Tags: pardon my dutch

sad

(no subject)

- Уфф. По-моему колонка получилась неплохая. Надеюсь, что редактору понравится. И что кто-нибудь прочитает и подумает – Вау, это то, что нам нужно!

Тин фыркает и смеется: «Ты так смешно это представляешь!»

- В смысле, смешно? В моей голове именно так это и происходит. Какой-нибудь журналист или редактор моей мечты прочитает и решит пригласить меня писать для крупной газеты.
- Редактор твоей мечты?
- Да! Редактор моей мечты! Он живет где-нибудь на западе Голландии. Он устал от тамошнего бешенного ритма жизни, от того, что в его газете одна сплошная политика и экономика. Журнал о голландском языке – это его guilty pleasure, тайная радость, единственная настоящая любовь. Он пьет за завтраком кофе и открывает январский номер. Я прям даже вижу, как он выглядит. Такой пожилой худой голландец с продолговатым лицом. Он поправляет свой шарф-кашне…
- Шарф? За завтраком? Ты вообще много журналистов видела?
- Не мешай, это мой редактор мечты, а не твой, тебя никто не спрашивал. Мой в 7 утра уже в итальянских кожаных туфлях за завтраком, а не в тапочках. Так вот. Он поправляет свой шарф, взгляд его падает на мою колонку, он читает последний абзац и скупая мужская слеза ползет по его щеке.
- Ты издеваешься?
- Я что не могу помечтать? Я ж тебе не мешаю придумать себе дурацкую мечту и мечтать ее себе в свое удовольствие.

Тин притягивает меня к себе и хохочет. Он ничего не говорит, потому что в нашей семьей за говоренье отвечаю я. Но я знаю, что ему нравится, когда я мечтаю настолько с размахом, что это выглядит глупым. Мечтать на полную катушку – это, знаете ли, тоже искусство.

А колонку я дописала. Дала прочитать 3 независимым экспертам – своей учительнице голландского ради грамматики и стилистики, своей подруге-филологу Оле ради общего посыла и структуры, и своей подруге Марике, которая совсем не лингвоцентричный человек, а наоборот визуал, ради впечатлений просто читателя. Учла все замечания, порезала пару предложений.

Отправила редактору.

И уже получила в ответ "Спасибо за твой чудесный рассказ. Мы обсудим в редакции и я напишу, если нужны будут изменения или сокращения".

"Чудесный рассказ" - даааааа!!!

Держу фиги. Где-то там уже запустилась цепная реакция, в конце которой золотой молоточек стукнет прямо в сердцу редактору моей мечты и приведет его ко мне.

sad

(no subject)

Мне вчера пришло письмо от директора Общества Onze Taal ("Наш язык"), которое выпускает главный журнал страны о голландском языке, организует множество конференций, а также поддерживает службу голландского языка, в которую можно задать любые вопросы о языке (типа нашей грамота.ру).

С января в журнале будет новая рубрика, в которой иностранцы всех мастей будут рассказывать о своем опыте изучения голландского языка.

Первую колонку предложено написать вашей покорной слуге.

И меня впервые в жизни накрыл жуткий писательский блок.

Как впихнуть в 300 слов все восемь лет жизни с голландским языком?
И как сделать это так, чтобы а) читателям было интересно б) в тексте была полезная информация для всех, кто работает с понаехавшими в) журналисты и редакторы прочитали бы эту колонку и сказали "вау, Дарья, ты срочно должна начать вести у нас постоянную рубрику".

Причем последний пункт, разумеется, для меня самый заветный, но при этом надо как-то заставить себя не ждать ничего и писать от души, без расчета.

Подсказок мне не надо. Советов тоже.
Просто поверьте в меня немножечко, ладно?
sad

(no subject)

Диктант пережила.
Еле живая, если честно. Совершенно опустошенная.

Вчера до упора делала упражнения, пока глаза не начали слипаться. Всю ночь снилася диктант, грамматика, учебники и правила. Это, конечно, и не сон вовсе. Не выспалась и с самого утра уже начала волноваться. Мандраж.

Само мероприятие было организовано очень классно. Все приглашенные приехали в библиотеку Зютфена примерно за полтора часа до начала. Было время на то, чтоб выпить чашечку чаю, познакомиться с другими участниками, потофотографироваться. Я познакомилась и поговорила с несколькими интересными людьми, успев за эти полтора часа полностью расслабиться и перестать нервничать.

Но когда начался сам диктант и писатель Вим Даниелс зачитал свой текст из 10 предложений, у меня затряслись поджилки. Стало сразу понятно, что огромного количества слов в тексте я тупо не знаю. Но я решила сосредоточиться и воспользоваться двумя главными принципами - как можно внимательнее слушать и пользоваться логикой: фонетической логикой, если речь тупо о звуках и буквах, и логикой словообразовательной, если речь о том, что пишется в одно слово, что через дефис, где с большой буквы, где с маленькой и т.п.

Я написала с 31 ошибкой.
Хотя уже дома просмотрела еще раз свой диктант и в одном месте мне по-моему посчитали лишнюю ошибку, в слове у меня пропущена всего одна буква, а на полях стоит значок "две ошибки".

Победитель этого года, школьный учитель - 6 ошибок.
Победитель команды известных голландцев, детский писатель - 12 ошибок.

Были участники, у которых было больше ошибок, чем у меня. Что, в общем-то, утешает. Потому что все они, в отличие от меня, носители языка.
У моей подруги, которая работает в школе учителем голландского, 19 ошибок. У библиотекаря из моей библиотеки - 25.
Ну правда, если подумать, то у меня очень приличный результат.

Но сначала я все-таки расстроилась, конечно. Может от того, что перенервничала.
Еще было обидно, что на обратном пути домой в поезде кондуктор мне вдруг объявила, что я зачекинили свой проездной не на тот поезд и поэтому она меня оштрафует. Для этого ей понадобится удостоверение личности. А у меня его с собой не было. "Тогда мне придется выписать вам второй штраф, потому что в поезде вы обязаны всегда иметь при себе удостоверение личности".
После этих слов у меня побежали слезы, я с этим ничего не могла поделать, просто от обиды заревела и все. Тогда противная кондукторша скривилась и сказала, что в виде исключения согласна на скан какого-нибудь документа, но штраф за неправильный чекин все равно влепит.
От обиды я проревела еще несколько остановок.
А дома потом меня еще пару раз накрыло, особенно когда я полезла платить штраф и обнаружила, что тупо не понимаю, что написано в правилах и что конкретно мне надо сделать. Почувствовала себя тупой идиоткой третий день за день и заревела в голос. Тут правда Тин и Пухля прибежали меня утешать и обнимать, и меня малость попустило.
Но унылое настроение все равно на весь день осталось.

Сейчас буду делать анализ всего диктанта, чтоб понять, что и где пошло не так.

Но основной мой промах заключался в том, что очень много слов я попросту не знала и услышала сегодня впервые. Член жюри, который проверял мой диктант, сказал мне потом, что его удивило, что я много очень сложных слов написала без ошибок, а несколько обычных голландских слов с ошибками, но когда я пояснила, что голландский мне не родной, то все сразу стало на свои места.

Но в целом все равно опыт, конечно, очень интересный и даже уникальный.
sad

Лонгрид про интенсивное обучение

У меня тут было 16-е занятие по вождению. Я проехала по дорогам с ограничением 60 и 80 и 100, проехала через 3 городка и деревни, и при этом совсем не боялась. Ни разу не заглохла на светофорах или круговых перекрестках. Не испугалась и не дернулась, когда моя инструктор в экспериментальных целях завизжала и подпрыгнула, чтоб проверить мою реакцию. И даже смогла спокойно остановиться на обочине, когда инструктору стало нехорошо и понадобилось подышать и позвонить врачу.

Для человека, который во время первого занятия по вождению весь час проездил со скоростью 10 км/ч, а последующие несколько занятий редко превышал порог в 30 км/ч, это огромный прогресс.
Приехала я домой и думаю: «Блин, это всего лишь 16-е занятие. Шестнадцатое!» Это означает, что я провела за рулем всего шестнадцать часов. И насколько я при этом сейчас спокойнее и увереннее себя в машине ощущаю. Мне больше не надо напоминать переключать скорости, я их таки и правда теперь сама слышу и чувствую. Я больше не боюсь разгоняться. Я научилась намного плавнее тормозить. Понятно, что мне еще учиться и учиться, что я не умею ни разворачиваться, ни парковаться, ни обгонять. Но все равно прогресс между июлем и октябрем – колоссальный. И при этом всего за какие-то 16 часов.

Но тут мне пришло в голову вот что.

