Tags: israel

Volf

Немного истории

После долгой болезни сегодня проснулся рано утром невыспавшимся но совершенно здоровым. Удивительное чувство лёгкости бытия. Долго гулял с собакой по тёмному, пустому двору и пытался увидеть звёзды, но бесполезно, которую неделю город накрыт мрачной зимней пеленой. Вроде ещё пока ноябрь но солнце скорее всего покажется только в феврале после крещенских морозов.

В Питер пришла ранняя зима и отступила. Сад замёрз. С трудом перевернул бочки с водой покрытые льдом. Спиленный клён так и лежит неубранным. Надо бы найти время и сложить дрова в поленницу. А зимы всё нет и осень с заморозками становится невыносимой. То чувство ожидания весны когда ещё зима даже не думает начинаться. На Конногвардейском бульваре повесили зимние украшения, первый признак приближающегося Нового года, наверно единственный русский праздник когда не задаёшь вопросов зачем и почему.

В Израильском консульстве неожиданно кончилась забастовка и нам удалось продлить паспорт для Михаэля. Пока читал сообщения консульства узнал про встречу представителей музея Жаботинского в университете. Из любопытства решил заглянуть. Профессор истории из иерусалимского университета и директор музея прекрасно говорили по английски и слова переводчика я пропускал мимо ушей. Пришли студенты философы с горящим взором и распрашивали о возможности равенства современного израильского общества и почему в шубботу нет общественного транспорта. Им оппонировал прекрасно говорящий по-русски Ариэль Бульштейн, помошник Беньямина Нетаньягу. В обычной жизни с такими людьми никогда не пересечёшся но в университете всё возможно.

Ариэль что-то говорил с профессиональным адвокатским красноречием про равенство и права религиозного меньшинства. А я с грустью вспомнил слова моего приятелся друза с которым, будучи студентом, подрабатывал в охране огромного торгового центра в Хайфе - אין שוויון בארץ, мол нет у нас равенства. Потом исполнительный директор, бывший полковник израильской рзаведки передал исторические документы кафедре иудаистики. Высокий у худой как палка, сохранивший военную выправку, произносил отрывистые английские фразы как будто по привычке отдавал приказы. Я всегда удивлялся подобной метаморфозе, когда бывшие высокопоставленые военные находят себе хорошо оплачиваемую, удобную и необременительную гражданскую службу.



Collapse )
Volf

Июнь, лето

Я ради лета купил светлые парусиновые туфли. Непрактично зато в жару приятно. И льняная рубашка и такие же брюки и бежевый картуз впридачу, иду как дэнди, плыву по питерской жаре, ища тень и прохладу.

Позвонил в Хайфу старинному приятелю, в Питере в университете он был Владимиром а в Хайфе стал Зеевом, обычное дело. Мы вместе учились в аспирантуре, он остался работать на кафедре а я уехал в Оттаву. Приятель весел и оптимистичен, хотяи денег как всегда не особо и из хайфского университета его всё же выжили выходцы из кибуца, товарищи с именем вроде Саги хотя имя им легион. Приятель преподаёт в разных коледжах и пишет статьи по математике и популяционной генетике, собственно за консультацией по этой теме я ему и позвонил. У приятеля шесть детей, старшие ездят в хабадскую школу в Кирьят-Ям что напротив бывшего дома моих родителей, и Средиземное море плещет совсем рядом, младшие же дети спят на нашей двухэтажной кроватке, в которой спали Михаэль и Сонька а потом по отъезду в Канаду мы подарили эту кроватку приятелю. И мне эта кроватка досталась не новой, я купил её за 50 шекелей у весёлой русской женщины на Адаре, на улице Аленби в старинном арабском доме прямо напротив бывшего тогда там русского консульства. Потом под радостное любопытство детей я эту кроватку реставрировал, покрывал мебельным лаком и разделял огромный двуспальный пружинный матрац надвое. Жизнь течёт но некоторые вещи вечы.
Volf

Ноябрь

Всем спасибо за поздравления, так трогательно.

Бывший шеф поздравил с днём рождения и написал что ему позвонил наш общий знакомый профессор математики и сообщил что умер Алик Заболинский. Как принято у евреев похороны в тот же день. Мы с Аликом вместе учились в аспирантуре. В перерыве спускались в университетский дворик, брали кофе и усаживались за столик среди зарослей бамбука. Алик курил какой-то особый табак, закручивал специальной машинкой самодельные сигареты и угощал меня. Тогда ещё можно было курить в кафе в университете да и в любом кафе в Израиле. Неспеша под сигаретный дым и среднезимноморский бриз шёл разговор за науку и жизнь. Алик и его жена Маша известные сионисты, Маша представитель сионистского форума. Они приходили к нам в гости пешком в шабат и приносили израильское вино. Когда я уже защитил диссертацию а Алик ещё нет они поженились. Свадьба была весёлая и шумная в Кдумим, самом центре Самарии, восстановленном в 19 веке древнем еврейском поселении которому пара тысяч лет. Ехали мы в бронированном автобусе, женщины надели шляпки а мужчины кипы и всю дорогу сравнивли чей Глок лучше и надёжнее. Непередаваемый израильский колорит. По краям дороги росли маслины, древние как сама израильская земля. Не удивлюсь если некоторые из этих деревьев ровестники храма. Свадьба была в поселении но кольцами Алик с Машей обменялись на храмовой горе, там же равин прочитал молитву. Вещь по израильским меркам неслыханная, ибо полиция держит это место закрытым, тем более для таких знаковых событий. Потом к нам присоеденились хабадники из соседней ешивы и устроили настоящие хасидские пляски. Кажется всё это было вчера.

