Tags: parenting is not easy

sad

(no subject)

Вчера за ужином мальчик Пухля между делом рассказал, что в школе был какой-то там очередной тест, который подтвердил, что навык чтения у мальчика на максимальном для начальной школы уровне. Поэтому учительница выдала ему не те книги, которые остальные 8-летки в их пятом классе читают, а для 8 класса и возраста 11-12 лет.

Но при этом какого-то безудержного интереса к чтению он не проявляет. Нет, мы с папой все еще обязаны читать ему перед сном каждый день, иначе нам каюк. И сам он периодически то какие-нибудь "Тристаписят-этажный дом на дереве" и "Капитан Трусишки" читает, то вдруг за Гарри Поттера хватается. Но он явно не такой, какой я была в детстве - всегда и везде с книжкой.

И меня прям разрывает от этого - ну вот тебе же дано офигенное умение, которое многим не по силам, но ты при этом с ним ничего не делаешь. АААААА. И заставлять-то, понятное дело, тоже не хочется.

С пианино та же фигня. Если есть настроение - может провести за инструментом полчаса, выучив при этом нужную мелодию за первые 5 минут, а потом просто будет повторять без конца, наращивая темп, пока не сыграет без ошибок и быстро. Но при этом садиться каждый день заниматься по чуть-чуть не заставишь даже с дубинкой.

И вот скажите мне, дорогие родители, как правильно-то?
Ведь если у человека к чему-то склонность, талант, способности, предрасположенность (называйте как угодно), то что с этим делать и как найти баланс между "забить и пусть делает то, что сам хочет" и "мотивировать, подгонять, подталкивать на уровень выше"?
Я вот не поняла пока, как лучше.
sad

(no subject)

Так же внезапно, как две недели назад Голландию настигла настоящая зима, так сейчас ее настигла настоящая весна.
Вот уже несколько дней у нас какие-то совершенно невероятные для февраля +18. Повсюду цветут подснежники и крокусы. Я хожу гулять с ребенком в балетках и футболке. И радуюсь весне почти так же сильно, как и зиме (зима и снег у нас все-таки слишком большая редкость, а весна как никак приходит каждый год).

В рамках борьбы за душевное здоровье стараюсь не напрягаться и перестать гнаться за какими-то свершениями.
- Ну как твой день прошел? - спрашивает на днях Тин, который провел рабочий день в безостановочных совещаниях и меня совсем не видел, хотя мы вроде как и находимся в одном доме.
- Погладила белье и выгуляла младенца. Вот и весь мой день. А, не, еще в душ сходила! Достижение!
Мы оба смеемся. Но я повторяю себе каждый день, что да, это и правда можно считать достижением, все, что я сейчас делаю - достижения. И не надо их недооценивать. И не надо думать, что если я не сделала за день ничего значительного (читай, связанного с работой, языком, текстами), то день прошел зря. Не зря.

Достижения этой недели:
- поиграла с Пухлей в бадминтон
- сходила с Малышом на рынок и к сапожнику
- опробовала два новых рецепта (товарищи, "вирусная паста с фетой из тиктока" - это улёт!)
- купила и настроила новый телефон
- заказала Пухле новые кроксы, а заодно купила кроксы для Вилли, подруги и соседки по старому дому, потому что она давно хочет настоящие, но жалеет денег, а я решила не жалеть и купить ей их заранее на день рождения
- дочитала две книжки
- помыла два окна, а потом сидела с Малышом в саду и смотрела, как Тин моет остальные окна и отмывает плитку в саду мойкой под давлением (это такой кайф! хочется делать фотки "до" и "после")
- почти досмотрела (остался 1 эпизод) совершенно очаровательный и ни на что не претендующий мини-сериал Firefly Lane
- сходила на массаж

По-моему я молодец.
Потому что на фоне всего этого у меня внезапно младенец стал намного лучше спать - и днем сам засыпать стал, и по вечерам засыпает рано и за секунды, и ночью пару раз спал по 5 часов подряд.
Будем считать, что это на него так магически действует мой расслабон.

Ну а дописать стописятмиллионов лонгридов про изучение языков, чтение на иностранном языке и сложности жизни фрилансера я всегда успею.
sad

(no subject)

Читаю прекрасную книжку Why mummy swears. Это продолжение книги Why mummy drinks, которую я читала примерно год назад. Есть еще третья часть, Why mummy doesn’t give a fuck, которую я теперь тоже непременно прочитаю.

