Tags: leningrad

Volf

Ноябрь

Каждый год поздней осенью чувствуется какое-то томленье души и хочется изменений, купить билет и уехать Америку, как 10 лет назад. до Америки я правда не долетел а осел в Канаде, откуда позднее и вернулся обратно в Россию, надолго ли?

Сегодня холодно и ветренно, гулял по Питеру, встретил приятеля. Пили вино и смотрели в окно на спешащих прохожих. Жизнь течёт, всё меняеся а мы нет, живём прошлыми идеями а новых нет.

Вечером достал бутыль тёмного стекла, принёс её ещё будучи студентом из лаборатории. Налил стаканчик крыжовникового вина, очень даже ничего. И вспоминал жаркое лето, как мы этот крыжовник собирали в авгуте под палящим солнцем и стрекот кузнечиков, вдали от города и суеты. И стало как-то хорошо и легко на душе.


Оглядываясь назад в этот день можно увидеть изменения в жизни - свой первый день рождения я встретил у бабушки на Кавказе в Грозном, 10 лет уже у родителей во Фрунзе в Киргизии, 18 лет в Ленинграде когда учился в технологическом институте, наверно почти все наши студенты собрались тогда у меня, благо в субботу была ещё и дискотека, ура, ура, 19 Камышин на Волге, 20 лет застали меня в карауле с автоматом на посту в славной Одессе, приятель, такой же студент как и я, выдраный из университета защищать родину, принёс дряного деревенского вина, которое мы немедленно выпили из солдатской кружки, 33 года пришлись на Хайфу в жарком Израиле, 45 выпали на Оттаву в далёком канадском Онтарио, в 50 меня неожиданно занесло в Петербург, до сих пор не воспринимаю это название, какой-то новодел чувствуется в этом. Кто знает куда меня занесёт в следующий раз, будем оптимистичны.


Volf

Владимир Буковский 1942-2019

Обменяли хулигана
На Луиса Корвалана
Где б найти такую блядь
Чтоб на Брежнева сменять

из советского фольклора 1970-х


Vladimir Bukovsky 1942-2019

Cambridge, UK

27 October 2019, 9:46 PM GMT

Vladimir Bukovsky (76)

Born 30 December, 1942

Died 27 October 2019





Не стало классика советского движения дисидентов Владимира Буковского. Современному поколению русских граждан это имя ничего не говорит, люди без памяти и прошлого.

Владимир Буковский был одним из участников диссидентского движения в СССР. В 1963 году был арестован за изготовление запрещенной литературы, после чего его отправили на принудительное лечение в психиатрическую больницу. Всего в тюрьмах и на принудительном лечении провел около 12 лет. В 1976 году Буковского обменяли на лидера чилийских коммунистов Луиса Корвалана.

Повидимому он так достал своей критикой советское руководство, что обменять его согласились лишь на лидера чилийской компартии, никак не меньше. В то время мне было 10 лет и политикой и многократно переписанной недавней историей своей страны я конечно не интересовался. Имя Сталина было полное табу, хотя со дня смерти вождя всех народов прошло каких-то 20 лет, ни в школе на уроках истории ни в советской прессе. Хотя дома отец частенько ругал Сталина, вспоминая пропавшего в недрах лагерей НКВД деда. И только на лобовом стекле водителей грузовиков и в будках сапожников можно было увидеть портрет вождя.

В современной России наблюдается настоящий ренесанс возрождения имени Сталина и его кровавых методов и идей, как среди простых граждан так и представителей власти всех уровней, вплоть до членов правительства. В то время, когда поколение молодых русских испытывает ностальгию по железному кулаку Сталина, Буковский был образцом подражания новому поколению несогласных в его стране.


Soviet Union dissident history passed away

Bukovsky's longtime friend and translator, Alyona Kojevnikov, spoke from the hospital: “A very dear friend of many, a brilliant interlocutor, a man of amazing courage and integrity. God rest his soul. They broke the mould after he was made.”

Novelist Vladimir Nabokov praised him as a "courageous and precious man" in a 1974 letter to the editor of The Observer. Nabokov wrote, "Bukovsky's heroic speech to the court in defense of freedom, and his five years of martyrdom in a despicable psychiatric jail will be remembered long after the torturers he defied have rotted away."

Over four decades, Bukovsky played key roles in several political organizations, including Resistance International, Human Rights Foundation, the Cato Institute, and the Victims of Communism Memorial Foundation, which awarded him their Truman-Reagan Medal of Freedom.

At a time when many young Russians waxed nostalgic for the iron fist of Josef Stalin, Bukovsky was a living role model to his native country’s new generation of dissenters. Political activist rock band Pussy Riot credited him as a major influence, one “undeterred by fear” of state retaliation.
Volf

Окно в Ленинград

Решил заменить старые окна, поставленные в 1972 году. Ибо дуло из них безбожно и их было тяжело открыть а потом закрыть. Ремонту это всё не подлежало. Оригинальные окна 1870 года тоже не отличались качеством ибо за 100 лет их изрядно потрепало а последние 50 лет советскоих комуналок и подавно. Когда сняли старые деревянные рамы открылся совершенно удивительный вид на город в кирпичном проёме, чистый, не покрытый пылью на стекле. Подоконник оказался выше и шире - особенность современных технологий, коты одобряют. И стало соверешенно тихо. Если кто захочет заменить новые окна, то думаю уже не при моей жизни.



