Tags: pardon my dutch

sad

(no subject)

Надо разбавить посты молодой матери и младенческую мимишность капелькой лингвистики.

Как и восемь лет назад я в этот раз снова боялась, что в родах забуду голландский язык. Звучит это очень смешно и все надо мной потешались, если я упоминала это вслух. Мол, да что тебе там говорить-то, тебя и без слов поймут. И как вообще можно забыть язык, если ты на нем уже так долго и так хорошо говоришь. Но я боялась, что это я вдруг перестану понимать, что говорят врачи и акушерки и что-то сделаю не так. В момент эпидуралки, например, меня так колошматило, что я с Тином начала говорить на русском. Перед рождением Пухли я тогда аж список русских слов для Тина приготовила, чтоб он мог меня понимать в самом крайнем случае. В этот раз ничего не готовила, но и он меня сейчас уже лучше понимает и справился сам.

Во-первых, оказалось, что в моменты самой адовой боли я не могу выдавить из себя ничего, кроме русского «дай» (т.е. «дай руку» в адрес Тина) или «сюда». Русский в этот прорывался даже поверх английского, хотя обычно со мной такого не бывает.

Во-вторых, и это намного интереснее – самый любопытный языковой эффект проявился гораздо позже.

За прошедшую после родов неделю у меня вдруг поплыло голландское произношение. Совершенно неожиданно для меня и при этом очень заметно. Это очень любопытно, потому что за произношение-то меня как раз обычно все голландцы очень хвалят, практически никогда не слышат по акценту откуда именно я родом. И я как раз ожидала б, что скорее слетит грамматика или пострадает словарный запас, а не произношение. А вот поди ж ты. При этом разговоров за эту неделю было огромное количество – с врачами, медсестрами, акушерками, патронажной сестрой, свекрами. И со всеми разговорами в смысловом и грамматическом плане я справляюсь прекрасно, но при этом слышу, как постоянно неправильно произношу слова, но поделать с этим в процессе ничего не могу. Особенно пострадали звуки h/g, слившись сейчас почти в один нейтральный вариант посерединке.

О чем это говорит?

Очень часто условному изучающему тот или иной язык кажется, что уровень владения иностранным языком – это константа. Что вот ты долбил-долбил язык годами, сдал свой экзамен NT2 или TOEFL и всё, никуда больше твой язык не денется. Но это не так.

Наши отношения с языком, даже с родным, очень сильно зависят от того, насколько хорошо мы себя чувствуем, не в стрессе ли, не устали ли. Даже на родном языке порой трудно формулировать, когда волнуешься или задолбался и без сил. А уж на иностранном и подавно. Стоит нашему физическому или эмоциональному состоянию сильно измениться, как и язык наш тут же изменится. И это нормально. Самое главное – понимать, что это нормально.

Вот у меня сейчас степень физической и эмоциональной усталости – на пределе. Рождение ребенка, основательная полостная операция, восстановление, боль, налаживание ГВ и ночные кормления и, в первую очередь, адаптация к новой семейной ситуации и перекраивание ролей и отношений внутри нашей маленькой семьи – все это отнимает у меня такое количество сил, что совершенно неудивительно, что моему мозгу не хватает сейчас ресурса поддерживать голландский язык на привычном уровне. Мозг просто не успевает подавать речевому аппарату команду перестроиться и по-разному произносить эти противные звуки g и h. Мозг успевает только потом зарегистрировать, что речевой аппарат облажался. И это нормально. Потом я восстановлюсь и произношение тоже восстановиться.

(И вообще, удивительно, что мозг мой вообще в состоянии сейчас написать этот пост, когда на самом деле хочется уже уползти в спальню и отрубиться. Но уж очень хотелось зафиксировать наблюдение).
sad

про языковую догадку

Невозможно, товарищи, жить одним ремонтом и переездом. У меня от них уже крышечка едет. Поэтому сегодня будет пятиминутка лингвистических размышлений. Самое то для вечера пятницы, пока муж на кухне новый пол укладывает. Лонгрид про обучение языку в целом и с преподавателем или без в частности я все еще пишу, но он временно на паузе, сами понимаете. Поэтому сегодня просто отдельные размышления по конкретному вопросу. А именно – контекстуальная догадка.

Как раз сегодня утром по дороге в книжный клуб я почему-то подумала про языковую/ контекстуальную догадку и про то, как сильно она может влиять на то, как человеку дается обучение языку. Я вообще очень люблю тему про то, как порой напрямую не связанные с языком вещи могут влиять на обучение и обязательно коснусь ее позже, в лонгриде. И контекстуальная догадка как раз одна из таких вещей. Ведь она может быть не только и не столько языковой.