Это такое незатейливое очень чтиво в сюжетном плане, которое забывается тут же после прочтения. Но пока читаешь – ржешь. Ну или плачешь слезами узнавания. Потому что там про родительство и супружество ну столько всего знакомого и при этом одинаково болезненного и смешного, что хочется смеяться и плакать одновременно. Очень в тему было читать эту книжку позавчера на детской площадке, куда я ходила через весь город с 4 мальчиками и чуть не поехала кукушечкой (два моих и два соседских близнеца).

Вообще, до меня тут дошло, какой простой мысли мне не хватает во всех книжках про воспитание детей, в пабликах и блогах про родительство.

Иногда кажется, что мир родительства делится на две части. С одной стороны – идеальные инстамамы с идеально послушными отпрысками, которые обожают развивающие занятия, равнодушны к гаджетам и экранам и никогда не бесят своих родителей. С другой стороны – уставшие, задолбанные бытом и отсутствием интеллектуального труда мамы непослушных детей, которые хреново спят, хреново едят, постоянно ноют, не оставляют мамам личного пространства и требуют внимания каждую секунду. Идеальные мамы, кажется, наслаждаются родительством и детьми каждую секунду и проживают детство своих детей как одно большое прекрасное приключение. Уставшие мамы мечтают выспаться, побыть в одиночестве и не орать хотя бы один день.

Но.

Вот в прошедшую субботу у нас тут был во всей стране совершенно идиллический день – солнечно, морозно и при этом все каналы, речки и озера таки замерзли настолько, чтоб на них можно было кататься на коньках. И поэтому вся Голландия высыпала на лед. Мы, разумеется, тоже не дураки и тоже пошли на озеро. Взяли Пухле коньки (металлические на ремешках, которые крепятся прям к обуви) и себе горячего чаю в термокружках. Малыш мгновенно уснул в коляске. Все дорожки в лесу и вокруг озера оказались плотно утоптанными, так что коляска по ним спокойно проезжала. А озеро оказалось покрыто синим, прозрачным льдом, по которому уже мчались десятки людей.

На противоположном берегу озера виднелась мельница. По льду скользили на беговых коньках спортивные мужчины, женщины и дети. Вдоль берега осторожно катались малыши. На всю эту идиллию светило солнце. В воздухе висел необычный, ни на что не похожий звук, про который Тин сказал «это лед поет, так и должно быть, значит он достаточно толстый, чтоб кататься». Казалось, что я просто вошла в картину и стою в ней. Полный Брейгель, как я тут же стала писать всем подругам.

Мы обошли озеро и дошли до пляжа. Пухля натянул коньки и пошел учиться кататься с папиной помощью. А у меня проснулся малыш и я решила его покормить прямо на берегу, просто уселась в снег и стала кормить. И такая во всем этом была идиллия потрясающая – солнце, мороз, сопящий малыш у меня в руках, Пухля на коньках и вся эта удивительная картинка передо мной. Я себя в этот момент чувствовала себя абсолютно счастливой.

А через пару минут Пухля навернулся в лужу из подтаявшего на мелководье льда, промочил насквозь три слоя одежды и с диким ором прибежал ко мне. От его рева Малыш испугался и тоже начал реветь.

И вот сижу я в снегу с замерзшей жопой, пытаясь как-то встать с младенцем в одной руке и пытаясь другой рукой запихнуть с мороза под одежду голую грудь и при этом одновременно придумать, что делать с мокрым насквозь ребенком, которого в -10 несколько километров пешком домой так просто и быстро до дому не довести. Мне приходит в голову, что в коляске лежат зимние штаны, которые я взяла на всякий случай, значит можно просто снять все, что на Пухле надето сейчас (штаны, колготки, трусы), потому что лучше уж в лыжных штанах на голое тело, чем в насквозь мокром. Я кладу рыдающего младенца в коляску и начинаю объяснять Пухле свой план, одновременно начинаю его раздевать, от чего он вдруг начинает истошно визжать, что раздеваться посреди полного народу пляжа он не будет, потому что «Я не хочу, чтобы кто-то на меня смотрел!!!» И я даже не успеваю ничего понять, как оказывается, что я стою и ору на него и в ярости сдираю с него мокрую одежду, а он вырывается и орет. И я ору, что никто на него не смотрит, что плевать даже если смотрят, но сейчас важнее переодеться, пока он не промерз насквозь, а он орет, что ни за что ничего не снимет с себя и встает при этом сухими носками прямо в снег, хотя я специально постелила ему под ноги непромокаемую подстилку, и от вида стремительно мокнущих носков я закипаю еще больше. Тин стоит рядом и пытается успокоить рыдающего от нашего ора малыша, при этом Тин не очень-то понимает, что мы орем, потому что орем мы конечно же на русском. Я мысленно вижу себя со стороны – орущая мать-истеричка – и ненавижу себя в этот момент.

