Category: животные

Category was added automatically. Read all entries about "животные".

Volf

Май, 28

Вчера в Петербурге была отличная погода, +22 тихо и солнце целый день. Мы весь день провели в клинике и вернулись домой только поздно вечером. Ветврач сделал всё что было возможно и даже чуточку больше но оказался абсолютно корректен в своих прогнозах и я не спорил. Ночью собака выпила воды, уснула и больше не проснулась. День в день как 17 лет назад наша питерская колли в Хайфе так и нынешняя хайфская спаниэлька-пойнтер в Питере, верно объехала с нами полсвета. Рано утром я ушёл на дежурство а Михаэль поехал с собакой на дачу в деревню со смешным названием Дони, где лес сбегает с холмов и шумит клён и берёзы вдоль ограды. Нам будет не хватать твоей любви к нашему возвращению домой, осенним прогулкам, бутербродам и согретого за ночь пола возле дивана. Пусто, как будто что-то важное вычли из пространства-мирозданья.




(без названия)
Volf

Ветеринарное

Напишу. Собака в апреле приболела спиной, сделали рентген и решили не трогать из-за возраста. Заодно сделали снимок зубов и порекомендовали несколько зубов к удалению. Пока лечил собаку от болей в спине и непонятной ситуации с карантином собака перестала есть. Сделали анализы по полной, спасибо что современная клиника, всё на месте, оказалась хрническая почечная ндостаточность, ставим пока капельницы но диагноз и прогноз неутешительны.

Из-за эпидемии мы все тепрь работайм онлайн, через день видеоконференции всей лабораторией, никогда такого не было. На этой неделе запускаю новый третий проект, думаю что не надо распыяться а постараться закончить предыдущий как можно скорее.

Дети тоже всё учили через видеоконференции и освоили передачу готовых домашних работ по электронной почте. Всё это навалило на меня кучу домашней учёбы ибо по видеосвязи не всё понятно и не всегда есть возможность спросить учителя. Ну и так от русской школы я не в восторге. Будем летом брать репетитора по русскому языку и какие-то ещё предметы штудировать сами повторно.

В Питере наконец наступает настоящая весна, + 19 хотя в четверг утром ещё падал мокрый снег. из-за работы никак не быбраться за город на дачу, хочется простора и тишины.

Volf

***

Чужая жизнь в Петербурге
Где серый поезд мчится хмуро
По полустанкам, по округе,
Заброшенным полям понурым

Где снег в апреле
Словно птица, взлететь пытаясь
Тонет в лужах
На инстранном изьясняясь,
Не понимаешь речь родную

Едва рукой заледеневшей
Коснёшься сумрака ночного
Отринут временем прошедшим
Тот час падаешь на мостовую

Петербург 2019




[---]
Чужая жизнь в Петербурге
Где поезд громыхает хмуро
По полустанкам, по округе
По жёлтою траве понурой

Где снег в апреле
словно птица, взлететь пытаясь
Тонет в лужах
На инстранном изьясняясь
Не поймая речь родную

Едва рукой заледеневшей
Касаясь холода ночного
Отринут временем поршедшим
Ты падаешь на мостовую

Volf

Зимнее утро

Неожиданно зазвонил телефон. Я поднял трубку и ты назвала меня по имени. На секунду мир качнулся и я проснулся, широко раскрыв глаза. За окном серело питерское утро и февральский дождь шуршал по запотевшему стеклу, сбегая тонкими дорожками вниз. Я молча встал, надел старые джинсы, куртку, кроссовки на босу ногу, взял собаку на поводок и спустился по мрачной леснице вниз. Уродливая железная дверь как отметина неспокойной эпохи, очередной шрам на доме с двухсотлетней историей.

Мы на улице одни, выходной, кажется что город покинули люди. Идём по узкому, на одного человека тротуру, переходим трамвайные рельсы пахнущие железом, собака боязливо переступает через металл. Минуем ещё несколько домов и выходим на канал, чёрный и безлюдный. Зимний серый лёд залило дождём и одинокая утка замерла посреди полыньи около моста. Мы поднимаемся на каменный мост и я бросаю ломоть хлеба в чёрную воду. Утка устремляется к нему а собака делает великолепную охотничью стойку, не шевелясь, провожая плывущую птицу взглядом. Серый зимний день начинает окрашиваться её опереньем.

