Tags: family

Volf

2021

Год болезни. И не из-за эпидемии короновируса я бы так назвал этот год. И то, что мы завершили его с ясным рассудком и робкой надеждой, в этом есть некое чудо, в которое хочется верить. Шелестит календарь своими листьями, бытовали такие когда-то а может и сейчас кое-где встречаются. Число, месяц, год, отрываешь листок а под ним следующий день. А на обороте какой-нибудь текст про памятную дату в этот день или рецепт, можно вклеить в тетрадку и прочесть спустя 50 лет.
Не ставил ёлки с 2016 года, переезд и все такое. А тут достал пыльную коробку с антресолей, не открывал её много лет. Ёлочные игрушки, завёрнутые в пожелтевшую газету Петербургские ведомости за 1992 год, президент Ельцин подписал указ о вкладышe русского гражданства в советские паспорта. Кто бы мог подумать, как всё изменится за это время, и не в лучшую сторону. Мне иногда кажется, что я так и остался мысленно где-то там, на рубеже веков, отказываясь принимать современную действиельность. Но лучше поклоняться данности с глубокими её могилами, которые потом, за давностью, покажутся такими милыми. Нет, могу заметить, не лучше. Лучше продолжать жить своей жизнью с её ошибками, стремясь к лучшему. С правом на надежду. С верою в любовь.
Новый год, падает мокрый снег, тихо и темно. Давид позвонил из Оттавы а Франк из Майями, родственники шлют открытки из Буэнос Айреса, одноклассники из Киргизии. Пахнет рождественским пирогом и домашним вином. Хочется выйти в эту темноту за окном и идти под падающим и сразу тающим снегом и смотреть как тают снежинки в облачке пара, вырывающегося изо рта.

Всех с Новым годом.




Volf

Немного прошлого

Лет 30 назад, когда жена работала в реставрационном отделе РНБ, заказал у реставраторов маленькую записную книжку для тёти, тётя работала главредом в газете. Кожанный переплёт, тиснение с позолотой, край книжки оформили муаровым рисунком как в старых книгах. В прошлом году заехал к тёте в гости, книжка так и лежит нетронутой, красивая, как оказалось бессмысленная, маленькая вещица из прошлого. Пустые, чистые страницы, как наша жизнь.
Volf

1 Июля.

У канадцев традиционно день независимости, гуляют, но и мы не хуже. Отложив все дела и не пойдя на выборы, решение которых было предрешено и принято не нами заполгода вперёт, собрал вещи и с О. поехали за сотню вёрст на её старую дачу, там где течёт река Луга и красивейшие пейзажи и озёра, о которых писал ещё Пушкин. Дорога нас встретила ненастьем, ливень скрывал дорогу а порывы ветра раскачивали двухтонный джип на скоротстном шоссе. Но добрались на удивление быстро, купив по дороге удивительно вкусный гатчинский хлеб. Почему в Питере, при всё его многообразии, не пекут такой, я не знаю.

Дача нас встретила тишиной и туманом после дождя, травой по пояс и огромными лопухами, окружаюшими веранду. Огромные кадки с петуньями, с их удушающе горьким запахом, придавали дому совершенно забытый вид. За три дня без интернета и даже сотовой связи мы совсем одичали от городской суеты и выпали из времени и пространства. Съездили на святой источник за ключевой водой, любовались лесной дорогой, речными пейзажами и заброшенными полями.

На следующий день ездили купаться в лесном озере и побродить по лесу. Почти не было людей. После жары наступила прохлада но грибов ещё нет, только крохотная земляника под ногами. Нашли несколько подосиновиков, десяток лисичек и огромный белый гриб почти в килограм весу. Грибной сезон только начинается.

По вечерам пили чай и израильское вино с верхней Галилеи, которое я чудом успел привезти прямо перед сумашествием с чёрновирусом. Вино немного горчило а потом горчинка ушла и остался только тёрпкий вкус и аромат позапрошлого лета. Цветы шиповника в банке на столе напомнили мне прабабушкин дом и как она ставила их в маленькую взочку на круглом деревянном, столетнем, дубовом столе. И их аромат тихо наполнял гостинную, под звон стрекоз за окном в жаркий летний полдень.

Потом приехали родственники О., мы обменялись авто и уже на маленькой городской машине поехали обратно в город. Всю дорогу нам навстречу нёсся поток машин, унося питерцев от жаркого, шумного города в тишину. А мы вернулись обратно к городской суете, университету и недописанным статьям. Ощущение что прошёл месяц а не несколько дней посреди недели.