Бывает у вас такое, что вы включили телевизор, а там идет какой-то фильм с явно хорошими и известными актерами и вам уже с первых кадров хочется смотреть, но начало-то вы пропустили?

Сто раз наверняка такое бывало. Но может быть вы даже не обращали внимание, что есть люди, которые моментально включаются в сюжет и сразу соображают, кто кому кем приходится, в чем конфликт и что осталось за кадром, а есть люди, которые будут долго сидеть и пытаться въехать в сюжет, но получается это у них плохо, а в самых тяжелых случаях они либо так и не догадаются, что там было в пропущенном начале или вовсе психуют и не смотрят дальше, потому что просто не могут без всех кусочков пазла. Могу поспорить, что если этих же людей вместе посадить учить новый язык, то и это у них будет получаться по-разному. Я не знаю, с чем это связано (хотя наверняка умные люди уже это выяснили и на эту тему найдутся исследования), но могу предположить как минимум:

- насмотренность, начитанность (чем больше историй и сюжетов вы в своей жизни увидели-прочитали, тем проще вам восстановить общую картину, даже если в ней отсутствуют кусочки)
- социальный интеллект и эмпатия (вы легко считываете эмоции других людей, можете предугадывать их реакции и в целом хорошо понимаете людей)

Что при этом для меня самой остается загадкой, так это когда люди, которые вроде бы немало читают и в целом социально очень адекватны, не справляются с контекстом и никакой догадкой не обладают.

Самый выдающийся пример был несколько лет назад в книжном клубе, когда я спросила про какое-то слово, догадались ли участники из контекста, что это было такое. Оказалось, что никто не догадался и поэтому важный сюжетный поворот от всех ускользнул. Тогда я предложила прочитать абзац вместе и вслух, что мы и сделали. Не помню уж точностей, но выглядело это примерно так:

«Он схватил со стола *** и воткнул ей в горло. Кровь хлынула из раны. Она рухнула на землю».

То есть все остальные слова были всем известны и понятны. Не хватало только одного слова. Мне при этом было очевидно, что речь о каком-то режущем или колющем предмете, возможно холодном оружии (в конечном итоге это оказался кинжал, если мне не изменяет память). А всем остальным все равно было непонятно. Как так получилось, я не знаю до сих пор, почему никто не догадался. Но после той истории, так сильно поразившей меня, я регулярно проверяю такие вот ключевые моменты сюжета, чтобы убедиться, что никакое причудливое словечко не испортило весь контекст.

По себе я при этом знаю, что у меня контекстуальная догадка очень хорошая, я могу даже в сложном тексте угадать значение слова практически безошибочно, сбои бывают очень редко. И это умение мне, конечно же, очень сильно помогает во всем моем языковом существовании, от простых бытовых разговоров до работы.

Так вот ехала я ехала, размышлялапро это, вспоминала другие примеры. А потом в библиотеке у нас вдруг зашла речь о паре выражений и новые примеры случились сами собой.

Сначала я рассказывала про одну писательницу и, рассказывая, как с первой же ее книги влюбилась в ее стиль и сразу прочитала еще 5 книг подряд, употребила выражение “Ik was meteen verkocht” (дословно: «И я сразу же продалась», но по смыслу «И я сразу же влюбилась/ пропала/ была очарована»). Мне казалось, что выражение всем в группе известно, уж очень оно разговорное и частотное. Но моя помощница по клубу, голландка, вдруг прервала меня и спросила, поняли ли они это выражение. И девочки ответили, что конечно поняли, что мне книга понравилась и я сразу купила остальные книги этой писательницы. Знакомое и просто слово «verkocht» (продано) слилось у них в восприятии с другой формой с тем же корнем «gekocht» (купила) и смысл исказился. Мы стали обсуждать выражение, но такая привычная форма глагола очень мешала им понять смысл устойчивого выражения, перекрывала весь контекст. Пришлось выписывать прям с примерами, чтоб в голове сохранилось именно выражение, а не просто знакомая форма.

А через какое-то время в обсуждении речь зашла о важном сюжетном повороте в книге, которую мы сейчас читаем («Лабиринт призраков» Карлоса Руиса Сафона). Одна из участниц спросила, зачем же героиня пришла к антагонисту, чего она от него хотела. Я ответила, что ей было важно узнать правду, какой бы неприятной она ни была, и использовала слово confronterend. После чего у нас началась дискуссия об этом слове, продолжившаяся, наверное, полчаса. Я могла была догадаться, что тут сработает ложный друг переводчика, что привычное значение из родного языка переползет в голландский. Но мне, опять же, казалось, что уж настолько часто это слово попадается в речи и СМИ, что уже давно пора было из множества контекстов почувствовать, что «конфронтация» и confronterend – это не одно и то же. Именно в форме прилагательного этого слово в голландском языке означает нечто, что вызывает неприятные эмоции, нечто тяжелое, неприятное или сложное. При этом ни о какой конфронтации речи может и не идти, просто неприятный разговор, неприятные новости, неприятное нечто (диапазон неприятности может простираться от легкого дискомфорта до чего-то очень серьезного при этом). И вот мы полчаса наверное обсуждали это слово с разными примерами, а та участница, с которой все началось, все никак не хотела принимать тот факт, что речь необязательно о конфликте или противостоянии. Знакомое по родному языку значение затмевало все контексты, в которых она это слово уже не раз встречала в голландском.
Так вот к чему я все это рассказываю.