Мне тут какое-то время назад попались в ФБ очередные дискуссии об изучении голландского языка. Я два дня паслась в комментариях, внимательно все читала, но в диалог не вступала. И в очередной раз поразилась тому, как часто на вопрос «как выучить/улучшить голландский?» дают совет «поехать учиться к монашкам».

(Лирическо-меланхолическое пояснение: я пишу этот пост уже неделю. Легче было б бросить и забить. Но я пишу, потому что все равно мысли невольно возвращаются к этой теме, хотя и не могут толком сформулироваться. Всё вместе это отлично иллюстрирует, почему я таки хочу пойти учиться на преподавателя голландского языка. Потому что когда тебя днем и ночью занимают такие вот мысли, надо с этим что-то делать!)

«Монашками» в народе называется очень известная языковая школа, которую в начале 20-го века основали на базе монастыря и где сначала и правда преподавали монашки. Нынче же там от монашек, насколько мне известно, ничего не осталось. Теперь это именно языковая школа, но не простая, а «звёздная». Славится она тем, что туда ездят учить языки уникальным методом погружения всякие селебритис, а еще туда любят отправлять на корпоративную учебу экспатов. Я в общем-то до сих пор не нашла про нее каких-то реально информативных отзывов, с конкретными примерами про то, что именно они там делают. Помню, что Женя wildest_honey от работы к ним когда-то ездила, но не могу в ее жж найти когда именно. Хотя у нее как раз было по-моему самое конкретное и честное описание занятий, мне запомнилось, что там очень индивидуальный подход и что ученикам расписывают прям личный план – что подтянуть, что слабовато, чему уделить внимание. И вот к этому-то у меня нет никаких претензий. Более того, именно этого не хватает всем моим знакомым, у кого проблемы с голландским – чтоб им конкретно по пунктам перечислили, какие у них явные грамматические пробелы, к каким темам надо вернуться и над чем надо работать. Я сама, кстати, именно это люблю анализировать в чужой речи, отлавливать паттерны ошибок и придумывать, как от них избавиться, но для этого мне надо какое-то продолжительное время человека послушать. А учителя «у монашек», скорее всего, могут такой анализ провести за несколько минут и с помощью пары тестов.

Но самое главное, что нужно знать про курсы голландского у «монашек» - это очень интенсивный курс. У них есть разные предложения, но самое популярное это программа погружения на выходные или на неделю. «Неделя у монашек» уже по-моему прям бренд.

Добавлю, что такая неделя обойдется вам в 4 900 евро, включая обеды и ужины, но не включая проживание в отеле прямо при школе (еще примерно 700 евро за 5 рабочих дней).

За эти деньги вы получите 4 урока в день, полностью индивидуальную и подобранную именно для вас программу, обеды и ужины с носителями языка, во время которых можно практиковать разговорные навыки. (Тут можно было б поржать, что с мужем-голландцем такие ужины у нас всех и так каждый день, но это не совсем правда, потому что ужин с преподавателем, который тут не просто пожрать и потрепаться пришел, а по идее должен тебя поправлять, все-таки несколько другое).

Funfact 1: подобных интенсивных программ, которые стоят бешенных денег (3850 евро за недельный интенсив в Университете Наймегена, например) и продают ровно то же самое (интенсивный языковой курс в 40 часов с индивидуальным подходом, полным погружением и проживанием) на самом деле очень много, практически в каждом большом университете страны. Но почему-то только «монашки» стали брендом и только про «монашек» я слышу постоянно, никакие другие интенсивные курсы так активно не рекламируются окружающими.

Funfact 2: часто слышу от голландцев, что у «монашек» учила голландский сама королева Максима, а значит место того и правда стоит. Но на самом деле Максима училась совсем в другой языковой школе, в Бельгии. Хотя там тоже аналогичный подход интенсива и погружения. И, честно сказать, ее голландский сразу после обучения в той школе был ну такоэ (есть видеопруфы и анализ ее речи профессиональных лингвистов), как у меня после 1 года в Голландии и обычных языковых курсов.

Так вот в этом посте я хочу в первую очередь сформулировать мысли про интенсивное обучение и его эффективность. Беглый гуглинг не помог мне найти каких-то материалов или исследований на эту тему, поэтому будем довольствоваться моими дилетантскими размышлениями.

Меня мучает вопрос – почему люди думают, что эффективнее отдать 4900 евро за неделю (предположим, что это прям суперинтенсив и ты получишь прям полноценные 40 часов языковых занятий стоимостью, божечки, ок. 120 евро за час) чем заниматься в обычной языковой школе за те же деньги пару лет (по 6 часов в неделю, стоимость 12,5 евро в час). Почему суперинтенсив должен быть эффективнее обычного постепенного обучения?

Поясню.

Вот если б я свои 16 часов вождения откатала б в течение одной недели, ездя при этом, скажем, 4 часа в день, то было б это так же эффективно, как занятия с перерывами в неделю? А если б вместо 3 раз по часу тренировок со штангой в неделю занималась бы два раза в месяц по 6 часов подряд, было б мне от этого хорошо? А если б… (подставьте пример сами на свое усмотрение и посмотрите, что получится)

Я вот думаю, что нет. Я не верю в интенсивы. И вот почему (все пункты взаимосвязаны и вытекают друг из друга)

1. Ни мозг, ни тело не могут так быстро привыкнуть к новым навыкам.

В курсе Learning how to learn на Курсере еще в самом начале рассказывают, что обучаться новому надо постепенно, что заниматься каждый день по чуть-чуть всю неделю эффективнее, чем заниматься несколько часов подряд раз в неделю.
Мозгу требуется время на обработку новой информации и на создание прочных нейронных связей. Мозгу требуется время, чтобы перевести новые знания и навыки из краткосрочной в долгосрочную память.

Я заметила, что с тех пор как я учусь водить машину, я гораздо больше обращаю внимание на дорожное движение, на поведение других водителей. Я стала осознаннее воспринимать то, что происходит на дорогах, и при это осознаннее ввести себя.
Но мне совершенно точно требуется время на то, чтобы обрабатывать полученную во время занятий информацию. Иногда бывает, что то, что объясняла мне инструктор в четверг, доходит до меня только в воскресенье, когда я увидела как это делает кто-то другой или просто вдруг почувствовала, что это надо делать так и не иначе.

К языку точно так же должны привыкать и мозг, и тело. Языковая насмотренность и наслушанность – это не просто странные несуществующие слова. Только потребляя большое количество контента, постоянно слушая и постоянно читая, можно перенять интонации и произношение, можно почувствовать, какие слова и выражения встречаются в речи постоянно, а какие только в словаре. Эта та информация, которой невозможно просто научиться, это нужно прожить в языке и почувствовать. Никакой интенсив, даже самый прекрасный, не может дать этого прочувствования языка, которое можно получить только через постоянное погружение в то, что ты изучаешь.

2. Снижение концентрации

Пару недель назад я была на техническом тренинге для переводчиков. В аудитории было 10 человек, которые пришли поучиться не абсолютно новому, а углубить свои знания по уже известной им теме, по программному обеспечению, с которым они и так работают каждый день. Плюс переводчики – это вообще люди привыкшие работать с большими объемами информации, привыкшие постоянно учиться. И тем не менее уже под конец первого 8-часового учебного дня все у всех присутствовавших были проблемы с концентрацией. Все тупо устали и последний час уже почти не слушали лектора, мало записывали, почти не задавали вопросов и много вертелись.

Представьте теперь, что вас посадили за руль машины на 8 часов и что вы при этом учитесь ее водить, а не водитель с большим стажем. Даже водитель с большим стажем за 8 часов устанет, а уж начинающего сажать за руль на такой срок просто опасно.

Проводить аналогию с языковым интенсивом при этом кажется глупым – ну ведь это совсем не то же самое, ведь от переутомления из-за погружения в иностранный язык никто не подвергается опасности! Но факт-то переутомления при этом никто не отменял!

Обучение новому языку – это всегда огромный стресс и огромная нагрузка. Это не просто механическое запоминание и бездумное поглощение контента. На самом деле это целая перенастройка мозгов, причем перепрошивка не только твоих грамматических установок (боже, дай нам всем сил понять смысл существования определенных и неопределенных артиклей!), но и твоих жизненных установок. Мы меняемся, когда учим новый язык – подстраиваемся под него или наоборот отчаянно сопротивляемся ему. В любом случае, это намного более сложный процесс, чем мы привыкли думать. Ведь ну что такое иностранный язык, всего лишь очередной предмет в школе, всего лишь что-то, чем владеют миллионы людей, ведь язык – это так просто, на нем же говорят абсолютно все люди! Но именно потому, что язык является самым неотъемлемым нашим даром, самым человеческим умением, учить новый язык невероятно тяжело.