Разворачиваюсь и иду обратно. Дождь внезапно прекращается, становится холоднее и начинает идти крупный белый снег. Собака пытается схватить снежинки а я аккуратно переступаю через них. Доходим до нашего дома и заходим во двор через узкую, больше похожую на тунель подворотню. Двор белый. Неожиданный контраст сбивает с толку. На снегу свежие следы машины и птиц, собака пытается идти по их следу, так же тщетно как я пытаюсь разобраться в своих мыслях. Достаю из кармана сигареты, щелчок зажигалки, потрескивание табака и струйка сизого дыма устремляется свозь метель вверх, к исчезающим в белеющей вышине крышам. Ещё один зимний день в календаре.
Volf

***

Мир опять готов разломиться
Мир опять готов умереть
Ты будешь кружиться как птица
Стараясь повыше взлететь

Увидешь горящие дали
Увидешь горящую степь
Увидишь в глубокой печали
И тоже решишь умереть


Петербург 2019
Volf

Питерское, зимнее




Мы уже две недели ходим в ветклинику то с котом то с собакой. После 20 часового перелёта собака ужасно боится потеряться и всё время проверяет на месте ли я пока едем в такси. Собака вроде окелемалась но надо будет сделать финальную проверку. Кот немного получше но провёл почти 10 дней под капельницей. Всё это конечно не слишком радует и выматывает. Каждый день с послеобеда и до ночи мы его уговариваем ещё немного потерпеть и сидеть тихо. Переноска нам теперь дом родной и кот ей рад - там его никто не трогает.

Идём с ним по улицам старого Питера а кот смотрит в окошко на прохожих - Гороховая, Фонтанка, Загородный, Звенигородская, Марата, Боровая. Чем дальше от центра тем ужаснее выглядят дома, такое ощущение что за треть века ничто в этом городе не изменилось. Тёмные окна, потемневшие, местами облупившиеся стены окрашенные в грубый охряной оттенок, на крышах вентиляционные трубы в ряд подобно трубам органа в капелле. И каждый день мы наблюдаем метаморфозы питеской зимы - снег и слякоть, сухая тёплая пгода, снова снежок, наконец замёрзла Фонтанка но надолго ли.

Контрастом выглядит свежеотремонтированное здание ветстанции с чугунными барельефами лошадей. Персонал в клинике приветлив, мы запомнили всех докторов а доктора и лаборанты нас и наши покусы и царапины на руках. В клинике есть все медикаменты, современное новое диагностическое оборудование как в каком-нибудь израильском медицинском центре и делают развёрнутый анализ крови по полной программе. Далее врач смотрит анализы, ставит диагоз и назначает лечение по мере возможности. Увы, животных как и людей можно излечить далеко не от всего. И в принципе с некоторой оговоркой мы можем себе это позволить, даже не хочется думать в какую сумму это бы вышло в Канаде.

Тем временем разбираем нашу старую питерскую квартиру от полувекового культурного слоя. Артефакты времён СССР, книги, газеты 60-х годов. Отдельным рядом стоят варенья пяти-десяти-пятнадцати и даже 25 летней выдержки. Кроме сахара, пектина и самих ягод в них ничего нет и если они не забродили то вполне съедобны. Интересно попробовать и вспомнить что же ты делал тем жарким летом в 1994 году. Родители рассказывали что когда учились в Одессе то нашли в старом бабушкином серванте варенье которому было 32 года и оно оказалось очень даже хорошее. Я так понимаю оно хранилось там с середины 1930-х годов и каким-то чудом пережило войну.

Collapse )
Volf

Петербургские заметки

Полночь, снег неторопливо опускается на булыжную мостовую и укрывает её. Кажется все звуки змирают. Петербургский дворик позапрошлого века зажат домами, по центру небольшой садик. Собака оставляет запутанные следы на снегу и осторожно обнюхивает углы. Напротив возле круглосуточного магазина постоянно курят молодые симапатичные девушки, кажется весь город зажал в зубах сигаретку и окуривает душистым табачным дымом свои улицы и бульвары. Дешёвая реклама и пластик ядовитыми красками сочятся из окон магазина контрастом к столетнему камню и литым чугунным перилам. Город отгородился стальными дверями и запер свои ворота. Редкий, испуганный прохожий как тень проскальзывает мимо, прохода нет. Снег заметает наши следы, как будто нас тут и не было.
Volf