А к тому, что контекстуальная догадка – великая вещь. Но если у вас с ней плохо, то это будет сильно мешать языковому прогрессу. Поэтому если вдруг вы про свое такое качество знаете (хотя порой без посторонней помощи обнаружить такой недостаток просто невозможно), то надо стараться с этим работать – больше читать (Ну конечно же! Что я еще могу посоветовать!). Останавливаться на незнакомых словах и проговаривать вслух связи внутри предложения и внутри сюжета в целом, анализировать новые слова по форме и значению, составлять карты слова и синонимов. Одно из моих любимых упражнений – брать предложения или абзацы и зачеркивать в них несколько слов, чтоб прям совсем не прочитать было, а потом пытаться угадать, что же там за слово было. Очень любопытно бывает смотреть, сколько «незнакомых» слов внутри предложения можно выдержать и угадать из контекста. В общем, играть с текстами и словами и тренировать догадку.

Но при этом, конечно, для меня все равно остается пока что тайной, почему вот у одних догадка работает лучше, чем у других. Ведь вот мы сидим в маленькой уютной группке из 4 приятных и умных собеседниц, все с одинаковым удовольствием и восторгом читают вместе книгу, обсуждают ее уже несколько месяцев подряд, подробно пересказывают сюжет, постоянно возвращаясь к ключевым моментам. И в случае с конкретно этим словом было именно по сюжету ну прям очень хорошо понятно, что героиня идет к злодею на разговор именно за тем, чтобы узнать наконец правду, даже если она будет ужасной. И все равно даже такое огромное количество контекста не помогло человеку правильно угадать значение.

Если вы знаете или предполагаете, почему так бывает, то расскажите мне пожалуйста. А я пока пойду последние 50 страниц этой книги дочитывать, уж больно интересно, чем кончится.
sad

(no subject)

Занимательная лингвистика:

Вчера читала статью о происхождении и употреблении двух самых популярных голландских ругательств.
Обнаружила выражение, от которого не могу перестать ржать, потому что слишком живо представляю себе эту картину и потому что знаю несколько людей, которые именно так и выглядят постоянно. Теперь я не смогу думать о них иначе.

zo trots als een aap met zeven lullen
гордый, как обезъяна с семью хуями

Вот. Живите теперь с этим. Чтоб не одной мне ржать.
sad

Словарный запас и диванная статистика

В тему языковых уровней и словарного запаса. Просто занимательные циферки, без выводов, потому что это все, конечно же, не точные данные, а так, баловство.

Вот только что сидела готовилась к завтрашнему книжному клубу.
Прочитала 51 страницу. Выписывала абсолютно все незнакомые слова и выражения, даже если какие-то из них встречались раньше и я примерно их понимаю или если очень точно догадываюсь из контекста об их значении, но с самим словом никогда не сталкивалась.

На 51 страницу встретилось ровно 70 незнакомых слов.

В книге 850 страниц. Считаем, округляем.
Когда я дочитаю эту книгу, в моей тетрадке будет выписано 1200 новых слов и выражений. В активный словарный запас перейдет ну дай бог четверть. В пассивном словарном запасе останется ну дай бог половина.

Чисто для ориентира - считается, что для того, чтобы изъясняться на бытовом уровне и чтобы сдать интеграционный экзамен (A2), иностранцу надо знать примерно 2000 слов.
Уровень B1 - примерно 5000 слов.
Уровень С2 (примерно мой уровень) - около 10 000 слов в активном и около 20 000 слов в пассивном словарном запасе.

Среднестатистическому мигранту дается 3 года на то, чтобы выучить голландский язык с нуля и сдать интеграционный экзамен. То есть 2000 слов за 3 года. А тут в одной только книжке 1200 новых слов... (Ну ладно, в очень толстой и не самой простой в плане языке книжке. Но все равно).

По оценке моего любимого нидерландиста Марка ван Оостендорпа (правда в статье десятилетней давности) среднестатистический голландец с низким уровнем образования обладает запасом слов в примерно 15-20 000. Голландец с высшим образованием - примерно 60 000 слов.
(Кстати, мой Нидерландско-русский словарь содержит как раз столько слов. Чтобы выучить его целиком, мне нужно в течение 10 лет выучивать ежедневно примерно по 16 слов. Можно осилить? Всего-то десять лет).