Вся эта сцена занимает от силы минуту или две. И вот ребенок уже переодет и всхлипывает и успокаивается, а я сижу перед ним на корточках и смотрю в глаза и извиняюсь за ор и мы миримся и обнимаемся. Мы потом еще долго говорим вдвоем, я объясняю ему, чего боялась я и отчего так рассердилась, он объясняет, чего боялся он. Мы выруливаем в итоге, все нормально.

Но скорость, с которой моя идеальная картинка превратилась в кошмарную, просто поражает. Секунду назад я была той самой идеальной инстамамой, фотографировавшей себя в снегу и ребенка на льду, хэштег makingmemories тваюмать. А через мгновение я – уставшая мама, которая не может сдержаться и кричит на ребенка.

Нет никакого разделения на два категории родительства.

Есть ежедневные качели по сто раз на дню от идеальной картинки до адского ужаса.

И это очень, очень, очень выматывает.

Потому что такая эмоциональная амплитуда требует очень много энергии.
Я после этой сцены у озера еще полчаса не могла отдышаться и чувствовала, как внутри все скручено и стучит. Потому что адреналин. И чувствовала себя совершенно опустошенной.

И так каждый день.

Потому что младенец тоже то сплошное мимими и умиление, то орет дурниной и ты не знаешь, как еще его успокоить, потому что уже покормила, переодела, искупала, на руках полдня бля держала, а он все ноет и ноет и уже голова пухнет, а хочется еще хоть что-нибудь сделать, но уже сцуко весь день прошел. А потом он вдруг засыпает у тебя на руках, реснички подрагивают, щечки по плечам расползлись и ты такая оооооооооууууууу, он такой милый, япрямщасумру.

Каждый божий день. По сто раз. Эмоциональные качели и американские горки. Вниз-вверх, вниз-вверх.

Почему? Ну почему про это никто не предупреждал, а?
sad

(no subject)

Что-то у меня опять начался порочный круг, из которого никак не выйти.

Очень хочется побыть одной. Понятное дело, что с младенцем одной не побудешь. Днем он все время требует внимания, долго один лежать не хочет, предпочитает сидеть у меня на руках. И ооооочень плохо укладывается днем спать. Точнее плохо перекладывается с рук в кроватку. Иногда уходит часа два на вот эти "Уснул? Попробую переложить. Блин. Опять проснулся. Ну давай же засыпай. Снова на ручки, песенки, вот это все. Уснул? Попробую переложить..." И к моменту, когда вроде удалось переложить, уже и сил-то нет особо, и мелких дел скопилось миллион. Вот прям только что уложила его и запустила стиралку, раскидала оставшееся в четыре кучки по цветам, вымыла зеркала и раковины в ванной, ответила на 2 рабочих мейла и села наконец с Пухлей делать уроки, но примчались его друзья, потому что у них в это время всегда переменка и прогулка во дворе. Поэтому я таки беру минутку для себя прям сейчас, чтоб написать в жж. Но это такая очень сомнительная минутка для себя, потому что она может прерваться в любой момент, как мы установили в прошлом посте. Скорее всего я успею пообедать, а потом Малыш проснется и Пухля придет с прогулки. И опять начнется все заново.

Зачем ты, Даша, так подробно описываешь все эти бытовые дела? А затем, чтобы самой себе вслух проговорить, чем занят мой день. Потому что у меня, конечно же, ощущение, что я целый день ничего не делала, но почему-то заебалась. День сурка, блин. (Да, я знаю, что сегодня в буквальном смысле День Сурка, меня Тин с утра поздравил, шутник...)

Единственная моя реальная возможность побыть одной - вечер.
К 9 вечера обычно дети уже спят. Если очень повезет, то даже в 8 уже могут спать. Если не очень повезет, как вчера, то только в 10 после нескольких мучительных попыток укладываний, колик и укачиваний.

И порочный круг заключается в том, что я опять стала очень поздно ложиться спать. Не так поздно, как когда-то с младенцем-Пухлей, когда я до 2-3 часов ночи работала то над переводами, то над сценарием. Но все равно поздно, около полуночи или позже.
Два часа между тем, как уснули дети и как усну я сама, уходят на то, чтобы просто посидеть на диване с книжкой или сериалом. Ни на что больше я не способна.
Но мне во всем этом не нравится, что
1) я поздно ложусь и совсем перестала высыпаться, даже если удается поспать утром до 9-10. Потому что ночные кормления все равно не дают покоя и прерывистый сон по 1,5-2 часа выматывает
2) если я поздно ложусь, то непременно хочется схомячить что-нибудь в ночи, причем конечно же вредное. И тут у меня вообще полный диссонанс с собой. Потому что я давно отучиваюсь от диетического мышления и не запрещаю себе никакую еду. Но усталость и желание побыть одной запускают мой давний привычный механизм, в котором еда является наградой, утешением и способом расслабиться.