Collapse )
Volf

Май, 28

Вчера в Петербурге была отличная погода, +22 тихо и солнце целый день. Мы весь день провели в клинике и вернулись домой только поздно вечером. Ветврач сделал всё что было возможно и даже чуточку больше но оказался абсолютно корректен в своих прогнозах и я не спорил. Ночью собака выпила воды, уснула и больше не проснулась. День в день как 17 лет назад наша питерская колли в Хайфе так и нынешняя хайфская спаниэлька-пойнтер в Питере, верно объехала с нами полсвета. Рано утром я ушёл на дежурство а Михаэль поехал с собакой на дачу в деревню со смешным названием Дони, где лес сбегает с холмов и шумит клён и берёзы вдоль ограды. Нам будет не хватать твоей любви к нашему возвращению домой, осенним прогулкам, бутербродам и согретого за ночь пола возле дивана. Пусто, как будто что-то важное вычли из пространства-мирозданья.




(без названия)
Volf

Отпускное

Я скопировал на лаптоп данные дя статьи, взял двух детей и уехал в глухую провинцию до сентября. Тут не ходят поезда, не слышно гула самолётов, даже на реке исчезли моторные лодки. Город у самой границы России, Украины и Белорусии, когда-то принадлежал Черниговской губерне, откуда и перевелись со службы предки, после революции отошёл к Западной области, кто теперь её помнит, а после войны перешёл к Брянску. А люди остались. Тишина и умиротворение. Огромный сад и столетний деревянный дом а интернет только с мобильного телефона. У Соньки и Михаэля теперь свои комнаты а у меня свой рабочий кабинет с сохранившейся с 19 века мебелью и портретами предков. Лето как будто и не уходило, днём +28 а ночи прохладны и полны звёзд, которые не видны в большом городе. Мы ходим на реку, собираем тёмно-красные сладкие помидоры и пьём молоко, которое наши соседи сами надаивают с их коровы. Городу 400 лет и он всё так же спит, деревянная архитектура с редкими вкраплениями столь же старых кирпичных зданий. Никуда не хочется возвращаться.


Collapse )
Volf

Пока цветёт иван-чай


Пока цветет иван-чай
пока цветет иван-чай
мне не нужно других книг кроме тебя
мне не нужно, мне не нужно

БГ



Поехали на дачу с Михаэлем. Ему на удивление понравилась наша северная природа, израильский мальчик выросший в Канаде. Возили воду из пруда и выпускали обратно тритонов, выгребали тридцатилетний мусор скопившийся в летнем домике, стриги траву и собирали землянику, ту которой красивей и слаще нет. А потом упали на свежескошенную траву и неожиданно наступила тишина, только ветер гонит облака в вышине да поют цикады. Захотелось сбежать из древнего, каменного города, от двух работ, людей и раскалённой булыжной мостовой в Апраксином переулке. Только вдвоём, а в небе плывут облака, а в полях цветёт иван чай да колышится камыш у берега реки.



Collapse )
Volf

Vu iz dos gesele (Где эта улица)

Помню в детстве мне бывало
Эту песню напевала
Это кошка, это мышка
Это лагерь это вышка
Это время тихой сапой
Убивает маму с папой


Всё детство до самой школы я прожил с бабушкой. Когда у неё было хорошее насторние она пела мне песни перед сном, иногда на идише, иногда революционные, революцонные я запомнил а идиш забыл, помню лишь журналы советиш геймланд, наша советская родина, убившая деда, и вот это всё как-то сосуществовало вместе.





וווּ איז דאָס געסעלע
וווּ איז די שטוב
וווּ איז דאָס מיידעלע
וועמען כ'האָב ליב
אָט איז דאָס געסעלע
אָט איז די שטוב
אָט איז דאָס מיידעלע
וועמען כ'האָב ליב

וווּ איז דאָס טייַכעלע
וווּ איז די מיל
וווּ איז דאָס דערפֿעלע
וווּ איז די שיל
אָט איז דאָס טייַכעלע
אָט איז די מיל
אָט איז דאָס דערפֿעלע
אָט איז די שיל

אַרייַן אין דעם שטיבעלע
מייַן ווייטיק איז גרויס
אַלץ איז געבליבן
אַ חלום נאָר בלויז
נישטאָ מער דאָס געסעלע
נישטאָ מער די שטוב
נישטאָ מער דאָס מיידעלע
וועמען כ'האָב ליב
Volf

Октябрь

Как-то зябко по утрам, через день моросят дожди, осенний Петербург хмур и сер. Собака нехотя обходит двор, нюхая деревья и пустой газон без цветов. Тем временем в Калгари в Канаде уже выпал первый снег. У Давида приятель в фейсбуке прокоментировал - At least someone's happy! Купил саженец яблони, поздний зимний сорт, в выходные поеду посажу и соберу последние осенние яблоки. Те которые собрали стоят в пластиковых вёдрах на подоконнике, там прохладно. Дома тепло, приготовил плов, аромат на весь дом. Из-за дня учителя детей пораньше отпустили домой, чему они конечно рады, пришли на кухню и ждут когда всё приготовится.
Volf

Сентябрь

Сентябрь, полетели первые жёлтые листья, началась школа и новые хлопоты. настроение у всех на удивление хорошее. Торты ленинградской кондитории "Север" по прежнему хороши как и 30 лет назад. Только теперь не надо идти на Невский и стоять в очереди а можно купить в гастрономе прямо на Сенной около дома.