И просто без этой псевдофилософской байды. Учить язык тяжело, потому что новой информации дофигища, потому что надо не только ее понять, но и усвоить, потому что способности у всех разные. Так что концентрация снижается уже примерно после 3 часов интенсивных занятий в день. А уж 8 часов в день 5 дней подряд – даже самый тренированный мозг устанет довольно быстро.

3. Слишком большой объем информации

Тут у меня, конечно, будет музыкальный пример, потому что я еженедельно испытываю на себе, как оно работает.
Если на хоре нам попадается какой-то сложный музыкальный пассаж, мы заучиваем его не разом, а дирижер разбивает его на маленькие кусочки и в маленьком темпе. Иногда приходится по 20 раз повторить всего лишь две нотки. Затем добавить к ним третью и повторить еще 30. Затем четвертую и повторить снова. И все это медленно-медленно. И обычно только через полчаса повторения одной музыкальной фразы мы заучиваем ее намертво. Выучить сложное наскоком очень тяжело, для это нужен определённый тип восприятия и усвоения информации, особые способности и опыт обучения такой информации.

Невозможно сесть за руль и сразу поехать идеально. Невозможно с первой попытки научиться правильно вести себя на дороге. Я несколько недель страдала и расстраивалась из-за того, что неправильно тормозила, слишком резко. «Хватит переживать!» - сказала моя инструктор – «Ты что думаешь, ты одна такие ошибки делаешь? Их делают абсолютно все. Сначала научись делать вот это и это, а потом уже перейдем вот к этому сложному».
То же самое я всегда говорю про изучения языка. Не надо пытаться говорить сложными предложениями на сложные темы, когда не можешь даже простое предложение без придаточных сказать без ошибок. Да, очень хочется. И да, иногда надо пытаться. Но постепенно. Идти от простого к сложному. Переходить на следующий уровень только тогда, когда готов.

Невозможно освоить огромный сложносоставной навык разом и в один присест. Нужно разбить его на мелкие кусочки и жрать этого слона по частям. Детские шажочки. Маленькие победы. Интенсивный курс наверняка тоже дает это ощущение маленьких побед. Но невозможно провести 40 часов подряд тренируя только спряжение глаголов или только сослагательное наклонение. Интенсив на то и интенсив, чтоб охватывать множество тем и навыков сразу. Но именно то, чем интенсив привлекателен, «Смотрите, сколько всего мы можем выучить в такой короткий срок!», таит в себе риск не выучить совсем ничего, потому что слишком много и на слишком неравномерную почву это новое знание ляжет.

4. Прогресс заметнее всего у новичков

Когда ты вообще ничего не умеешь и у тебя вдруг начинает получаться хоть что-то, то прогресс невероятно впечатляет. Когда ты первый раз сам слепил суши или испек хлеб, то кажется, что научился невероятно многому, потому что скачок от нуля к результату поражает.

Я вот искренне не знаю, смогли б лично меня на таких курсах чему-то научить, чего я еще не знаю, или нет. Переход с С1 на С2 – это годы труда и погружения в язык. Я не думаю, что это возможно за неделю и даже за пару месяцев. Если б у меня были лишние 5 тыщ евро, то я б обязательно решилась на такой эксперимент и поехала поучиться к тем самым монашкам. Но такие, как я, к ним по-моему не ездят. Жаль, что про свою статистику они ничего не пишут и не рассказывают, было б очень любопытно узнать, кого у них больше – новичков, среднячков или сильно продвинутых.

Вообще, выучить новый язык с нуля до уровня А1 очень легко, если у тебя вообще есть опыт обучения и особенно опыт обучения иностранным языкам (я тут намеренно не рассматриваю людей с родным языком из других языковых групп или неграмотных и не учившихся в школе). Скакнуть с нуля до А1 и правда можно за неделю, если напрячься. А вот дальше уже сложнее. Потому что дальше уже не столько про конкретные знания, сколько про усвоение и применение на практике.
Поэтому когда интенсивные школы пишут, что их ученики после интенсивного курса переходят на радикально другой языковой уровень и запросто продвигаются с Б1 на Б2, то я с одной стороны вполне верю, а с другой стороны думаю – мнэээ, так себе достижение. И вот почему:

5. Закрепление результата

Очень легко разово скакнуть в освоении нового навыка, а через неделю с треском свалиться обратно.
После того самого тренинга пару недель назад я была окрыленная и всем вокруг рассказывала, как много нового я узнала и как это изменит мой рабочий процесс. Правда за эти пару недель у меня не нашлось возможности опробовать мои новые знания на практике. Так что когда я вчера открыла конспект, то с удивлением обнаружила, что не помню уже больше половины и что некоторые последовательности действий мне придется учить заново, хотя во время тренинга я пару раз их попрактиковала.
Ну а случаев, когда люди получали водительские права, несколько лет не ездили и напрочь забывали навык вождения, наверное у каждого найдется немало в ближнем окружении.

Если прыгнуть в языке с одного уровня на другой всего за неделю, то надо приложить нечеловеческие усилия, чтоб его сохранить. Более того – нужно скорее всего после таких курсов работать в два раза усерднее, чем до них. Потому что весь тот полученный в течение короткого срока и под давлением немалого стресса огромный объем информации надо каким-то титаническим усилием перевести из кратковременной памяти в долгосрочную. А это значит, что нужно продолжать заниматься почти так же интенсивно, только в этот раз придется это делать в полном одиночестве и рассчитывая только на себя, а не на помощь высокооплачиваемых педагогов. При этом на тебя еще и будет давить мысль о потраченных деньжищах, что не сильно помогает снизить уровень стресса, как вы понимаете.

И тут я прихожу к основной и при этом очень простой мысли, которую по-моему я уже повторяла в своем жж не раз, и которую не помешало б и всем моим знакомым учителям повторять своим ученикам.

6. Не бывает волшебных пилюль

Курсы у «монашек» всегда упоминаются в качестве противопоставления. Вот мол есть простые курсы, для обычных людей, так они так себе, а есть вот «монашки», так у них там о-го-го, там кто угодно заговорит, потому что он там секреты знают, которых простым людям за 12,5 евро в час не выдают.

Но это чепуха. Никаких секретов нет. И волшебных способов выучить новый язык тоже нет. Как не бывает волшебного способа в одночасье похудеть и накачать рельеф/ научиться играть на пианино/ написать великий роман/ стать фотографом или художником.

Главный секрет в том, чтобы быть последовательным и регулярно заниматься собственно той деятельностью, которой хочешь научиться, будь то выпечка тортов, вождение машины, танцы или освоение нового языка. Никаких лайфхаков, никаких трюков или способов срезать путь. Если вам кажется, что кто-то учится быстрее и легче вас, то это не потому, что им раскрыли тайное знание, а потому что они пашут и (не всегда, но частенько) в принципе легче учатся (потому что у них как минимум аналитическое мышление, способность видеть закономерности и хорошая память).

Всю эту простыню я накатала не потому, что мне приспичило докопаться до курсов «у монашек». Им мои докапывания все равно по барабану, меньше клиентов у них не станет, даже если я напишу все это на голландском и разошлю во все газеты страны. Накатала я это просто чтобы понять самой, почему меня так бесил совет все бросить и прям сейчас бежать на интенсивные курсы с погружением. Просто до этого он меня бесил интуитивно, а теперь будет бесить осознанно, муахаха.

Любой интенсив хорош только тогда, когда ваша голова готова и способна его воспринять. Невозможно форсировать обучение, если у вас нет ресурса. Невозможно заставить мозги учиться, если они не получают достаточно отдыха и возможности поусваивать материал в расслабленном состоянии и фоном. (Тут я мрачно думаю о тех своих знакомых, которые ходят на занятия голландским к разным преподавателям аж по 4 раза в неделю, а прогресса при этом все нет, эх). Невозможно научиться, если не продолжать заниматься самостоятельно. Невозможно заставить себя выучить язык, если вы не готовы прикладывать никаких усилий и думаете, что за пять тыщ евро и пять рабочих дней вам положат его готовеньким в голову.

Ну и напоследок вопрос – а сможет кто-нибудь придумать, чему действительно можно реально хорошо научиться сходу и наскоком, потратив разом условные 20 часов подряд, не разбивая их на 20 недель по часу в неделю?

Я пока что не смогла придумать ни одного навыка, ни связанного с телесной активностью, ни с мозговой деятельностью, ни с ручным трудом. Но меня скорее всего ограничивают все вышеописанные убеждения. А может у меня в друзьях люди с более свободной фантазией, которые таки придумают?

