Ян Бритва (britva_) wrote,
Ян Бритва
britva_

Category:

Возвращение (-IV)

Жаркий август сменился прохладой. И город успокоился. Вспучившись протестами, местами переходящими в боевые столкновения, он напоминал раненого зверя, зализывающего раны. Горы мусора, автомобильных шин и скамеек понемногу убирались местными жителями, которые выходилиближе к вечеру, если было тихо. Как терпеливые муравьи, осторожно озираясь, они убирались около своих домов, готовые немедленно исчезнуть при малейшем шуме.

Гвардейцы предпочитали лишний раз не нарушать тишину и не вмешиваться. Все, абсолютно все устали от бессмысленности происходящего. Городские госпитали работали на осадном положении, их охраняли военные, полиция исчезла с началом протеста. Поговаривали, что полицейские выбросили свою форму и кто смог просто покинул город на время. Но людская память вещь долгая.

Ты чувствуешь себя несвободным, замкнутым в ограниченное пространство, квартира под самой крышей, с окон которых видно абсолютно всё, короткие и быстрые перебежки в офис и обратно или в редко работающие продуктовые магазины. Хочеся курить но сигарет не купить с весны, разве что на чёрном рынке. За пачку отвратительных сигарет просят немыслемые деньги и ты решаешь сегодня воздержаться. Но ближе к ночи становится невыносимо от беспомощности. Кажется время останавливается и некуда бежать от самого себя.

На маленькой переносной газовой конфорке, заблаговременно привезённой с загородного дома, кипятишь чай. Кофе был бы лучше но тогда точно не уснёшь до утра. Ночи внезапно потемнели, так всегда бывает на севере к концу лета. Лёгкие ночные облака почти не видны, только набегают на месяц и звёзды, ставшие необычайно яркими. Смотришь на небо заворожённо, как в детсве, мечтая о том, что бы перенестись в пространстве и времени, туда, где ты был счастлив. Но был ли ты действительно счастлив или это всего лишь иллюзия собственного воображения?

Ты видишь мир собственными глазами, но понимаешь его своим разумом и чувствами, искажаешь собственными мыслями и пониманием действительности. Всё рушится вокруг, но внутри тебя спокойствие, как в центре урагана, лишь события вертятся вокруг в бешенном ритме, ускоряясь с каждым мгновением. Кажется, что если покинуть этот островок тишины в центре безумия, то твой разум разорвёт на части и никогда не собрать его вновь.

Робкий стук в дверь. Кто это? Сейчас никто не ходит в гости, все предпочитают отсиживаться по домам и ждать, когда же ситуация изменится, если не к лучшему то станет хоть толику безопаснее. Соседка, пожилая женщина просит спички, но это скорее всего предлог, ей хочется поговорить. К ней внук, молодой парень, не заходил почти неделю и она переживает. Телефонная связь работает плохо, к тому же многие просто боятся ей пользоваться. Тёмные слухи ходят среди горожан, что разговоры прослушиваюстя а самых несогласных забирают в трудовые лагеря. Знаем мы эти лагеря, заберут и не вернёшься.

Даёшь ей спички и пару свечей, успокаиваешь как можешь. Обещаешь помочь набрать воды. С водой плохо, она теперь редко поднимается на последний этаж. Надо спускаться в дворницкую и набирать там из замурованного в старой, холодной стене крана. Бетонный пол и потрескавшаяся мозаика навевают мысли об остановившемся времени. Через маленькое зарешёченное окошко можно видеть редких прохожих, вернее их ноги - дворницкая находится в полуподвале и окошко выходит вровень с мостовой. Никто не заглядывает вовнутрь и можно безопасно наблюдать, без риска быть замеченным, что происходит снаружи.

Поздний вечер, но фонари ещё не зажглись, экономия и военое положение. Поднимаешься наверх с ведром воды, стучишься к соседке и отдаёшь воду, слушая в ответ благодарность. Не за что - тихо говоришь в ответ и стараешься побыстрее уйти обратно к себе. Что теперь делать, мы все в ловушке. Эти мысли не дают покоя и возвращаются снова и снова. Поняв, что опять не заснуть, вздыхаешь и лезешь в дальний угол кладовки, находишь припрятанную мятую пачку сигарет, считаешь оставшиеся и достаёшь одну, садишься на широченный подоконник и закуриваешь, тихо пуская стуйку дыма в окно. Сквозь дым просвечивает луна и звёзды, кажется что ты летишь, где-то высоко и далеко, от всей суеты и современной действительности. Делешь последнюй затяжку, осторожно тушишь окурок, сворачиваешься клубком и засыпаешь под стук, подобно метроному, собственного сердца. Ночь больше не тревожит тебя.
Tags: philosophy of narrative
Subscribe

Posts from This Journal “philosophy of narrative” Tag

  • Возвращение (-VI)

    Вот и середина лета, думаешь ты. Тополя шуршат серебристыми листьями, вторя ветру, подобно морю, пытаясь загипотизировать тебя своей монотонностью.…

  • Возвращение (-V)

    Вторая половина лета накатила небывалой для города жарой и первыми тёмными после июня ночами. Казалось, зной плавит людские души, поднимая со дна…

  • Возвращение (-III)

    Внезапно наступила осень, по утрам стало зябко выходить на улицу и выкидывать мешки с мусором, струйка белого пара вырывалась изо рта и мёрзли руки.…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic
    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 3 comments