохотная земляника под ногами. Нашли несколько подосиновиков, десяток лисичек и огромный белый гриб почти в килограм весу. Грибной сезон только начинается.

По вечерам пили чай и израильское вино с верхней Галилеи, которое я чудом успел привезти прямо перед сумашествием с чёрновирусом. Вино немного горчило а потом горчинка ушла и остался только тёрпкий вкус и аромат позапрошлого лета. Цветы шиповника в банке на столе напомнили мне прабабушкин дом и как она ставила их в маленькую взочку на круглом деревянном, столетнем, дубовом столе. И их аромат тихо наполнял гостинную, под звон стрекоз за окном в жаркий летний полдень.

Потом приехали родственники О., мы обменялись авто и уже на маленькой городской машине поехали обратно в город. Всю дорогу нам навстречу нёсся поток машин, унося питерцев от жаркого, шумного города в тишину. А мы вернулись обратно к городской суете, университету и недописанным статьям. Ощущение что прошёл месяц а не несколько дней посреди недели.





Collapse )
Volf

***


***

Ночь темна но не в июне,
Волны отражают небо,
Запах города немого,
В волнах плещет до рассвета.

Дремлет лодка у причала,
Шорох ветра, крики птицы,
Навиасет мост устало,
Окон чёрные глазницы

Смотрят на меня как ружья,
В душу точно целясь.
Циркуль, проведя окружность,
На воде рисует месяц.


Peterburg, 2020
Volf

***

***

Т.

Ты помнишь, летом пели соловьи
Июнь лишь начался
И Летний сад в сирени
И глупые слова любви
Наивные без всякого сомненья

Ночь коротка, а день далёк
Мосты безлюдны
Улицы, проспекты
Касаясь неба, крыш конёк
Отсвечивает бликами рассвета

В безумьи розовом
На розу не похожа
Так искренно смеясь
Шагает девушка
Под изумлённый взгляд прохожих

В глаза пытаясь заглянуть
Мы повторяем древний путь


Leningrad, 1985 - Peterburg, 2020
Volf

Май, 28

Вчера в Петербурге была отличная погода, +22 тихо и солнце целый день. Мы весь день провели в клинике и вернулись домой только поздно вечером. Ветврач сделал всё что было возможно и даже чуточку больше но оказался абсолютно корректен в своих прогнозах и я не спорил. Ночью собака выпила воды, уснула и больше не проснулась. День в день как 17 лет назад наша питерская колли в Хайфе так и нынешняя хайфская спаниэлька-пойнтер в Питере, верно объехала с нами полсвета. Рано утром я ушёл на дежурство а Михаэль поехал с собакой на дачу в деревню со смешным названием Дони, где лес сбегает с холмов и шумит клён и берёзы вдоль ограды. Нам будет не хватать твоей любви к нашему возвращению домой, осенним прогулкам, бутербродам и согретого за ночь пола возле дивана. Пусто, как будто что-то важное вычли из пространства-мирозданья.




(без названия)
Volf

***


***

Весну ограничив маем
Снег падает над Петроградом
Черёмухи белый цвет
Фонарей мёртвенный свет

В круженьи, в тумане
Вспомнишь едва ли
Звук голоса своего
Завернувшись погубже в пальто

Молча идёшь
Словно под нож
Обречённо
По набережной отрешённо

Peterburg, 2020
Volf

19 Мая

Сегодня праздник у ребят -
Ликует пионерия!
Сегодня в гости к нам пришёл
Лаврений Палыч Берия!

(народный фольклёр)

Мои одноклассники из Физтеха устроили вчера флешмоб в фейсбуке (да, я там тоже бываю хоть и не пишу) по поводу дня пионеров СССР. Смотрится, мягко говоря странно, когда пятидесятилетние толстые дядьки и тётки оттанцовывают в шортиках и пионерских галстуках. Другая залепила фоточки из середины 1970-х, приём в пионеры и испуганный взгляд непойми от чего, может фотограф был не в духе. К Физтеху у меня всегда было настороженное отношение в плане прокомунистичесской лояльности, народ поумнее свалил в дальние страны за нобелевскими премиями а кто твёрд духом тот остался стоять на страже мира и готовиться к войне, как пел Галич, при этом имея недвижимость в Испании и попивая вино в Каталонии во время всемирного сумашествия карантина.

В Питере между тем была хорошая погода, зашёл в гости к О, смотрели из окна на памятник Клодту и одиноких лошадок, гуляющих в закрытом парке позади Академии Художеств. Ощущение что попал в безвременье. Когда пошёл домой то мне позвонил приятель из Оттавы и я показал ему Питер, пройдя пешком с Васильевского на Спасский, через мост Шмиддта, того самого чьи дети искали счастье в Романе Ильфа и Петрова, по Конногвардейскому бульвару с робкой зеленью, Исакий, Мойка, Синий и Красный мосты и горбатый каменный мост 18 века, где ночь, улица, фонарь, аптека, рябь канала и прямо в нашу мрачную досстоевщину у Сенной. Позади нас остался дом на Гороховой 2, где чекисты начинали своё мрачное дело, на что мы дружно заметили - сволочи! Владимир посмотрел на мозаику на полу и сказал что она должна помнить времена когда ещё не было Шариковых, на что я ответил - о, да!

А ночью опять заморосил холодный мелкий питерский дождь до утра.





Volf

Wake up

Ночной Питер безмолвен, нет машин, нет прохохих, не горят фонари. Середина мая и белые ночи а ощущение как во время войны.

Нас пытаются заключить в новую реальность полную страха и недоверия к окружающим - стой, не подходи, может ты заразный! Сиди дома, не смей на меня дышать! Мы ещё не скоро избавимся от этого подсознательного ужаса перед представителями своего же биологичского вида. Как мир после 9-11 никогда не будет прежним с нынешней вездесущей параноей и заглядыванием в штаны при входе в аэропорт или станцию сабвея в Петербуржском метро. Мы должны противостоять реакции развернувшей общество.

Когда-то мы были уверенны что с падением СССР несвобода навсегда ушла. Короткий глоток свободы в конце прошлого века всё ещё бударажит наши умы. Но наши дети не понимают нас, им происходящее кажется естественным мироустройством, так всегда было, есть и будет при их жизни. Кто не согласен тот отщепенец, чемодн, вокзал, только вот куда, в какую жизнь.

Кажется ещё немного и мираж рассыпется как перемешанный пазл, и опять будет видна чистая скатерть стола с красивым узором, вышитым прабабушкой в 19 веке. И по центру поставим простую стекляную вазу с цветами сирени из сада. И вздохнём свободно полной грудью весь весенний аромат запоздалой весны.