P.S. Детей и студентов, которые постоянно учатся в весьма интенсивном режиме в пример не приводить. У них мозги иначе работают, да и физические и интеллектуальные ресурсы иначе задействованы, чем у бедных взрослых.
sad

(no subject)

Йес!!!
Наконец-то пришло приглашение на Тотальный диктант Нидерландов!
Участвовать будут 20 известных голландцев и 20 обычных человек. Среди известных в т.ч. писатели Ян Сибелинк и Абделкадер Бенали, оба давно у меня в списке к ознакомлению, видимо сейчас прям самое время прочитать.

2 ноября в субботу в библиотеке г. Зютфен. Ссылку на онлайн-эфир обязательно скину ближе к делу.
А пока просто сижу и радуюсь.

(И да, я немножко готовлюсь и повторяю правила праваписания, но не очень активно, честно сказать. Все равно бесполезно пытаться выучить правила, если до сих пор не выучились, не успеют прижиться)
sad

(no subject)

Мне вчера дали медаль.

Я не шучу.


Дело было так.
В Голландии сейчас проходит неделя алфабетизации и борьбы с низкой грамотностью. Устраивает такую неделю уже 15 лет подряд Фонд "Чтение и письмо", который организован по инициативе принцессы Лаурентин. В рамках борьбы с низкой грамотностью (а людей, у которых проблемы с чтением и письмом из-за дислексии, дисграфии и других причин, в Голландии около 2,5 миллионов) в течение этой недели проводятся всевозможные мероприятия, но в первую очередь пытаются просто привлечь внимание к самой проблеме, потому что тема это внезапно табуированная и непростая.


Все библиотеки страны конечно же участвуют и придумывают собственные инициативы и интересные мероприятия на эту неделю. Так в среду я иду вместе с Сирил (волонтер второго книжного клуба) и Аннемари (моя соседка, подруга и волонтер библиотеки) раздавать флаеры на главной площади, рекламировать библиотеку, проект "Языковой дом" (Taalhuis) и всячески заманивать к нам и потенциальных волонтеров, и потенциальных "клиентов", которым нужна какая-либо помощь с языком, будь то родной или второй язык.

И вот в честь начала недели алфабетизации библиотека и «Языковой дом» собрали всех волонтеров в одной из библиотек региона на торжественную встречу. Сначала выступил местный депутат со спичем о важности языка и грамотности, затем выступил директор библиотеки и рассказал обо всем, что библиотека делает в рамках просветительских программ. А затем вышла представитель фонда «Чтение и письмо» и стала рассказывать.

Вот уже 5 лет Фонд «Чтение и письмо» вручает ежегодную национальную премию Taalheld (что коряво переводится как «Языковой герой»). Премия вручается в трех категориях – учитель/волонтер года (taalbegeleider), ученик года и «строитель мостов» года (для тех, кто объединяет разные организации и людей, помогает строить сеть контактов и сотрудничества).

Тут  у меня уши навострились. Ух ты, думаю, любопытно! Потому что я в прошлом году впервые про эту премию узнала и с большим интересом просмотрела видео всех вышедших в финал участников, а с победителем даже переписывалась какое-то время, потому что им оказался беженец из Сирии, который вот уже два года сам волонтёрит в библиотеке и помогает другим сирийцам учить голландский.

«В этом году – рассказывала спикер – в нашей провинции тоже есть номинация, чему я очень рада, потому что наконец могу познакомиться с этим человеком. Про номинированного я уже много раз слышала, это имя постоянно звучит в Taalhuis, я слышала это имя от учителей, от других волонтеров, от сотрудников библиотеки. И я ужасно рада наконец познакомиться с этим человеком! И сегодня номинированный «языковой герой» среди нас».

Примерно на этих словах у меня немножко участилось сердцебиение. Мысли бежали от искреннего любопытства и «интересно, кого номинировали» до смутного подозрения и надежды и «а не меня ли?!», но тут же сменялись моим обычным синдромом самозванца и «уймись, мир не крутится вокруг тебя, тут полно других отличных волонтеров».

«Наш номинант много лет волонтерит в библиотеке. А еще говорит на нескольких языках, поет в хоре и вдохновляет других читать на голландском языке!»

И тогда прозвучало мое имя и на меня накатила волна счастья.

За моей спиной я слышала знакомые голоса, которые поясняли остальным волонтерам, кто я такая – это были Дениз (которая некоторое время пела в моем хоре) и Тео (с которым мы заняты проектом «Музыка для мигрантов»), которых я заманила в Taalhuis и которые недавно прошли тренинг и тоже стали волонтерами.

Я почувствовала на себе множество взглядов, сердце заколотилось сильнее. Я закрыла лицо руками и старалась не заплакать, пока спикер зачитывала текст, который написала обо мне Сирил, отправляя заявку на номинацию в Фонд.

А потом были цветы, медаль с текстом Taalheld 2019 («Языковой герой»), грамота с текстом номинации и много-много поздравлений.

Оказывается, что Сирил уже давно решила меня номинировать и что Фонд принял ее заявку. Но сложнее всего было заманить меня на встречу волонтеров, потому что я не планировала приходить, не с кем было оставить ребенка. Так Сирил вступила в сговор с Аннемари, которая сходила к моей свекрови и попросила посидеть с Пухлей, а потом Аннемари ненавязчиво уговорила меня поехать вместе на ее машине. И всю дорогу они с Сирил молчали как партизаны и не признавались, какой чудесный меня ждет сюрприз.

Дальше встреча волонтеров продолжилась уже менее торжественно и мне удалось поговорить с несколькими людьми. И даже пропитичить идею о том, что такие книжные клубы, где иностранцы читают не только газеты, но и серьезные книги на серьезном языков уровне, должны быть по всей стране. В идеале хочется теперь пройти в финал и рассказать об этой идее и о важности чтения в промо-материалах и на более обширную аудиторию.

Что теперь?

Сначала будет отбор на региональном уровне и если я его пройду, то попаду в число номинантов со всей страны, в конце октября назовут 36 номинантов. В конце января будут объявлены окончательные результаты и выбраны три «Языковых героя года».

Если я пройду региональный отбор, то на каком-то этапе за меня можно будет голосовать через сайт премии. Сами понимаете, что я буду рассчитывать и на поддержку друзей.

Так что не переключайте канал😊

А пока что я посижу тут со своей медалькой на шее. Чувствую себя очень счастливой!
sad

(no subject)

Нет, этот ваше Фейсбук - зло.

Обнаружила все в той же группе (выпиливайся, Дарья, срочно выпиливайся, пока тебя не поглотила эта бездна) ссылки на всякие группы изучения голландского языка и ползала по ним два часа.

Среди них обратила внимание на одну группу, где - следите за руками - уроки голландского дает тетенька, которая переехала в Голландию в 2017 году и тогда же начала учить голландский язык. Госэкзамен на уровень B2 она сдала только что, вот пару недель назад. И это не помешало человеку уже в прошлом году зарегистрироваться в торговой палате, начать давать уроки голландского по скайпу и вести целую группу по голландскому в ФБ. Да, я понимаю, что у нее при это 20 лет опыта работы преподавателем английского в универе в России. И возможно она даже очень хороший преподаватель. Но, боже, как же я завидую этой уверенности в себе! Я даже сейчас стесняюсь брать учеников и считаю себя недостаточно квалифицированной, а люди вон и будучи сами еще студентами уже не стесняются преподавать.

Но самое убийственное - у нее тут был летний онлайн-интенсив группового чтения. Группа из 40 человек 6 недель читает вместе книгу для подростков на голландском, получает там всякие карточки с новыми словами онлайн, обсуждает тоже онлайн. В общем, ничего сложного, просто упрощенная онлайн-версия того, что я уже 5 лет делаю в книжном клубе. Только я это делаю 5 лет, читаем мы не детскую хрень, а нормальную литературу, встречаемся живьем раз в неделю, фидбека я даю неограниченное количество и всё это БЕСПЛАТНО. А дама берет за 6-недельный интенсив по 20 евро с человека. 40 участников. Считайте сами. И люди радостно платят.

И я такая прочитала это все и думаю - боже, какой же я лох...

Где б взять немножко коммерческой жилки, а?
sad

очередной лонгрид про языки

Пора видимо рассказать про языковое устройство нашей семьи и почему мы с Тином до сих пор говорим на английском.