В идеале надо усилием воли выйти из порочного круга и просто начать ложиться в 10 вечера. Тогда и ночная мороженка под сериал отпадет сама собой, потому что в другое время и без сериала мне ее никогда не хочется просто так.

Но на это усилие воли сейчас не хватает сил совсем.
В прошлый раз я выходила из этого штопора при помощи self care и расслабления другими способами, у меня тогда получилось настроить время для себя, просто вписать его в свой жизненный график. Но это было в прошлой жизни, в которой нам всем можно было ходить куда угодно и когда угодно. А сейчас невозможно просто бросить детей мужу и пойти куда-то, потому что пойти тупо некуда. Да и никак. Днем муж работает. А вечером пока всех накормишь и сказки почитаешь, уже и комендантский час начинается. И все мои занятия, которые были чисто для меня одной и чисто для удовольствия - хор, библиотека, второй хор, спорт - уже много месяцев запрещены.
Ну и я, конечно, забыла, каково живется с младенцами. Пухля за последний год стал очень автономен и улучшение моего психологического состояния было во многом связано именно с этим. А теперь у меня опять беспомощный маленький кабачок на руках и я опять начала чувствовать себя не принадлежащей себе.
Да, с психологом я про все это поговорю. Но я знаю, что он мне скажет и пока не понимаю, как его советы применить в новых обстоятельствах.

Я бы и рада ложиться в 10 вечера. Но только я боюсь, что я поеду кукушечкой и опять начну орать на всех постоянно, если не буду проводить хоть какое-то время в одиночестве. А где его еще взять, как вечером, не знаю.

П.С. Между написанием и публикацией поста прошло два часа, потому что конечно же на последнем абзаце один проснулся и заорал, а второй вернулся и начал ныть, что не хочет делать уроки.
П.П.С. Это пост для поныть и наручки, а не для советов капитанов очевидность.
sad

(no subject)

Не помню, делилась ли уже этим советом, но сегодня он в очередной раз сработал и мне прям захотелось поделиться.

Один из лучших и действенных советов моего психолога. Работает реально каждый раз.

Когда ребенок не слушает, если я прошу его что-то сделать, даже если я повторяю это несколько раз подряд. Например, перестать играть и одеться, потому что уже пора идти в школу. Можно повторять иногда 10 раз, а он все сидит на полу в пижаме с машинками. В какой-то момент, в зависимости от спешки и степени стресса в этот момент, я могу взорваться, но проблему-то это не решает.

Так вот. Надо сказать: "Ты сделаешь это сам или тебе помочь?"

Вот реально, еще ни разу за год не было сбоев. Пухля всегда реагирует и в половине случаев выбирает сделать сам и делает.
Сбои бывают в основном у меня, когда я тупо забываю про этот совет и вместо этого продолжаю долбить "иди оденься, я сказала иди оденься, я уже сто раз сказала, ты почему не слушаешь" и вот это вот всё.
Но волшебный вопрос всегда помогает. Он переключается и ситуация сразу меняется.
Я не знаю, как это работает, но оно работает.

Если кто-то из вас это попробует на своих детях, то расскажите потом, сработает у вас или нет. Любопытно!
sad

(no subject)

Так как я таки продолжаю собирать большие фотокниги (игнорируя ностальгию и внутренний протест, потому что я те самые мыши с кактусом), то не только пересматриваю горы фотографий за прошлые годы, но и перечитываю весь жж.

Лирическое отступление:
"Я делаю каждый год большую семейную фотокнигу" звучит очень эффектно. Хотя на самом деле таких фотокниг у меня всего 3 (плюс еще 3 отдельных я делала для бабушек в России и прадедушки в Го, пока он еще был жив). На составление этих фотокниг у меня всегда уходят какие-то безумные недели. Поэтому я только говорю, что делаю их каждый год, а на самом деле делаю их с адским опозданием и уже даже не пытаюсь нагнать. Хотя, если сейчас удастся осилить 2016-2017, то в следующий заход может получится осилить еще два года и тогда я буду супер-мега-чемпион.
Так вот, фотокниги я собираю не просто из фоток, но и из жж-шных текстов про Пухлю и про наши путешествия.
Правда каждый раз я терзаюсь сомнениями - фигачить ли тексты как есть на русском, или переводить на английский или голландский. Ведь в будущем, если Пухля таки никогда не станет бегло читать на русском, все эти тексты будут для него потеряны. А Тин и вовсе не может их прочитать.
Но если я еще и переводить начну, то наверное никогда ничего не доделаю. Да и долю очарования в переводе они все равно теряют. Дилемма, блин.
Лирическое отступление окончено.

