Category: музыка

Category was added automatically. Read all entries about "музыка".

Volf

Wake up

Ночной Питер безмолвен, нет машин, нет прохохих, не горят фонари. Середина мая и белые ночи а ощущение как во время войны.

Нас пытаются заключить в новую реальность полную страха и недоверия к окружающим - стой, не подходи, может ты заразный! Сиди дома, не смей на меня дышать! Мы ещё не скоро избавимся от этого подсознательного ужаса перед представителями своего же биологичского вида. Как мир после 9-11 никогда не будет прежним с нынешней вездесущей параноей и заглядыванием в штаны при входе в аэропорт или станцию сабвея в Петербуржском метро. Мы должны противостоять реакции развернувшей общество.

Когда-то мы были уверенны что с падением СССР несвобода навсегда ушла. Короткий глоток свободы в конце прошлого века всё ещё бударажит наши умы. Но наши дети не понимают нас, им происходящее кажется естественным мироустройством, так всегда было, есть и будет при их жизни. Кто не согласен тот отщепенец, чемодн, вокзал, только вот куда, в какую жизнь.

Кажется ещё немного и мираж рассыпется как перемешанный пазл, и опять будет видна чистая скатерть стола с красивым узором, вышитым прабабушкой в 19 веке. И по центру поставим простую стекляную вазу с цветами сирени из сада. И вздохнём свободно полной грудью весь весенний аромат запоздалой весны.



Volf

Leningrad - Odessa

Всё стабильно в своей нестабильности
И партийно в своей беспартийности
Равнодушно своей беспринципностью
Окружая своей безразличностью






Послушал короткий ролик радио Свобода (пока ещё разрешено в России но мы то помним, да). Студенты вышли к парламенту и встали в пикеты, протестуя против конституционного переворота. Их единицы. И я вспомнил песню Гребенщикова которую он пел в 1987 году, я как раз демебилизовался из армии в Одессе и возвращался обратно в Ленинград. Ничего не изменилось.


Мы молчали как цуцики пока шла торговля всем,
что только можно продать, включая наших детей.

Наши отцы никогда не солгут нам, они не умеют лгать
как волк не может есть мясо а птицы не могут летать.


Volf

Сочельник

Петербург сковало морозом и присыпало снегом. Тёмные улицы с редкими испуганными прохожими, спешащими по своим делам. Вроде и праздник но по людям не скажешь. Подземка тоже опустела, никто не работает. А на окраинах по утрам лениво лаят собаки мне вслед.



Плывет в глазах холодный вечер,
дрожат снежинки на вагоне,
морозный ветер, бледный ветер
обтянет красные ладони,
и льется мед огней вечерних
и пахнет сладкою халвою,
ночной пирог несет сочельник
над головою.

Твой Новый год по темно-синей
волне средь моря городского
плывет в тоске необьяснимой,
как будто жизнь начнется снова,
как будто будет свет и слава,
удачный день и вдоволь хлеба,
как будто жизнь качнется вправо,
качнувшись влево.

Иосиф Бродский, 1961



Volf

Апрель, 2019

Кто просыпается рано того ждут великие дела. Проснулся в 6 утра, как буд-то внезапно из глубокого омута вынырнул, до сих пор сонный. Слушаю по радио враки про финансирование нашей науки и вернувшихся из-за рубежа тысяч молодых учёных и зеваю, такое ощущение что слушаю радио Маяк образца 1972 года, ну кому они врут. У нас тут вчера по Питерской гавани на катере катался сам ВВ, так мыли дорогу и целый день полицейские гоняли публику и автомобили. Come back in the USSR, как пели Битлз, в СССР их так и не пустили. Сейчас выпью чай и сяду за третью стадии своего проекта, надеюсь дело пойдёт живее, потому что сроки поджимают. Погода отличная, будет наверно +20, солнце, солнце. Выходные провёл на даче, вдали от городского шума и суеты. Сгрёб двухметровую кучу прошлогодней травы и листьев, спилил старую яблоню и получил отличный удар в скулу упавшим бревном, вроде целый но в ушах зазвенело. Сладкий запах земли и горелых листьев, у соседей кричит петух и снова тишина и шорох ветра. Обратно возвращался поздно вечером в пустом автобусе, казалось что лечу на самолёте из темноты вслед убегающему закату.