Вводные данные таковы, что на момент нашего знакомства в 2011 и Тин, и я владели английским языком на одинаковом и очень приличном уровне. Думаю, что мы оба уже тогда говорили на нем примерно на уровне близком к С1, а с годами словарный запас еще подрос. Для нас обоих это был в первую очередь рабочий язык. Я много переводила с и на него, много общалась с коллегами из разных стран, ведь я работала всю жизнь в финских компаниях, где у меня основным иностранным был финский, но английского было дофига. Плюс я работала некоторое время на российско-канадском проекте, а потом много лет на российско-финско-американском. Тин же ездил практически еженедельно в командировки в Англию и Россию, так что на английском он порой говорил чаще, чем на голландском. Плюс оба мы много читали на английском (если вы знаете историю нашего знакомства, то даже знаете про нашего общего любимого автора). Плюс у нас очень похожее произношение. Плюс (и это чуть ли ни главное) мы оба можем на английском шутить, играть словами и говорить о сложных, эмоциональных, философских, политических и прочих веща. В общем, мы изначально на английском чувствовали себя равными. И это было ключевым фактором в нашей семейной языковой политике.

Я (да, именно я, а не мы, потому что это было в первую очередь мое решение, потому что это в первую очередь на меня влияло больше всех) сразу хотела, чтоб у нас был общий нейтральный язык, на котором мы оба говорим одинаково хорошо и оба чувствуем себя одинаково уверенно. Годы практики показывают, что это был правильный выбор.

Хронология же примерно такая. Мы познакомились в августе 2011. В сентябре я пошла заниматься голландским с университетским преподавателем в Питере. Занятия занимали у меня 3 часа 1 раз в неделю (хотя может и 2, я сейчас уже не могу вспомнить), где мы разбирали в первую очередь грамматику. А практику и домашние задания я делала с Тином по скайпу практически каждый вечер. За 3 месяца занятий я вышла с 0 на уровень А2, с которым в декабре сдала экзамен в голландском консульстве. В феврале 2012 я переехала в Голландию и через примерно 2 месяца пошла на курсы голландского в своей деревне, где меня по результата теста сразу отправили в группу B1 с прицелом на то, чтоб сдавать потом госэкзамен уровня B2. В итоге этот экзамен я сдала в сентябре 2013. И до своего нынешнего C1 я ползла и продолжаю ползти дальше уже самостоятельно.
Так вот, меня не раз спрашивали, а почему я ж тогда не перешла на голландский с мужем сразу после переезда? Ведь это ж такая прекрасная практика язык, это ж так полезно. Мне кажется, что у меня на это несколько ответов.

1. Мне, как я уже сказала, было важно, чтоб у нас был нейтральный язык.

В начале отношений мы много говорили о том, как мы оба боимся, что в какой-то момент может возникнуть «да я ради тебя....». И в моем случае было б очень много тех вещей, которые я ради него изменила. Бросила работу, переехала в другую страну, оставила всех родных и друзей, переехала из огромного города в маленькую деревню. И так далее.
Но поскольку язык в моей системе координат – одна из главных вещей в жизни, то мне совсем не хотелось, чтобы у меня в какой-то момент возникло «да я все время говорю на твоем родном языке, а ты на моем нет!».
Английский в этом смысле был идеальным вариантом. Он не его и не мой, а наш общий. Он нас объединял с самого начала.

К тому же в какой-то момент я где-то прочитала об исследовании интернациональных пар, где говорилось, что большинство пар продолжают всю жизнь говорить на том языке, на котором говорили в момент знакомства, даже если позже выучивают языки друг друга. И мне это кажется правильным.


2. Я никогда не считала, что общение с Тином как-то улучшит мой голландский.

В первую очередь потому, что я вообще не считаю, что общение на языке как таковое, без дополнительной работы, на этот язык как-то влияет, если у тебя нет спецнавыков постоянного языкового самоанализа (хотя у меня они как раз есть).

Как блестяще сформулировала недавно Мария https://www.facebook.com/kovinagorelik (только я почему-то в спешке не могу найти конкретный пост) – говорить на языке не означает упражняться в нем, потому что как и у пианиста или балерины концерт означает конечный результат, а упражнения это в первую очередь бесконечное, занудное повторение мелочей, так и в освоении языка – говорение на нем это конечный результат и хочется, чтоб он был прекрасным, а упражнения и занятие языком выглядит совершенно иначе.

Мне этой прекрасной метафоры как раз не хватало, чтоб описать мои отношения с языком и мужем. Но интуитивно я всегда знала, что если я начну использовать Тина как инструмент для практики своего голландского, то наши отношения от этого пострадают. Хотя пару попыток мы предпринимали. В первый мой год в Голландии мы договорились, что 1 день в неделю будем говорить на голландском. Угу. Не выдержали ни разу. Потому что общение не складывалось совершенно. Ну невозможно перескочить на общение на уровне А2 простыми фразами и с постоянным переспрашиванием, если ты до этого прекрасно общался на уровне С1.

Более того. Примерно первые два года я вообще не понимала Тина, когда он говорил на голландском. Я понимала его маму, я понимала нашу соседку, я понимала несколько человек из хора. А родного мужа не понимала. И меня это страшно бесило и расстраивало. Ну и нахрена мне эти эмоции в повседневном общении с самым близким человеком, если мне их и без того хватало в общении со всеми остальными? Я постоянно страдала от невозможности выражать свои мысли и чувства на голландском на привычном мне уровне сложности. Поэтому хотя бы в общении с мужем можно было выдохнуть и снова чувствовать себя человеком, а не собакой. И если при общении с другими людьми я могла смириться с тем, что я сейчас много слушаю и мало говорю, то в отношениях с ним не могла.

Разумеется нельзя исключать из уравнения тот факт, что помимо Тина у меня было дофига источников общения на голландском. У меня были свекры, прочая многочисленная и общительная родня, соседи, хор, школа и книжный клуб. То есть той разговорной практики, которую обычно все считают необходимой для освоения языка, у меня всегда было в избытке. И муж мне для этого был не нужен.

Отдельно подчеркну вот что. Причем на примере.

У меня в книжном клубе есть прекрасная женщина средних лет из Екатеринбурга. Она живет в Голландии уже лет шесть, но когда она в книжном клубе только появилась, то жила она тут чуть больше года и голландский у нее был на слабеньком A2. В какой-то момент я ей сказала практически в приказном порядке: «Бросай английский и переходи дома с мужем на голландский». Первую неделю она плакала. Вторую ругалась и бесилась. А теперь прошло пять лет и она регулярно благодарит за этот совет. Но окружающие не раз спрашивали, почему же ей ты такой совет дала, а сама при этом так не сделала? Ответ прост. У нее был голландский на слабеньком А2, но английский у нее при этом был на уверенном А2. И хотя ей изнутри казалось, что ее английский был намного лучше голландского, но мне со стороны было очевидно, что обоими языками она владеет одинаково плохо, но при этом голландский ей для жизни нужнее и важнее. При этом оба языка давались ей тяжело и надо было просто выбрать, за какой язык бороться. Только сама она этого не знала и не осознавала, что надо сделать выбор, а пинок извне помог это сделать.

У меня же ситуация была совсем иной. И голландский у меня был лучше, и продвигалась я в нем намного быстрее, и английский у меня уже был на таком высоком уровне, до которого моему голландскому надо было расти еще много-много лет. Ну и какой дурак откажется от хорошего языка в пользу хиленького?

Если б мой английский был на уровне ниже B2, то ситуация была б скорее всего совсем другой. Тогда б имело смысл переходить в семье на голландский. Но тогда был и бы и очень высокий риск потери английского или сильной его деградации. Увы, наш мозг не всегда в силах поддерживать все языки на одинаковом уровне. У меня вот так очень просел активный финский, потому что я нам нем практически не говорю, и это моя плата за постоянно улучшающийся голландский.

3. Все мои языки не страдают друг от друга и в плохом смысле не проникают в друг друга.

Под этим я подразумеваю, что если я не нахожу слова в голландском, я не использую вместо него английское слово. Если мне в первые годы моей жизни в Голландии не хватало словарного запаса, то я выкручивалась любыми возможными способами, но не переходила на английский. Да и сейчас не перехожу. Ситуаций, когда мне понадобился английский, потому что не хватало голландского, я не могу вспомнить, даже если постараюсь. Кроме того, я не переношу из одного языка в другой грамматические конструкции, порядок слов или фразеологизмы. Это тот бесценный навык переводчика, которого не хватает «обычным людям». Я не фигачу в голландском кальки с русского, английского или финского и наоборот. У меня есть этот отработанный годами навык «сказать то же самое, но средствами другого языка», которого у очень многих мигрантов нет (что часто сразу же бросается в глаза, когда в устной или письменной речи сразу видно, что человек постоянно переводит с родного и использует кальки). Это я не хвастаюсь тут, а пытаюсь объяснить, что это означает - языки не служат друг другу костылями, а растут и развиваются рядом друг с другом и связи между ними устроены иначе.