А в Оттаве тем временем идёт ледяной дождь переходящий в снег, трава, деревья и дороги покрылись льдом и очень похоже на начало зимы. Совсем скоро лететь в Питер, где такая погода держится почти всю зиму но снег в отличии от Оттавы не спешат убирать, по принципу может сам растает.

Лена купила мне модный пиджак цвета гризайл, мол будешь надевать когда пригласят на интервью. Я думаю это не главное но всё же. Зашёл в гости Давид, посмотрел на обновку и сказал cool. Пригласил нас в Colonnade Pizza, симпатичный итальянский ресторан который в прошлом году отстроили на месте яблоневой аллеи. Кажется совсем недавно приехал в Оттаву а город изменился на моих глазах. В зале маленькие деревянные столики а на стенах итальянские пейзажи. Пица выше всяких похвал, пока ждали заказ пили кофе в гордом одиночестве. Похоже из-за погоды публика решила повременить до вечера.
Volf

Документальное

Мы по нищебродски скатались на велике в израильское консульство, в общем-то по времени это как на автобусе. Но погода всё ещё хорошая, почему бы и нет. Израильское консульство на следующий день выдало новые паспорта без особых проблем но только на два и три года. При этом это же консульство раньше выдавало на пять лет а мне даже на 10. Ходят слухи что не любят выдавать паспорта тем кто долго живёт за границей. У русских волокита и формализм страшный, ждать три месяца но выдали абсолютно всем на 10 лет хотя мы не живём в России почти 20 лет. Сию логику я не понимаю.
Volf

Судный день

После еврейского нового года рош ашана, случающегося сентябре в новолуние, наступает период йомэй слихот, дни прощения, когда евреи ходят и просят прощение у всех кого могли вольно или невольно обидеть, читают особые молитвы и готовятся к судному дню, который наступает через десять дней. В этот день окончательно решается судьба человека на следующий год и делается соотвествующая запись в книге судеб, что конечно в душе религиозного человека вызывает трепет и страх. В этот день нельзя есть и пить, множество иных вещей повседневной жизни и конечно работать, Израиль буквально замирает и превращается в призрачную страну с пустыми улицами и шоссе. В Канаде жизнь продолжается но евреи в этот день не смешиваются с остальными жителями, каждый в меру своей религиозности, кто-то вообще никак, кто-то зайдёт в синагогу а кто-то проведёт весь день в молитвах. Текущий год был непростой а следующий скорее всего принесёт новые испытания, которые надемся пройти без особых потерь. Желаю всем вам хорошей записи на следующий год, гмар хатима това.
Volf

Туда - сюда.

Командир самолёта бодро объявил что в Питере чудесная погода, -3 и лёгкий снег. В Израиле тепло и уютно, но надо ехать в заснеженный Питер а потом в Оттаву.

IMG_1275s
Collapse )
Volf

Из Петербурга в Хайфу

Израиль встретил меня тёплым, сухим ветром и лесными пожарами, в стране вторую неделю дует суховей из Сахары. Влажность упала до 11% и абсолютно всё высохло. Даже электричку из аэропорта задержали но потом всех пропустили. Иврит звучит как музыка, я его оказывается совсем не забыл за эти годы. Полно солдат возвращающихся домой - сидят по несколько человек в кресле, автоматы в пирамиде что бы не побиться, о чём-то весело болтают - эйзе гевер ата - ну что ты за мужик! - и все ржут. Стройная блондинка с выбитой короной принцессы за ухом и в песочной форме военно-морских сил о чём-то говорит с мамой по телефону по-русски, автомат за плечом почти в её рост и такого же размера бэк-пак - армейский рюкзак. Очень много русской речи среди молодёжи, такого не было в 1990-х. Всё знакомо и узнаваемо до мелочей.


Самолёт в клетке, символично.

IMG_1077s
Collapse )
Volf

Grand Canyon in Israel

Раньше около нашего дома была одна небольшая дорога и совершенно тихое место. По ночам я возвращался с работы, бодро поднимаясь в гору, так как автобусы после полуночи не ходили. После ливанской войны, которая случилась ровно 10 лет назад, в Хайфу пришли дикие кабаны в поисках воды. Иногда они преграждали мне дорогу и приходилось их обходить стороной. Сейчас место конечно не узнать.

Вот такие там были виды

Фото007

А так всё начиналось

Фото008

И волос на моей голове было значительно больше

Фото006

Под горой Кармель пробили тунель, спасибо китайским рабочим, построили несколько новых дорог и совершенно запутанную систему мостов. Самые интересные виды оказались под торговым комплексом с гордым именем Grand Canyon - огромые панорамные окна с видом на подземную часть скалы.