Fall

У нас как бы осень, листья жёлтые шуршат. Пошли с Майклом с утра в ветеринарную клинику делать прививки, нет не нам, собаке и коту. Кот забрался к врачу на весы и не хотел уходить в переносной домик, собака подружилась со всеми за печеньки, предатели. Итог -$350 а с учётом повторного визита сумма вдвое больше, в Оттаве весь этот сервис ощутимо дороже чем в Хайфе и тем более в Питере. Придя домой вытащил готовое тесто из холодильника и раскатал в пиццу на всю ширину 29" американской духовки. Майклу радость. Пока выпекалась пицца потушил курицу в соусе и поставил рис с пряностями в rice cooker, люблю современные технологии. Белки укатили в аэропорт - Франк летит в Майями. Давид с Фрэдом рассторились - не будет у них теперь субботней компании поболтать за чашечкой кофе. Поехал в университет, в парке и на набережной тихо, поля на ферме потихоньку перепахивают к зиме но зимы пока особо не заметно, тепло, +23. Позвонили из Питера, сказали что уже выпал первый снег, даже не верится. В наушниках играет оттавское радио, альтернативный рок и просто хорошее настроение.
Volf

Thanksgiving day

День благодарения, второй понедельник октября в отличии от американского в ноябре, встретил нас туманом и утренним дождём. Но потом выглянуло солнце, потеплело и стало совсем неплохо. На улице поразительная тишина, почти нет людей, тихо, никто никуда не спишит и даже кот с собакой тихо спят до обеда. С утра писал статью а потом вспомнил про обед, поставил в духовку традиционную индейку к которой сварил свежее брусничное варенье, рекомендую. Вечером сели все вместе, выпили ледяной сливовицы и поболтали за жизнь. Я вспомнил как мой дед уехал из Аргентины в Россию а Франк рассказал как его предки в это же время уеехали из неспокойной Испании на Кубу в 1920-х годах а 30 лет спустя бежали от Феделя, который вёл непримиримую борьбу с состоятельными да и вообще образованными людьми, сперва в Панаму, потом в Доминиканскую республику а под конец в США в Пуэрто-Рико. А вот теперь мы все в Канаде. Жизненные пути порой витиеваты.


Место для размышлений с видом на квебекские холмы

IMG_2141s

Collapse )
Volf

Август

Пять утра, за окном ещё ночные сумерки. Я говорю что пора вставать на работу ведь сегодня воскресенье. Меня успокаивают, ведь сегодня вторник и можно спать дальше. Но сон уже ушёл. Одеваю шорты, сандали и иду гулять с собакой. На улице зябко и утренний туман. Собака неторопливо нюхает клёны и идёт по заячему следу. Спустя какое-то время мне это надоедает и мы возвращаемся домой. Завариваю зелёный чай, делаю тосты и плюхаюсь в кресло на балконе. Рассвет вступает в свои права и тонкой дымкой подсвечивает холмы на квебекской сотроне. Звенящая тишина которую скоро нарушит дневная суета. Дома нечего делать, сажусь на велосипед и еду через парки и поля, в воздухе стоит прелый запах скошенной травы и спелых яблок. Адреналин поступает в кровь, вызывая мурашки по всему телу. Обгоняю девушек едущих на велосипедах в такую рань. Ветер шумит в ушах, дыхание не поспевает за мышцами и в глазах начинает темнеть, исчезают звуки и запахи, в голове лишь одна мысль куда я так стремлюсь попасть. Взлетаю на широченный мост, проезжаю его и съезжаю в парк вдоль набережной. Дыхание возвращается ко мне. Капли пота падают на шорты и взрываются тёмными кляксами на асфальте, уносясь прочь. Ещё один мост. Останавливаюсь около него, срываю одежду и бросаюсь в реку. Миллионы холодных игл вонзаются в тело, время останавливается вместе с дыханием и кажется что наконец прибыл куда так стремился, к концу вечности. Наконец наваждение исчезает. Выскакиваю из воды на камень, отряхиваюсь как собака, одеваю обратно шорты и мчу дальше на велосипеде вдоль реки. Солнце поднимается над горизонтом и наступает новый день.