Поэтому я никогда не боялась, что говоря дома с Тином на английском вместо голландского, я как-то наврежу своему голландскому, лишу его чего-то и недополучу необходимого погружения в язык.

Маша montagnola спросила меня еще очень давно, как же мне тогда удалось овладеть голландским так быстро, если ежедневным языком общения оставался английский. Ну вот секрет, как мне кажется, именно в том, что хотя все мои языки связаны между собой, но негативного воздействия они друг на друга никогда не оказывали. Это не как в холодильнике, в котором кастрюля с супом не встанет на полку, если там уже лежит арбуз (не спрашивайте откуда у меня такие метафоры в 11 часов вечера). У меня все это языковое многообразие как-то иначе в голове устроено, но не могу прям сейчас точно описать как именно. Если вы читаете это и чувствуете, что у вас-то наоборот, у вас голландский страдает из-за английского или какого-то другого, значит у вас совершенно точно другая голова и ей мои методы не подходят, надо искать свои.

4. Ну и по мере того, как Пухля осваивал два языка, стало ясно, что использование английского как нейтрального языка на пользу всем троим.

О том, что мы будем его растить двуязычным, мы договорились еще задолго до его рождения. Я прочитала массу книг о двуязычии и регулярно продолжаю читать новые материалы. Тин правда почти ничего читать не стал, положился на мое экспертное мнение и просто следовал всем указаниям.

Пухлю мы с рождения воспитывали по принципу ОРОЯ т.е. «один родитель один язык» (OPOL – one parent one language в англозычной литературе). И в нашем случае это работает идеально. Тина при этом никогда не смущало, что он сам не владеет русским и не понимает все наши разговоры (хотя я знаю, что существуют отцы, которых смущает или даже бесит, и поэтому такой принцип двуязычного воспитания в их семьях не приживается).

Когда-то у меня еще были надежды, что однажды Тин тоже выучит русский и тогда у нас именно русский язык будет общим семейным языком. Но эти надежды давно испарились, будем реалистами.

Но и я никогда (ух, какая я решительная!) не перейду окончательно на голландский внутри нашей семьи. Потому что как только я это сделаю, Пухля перестанет говорить со мной на русском. Ну потому что а нафига ему эти дополнительные усилия? Он при этом в курсе, что я говорю на голландском. Более того – у нас есть строго регламентированные обстоятельствами ситуации, когда я говорю на голландском и с ним самим и он мне на нем же и отвечает. Но за пределами этих ситуаций мы с ним никогда не говорим на голландском. И мне кажется, что наше с Тином использование английского в качестве общего языка этому только помогает. Английский помогает поддерживать равновесие между голландским и русским, это нейтральная территория, которая при этом только обогащает наше общение. Предвосхищая вопросы – да, вопросы «Мама, а что ты сказала папе? Папа, а о чем вы говорите с мамой?» звучат в наших общих беседах регулярно, но это никому не мешает и ребенок по-моему как раз так и потихоньку наращивает словарный запас в английском, потому что мы регулярно ему что-то переводим и объясняем.

Если бы мы перешли на голландский, то я бы оказалась в ситуации, где я и мой неродной голландский выступают против двух человек, для которых голландский родной. И в такой битве у меня нет шансов. Я всегда буду на шаг позади них. Их словарный запас всегда будет больше, их скорость реакции выше. Кто-то другой возможно с этим мог бы спокойно жить, но не я со своим перфекционизмом и постоянным стрессом. У меня вот есть подруги, которые растят своих детей на неидеальном неродном голландском и вообще не задумываются на эту тему и не рефлексируют. Но я так не могу, см. пункт Даша и ее лингвоцентризм.

Более того. Мы уже не раз обсуждали, какой язык будет у нас общим, когда Пухля подрастет и когда пойдут какие-то общие серьезные разговоры, когда у всех троих будет потребность в участии в беседе на одну и ту же тему, требующей хорошего владения языком (то есть не просто про уроки и оценки, а про содержательную часть уроков и с вопросами и дискуссиями), чтоб на равных и одновременно (сейчас таких бесед всё еще мало и мы пока ведем их на трех языках и пока это получается). Пока что мы склоняемся к тому, что этим общим языком у нас станет английский. В Голландии, где все массмедиа говорят о том, что английский вытесняет голландский в системе высшего образования, можно не переживать о том, а будет ли у ребенка достаточно хороший английский, потому что скорее всего точно будет.

Поэтому мы мысленно готовы к тому, что примерно через пять лет мы перейдем дома на английский в разговорах втроем и продолжим говорить с ребенком каждый на своем языке, когда это диалоги. И это выглядит в нашем случае довольно логично и естественно. Это позволяет нам с Тином сохранить наш нейтральный общий язык, а Пухле – получить третий язык в свою копилочку, который сможет стать практически третьим родным, потому что «инпут», погружение в этот язык у него тоже с рождения. Никому в этом случае не придется чувствовать себя ущемленным.

Подведем итог.
Все вышесказанное работает именно так как работает только потому, что у нас именное такие личные обстоятельства и исходные данные:
- моя склонность к языкам, филологическое образование и 15 лет работы переводчиком
- моя лингвоцентричность и одержимость языком в целом и языками в частности
- флегматичный характер Тина и тоже определенная склонность к языкам
- постоянное использование английского в работе, в результате чего английский у обоих никогда не уходит в пассив, и вообще изначально очень хороший английский у обоих
- совершенно точно склонность к языкам у Пухли, но при этом и отсутствие каких-либо речевых задержек или нарушений, потому что в противном случае никакого бы нам многоязычия

В семье, где хотя бы один параметр иной, все сложилось бы совершенно иначе.

Ну а мы пока продолжаем свой многоязычный полет. О том, насколько это удачный выбор языковой политики, станет окончательно ясно примерно через 10 лет.
sad

отборочный тур национального диктанта

В субботу была на том самом диктанте на радио. Тут можно было б писать длинный пост, вбухнуть в него саспенсу и только в самом конце раскрыть интригу, но я этого делать не буду. Потому что хочется просто делиться радостью.

Я победила!!!

Из 5 присутствовавших с студии человек я написала диктант с наименьшим количеством ошибок (2) и победила. При том, что все остальные были носители языка. При том, что среди участников была дама, про которую я думала, что она точно победит без единой ошибки, проработавшая 40 лет редактором в издательстве. При том, что я ужасно волновалась.

А теперь по порядку.

В Хилверсум я поехала одна. Тин и Пухля решили остаться дома. И в итоге я этому порадовалась, потому что смогла всю дорогу туда спокойной повторять правила, а всю дорогу назад спокойно отвечать на миллион полученных поздравлений.

Я почему-то была абсолютно убеждена, что в этот раз темой диктанта будет что-нибудь ужасно заморочное, типа когда надо использовать апостроф или слитное и раздельное написание сложных слов с аббревиатурами. А то и того хуже – заимствованные слова, которые пишутся через «k» или «c» и «qu» или «kw». Для такого правил вовсе не существует и их надо просто запоминать, а у меня запас слов явно меньше, чем у других участников, так что и шансов меньше. Так что я две недели до диктанта периодически повторяла правила и делала упражнения, вечером в пятницу интенсивно поделала упражнения на орфографию на любимом сайте для школьников, распечатала себе в дорогу правил, взяла учебник с упражнениями и два часа в поезде фанатично тренировалась. Но когда уже на диктанте объявили тему, я чуть не расхохоталась. Это была судьба!

В Хилверсум я приехала раньше назначенного времени. Хотелось хорошенько осмотреться и вообще быть уверенной, что не опоздаю (я же всегда и везде опаздываю, если вы не знали, я ужасный хронический опоздун).

Все теле-радиокомпании Голландии расположены в одном месте, в медиа-парке города Хилверсум. Я почему-то представляла себе это место ужасно оживленным, но в 11 утра в субботу на улицах там не было ни души. Я прошла по совершенно пустым улицам мимо десятков указателей студий и постеров известных телешоу и пришла к зданию NPO (Нидерландское общественное вещание), где и находится студия Радио 1 (общенациональная радиостанция общей тематики). В холле было пусто и тихо. Я назвала свое имя приветливому охраннику и села ждать, пока за мной придут. Коленки уже тряслись. Так что я схватила с журнального столика субботний выпуск газеты Volkskrant и начала читать, чтоб хоть как-то отвлечься и не думать о правилах правописания. Через пару минут за мной пришел редактор, мы подождали еще одну посетительницу, мне выдали пропуск посетителя и мы отправились в студию программы De Taalstaat.

