Category: цветы

Category was added automatically. Read all entries about "цветы".

Volf

***

***

Т.

Ты помнишь, летом пели соловьи
Июнь лишь начался
И Летний сад в сирени
И глупые слова любви
Наивные без всякого сомненья

Ночь коротка, а день далёк
Мосты безлюдны
Улицы, проспекты
Касаясь неба, крыш конёк
Отсвечивает бликами рассвета

В безумьи розовом
На розу не похожа
Так искренно смеясь
Шагает девушка
Под изумлённый взгляд прохожих

В глаза пытаясь заглянуть
Мы повторяем древний путь


Leningrad, 1985 - Peterburg, 2020
Volf

Маки

В Питере удивительно хорошее лето, разлито солнце, отцветает сирень и каштаны и одуряющий запах по вечерам. На даче цветёт привезённая из Канады земляника, тюльпаны и дикие маки. Родители рассказывали что раньше на Исык-Куле выращивали опиумный мак. Едешь по дороге, с одной стороны голубое озеро, с другой всё алое до самых гор а сверху белеет снег. Когда я вижу маковые поля то всегда вспоминаю Марину Цветаеву и её строки, написанные ею в 20 лет:



***

Идешь, на меня похожий,
Глаза устремляя вниз.
Я их опускала — тоже!
Прохожий, остановись!

Прочти — слепоты куриной
И маков набрав букет,
Что звали меня Мариной
И сколько мне было лет.

Не думай, что здесь — могила,
Что я появлюсь, грозя...
Я слишком сама любила
Смеяться, когда нельзя!

И кровь приливала к коже,
И кудри мои вились...
Я тоже была прохожий!
Прохожий, остановись!

Сорви себе стебель дикий
И ягоду ему вслед, -
Кладбищенской земляники
Крупнее и слаще нет.

Но только не стой угрюмо,
Главу опустив на грудь,
Легко обо мне подумай,
Легко обо мне забудь.

Как луч тебя освещает!
Ты весь в золотой пыли...
- И пусть тебя не смущает
Мой голос из под земли.

3 мая 1913



Несбыточные стихи. Прошло почти 80 лет со дня её смерти а мы так и не знаем где же её могила.

Я бы хотела лежать на тарусском хлыстовском кладбище, под кустом бузины, в одной из тех могил с серебряным голубем, где растет самая красная и крупная в наших местах земляника. Но если это несбыточно, если не только мне там не лежать, но и кладбища того уж нет, я бы хотела, чтобы на одном из тех холмов, которыми Кирилловны шли к нам в Песочное, а мы к ним в Тарусу, поставили, с тарусской каменоломни, камень: „Здесь хотела бы лежать Марина Цветаева“... Здесь, во Франции, и тени моей не останется. Таруса, Коктебель, да чешские деревни — вот места души моей.

Мне попался томик её стихов в бабушкином доме в библиотеке отца. Кавказ, жаркое лето и только ночью приходила прохлада. Я сидел далеко за полночь у открытого окна и с удивлением открывал для себя абсолютно новый мир поэзии после мёртвой и засушенной школьной литературы.
Volf

Реали

Стандартный канадский потолок 8 футов с довоенных времён и особому дизайну слабо поддаётся. В 1999 году в нашей первой хайфской квартире времён английского мандата были потолки 12 футов, это была вещь вкупе с узкими высокими окнами и видом на Средиземное море в обрамлении акаций. К этому шли каменная плитка на полу, огромный балкон, окна, двери и мебель соответствующих времён, настоящий незамутнённый бахауз. И нам это нравилось, хорошо быть молодым.

Balkon_adar