За 2019 год мы с книжным клубом прочитали почти 2500 страниц. Значит по идее за год я выписала примерно 3500 новых слов и выражений (не будем пытаться пересчитать в часы, сколько времени уходит на то, чтобы их выписать, найти значение, уточнить контекст и так далее, иначе мне станет дурно).

Предположим, что треть из них осталась в моей памяти (и не будем учитывать слова, которые входят в мой словарный запас из других источников).
Будем считать, что мой словарный запас увеличивается вот примерно на 1 000 новых слов в год.

А теперь смотрим на все остальные цифры и пытаемся сдержать слезы сделать вывод.

Сколько нужно читать книг и учить слов, чтобы достичь словарного запаса аналогичного нашему словарному запасу в родном языке?
И откуда новые слова могут попадать в наш словарный запас ежедневно, если не заниматься этим осознанно, если не читать книг или газет, не заглядывать в словари и никогда ничего не записывать? Берем ли мы из воздуха минимум по 3 новых слова каждый день в году?

(Даже если выкинуть из задачи слова с общеевропейскими, латинскими и греческими корнями, которые вам сразу будут понятны в иностранном, потому что вы уже начитанная умочка и знаете их на родном языке.)

А если завтра утром у меня хватит сил, то я еще отдельно напишу пост и приведу примеры слов, которых я сегодня навыписывала. Потому что там практически нет слов, которые можно было бы выучить без контекста, без учета сочетаемости с предлогами или другими словами, и у которых бы была совершенно ясная частотность.

Улыбаемся и машем.

(Слово-фаворит из этих страниц - koudvuur. Слово состоит из двух простейших корней, koud=холодный, vuur=огонь. Попробуйте догадаться без заглядывания в словарь и интернет, что это слово означает? Я догадалась исключительно благодаря сюжету и очень натуралистичному описанию, без этого в жизни б не угадала).
sad

(no subject)

На меня за неделю свалилось три больших вопроса, связанных с языком и обучением языку. Привело это, конечно же, к тому, что я хожу и думаю целый клубок мыслей, пытаясь сформулировать их все в связный текст и сделать какие-то выводы.

Сначала взялась писать лонгрид о том, почему важно учить язык с преподавателем. С одной стороны – вещь вроде очевидная. С другой – раз в неделю вижу в группе русских в Голландии в ФБ вопрос «посоветуйте учебник, с чего начать самой учить язык, а то я тут два года и ни слова не говорю» и десятки комментариев про то, какими кривыми и порой нелепыми путями люди пытаются выучить голландский. И что-то у меня видимо наболело, потому что захотелось прям по пунктам расписать, что не так с этим подходом. Допишу лонгрид и выложу как минимум в жж, а может даже зафигачу в эту самую фб-группу в надежде, что на 99 наездов за такое разрушение надежд придется хоть один комментатор, которому такая инфа пригодится.

Затем вдруг позвонил давний друг за советом, как выучить финский язык. И внезапно озвучил свои планы, от которых у меня глазик задергался – человек хочет уехать работать в Финляндию (врач по профессии) и планирует, внимание, за полгода выучить финский язык с нуля до уровня B2, поехать в Финляндию и сдать дам сначала языковой экзамен, а затем экзамены для врачей. С нуля до B2 за полгода… (Про экзамены для врачей я вообще молчу, потому что у меня знакомая русскоязычная врач в Го третий год бьется над такими же экзаменами, занимается с несколькими репетиторами языком и на специальных курсах для врачей-иностранцев и вот наконец только-только начала приближаться к какому-то видимому концу, надеясь сдать последний экзамен примерно через год подготовки).

Я уже про это поныла всем, кому могла. Я в голландском дошла до уровня B2 ровно за 2 года, в сентябре 2011 взяла первые уроки в Питере и в сентябре 2013 сдала экзамен B2. Все это время я либо ходила на занятия к репетитору по 2 раза в неделю в Питере, либо на занятия по 3 часа два раза в неделю на курсы в Голландии. И при этом каждый день занималась по несколько часов и при этом полтора года из этих двух уже жила в языковой среде и жила только на голландском, не используя английский. Даже если вычесть из всего этого примерно 5 месяцев после рождения Пухли, в которые я не ходила на курсы и практически не делала заданий и упражнений, все равно это 2 года жизни. И это при том, что голландский был шестым иностранным языком, за изучение которого я бралась. И при том, что у меня филфак, 10 лет работы переводчиком и вот это вот всё. А все равно ушли два года.