Оказалось, что я была последней. Все остальные участники, точнее в этот раз одни участницы, уже сидели за столом, пили чай и беседовали. Пришедшая одновременно со мной женщина, Роос, оказалась сотрудницей организации Onze Taal («Наш язык») и составительницей диктанта.

Onze Taal – это организация, которая выпускает одноименный ежемесячный журнал о голландском языке, издает и распространяет книги о языке, организовывает раз в два года большой языковой конгресс и – самое главное на мой взгляд – отвечает на вопросы о языке по телефону и на сайте через справочно-информационную службу Taaladviesdienst (это такой аналог нашей грамоты.ру). Именно Onze Taal помогает организовывать и проверять Национальный диктант. А в этом году еще и вместе с Радио 1 устраивает вот эту самую летнюю языковую школу в прямом эфире.

Кто же были остальные участники диктанта? Некоторые меня очень впечатлили, если честно. Все они были голландки, несмотря на то, что имена могут показаться совсем не голландскими.

Маша – бывший директор небольшого художественного музея, историк культуры по образованию, куратор различных выставок и экологический активист. Участвует в диктанте, чтобы показать своему сыну-школьнику, как важно писать правильно и при этом, что допускать ошибки совсем не страшно.

Анна – административный сотрудник в средней школе, фанат языка и граммар-наци.

Эллес – финансист по образованию, а нынче «семейный менеджер», как она сама себя шутливо называет, объясняя, что слово «домохозяйка» ей не нравится. Тоже граммар-наци и любитель всего, связанного с языком.

И, наконец, Рита – скромная дама восьмидесяти лет, которая 40 лет проработала редактором в издательстве, сама написала несколько книг, много лет была в правлении фонда родителей глухих детей, а сейчас как волонтер транскрибирует и редактирует интервью для проекта устной истории города Ляйдена.

В общем, когда я услышала историю Риты, то подумала, что она точно победит, никаких сомнений.

Затем Роос торжественно объявила, что тема сегодняшнего диктанта очень сложная, часто обычным людям совершенно незнакомая, потому что над ней попросту особо не задумываются, поэтому она решила нас немножко подготовить и выдала коротенький тест из 5 вопросов именно на эту тему, где из двух примеров надо было выбрать правильный ответ. Я на все 5 ответила правильно и с большим удивлением и скрытым удовольствием наблюдала, как Маша и Эллес вступили в долгую дискуссию, обсуждая предложенные примеры.

Не буду долго томить. Темой диктанта оказался не апостроф и не аббревиатуры, а слитное или раздельное написание слова «er» и производных от него наречий daar, hier, waar в сочетании с предлогами и глаголами с отделяемыми приставками. Звучит очень страшно и на русский язык почти непереводимо, потому что у нас нет аналога слову ‘’er’’, оно может иногда соответствовать местоимению, иногда наречию места, иногда быть показателем пассива, иногда безличного предложения. Но фишка в том, что именно этому слову я посвятила почти 2 года постоянных упражнений. Я очень долго не понимала, как его использовать именно в сочетании с предлогами в устойчивых выражениях и особенно с глаголами.

Мой самый недавний пример, который я разбирала последние пару недель, обсуждая и с книжным клубом, и в хоре - это выражения: er in opgaan и er op ingaan, особенно в личной форме Ik ga er niet op in (Я не буду на это отвечать) и Ik ga er helemaal in op (Я погружаюсь в это с головой). Я различаю их в контексте, немножко могу употреблять, но каждый раз должна остановиться и подумать, кто из них кто. И вот подобных глаголов, у которых приставка отделяется и уходит в конец предложения, имеющих  с определенными предлогами особенное значение и требующих er, в голландском языке очень много. При этом обязательный порядок слов требует, чтобы отделяющиеся приставки и предлоги стояли на определенных местах в предложении. И в зависимости от того, что стоит между ними и стоит ли, предлоги должны писаться со словом er слитно или раздельно.

Все это звучит очень сложно для неподготовленного читателя, мне кажется. Но я-то два года это штудировала. У меня отдельная книжка с теорией и упражнениями только по слову «er». Я достала этим словом всех окружающих. Я однажды прочитала целую книгу, наклеивая на каждое слово «er» стикер определенного цвета, разделяя их по одной из пяти функций этого слова.

Диктант со словом «er» - это было просто предначертано судьбой!

Поэтому я даже не стала ничего обсуждать с остальными участницами, а просто немного поболтала с «преподавательницей».

Наконец, в 12 часов нас завели в студию, где у микрофона сидел ведущий, Фритц Спитц. Он уже сорок лет работает на радио и ТВ и как минимум лет пятнадцать ведет программу De Taalstaat. Я-то оценить, понятно дело, не очень могу, в силу отсутствия культурного контекста, но по словам всех окружающих, он настоящая радиолегенда. Ну и я довольно много его передач слушала, чтоб понять, куда я вообще отправляюсь. Так что я заранее прониклась уважением. Он очень классный оказался, заводной и веселый, приплясывал там весь эфир у микрофона под разную музыку.

Ну а потом сам диктант.

В первом предложении у меня было 0 ошибок. Во втором – 1 ошибка (erop uit zijn пишется раздельно, потому что если написать слитно, то значение будет нет «ставить целью», а «тусить»). В третьем предложении – 1 ошибка, но не по теме, а в слове apezuur, которое оказалось исключением из правил (в прошлом выпуске программы диктант был как раз на тему составные слова со связующим -n- или без).

Весь текст диктанта, который в письменном виде кажется совсем несложным, можно найти тут https://onzetaal.nl/zomerschool-groot-dictee-er-voorzetsels/

Писала я очень сосредоточенно и каждое предложение проверяла несколько раз. Сомневалась очень из-за некоторых слов. Хотя вроде правила-то знаю очень хорошо. Но когда сидишь вот так в студии, когда надо отвечать в микрофон, когда знаешь, что дома видеотрансляцию смотрят муж, ребенок, свекры, соседи, весь хор и еще куча друзей, то как-то очень нервно становится, знаете ли.
Поэтому когда после диктовки и проверки последнего предложения Роос своим тихим голосом шепотом, чтоб не мешать идущему в это время в эфире интервью, сказала, что я победила и что я поеду на Национальный диктант, то у меня, ох, у меня был такой шок! Я аж переспросила ее несколько раз! А потом у меня навернулись слезы и комок в горле появился, так что я аж дышать не могла.

Я победила! Я? Я?!? Я написала диктант лучше, чем все эти носители языка? Лучше, чем опытный редактор? Как это вообще возможно?!? И я поеду на главный диктант страны? Где в прямом эфире диктант будут писать 20 счастливчиков, выбранных из обычных людей, и 20 приглашенных звезд, известных голландцев. Как это вообще возможно, как это мне вообще удалось??? Сидела и думала, только б не разрыдаться. А когда уже в радиоэфире объявили, что я победила и Фритц удивленно повторил «Дарья из Санкт-Петербурга?!», то я не смогла из себя выдавить ничего, кроме истеричного «Сюрприз!»

А потом радиопрограмма закончилась. И мы все вместе сфотографировались с Фритцем. А потом еще долго болтали с редакторами и между собой.

Мне в какой-то момент стало ужасно стыдно перед остальными участницами. Одна из них выглядела довольно расстроенной. Я подумала, что ей должно быть обидно проиграть иностранке. Поэтому я улучила подходящий момент и сказала, что очень надеюсь, что все они не сильно расстроились, потому что для меня эта победа на самом деле очень много значит, потому что я с голландским языком и самой собой веду ежедневную борьбу, а одно только участие в сегодняшнем диктанте сильно подняло мне самооценку. А уж победа и вовсе – у меня сейчас ощущение, что за спиной крылья и что я однажды смогу осуществить все свои связанные с голландским языком мечты. Они все наперебой бросились меня убеждать, что никто не расстроен и что я молодец и что они будут обязательно смотреть большой диктант в ноябре и болеть за меня.

Мы вышли все вместе из студии, дошли до станции и сели в поезд. Еще какое-то время болтали до пересадки, а в Утрехте уже распрощались и разъехались по домам.

Я боялась включать телефон, потому что знала, что он просто взорвется. И так вышло. Несколько десятков сообщений. Абсолютно беснующийся чатик хора. Ликование в семейном чате с родственниками. И десятки поздравлений от друзей и знакомых. Потом, конечно, не удержалась и написала во всех соцсетях, и тут же меня накрыло новой волной поздравлений.

