Tags: m.

naked

в строчку

Вместо эпиграфа.
Каждый вечер стоит мне только лечь, на кровать запрыгивает Сати и начинает охотиться за моими руками под простыней. Это традиция, эдакий ритуал, без которого она не соглашается спокойно лечь и заснуть. В ином случае она попросту будет мстительно кусать меня за пятки пол-ночи.
Август течет неизменной шарманкой, а ты все ждешь, когда же где-то к октябрю закончится его механический завод.


Когда стоишь под струей из душа и подстраиваешься так, чтобы холодная вода стекала по лбу и по лицу, то мысли начинают течь медленно и неторопливо, застывая в районе глаз где-то на пол-минуты.

У меня во рту (с утра) привкус горького шоколада. Лето копится рваными струйками пота на лбу. Я обедаю ванильным мороженым, а ужинаю шоколадным, а кошка моя опять затевает свою игру.
Этим летом нельзя влюбиться, задержав дыханье на сотню лет - зной сидит неуклюжей птицей, неподъемный словно чугунный гнет.
Во сне проводишь пальцем по его шелковистой коже, говоришь ему: "Ты гибкий апрель", а он шепчет: "Неправда, декабрь - прозрачно-белая акварель." А ты не поверишь, вздрогнешь, проснешься от духоты, увидишь, что заспанно кошка смотрит, уставшим взглядом из темноты. Потом неохотно встанешь и, стоя босиком на полу, выпьешь холодного чаю, оставив немного к утру.

И так живешь словно нехотя, как будто попросту зря, зачеркивая дни крестиком, до первого, октябрьского, дождя.