Tags: music

sad

новый хор

Первая репетиция в здании начальной школы. Здание посреди небольшого парка с огромными окнами в пол, в котором мы сидим понедельничным темным вечером, как в небольшом аквариуме. Тут пахнет старыми книгами и чем-то еще старым, то ли мебелью, то ли чем-то еще. Непротивно старым, как будто нюхаешь коробку потертых карандашей.

Гербен живет через дорогу отсюда и уже перетащил на время репетиции всю необходимую технику и электропианино в этот прозрачный класс.

Я приехала из своего городка (10 км) вместе с еще четырьмя участницами нашего нового хора. Двое – из моего джазового хора и именно они затащили меня в 2017 на прослушивание для шоу под открытым небом. Еще одну я знаю как раз по шоу, а последнюю вижу первый раз, но  она тоже участвовала в проектах Гербена. Случайных людей в нашем новом хоре нет и не будет.
Когда мы заходим внутрь, весь новый хор уже в сборе – расставляют стулья, раскладывают партитуры. Мои любимые тетушки-толстушки, Ингрид и Ада, уже поставили чай и разрезают испеченный в честь первой репетиции пирог.

Гербен возится с аппаратурой. На нем темно-синий свитер крупной вязки с широким воротом. Такие свитера вообще-то ни одному нормальному человеку носить не стоит, но ему почему-то вечно идет всякая странная одежда. На нем, например, еще новые сапоги, а где вы вообще видели мужчин в кэжуал сапогах и чтоб им это шло? А ему, сукину сыну такому, идет.

И вот мы сидим перед ним полукругом. Он, как всегда перед репетициями, тихонечко наигрывает что-то на пианино, как будто примеряется к сегодняшним аккордам. Не смотрит ни на кого, склонившись над клавишами. И когда хор умолкает, то он наконец выныривает из своей музыки, обводит нас всех взглядом и откидывается на спинку стула. Он подпирает рукой подбородок и удивленно произносит: «Ох… Все это и правда происходит на самом деле!» Мы улыбаемся ему и друг другу. Но вместо того, чтоб начать распевку, он вдруг продолжает говорить. «Я вас всех откуда только не знаю. Вот ты, Вилли, пела в моем хоре еще 15 лет назад. Тут вот группка голосов из шоу под открытым небом, привет Ада и Ингрид, ага. Тут вот сопрано из моей прошлой театральной труппы. А вот эти двое дам из джазового хора, ой, то есть трое, Даша тоже. Хотя Даша это вообще особый случай…» - говорит он своим низким голосом и я чувствую, что краснею, но стараюсь максимально равнодушно пожать плечами, на что он добавляет: «Твое письмо… Я храню его до сих пор!». Я становлюсь пунцовой, потому что чувствую, что все на меня смотрят. Меня спасает Труди, которая громко объявляет: «Даша написала Гербену спич, когда он два года назад заменял нашего основного дирижера». Гербен подхватывает: «Оказалось, что она тоже сначала боялась меня, а теперь вот привыкла» и весь хор отзывается смехом узнавания, а он продолжает. «Кстати, Вилли, а помнишь наших соперников на том фестивале десять лет назад? С ними пела Ди!» - и он кивает в сторону Ди, своей герлфренд, которая поет в еще одном его хоре, а та виновато разводит руками. «И наконец – Анья…» - он понижает голос, а Анья, которая больше всех сделала для того, чтоб запустить этот наш новый хор, краснеет и закашливается. Анья была дирижером детского хора, в котором сам Гербен начал петь в возрасте 6 лет страшно сказать сколько лет назад. Он смотрит на нас всех, а мы оглядываем друг друга и улыбаемся. Это будет особенный хор. Не то чтобы мы были лучшие из лучших из его старых проектов, но немножечко как бы и да.

И когда мы начинаем петь, это становится ясно с первых нот.

Сначала немножко разминки. Прогреть связки, проверить диапазон, свой и друг друга. А затем Гербен начинает свою любимую игру. Он ставит меня в центр (да, он любит меня подкалывать на репетициях, мы оба это знаем) и просит повторить одну ноту. А затем ставит рядом со мной Труди и просит ее повторить мой звук, мою громкость, мой тембр. К нам двоим добавляется Кристин, затем Ада, и так далее, и так далее, которым надо максимально подстроиться под нас. Пока мы всем хором не звучим в идеальный унисон, словно это один голос, а не двенадцать разных.

И вот когда нам удается достичь этого идеального звука на одной ноте, он разбивает нас потихоньку на аккорд в пять нот, сохраняя при этом тот же тембр и звучание, но выстраивая при этом сложную гармонию.

Все получается. С первых же попыток. Все слышат друг друга, все чувствуют друг друга. У меня по спине бегут мурашки, потому что точно такого же эффекта Матильда пытается добиться в джазовом хоре, но это выходит далеко не всегда, потому что там – будем уж честны – есть откровенно слабые голоса, и, что даже важнее, менее мотивированные и менее эмоциональные люди. А здесь, в этом нашем новом тайном хоре, о котором мы пока никому не рассказываем, все готовы выкладываться на полную, все настолько полны энергии, что ты чувствуешь музыку у них внутри даже на расстоянии.

