January 13th, 2018

Volf

Питерское, зимнее




Мы уже две недели ходим в ветклинику то с котом то с собакой. После 20 часового перелёта собака ужасно боится потеряться и всё время проверяет на месте ли я пока едем в такси. Собака вроде окелемалась но надо будет сделать финальную проверку. Кот немного получше но провёл почти 10 дней под капельницей. Всё это конечно не слишком радует и выматывает. Каждый день с послеобеда и до ночи мы его уговариваем ещё немного потерпеть и сидеть тихо. Переноска нам теперь дом родной и кот ей рад - там его никто не трогает.

Идём с ним по улицам старого Питера а кот смотрит в окошко на прохожих - Гороховая, Фонтанка, Загородный, Звенигородская, Марата, Боровая. Чем дальше от центра тем ужаснее выглядят дома, такое ощущение что за треть века ничто в этом городе не изменилось. Тёмные окна, потемневшие, местами облупившиеся стены окрашенные в грубый охряной оттенок, на крышах вентиляционные трубы в ряд подобно трубам органа в капелле. И каждый день мы наблюдаем метаморфозы питеской зимы - снег и слякоть, сухая тёплая пгода, снова снежок, наконец замёрзла Фонтанка но надолго ли.

Контрастом выглядит свежеотремонтированное здание ветстанции с чугунными барельефами лошадей. Персонал в клинике приветлив, мы запомнили всех докторов а доктора и лаборанты нас и наши покусы и царапины на руках. В клинике есть все медикаменты, современное новое диагностическое оборудование как в каком-нибудь израильском медицинском центре и делают развёрнутый анализ крови по полной программе. Далее врач смотрит анализы, ставит диагоз и назначает лечение по мере возможности. Увы, животных как и людей можно излечить далеко не от всего. И в принципе с некоторой оговоркой мы можем себе это позволить, даже не хочется думать в какую сумму это бы вышло в Канаде.

Тем временем разбираем нашу старую питерскую квартиру от полувекового культурного слоя. Артефакты времён СССР, книги, газеты 60-х годов. Отдельным рядом стоят варенья пяти-десяти-пятнадцати и даже 25 летней выдержки. Кроме сахара, пектина и самих ягод в них ничего нет и если они не забродили то вполне съедобны. Интересно попробовать и вспомнить что же ты делал тем жарким летом в 1994 году. Родители рассказывали что когда учились в Одессе то нашли в старом бабушкином серванте варенье которому было 32 года и оно оказалось очень даже хорошее. Я так понимаю оно хранилось там с середины 1930-х годов и каким-то чудом пережило войну.

Collapse )