Collapse )
Volf

***


***

Я сегодня совсем один
Коротая ночь налегке
Ухожу от своей судьбы
Оставляя ключ замке

Мне ли бояться себя
Мыслей сказанных вслух
Никогда себя не любя
Искать любовь вокруг

И укутавшись темнотой
В колыбели чёрных волн
Обрести наконец покой
Без сновидений сон

Peterburg, October 2019
Volf

Осеннее

Поехал на работу в Пушкин, это такой пригород, электрички, пустые пожухлые поля за окном. В нашем НИИ пожелтели липы и совсем осень. Пожилых сотрудников почти не видно, в лаборатории только недавние или даже ещё нынешние студенты. у них весёлые улыбки и разговоры, как из другой вселенной. Наонец через полгода выдали пропуск и можно больше при входе не показывать каждый раз паспорт, какой-то пережиток советской эпохи. Поговорил с шефом о проекте. Шеф весь в делах, командировки, конференции. Договорились что я доработаю новую методику, всего-лишь рекомбинация в огромном пуле геномов, начать и кончить.

Мне предложили ещё одну малоосмысленную работу на полставки, я подумал и согласился. Университет подписал грант, обещают что-то заплатить. Можно будет купить детям новые телефоны и оплатить курс французского языка, мне совсем не нравятся их тройки и неспособность учителей чему-либо научить. В университете тишина, студенты на занятиях, сотрудники хмуры, декан биофака уехал в командировку. В отделе контрактов совершенно не топят и сотрудники кутаются в пальто и жмутся к электрическим обогревателям.

На нашей Гороховой у Красного моста появился ещё один шпиль помимо Адмиралтейства и тоже всё окрасилось в осенние тона. Каштаны во дворе облетают, кругом листья и расколотые колючие плоды. Собака их недоверчиво обнюхивает и бежит дальше по своим делам. И фреска как окно в Париж, где стрижи высоко в летнем утреннем небе.

Город укрыт ветрами и дождём, зонт выворачивает на широченных проспектах, на которых рано утром почти нет людей, только шумные грузовики. Люди окончательно переоделись в куртки из болоньи всех оттенков чёрного и тёмно-синего. И только моя канадская куртка с красным, ещё советским зонтом, вот откуда он сохранился, как капля крови стекает по ступеням подземки. Ощущение тревоги что я упускаю что-то безумно-важное и ничего не могу сделать не покидает меня. Возвращаюсь домой, прижав лицо к холодному теклу вагона, слушая как музыку стук колёс.


Collapse )
Volf

Одной строкой

В Петербурге осень, пожелтели дубы и зарядили холодные дожди. В воскресенье прошлись по Невскому. Приятель затащил нас в роклерную, я упирался всеми четырмя лапами так как просто хотел выпить американо на соседней улочке в недорогом кафе, но всё же поддался уговорам. Роклерную никому не советую - пара картошечек политыя сыром и крупно накромсанная луковица стоят $18, вкус никакой. Неожиданно по залитому дождём Невскому проспекту промчались автозаки министерства правды. Оказывается кто-то написал на заборе что там дрова ограде Русского музея что-то про КГБ и её бывшего руковофителя. Надпись конечно моментально закрасили, теперь парадный вход в музей украшает чёрная траурная лента. И только Пушкин безразлично повернулся к происходящему спиной. В Петербурге осень.



Collapse )
Volf

Утро в сабвее

Раннее утро, питерская подземка, станция ещё отстроенная при вожде всех народов, хрустальный дворец, бессмысленная красота закопанная под землю. Тесными рядами в пространстве вагона стоят люди в чёрном. Это немыслимо, в России все ходят в тёмных одеждах, как будто в стране перманентный траур по лучшей жизни. Рядом со мной сидит девочка-подросток, на ней куртка цвета небесной лазури а на коленях школьный рюкзак всех цветов радуги. Девочка прижимается к маме - стареющей блондинке с розовым газовым шарфиком и накрашенными ногтями в тот же, немыслимый здесь, небесной синевы цвет. Она сосредоточенно листает новости в телефоне и не замечает как девочка льнёт к ней, словно ища защиты от этой недружелюбной, тёмной толпы. Мимо проплывают станции, мрамор, бронза, хрусталь. Толпа сжимается всё теснее вокруг нас, кажется ещё немного и не останется пространства что бы дышать. Вот и моя станция, выход на правую сторону, - устало повторяет диктор. Кажется чтот-о дрогнуло в глубине и я перенёсся на треть века назад, когда беззаботным студентом спешил тут на лекции каждый день. Стальной, хромированный вагон поезда стремительно уносит девочку с мамой в темноту тунеля а я выхожу на свет, прикрывая глаза от неожиданного утреннего солнца.
Volf

***


***

Ношу теперь одежды чёрные
Глаза из серых стали тёмные
Душа погасшей звезды обжигает взглядом
Случайных прохожих идущих рядом

Peterburg, 2019
Volf

***


***

Когда вокруг струится мгла
И голос тонет как в тумане
Вернись домой, закрой врата
Нащупай лезвие в кармане

Окно закрой, чтоб шум дождя
Во время сна не потревожил
Чтоб та, которая ушла
Которая прийти не сможет

Забыла наконец тебя
Под шум холодного дождя
Под жёлтый ливень за окном
Что наконец принёс покой

Peterburg, 2019
Volf

***

Всех бывших, будущих и настоящих
Хочу поздравить с праздником вчерашним
Чтоб ничего не забывалось
Чтоб горько пилось, крепко спалось