Затем мы берем в руки партитуры и к моему удивлению начинаем петь на три голоса с листа.
Это ужасно сложная аранжировка голландской песни Ken je mij, где в оригинале-то довольно сложный ритм, а в трехголосовом переложении местами и вовсе невозможно ухватить все эти триоли и синкопы. И я пою вместе со своими соседками ведущую партию, выезжая только на том, что дома прослушала эту песню три раза и вроде бы запомнила основную мелодию. Мы мучаем это трехголосие целый час, боясь даже задуматься о том, получается ли вообще.


А после недолго паузы мы берем ноты и снова поем с листа. «Hotel California». И пусть аранжировка не так уж сложна, пусть песня прекрасно знакома всем, но мы все равно поем ее на три голоса, без репетиций, без подготовки, просто читая с листа. Припев звучит так мощно, так ярко. И я пою вместе со всеми и чувствую, что лечу.

Когда до конца остается всего полчаса, Гербен берет We built this city, которую мы немножечко начали репетировать во время нашей пробной встречи в ноябре и которую мы должны были самостоятельно подготовить дома. И ох… Как же это круто звучит!!! Меня окружают голоса, звонкие и сильные,  я закрываю глаза и пою вместе с ними. Но в кои-то веки мне не хочется петь с закрытыми глазами, скорее наоборот. Я открываю глаза и откладываю в сторону ноты, потому что итак уже знаю свою партию. И мы поем, пританцовывая и переглядываясь и улыбаясь. Гербен аккомпанирует нам на пианино и я уже вижу по его плечам и рукам, что он в том своем состоянии, когда он весь пружинит, когда музыка прет из него огненным столпом. В какой-то момент я перехватываю его взгляд и полуулыбку и читаю в его глазах «кайф, скажи же?!» Я киваю в ответ, не переставая петь, давая понять – да, именно ради этого мы все это замутили, именно ради этого мы решили основать новый хор, искали помещение для репетиций, собирали тайком хорошую команду, подбирали аранжировки. Ради этого. Ради этой музыки, которую сейчас творим вместе.

Если б я делала про это кино, то здесь бы был кадр темного парка со зданием школы, похожим на аквариум, из прозрачных стен которого в темноту вырывались бы блестящие разноцветные лучи света.

Следующая репетиция через две недели.
sad

(no subject)

А тем временем в новом хоре с Гербеном у нас уже 14 участников. И уже закуплены аранжировки для 6 номеров в диапазоне от классического рока и диско-хитов до голландских баллад и джаз-стандартов.
Сегодня вечером первая официальная репетиция и я весь день прям не могу усидеть не месте, пою  и пританцовываю (вместо того, чтоб работать, блин).

Я, конечно, совершенно явно бегу в новый хор от сложностей в старом, джазовом. Но хочется верить, что все сложности и там разрулятся так, что в итоге у меня будет два отличных хора.

sad

(no subject)

Что-то я на наше местечковое радио скоро как на работу ходить буду.
Две недели назад давала 10-минутное интервью про Великий Диктант - репортер приезжала ко мне домой и мы протрещали обо всем подряд четыре часа, но отдельно записали небольшое интервью про язык и диктант.
А сейчас пригласили в середине декабря в студию в качестве специального гостя целый час беседовать о музыке в целом и голландской музыке в жизни мигрантов в частности.
Беда только в том, что голландскую музыку я вообще не знаю, за исключением может десятка самых известных песен. Срочно придется устраивать себе ликбез, блин.

В комменты снова призываются голландские френды - покажите пожалуйста своих любимых голландскоязычных исполнителей, любимые песни, клипы и вот это всё.
sad

(no subject)

У меня такой музыкальный адреналин сейчас в крови, что спать будет совершенно невозможно.
Рассказать все в подробностях не удастся, но коротенько.

Этим летом во время оперного шоу в карьере выяснилось, что моего любимого дирижера и музыкального руководителя всего проекта Гербена и режиссера Яспера с проекта снимают и больше они участвовать в этом всем никогда не будут. Десять лет они вдвоем отпахали, устраивая раз в год шоу под открытым небом на 3 тысячи зрителей ежевечерне, причем минимум на 50% силами любителей: актеры, музыканты, солисты, хор – бОльшая часть просто обычные люди, но вместе под чутким руководством удавалось создавать нечто впечатляющее.

Мы с Аннелис были настолько возмущены их увольнением, что тут же начали вести подрывную деятельность и создали маленькую революционную группу. Мы поговорили с огромным количеством участников проекта, написали письмо правлению театра, собрали под сотню подписей и где-то в сентябре добились встречи со всем правлением и конструктивного обсуждения произошедшего. Фарш провернуть назад было уже конечно невозможно и Гербена и Яспера к творческому руководству театром уже не вернут, но по крайней мере мы получили ответы.

Но.