На финский, кстати, ушло тоже примерно столько же времени с нуля до B2. Я хорошо помню, какую грамматику мы проходили на первом и втором курсе и насколько интенсивными были занятия – по 3-4 часа практического финского в день, плюс историческая грамматика, диалектология, история Финляндии, литература Финляндии, разговорная практика и бог знает что еще. И все равно после первого курса был шок, когда первый раз поехала в Фи и столкнулась с живой речью обычных людей.

И вот человек, к которому я хорошо отношусь, вдруг говорит мне про уровень B2 с нуля за полгода, без погружения в среду, без вообще какого-либо представления о том, как учить языки, без неограниченных ресурсов. Мне при этом искренне хочется ему помочь, но и одновременно хочется настучать по голове и объяснить, что прыгнуть выше головы ну невозможно, нереааааальнооооооо. Хожу и маюсь. Говорила с ним несколько раз за неделю уже. Мягко и осторожно пыталась объяснить реальное положение дел. Но нет, не верит.

Вот это неверие и нереалистичный подход к языку кажется мне большой системной проблемой, с последствиями которой сталкиваются в конечном итоге все мигранты. Буду дальше думать, может надумаю и напишу чего умного.

Наконец, ироничным ответом на ситуацию с этим старым другом, вчера в гости приехала одна из моих приятельниц по книжному клубу. Она из России, живет здесь уже почти 7 лет, из них в книжном клубе почти 5 и на курсах голландского уже 6 лет. Сначала она ходила, чтобы выучить язык с нуля и сдать интеграционный экзамен. Затем решила для себя поучить дальше и сдать B1. Затем продолжила ходить заниматься на уровне B2, потому что муниципалитет выделил какую-то там квоту, позволившую заниматься на курсах почти бесплатно. При этом именно для нее я несколько раз устраивала персональные интенсивы, когда мы на пару недель или месяцев погружались в конкретную грамматическую тему, которая давалась ей особенно тяжело, и пытались довести ее до автоматизма. То есть человек все эти годы старательно занимается языком, не обладая при этом особенным талантом, но и не страдая ни от каких когнитивных проблем, которые прям мешали б осваивать язык. А все равно вот шестой год пошел, а сдвинуться дальше никак.

В общем, приехала она ко мне в этот раз за советом – «Как учить язык дальше, когда курсы уже не помогают, прогресса уже нет, учебники все возможные уже прошла, грамматику всю прошла, в быту языка хватает, все голландцы меня понимают, а все равно ощущения легкости и свободы на голландском нет?». У нее явно крепкий такой уровень B2, то есть формально все запланированные планки взяты. А для полноценной жизни все равно не хватает, все равно есть ошибки, все равно есть недовольство своей речью, все равно есть безумная фрустрация, потому что то, как хочется разговаривать, и то, на что хватает языковых навыков, все равно по-прежнему не равны. Вот тебе и такой желанный B2, который так многим мигрантам кажется заветной меточкой, после которой можно расслабиться. А человек вот за шесть лет понял, что это не фига не конечная черта и что за ней-то начинается самое сложное, потому что учебных материалов уже почти нет, курсов нет и как быть дальше совершенно непонятно. Надо самой. Но как??

Проговорили с ней три часа. Я накидала идей и вариантов, которые подходят лично ей. Точечная работа над конкретными навыками. Оттачивание мелочей. Но в первую очередь, оказалось, ей надо понять, а чего она вообще от своего голландского хочет, цель-то какая. Причем подумать не абстрактно «хочу владеть языком в совершенстве» (за кадром звучит мой горький смех), а разложить свою мотивацию и цели на мелкие составляющие, на конкретные практические задачи. Это, оказывается, очень непросто.

И вот все эти три темы теперь у меня в голове без остановки. Причем из одного вопроса вырастает другой и всё это пенится у меня в голове каким-то бесконечным фонтаном, темы и вопросы наползают друг на друга и расширяются, расширяются, расширяются.

Есть ли смысл вообще во всех этих обозначениях уровней владения иностранным языком? Почему B2 у двух разных людей могут вообще не совпадать друг с другом? Почему одним людям хватает того уровня владения языком, которого они достигли, а другим нет? Почему одним ошибки в языке жить не дают, а других вообще не волнуют? Почему не бывает универсальных учебников? Почему находясь в языковой среде все равно можно всю жизнь продолжать учить язык? Почему никто про все это вообще не предупреждает, когда мы начинаем учить языки?

Я собиралась с августа этого года начать учиться в магистратуре по специальности «Преподаватель нидерландского как иностранного», но моим планам помешали беременность и корона. Но, как видите, вопросы про освоение иностранного языка все равно настигли меня накануне августа и видимо не отпустят еще какое-то время. Готовьтесь, я еще напишу!
sad

(no subject)

В сообществе переводчиков на ФБ в комментариях к обсуждению нескольких психологических и языковых аспектов несколько незнакомых между собой людей предлагают придумать новую дисциплину, психолингвистику, и удивляются, когда им говорят, что дисциплина существует уже лет так эдак сто.
Сижу подбираю челюсть с пола. Профессиональное сообщество, блин.