Volf

РОМАНС КНЯЗЯ МЫШКИНА

В Петербурге снег и непогода,
В Петербурге горестные мысли,
Проживая больше год от года,
Удивляться в Петербурге жизни.

Приезжать на Родину в карете,
Приезжать на Родину в несчастьи,
Приезжать на Родину для смерти,
Умирать на Родине со страстью.

Умираешь, ну и бог с тобою,
Во гробу, как в колыбели чистой.
Привыкать на Родине к любови,
Привыкать на Родине к убийству.

Боже мой, любимых, пережитых,
Уничтожить хочешь, уничтожь, ну!
Подними мне руки для защиты,
Если пощадить меня не можешь.

Если ты не хочешь. И не надо.
И в любви испуганно ловимой
Поскользнись на Родине и падай,
Оказавшись во крови любимой.

Уезжать, бежать из Петербурга.
И всю жизнь летит до поворота,
До любви, до сна, до переулка
Зимняя карета идиота.

Иосиф Бродский
сентябрь-октябрь-ноябрь 1961
Volf

Декабрь

Уже декабрь. Но жизнь не замерла хотя и холодно. В городе во всю идёт культурная жизнь. Пошли в пятницу послушать джаз, такой ранний, классичесский. Выпили по паре стаканчиков тамранильи, душевная атмосфера. В Хайфе с этим было совсем плохо а ехать в Иерусалим за 150 км без своей машины нереально. В Оттаве было лучше но как-то дорого для постдока. Стали украшать улицы к Новому году, Рождество в России по прежнему довольно формально для большинства людей. Неожиданно замёрзла Фонтанка и Мойка и даже на Неве пошёл плотный лёд, как-то рано в этом году. Намело немного снега но он куда-то почти исчез. Радует неожиданное декабрьское солнце, редкое для Петербурга явление.





Collapse )
Volf

Пятничный блюз

В Питере всё ближе зима, деревья облетели, набережные голы и пусты. Дожди со снегом идут из почерневших туч а потом опять ватные облака пробегают по серо-жёлтому небу. Позади Академии исусств пасутся лошади, пахнет сеном и прелыми листьями.


***

Художники и лошади в саду
И осень листьями играет в чехарду
С утра туман и жгут костры
И сладким дымом пахнут утренние сны

Петербург, ноябрь 2018



Volf

Мимоходом

Сходили с приятелем в казачьи бани, это там где любил парится Гришка Распутин, прямо около Гороховой, исторический район, да. Дубовый веничек, мочалка из липового лыка, раскалённая парная и ледяной бассейн. Вечером над Фонтанкой туман и сырость, хочется по привычке достать папироску на мосту и пустить колечко дыма в вечернюю мглу. Но идти за сигаретами в соседнюю Апрашку нет никакого желания. И музыка в тему.


Volf

Август, 31 - пятница

Сегодня неожиданно в 6 утра на город накатил туман как в Оттаве. Холодный на вкус и зыбкий. Булыжная мостовая гулко отзывается в одиночестве моим шагам. Только охотничья собака преданно бежит около моих ног, вынюхивая чьи-то следы. Редкие сухие листья с каштана во дворе нашего дома понемногу облетают в ожидании скорой осени. Лето в этом году было жарким и не спешит уходить. Дома пахнет яблоками и индейкой из печи, скоро я открою вино и настанет шабат.

Год назад в последний день лета я ещё жил в Оттаве, и точно так же чувствовалось приближение осени. Только над Петербургом в небе не летают стаи диких канадских гусей и уток, лишь голуби и вороны. И нищие у церкви и метро просят милостыню.




My fur coat's sold
Oh Lord ain't it cold
But I'm not gonna holler
Cause I've still got a dollar
And when I get low
Oh, I get high
My man walked out
Now you know that ain't right
He better watch out
If I meet him tonight
I said when I get low
Oh, I get high
All this hard luck in this town has found me
Nobody knows but the troubles are all around me
Oh, I'm all alone
With no one to pet me
My old rocking chair
Ain't never gonna get me
Cause when I get low
Oh, I get high
When I get low
Oh, I get high