Так вот.
В январе 2017 я писала:
"Я теперь больше не верю в то, что самый тяжелый год материнства, это первый. Нефига. Самый тяжелый - это всегда текущий."

И сейчас перечитала эти слова и готова плакать и смеяться одновременно.
Мозгом я помню, что период с Пухлиных 3,5 до 4 (до начала школы) был очень тяжелым, что я была на пределе, потому что ему категорически не хватало общения с детьми, одной меня было мало, а у меня уже за годы сидения с ним дома кончились все силы и играть целыми днями я тупо не могла.
Мозгом я помню, что осень 2017 была очень тяжелой, что я так много кричала и плакала и чувствовала себя такой несчастной, что в итоге пошла к психологу.

Но это воспоминания-знание, а не воспоминания-чувство. Чувствами я всего этого не помню, не ощущаю. Смотрю на фотографии того периода и думаю «боже, какой сладкий маленький щекастый ребенок, как я вообще могла на это сердится?!». Перечитываю посты в жж и думаю, что была тогда очень счастливой, что все эти мои жалобы на ребенка это полная фигня по сравнению с тем, что бывает сейчас.

А потом натыкаюсь на это «самый тяжелый год – всегда текущий» и испытываю жгучее желание горько захохотать.

И ведь попроси меня кто-нибудь объяснить и рассказать, чем так тяжел нынешний Пухлин возраст и с чем мне тяжело справляться, как я начну мямлить и сбиваться, и, если и смогу сформулировать конкретные жалобы, то со стороны они будут казаться просто нелепыми.

Но я повторяю себе, что не справляться и уставать – это нормально. Что мне ни за что в материнстве не должно быть стыдно. Что со стороны всегда виднее, а попробуйте-ка сами.

И ведь вроде мы даже не часто ссоримся последнее время. И ведь вроде он стал такой самостоятельный – сам готовит себе завтрак, сам делает бутерброды на обед, сам выбирает одежду и сам гуляет на улице.

А все равно почему-то тяжко. Потому что только станет легче на одном фронте, как натянется и потяжелеет на другом.

А тут еще этот карантин и вечные нервы.
Хорошо, что пообещали после майских каникул открыть школы. Станет легче.

А пока буду собирать свои фотокниги.
sad

(no subject)

Пухля встает в 6.30 утра (это если в лучшем случае). Я встаю в 7.20. Сначала он достает папу разговорами, а потом папа уходит на работу и Пухля начинает доставать спящую меня.
Так вот.
Признание.
Уже примерно полгода как он научился сам включать телевизор и я - о, ужас! - позволяю ему это делать, пока я сплю. Единственное условие - не включать раньше 7, не включать громко и не смотреть ненавистный мне мультфильм про синего кота и тараканов.

Я - та самая мать, которая позволяет ребенку торчать перед телевизором, чтобы выспаться.

И знаете что. Скажу вам по секрету. Я когда-то тоже думала, что вот у меня-то ребенок никогда на мультики залипать не будет. Вот я-то никогда не буду сажать своего ребенка перед телевизором, когда мне надо заняться своими делами. Вот я-то, ага, ага...

В общем, если моих френдов есть кто-то, кому ужасно хочется иногда немножко покоя, но в голове звучит голос "хорошие мамы так не делают". То поверьте мне - делают.
Пойдите и включите своим детям мультики прям сейчас, если надо.
Можно!

Тайно порицать меня и думать, что вы-то уж точно так никогда делать не будете, тоже можно. Но ключевое слово тут - "тайно". 
sad

детская логика

Пухля устроил десятиминутную истерику по поводу того, что он не хочет помогать мне и относить свои чистые трусы и носки и сам складывать в ящик в шкафу, а хочет играть. (Хотя обычно он всегда с удовольствием помогает мне разбирать стирку и вообще любит быть самостоятельным).
Через 10 минут он устроил истерику папе по поводу того, что папа не дал ему помочь в саду и подмести листья.

То есть сначала он кричит "я не хочу помогать, я хочу играть", а потом "я хочу помогать папе, а он уже всё". И рыдает, и слезы с кулак.

В такие моменты мне хочется биться башкой об стенку и кричать "где логика, блять?!"

Вы прослушали вопль в пустоту в исполнении усталой матери.