(повесила белое пальто обратно в шкаф)
sad

(no subject)

Библиотека решила, что до 1 сентября никаких групповых мероприятий в помещении библиотеки проводить не разрешается. А значит никакого книжного клуба по пятницам. Учитывая, что мы с начала карантина поставили книжный клуб на паузу и ничего с ним не делали, я решила, что 2 месяца отпуска достаточно. Ведь если продлить этот отпуск до сентября, то никакого книжного клуба после этого не останется. Мы итак-то сейчас в очень небольшом составе, потому что 3 человека работают по пятницам, а 1 в декрете.

В общем, начиная с прошлой недели книжный клуб перешел в ZOOM и останется в нем до сентября. Первые две встречи прошли хорошо, перенос обсуждения в онлайн-формат в общем-то прошел безболезненно. Хотя понятно, что живьем в библиотеке с чашечкой чаю и печенькой все-таки душевнее.

Но вот что я заметила.

Мне стоило нечеловеческих усилий заставить себя снова начать читать на голландском и выписывать слова.

Сам процесс чтения проблем не вызывает, нет. Даже несмотря на то, что я не в восторге от текущей книги и ее главный персонаж меня подбешивает.

Но вот обращать в процессе чтения внимание на незнакомые слова – это совсем другой формат чтения, чем просто чтение для удовольствия, когда из контекста и так всё понимаешь. Такое чтение требует какого-то иного типа концентрации. Бывает я читаю недостаточно внимательно и незаметно для себя пропускаю незнакомые слова, потому что общий смысл поняла. Чтение ради обучения явно устроено иначе, как это ни прискорбно.  А уж когда знаешь, что вот сейчас прочитаю 50 страниц, а потом надо выписать отмеченные стикерами слова, а потом найти их значения – то уже заранее ничего не хочется читать, потому что чтение из удовольствия превращается в работу. И нет, это всё не ново, я всё это всегда знала, но удивилась тому, что оно именно для меня до сих пор работает всё так же, как и 5 лет назад. Как бы хорошо я ни знала голландский, каким бы обширным ни был мой словарный запас, но чтение ради языка все равно остается работой.

При этом я постоянно читаю на других языках, с начала этого года я прочитала уже с десяток книг на английском. Но их я читаю в кайф и не задумываюсь над лексикой. Если б у меня сейчас стояла цель обогатить свой словарный запас на английском, то чтение на нем вызывало б такое же сопротивление.

Вывод из всего этого у меня только один: читать на иностранном языке ради расширения словарного запаса – это труд. Он требует усилий и внимания, потому что без них ничего от этого чтения в вашем языке не изменится.

Словарный запас не расширится сам собой, если с новыми словами ничего не делать, если их хоть иногда не выписывать, если не искать значения в словаре, если осознанно не вводить новые слова в свой активный словарный запас.

Так что если вы (да и я сама, чо уж там) просто читаете для удовольствия книги или газеты на иностранном языке и думаете, что этим себе помогаете учить язык – не обманывайте себя. Реальный эффект от такого чтения намного меньше, чем от чтения с тетрадочкой и словарем.
sad

(no subject)

На прошлой неделе был ужасный урок вождения. И я психовала, и инструктор была недовольна.

Она уже не в первый раз завела разговор о том, что может мне стоит подумать о том, чтобы таки начать учиться на автоматической коробке передач, потому что уж очень долго я учусь по сравнению со среднестатистическими ее учениками. Я уже отъездила около 50 часов и, судя по всему, мне потребуется еще столько же. В то время как обычно люди после 40-50 часов практики уже сдают экзамен.

А я психанула, что либо я буду ездить на механике, либо вообще не буду ездить. И не только потому, что у нас уже есть машина с механической коробкой передач, а новую покупать я вот прям сейчас не планирую, потому что мне тупо она не нужна, мне, фрилансеру-надомнику, тупо некуда ездить на ней. Но дело еще в том, что я блин медленно учусь не из-за коробки передач. И психанула я как раз из-за того, что инструктор это не понимает.

Мне тяжело удерживать фокус. Мне тяжело привыкнуть, что блин перед круговым перекрестком надо обязательно покрутить головой влево-вправо-влево, причем именно покрутить, а не просто посмотреть глазами, потому что иначе экзаменатор не заметит. Я не могу привыкнуть к тому, что при любом перемещении машины в сторону надо, оказывается, посмотреть не только в два зеркала заднего вида, но и через плечо. Меня это через плечо страшно бесит, особенно когда едешь по совершенно пустой дороге, но посмотреть через плечо все равно положено. И при этом я что-то не вижу, чтоб другие водители это делали, но для экзамена оказывается надо. Мне тяжело, что этих микродействий какое-то невероятное количество и смысла половины из них я не вижу, они как будто только бы ради галочки, ради экзаменатора. А я, как известно, ненавижу любые вообще вещи ради галочки.

