Tags: я же мать

pooh

(no subject)

Новый идеальный садик. В середине дня пишут: "Забирайте свою кровиночку. У него температура. Он плохо себя чувствует. Мы отвели его в клинику" (ну это они так громко называют кабинет медсестры).
Как любящая мать я в чем была - практически пижаме и бигудях - несусь в садик. Влетаю. Навстречу мне по коридору гарцует моя кровиночка. Рядом растерянная медсестра. Сначала нам, говорит, показалось, что у него температура. Мы померяли - ан нет. Спрашиваем его: как ты себя чувствуешь? А он нам: у меня голова, как бутылка с водой. И финальный аккорд: "Понимаете, он за завтраком съел только ПЯТЬ ложек картошки!" Сдержанно поясняю: милочка, в случае этого ребенка, пять ложек картошки - это ура, гоп-гоп-гоп и красные победили. Нормальными порциями он ест только макароны и картошку фри.
Короче, кровиночку я забрала домой, лечиться. Он сожрал две тарелки макарон и пошел бить брата подушками. Потом весь вечер резался с семьей в Уно и Кота в мешке. Ну и читал до полуночи. Неизреченной бедности котик.
pooh

Уши слона в шоколаде

Век живи - век учись. Приходит деточка с прогулки и радостно сообщает, что нянька вот со своими подружками (то есть соседскими няньками) ела уши слона, политые шоколадом. Мы с отцом ребенка радостно поржали и поздравили мальчика и друг друга с такой хорошей фантазией. Потом решили няньке рассказать, пусть тоже посмеется. А она плечами пожала - да, это у нас так эта разновидность чипсов называется. Обычное дело, а вы что - первый раз слышите?
Тьфу.
pooh

(no subject)

Сказки Пушкина коварны. Одна из двух любимых ребенкиных - "про Дадона". Читаем по пять раз в день, особенно часто - начало. Последнее слово каждой строки ребенок радостно и громко повторяет. Мальчик декламирует Пушкина. Это радует. А за советом царь обратился к мудрецу, звездочету и скопцу. Это печалит.

Сегодня на закладку в кровать клиент явился в соломенной шляпе и в длинных бусах до щиколоток. Бусы пришлось изъять, невзирая на бурные протесты и включившуюся сирену. Еще полчаса Вовус пытался улечься поудобнее в объятиях матери, но так, чтобы шляпа оставалась на голове, а он лежал на спине. В итоге сдался, прижал шляпу к груди и затих.