Всю дорогу до дома я ехала сияя как самовар. И весь вечер еще немножко ликовала.

А в воскресенье была генеральная репетиция оперы, где меня ждали еще пара десятков объятий и поздравлений. Даже Гербен подошел отдельно, похлопал по плечу и солидно сказал «Круто, подруга!». А сегодня утром поздравления продолжились на школьной площадке. Апогей будет скорее всего завтра вечером, когда я поеду на занятия голландским, где вся моя группа тоже будет бесноваться. Преподавательницей я уже в субботу позвонила и рассказала, она чуть не плакала в трубку. Завтра буду ее дополнительно обнимать и благодарить за все наши занятия и десятки диктантов.

Ну и главное.

 2 ноября. Национальный диктант.

Сначала я думала, что для меня огромная честь и невероятное счастье уже просто участвовать в нем. Но поразмышляв пару дней я таки решила, что надо ставить себе нереальные цели. Так что следующие месяцы я буду тренироваться всерьез. Цель – войти в тройку лучших в команде обычных людей. У победителя диктанта прошлого года было 2 ошибки, а лучший результат в команде известных людей – 4 ошибки. У меня было 12 ошибок, что для новичка совсем неплохо. Автор диктанта в этом году будет тот же, что и в прошлый раз. Так что у меня есть все шансы.
sad

опять про язык и людей

У меня адский конфликт с М. из книжного клуба, которая продолжает постоянно ныть о том, что никто не помогает ей учить голландский, не научил ее грамматике 9 лет назад, не хочет с ней общаться. Я писала про нее подробно уже не раз https://users.livejournal.com/babybitch-/1108430.html, потому что эта волынка тянется давно. Но этого мало. Оказалось, что она за моей спиной выяснила телефон моей преподавательницы по голландскому и напросилась к ней на занятия. И еще пожаловалась остальным, как тяжело ей было доставать этот телефон, обзванивая всех знакомых по книжному клубу (эту б энергию да в мирные цели!). За моей спиной, потому что когда она попросила ее телефон у меня, то я отказалась его давать, объяснив, что та не берет новых учеников и не объясняя истинных причин. А истинные причины в том, что я лично организовала М. двух волонтеров-преподавателей голландского, к которым она ходит каждую неделю. Потом через общих знакомых она нашла еще одного преподавателя. Я посчитала, что четвертый препод – это как-то жирновато для человека, который при этом не делает домашние задания, пропускает занятия, врет, что не получал мейлы и сообщения и продолжает ныть, что ей бедочке никто не помогает и не объясняет грамматику. Четыре преподавателя, народ, четыре!!!

Когда я услышала, что моя ничего не подозревающая преподша  согласилась встретиться с М. и потом согласилась начать новую небольшую дневную группу уровня Б1, то меня аж затрясло.
Прикол вот в чем. Моя преподавательница, к которой я езжу заниматься голландским уже четвертый год раз в неделю, давно на пенсии и занимается преподаванием просто для удовольствия. Деньги с нас за занятия она не берет. У нас небольшая группа уровня С1, в которой все обязательные, толковые и не любят тратить чужого времени впустую. За занятия мы «платим» хорошим отношением, скидываемся регулярно на чай и печеньки и три раза в год (рождество, день рождения и конец года) дарим преподавательнице солидные подарки. Деньги предлагали много раз, но она отказывается. Святой человек. Я ее обожаю, она совершенно офигенная.

И вот зная все это про свою учительницу, я совершенно не хочу, чтобы ленивая тварь М. садилась на шею этому святому человеку. Потому что не заслуживает М. такого преподавателя, как не заслуживает и трех остальных, которые бьются с ней который год. Поэтому, услышав новости, я не сдержалась и вывалила на свою преподавательницу всё. Рассказала, что я семь лет безуспешно трачу силы и время на М. Что мы вместе составляли план повторения грамматики, которому она не следует. Что я нашла ей нескольких преподов, к которым она ходит каждую неделю, но не делает домашки или делает не так или задает миллион вопросов не по теме. Рассказала, что она получала от меня сканы нескольких хороших учебников, получала учебники и книги в подарок на дни рождения, а еще выпрашивала нахаляву учебники у других из книжного клуба, а потом ни с одним из этих учебников ничего не делала. Рассказала, что все это уходит как в бездонную яму, в пропасть. Рассказала, что М. при этом всегда забитая, стеснительная, извиняется миллион раз и в целом ведет себя так, что ее всем ужасно жалко, что все вокруг стараются ей помочь. Но как она при этом высасывает из людей энергию. Как я долгое время думала, что это всё дело во мне, что просто у меня не хватает терпения, что я злобная сучка, которая не может вынести ни в чем неповинного человека. А потом мне позвонила ее первая преподавательница, голландка в возрасте и стала жаловаться, что у нее нет больше сил заниматься с человеком, который ничего не запоминает, ничего не повторяет и только ноет и ноет. Рассказала, как  в позапрошлую пятницу М. (опять, десятый раз за эту весну) не было в книжном клубе и как внезапно всех прорвало – все по очереди стали рассказывать, как она достает их звонками, жалобами, выпрашиванием книг. Даже самая спокойная среди нас и всегда предельно вежливая Л., которая из той же страны и с которой они с М. часто общаются вне книжного клуба, вдруг сказала, что ей тяжело общаться с М. и что ей стыдно признаваться в этих чувствах. Мы сидели впятером и с облегчением делились друг с другом этими ощущениями, было так круто вдруг узнать, что ты не одна такое чувствуешь, что с тобой всё в порядке.

Я все это рассказала своей преподавательнице.

Но она сказала, что все равно возьмет М. заниматься, потому что уж она точно справится и сможет ей помочь.

Мне хотелось плакать от бессилия, потому что я столько лет думала, что уж я-то точно смогу помочь М., ведь мы столько раз разбирали ее слабые места, составили такой замечательный персональный план самообучения, ведь я сделала ей чек-листы для ежедневных занятий, дарила книжки, объясняла, объясняла, объясняла. У меня ушло 7 лет, чтоб понять, что это бесполезно. Больше я с этим поделать ничего не могу.

И вот в прошлую пятницу М. опять подкатила ко мне в библиотеке с очередным вопросом про какую-то элементарную базовую грамматику, типа зачем нужны определенный и неопределенный артикль и как их запомнить (блять, она по образованию преподаватель английского языка, откуда вообще эти вопросы про артикли?! и как их запомнить, с помощью каких приложений и сайтов тренироваться, я рассказывала миллион раз!)

В этот момент у меня лопнуло терпение.

Я высказала ей абсолютно всё. И сказала, что считаю, что ей должно быть стыдно бесплатно тратить время 4 преподавателей, которые могли б в это время помогать людям, которые это нужнее и которые таки делают домашние задания.

Я ждала, что М. обидится и расстроится. Но нет. Стояла там со своими вечно понурыми плечами и заискивающей улыбкой, хлопала своими рыбьими глазами и говорила тихим голосочком: «Ну что ты, Дарья, это не так! Я не отнимаю их время! Мне просто так тяжело, так тяжело, мне же никто не помогает!»

Тут уже хотелось бить ее головой об стенку. Никто не помогает? 4 препода и я не помогают???
Но все тот же рыбий взгляд. Хлоп-хлоп. «Да, Дарья, ты наверное права и мне наверное надо снова начать регулярно заниматься голландским каждый день»

Наверное надо, сцуко?!

Меня так бесит, что человек ни черта не делает, но жрет чужие ресурсы ковшом при этом.

Наш разговор в итоге ничем не кончился. Я не смогла пробить эту броню. Ушла домой с невероятным удивлением внутри. Похоже, что человек, которого мы все считали несчастной слабой женщиной с тяжелой долей, на самом деле отлично устроился в своей роли жертвы и наслаждается всем этим вниманием.

Потом я несколько дней обсуждала всё это с другими людьми, общими знакомыми и даже со своим психологом. Выяснила, как перестать беситься. Успокоилась слегка. Поняла, как буду действовать дальше.

Но вот одно не дает мне покоя.

М. все время жалуется, что ей некогда регулярно и ежедневно заниматься голландским. При этом у нее нет работы, нет детей и нет хобби. Я просто безумно хочу узнать, чем же она занимается целыми днями, пока ее муж на работе. Мне кажется, что мне стало б легче, если б я знала, что она просто тупо сидит перед телевизором целый день и всем вокруг врёт, что нет времени. Мне было б легче, если б это было вранье, а не искренняя уверенность, что все вокруг злые и не помогают несчастной занятой бедочке.