В общем, психовала я пару дней и думала о том, почему же мне так тяжело сосредоточиться и запомнить все последовательности действий.

Надумала две вещи.

Во-первых, все эти посмотреть туда, притормозить тут - очень телесные вещи. Оно должно стать автоматическим, руки-ноги-голова должны делать все это без моего активного участия, на автомате. И если переключать скорости на автомате я уже научилась (вот именно! Нахера мне тогда коробка-автомат вообще?!), то вот "сканировать" дорогу по всем правилам - еще нет. И мне еще непонятно, почему сканировать учат только сейчас, после того, как я уже полгода проездила с по сути неправильной техникой "сканирования", а сейчас должна переучиваться, проговаривая вслух все эти "внутреннее зеркало, внешнее зеркало, плечо" и "голова налево-направо-налево".

А у меня при этом по жизни вообще с телесными ощущениями не очень. Мне требуются отдельные специально направленные усилия для того, чтобы понять, например, голодна я или нет, устала я или нет, хочу я спать или нет. У меня плохо с болевым порогом, потому что я не всегда понимаю, когда сильно болит, а когда не очень. У меня плохо с ощущением своих собственных габаритов и я завидую людям, которые чувствуют каждый лишний килограмчик, потому что я не чувствую лишние десять, пока не посмотрю на весы. При этом я отлично чувствую окружающее и необходимое эмоциями, сердцем и интуицией. Но довольно плохо чувствую телом. Но при этом когда уж научаюсь (как было с силовыми тренировками, например), то тогда все становится на свои места. Да и вообще я последние пару лет усиленно работаю над осознанностью, над тем, чтоб вообще слышать сигналы своего тела и реагировать на них.

А во-вторых, я вдруг поняла, что только одно единственное простое изменение поможет мне водить машину лучше.

Сегодня я это изменение воплотила в жизнь и сразу же увидела результат. Сразу же. Эффект был потрясающий.

Сегодня я попросила инструктора не разговаривать со мной. Только четкие инструкции куда повернуть. Только замечания, если я делаю что-то совсем уж идиотское и неправильное. Но никакого small talk, никакой болтовни. Я не хочу сама говорить во время езды и не хочу слушать, если только это не самое необходимое. Ничего, что требует от меня какой-то коммуникации.

Хотя я и ожидала, что это поможет, но даже представить не могла, насколько.

Сегодня за рулем я была спокойной, сосредоточенной. Я не нервничала. Я успевала настроиться на все необходимые последовательности действий и вовремя их выполнить. Я не тупила, не боялась и не забывала. Первый раз вообще за все это время ехала с чувством удовлетворения, а не со страхом и разочарованием.

Видимо разговоры на голландском, даже при всей моей беглости, отнимают слишком много оперативной памяти и не дают концентрироваться. Это, конечно, с одной стороны очень печально, потому что только подчеркивает, что мне по-прежнему нелегко жить в иноязычной среде. А с другой стороны - хорошо, потому что теперь есть простое и эффективное решение, а значит есть и надежда, что экзамен я сдам и вообще полюблю водить машину.
sad

Приняли!

Колонку для журнала я написала за день. Отправила на вычитку сначала преподу своему, потом еще паре человек. Получила отличные отзывы и в четверг в День Синтерклааса сдала в редакцию.
И уже в середине рабочего дня мне пришло новое письмо от директора журнала и замечания редактора, от которых у меня челюсть упала на пол.

Во-первых, они добавили в мой текст промежуточные заголовки между абзацами, в виде вопросов. Из чего мой эмоциональный, но все жект текст превратился вдруг в интервью истероида. Одно дело, когда ты пишешь монолог и обращаешься к читателю и совсем другое, когда отвечаешь на сдержанные скучные вопросы как будто ты невменяемое ебанько.

Во-вторых, они попросили убрать из текста примеры сложных для иностранцев грамматических тем, аргументируя, что понять, почему слово “er”, разделяемые глаголы и фиксированный порядок слов тяжело даются иностранцам, не смогут даже их читатели.

В-третьих, они попросили пару предложений переформулировать слегка и перенести мою завуалированную цитату из известной поп-песни в самое первое предложение.

