Category: фантастика

Category was added automatically. Read all entries about "фантастика".

Volf

22 апреля

Входит Гоголь в бескозырке, рядом с ним -
                                                                          меццо-сопрано.
В продуктовом - кот наплакал; бродят крысы,
                                                                              бакалея.
Пряча твердый рог в каракуль, некто в брюках
                                                                                из барана
превращается в тирана на трибуне мавзолея.
Говорят лихие люди, что внутри, разочарован
под конец, как фиш на блюде, труп лежит
                                                                        нафарширован.
Хорошо, утратив речь,
Встать с винтовкой гроб стеречь.


В конце 1960-х годов родители по распределению переехали из Одессы в Киргизию. Представляю их разочарование - после чёрноморского города попасть на край мира, куда на поезде ехать три-четыре дня. Центр города застроен саманными домами и пыльные переулки, никогда не знавшие ни былыжика ни тем более асфальта. Я ещё помню эти домики из глины, соломы и навоза, стоящие в центре города прямо напротив горисполкома, туалеты во дворе и колонка с водой на улице, вот и все удобства. И повальная советская провинциальная бедность вкупе с полупустыми магазинами. Мама расказывала что в ожидании к 100 юбилею Ленина в 1970 году ожидали хоть какого-то разнообразия. Но в общем-то ничего не изменилось в тот год. Я приехал к родителям двумя годами позже и помню свои походы в магазин за хлебом - круглый белый хлеб на полках и молоко в стеклянных бутылках, за которым меня посылали. Да ряды трёхлитровых банок с соком и пачки красного перца по 10 копеек, который никто не хотел брать. Сейчас люди живут несравнимо лучше, но если кто скучает по прежним временам то есть шанс что после эпидемии колесо истории может открутиться немного назад.
Volf

есть люди - Ветер

Когда я зол на себя и полон энергии то я ветер и это правда, как я хочу освободиться от всего земного что опутало и удерживает меня, тысячи нитей жадно тянутся ко мне не давая взлететь, нити чувств, любви, дружбы, долга и обязательств, обычной рутины и обстоятельств времени и места. И только истинное чувство безграничого познания всегда будет верно манить вперед. В такие моменты хочется освободить себя от всего сущего.
Collapse )
Volf

О жестокости

Наверно я жестокий человек, но когда тебя пытаются убить жалость непозволительная роскошь. Мне не жалко ливанских детей, мне не жалко страдающих ливанцев. Я переживаю за своих близких и своих друзей. Мне наплевать сколько там погибнет ливанцев, когда снаряды падают на мой дом. Так же как советским людям, англичанам или американцам было наплевать, сколько мирного населения погибнет в Германии, когда они бомбили и сжигали немецкие города. Это война и то, что сейчас происходит называется защитой и возмездием. Ливан как и его организация Хизбола наш враг, коим он остается на пртяжении более полувека.