Я перечитала замечания несколько раз. Села. Подумала хорошенько. Позвонила своей преподавательнице, чтобы поправить прицел. И да, моя преподавательница, которая уже лет двадцать выписывает этот журнал, тоже с трудом подобрала челюсть с пола и согласилась, что если читатели самого главного в стране популярного журнала о языке не смогу понять мои примеры, то другие материалы в журнале им можно вообще не читать. Нельзя так плохо думать о своей аудитории, решили мы с ней. Потом я еще немного поныла Оле, жалуясь на правки и особенно на дурацкие заголовки. Потом побродила кругами, пытаясь решить, что делать.

А потом я собралась с духом и написала ответ. Тоненький голосок внутри пискнул было «Это же директор журнала! А вдруг они тебя нафиг пошлют и найдут кого посговорчивее?!» Но другой голос, погромче, говорил, что если я сейчас не готова отстаивать свой текст, то редактор мечты никогда в жизни меня не найдет, потому что за этой переделанной фигней просто не разглядит меня.

Я согласилась с сокращениями. Но написала, что категорически против заголовков и объяснила почему. А тему про грамматику я развернула, объясняя, что именно я имела в виду, почему это важно для меня и для любого изучающего голландский, в чем именно сложность. И попросила помочь мне сформулировать иначе, если в таком виде мой посыл не считывается.

Директор внезапно очень быстро ответила и в этот раз намного менее официально, чем до этого. Сказала, что спросила совета у своих сотрудников и что теперь стало понятнее про грамматику и что она рада, что мы можем это обговорить подробно и вместе найти решение. Пообещала обсудить на редакторском совете и снова связаться со мной.

И вот сегодня, спустя полторы недели, пришел ответ.

«Дорогая Дарья, мы посовещались с редакторами и решили опубликовать твою колонку в максимально первозданном виде. Мы убрали заголовки, они действительно полностью меняют настрой и ритм текста, а также решили оставить твои примеры про грамматику. Посмотри в приложении макет и сообщи, если нужно будет внести еще какие-то изменения».

ДААААААА!!!!

Какое же это крутое ощущение, когда ты постоял за себя, хотя и было страшно, и оказалось, что так и надо было, что это совершенно правильно.

Сижу счастливая.

Моя первая публикация на голландском. Пусть и маленькая. Но зато моя. Целиком моя. (Да еще и с гонораром!)
sad

(no subject)

- Уфф. По-моему колонка получилась неплохая. Надеюсь, что редактору понравится. И что кто-нибудь прочитает и подумает – Вау, это то, что нам нужно!

Тин фыркает и смеется: «Ты так смешно это представляешь!»

- В смысле, смешно? В моей голове именно так это и происходит. Какой-нибудь журналист или редактор моей мечты прочитает и решит пригласить меня писать для крупной газеты.
- Редактор твоей мечты?
- Да! Редактор моей мечты! Он живет где-нибудь на западе Голландии. Он устал от тамошнего бешенного ритма жизни, от того, что в его газете одна сплошная политика и экономика. Журнал о голландском языке – это его guilty pleasure, тайная радость, единственная настоящая любовь. Он пьет за завтраком кофе и открывает январский номер. Я прям даже вижу, как он выглядит. Такой пожилой худой голландец с продолговатым лицом. Он поправляет свой шарф-кашне…
- Шарф? За завтраком? Ты вообще много журналистов видела?
- Не мешай, это мой редактор мечты, а не твой, тебя никто не спрашивал. Мой в 7 утра уже в итальянских кожаных туфлях за завтраком, а не в тапочках. Так вот. Он поправляет свой шарф, взгляд его падает на мою колонку, он читает последний абзац и скупая мужская слеза ползет по его щеке.
- Ты издеваешься?
- Я что не могу помечтать? Я ж тебе не мешаю придумать себе дурацкую мечту и мечтать ее себе в свое удовольствие.

Тин притягивает меня к себе и хохочет. Он ничего не говорит, потому что в нашей семьей за говоренье отвечаю я. Но я знаю, что ему нравится, когда я мечтаю настолько с размахом, что это выглядит глупым. Мечтать на полную катушку – это, знаете ли, тоже искусство.

А колонку я дописала. Дала прочитать 3 независимым экспертам – своей учительнице голландского ради грамматики и стилистики, своей подруге-филологу Оле ради общего посыла и структуры, и своей подруге Марике, которая совсем не лингвоцентричный человек, а наоборот визуал, ради впечатлений просто читателя. Учла все замечания, порезала пару предложений.

Отправила редактору.

И уже получила в ответ "Спасибо за твой чудесный рассказ. Мы обсудим в редакции и я напишу, если нужны будут изменения или сокращения".

"Чудесный рассказ" - даааааа!!!

Держу фиги. Где-то там уже запустилась цепная реакция, в конце которой золотой молоточек стукнет прямо в сердцу редактору моей мечты и приведет его ко мне.