Все это мы творили не вдвоем, а группкой из 6 человек – та самая девушка Анне со служебной собакой, про которую я писала после прослушивания прошлой зимой, ее подруга и учитель Анья, которую я знаю с первого шоу в карьере и оттуда же еще тетушки Ингрид и Ада, которые опять подкармливали весь оркестр, но меня взяли под крыло еще тогда летом 2017.

И вот вшестером мы подумали-подумали и предложили Гербену начать новый хор.
Сначала в шутку предложили, а потом обсудили между собой технические подробности и предложили уже всерьез. Мол, делай с нами, что хочешь, петь будем все, что ты выберешь и скажешь, лишь бы с тобой вместе репетировать. Уж очень интересно посмотреть, что получится, если тебе дать полную свободу творчества и какую музыку ты с нами будешь делать. Просто вот мы 6 человек с приличными голосами и любовью к музыке и нам хочется вместе петь. И мы найдем еще таких же придурков, которым просто захочется петь под твоим руководством, не важно что петь и где, лишь бы вместе и лишь бы было музыкально и хорошо.

Так вот сегодня у нас была первая мини-репетиция.

И это был просто музыкальный оргазм.

11 человек, пели на 4 голоса с листа. Все схватывают на лету. Все понимают, что от них хочет дирижер. У всех отличный слух и приятные тембры. И вместе звучат просто офигенно.

Я стояла там и от счастья не могла перестать улыбаться во всю харю. А теперь вот спать не могу.

Тогда в августе после самого последнего выступления в карьере была афтепати, но нам не хотелось бухать и танцевать и думать про расставание, а вместо этого мы той самой революционной группкой уселись вокруг костра и начали петь. И потихоньку к нам начали подползать совершенно разные люди – мальчики из оркестра, девочки из кордебалета, солисты и артисты, а также декораторы и осветители. К нашим шести голосам присоединялись все новые и новые голоса. И мы пели все подряд, просто все, что приходило в голову. Кто-нибудь начинал петь основную партию, а остальные импровизировали вторым, третьим и даже четвертым голосом. И это было чистое волшебство. Музыка, возникающая ниоткуда. Не потому что надо, а потому что сердца поют и хочется быть рядом и создавать эту музыку вместе.

И сегодня было то же самое.

Чистое волшебство.
sad

(no subject)

В воскресенье все участники летней оперы в карьере собирались вместе в местном театре, чтоб в большом зале и на большом экране вместе посмотреть запись всего спектакля. До начала было угощение, после окончания можно было остаться на вкусные рюмочки и потрепаться, а перед уходом домой каждый получил по двд-диску с записью.

И это все конечно прекрасно, но у меня теперь две проблемы.

1) Пухля просит поставить ему последний номер выступления - оркестрово-хоровую кавер-версию хита 80-х "Amadeus" певца Falco. В понедельник он посмотрел этот номер на повторе 7 раз. Вчера 4. У меня уже глазик дергается. Но запретить человеку слушать музыку я не могу. Тем более, когда это как бы прикольная музыка. Плюс он ее поет все время. И всем вокруг рассказывает, какая это крутая песня.

2) Я обнаружила, что знаю наизусть мелодии всех арий "Волшебной флейты" и теперь не могу выключить их в голове. Наизусть я их запомнила еще летом, тогда после недели в карьере у меня в голове музыка играла днями и ночами, прям спать тяжело было. Потом прошло, слава богу. Но сейчас вот опять какой-то триггер сработал и теперь у меня все арии по кругу в голове крутятся. Выключить не могу!
Правда теперь вот думаю, что наверное хорошо, что музыкальная память такая хорошая, все-таки она мне и с языками помогает.
Ну и музыку Моцарта я таки прочувствовала и оценила именно после того, как пропела сама себе все арии и поняла, насколько ж они красивые, сложные и как интересно перекликаются между собой.

Но хочется все-таки немного другой музыки в голове. Надеюсь, что завтрашняя репетиция с джазом победит оперу.



 
sad

(no subject)

Приехала домой в 5 утра.
Опера закончилась.
Через пару часов выезжаем в отпуск в Италию.
Когда ко мне хоть немножко вернутся силы, напишу про все подробно.
Потому что там оказались сплошные скандалы-интриги-расследования. Я рыдала сегодня после представления просто взахлеб.

А пока что сижу и распечатываю себе в дорогу штук 6-7 сценариев сериалов. Потому что я придумала охеренный сериал и всерьез собралась писать на голландском синопсис и пилотный эпизод. Только сначала для понимания технической стороны почитаю сценарии с подходящей атмосферой. Самое то занятие для отпуска. 
sad

(no subject)

На ближайшую неделю выпадаю из жизни. Точнее уже выпала.
Вчера - 8 часов репетиций с оркестром и солистами в здании городского театра.
Сегодня - первая репетиция в известняковом карьере. Уехала из дома в 12 дня и вернулась в 10 вечера.
Завтра вечером генеральный прогон. И после этого всю неделю выступления. Приходить домой буду поздно ночью и головой буду видимо все еще там.

Самое классное, что мне наконец-то стало нравится. Петь оперу я по-прежнему не люблю, сюжет и тексты меня совершенно не трогают. Но я наконец-то прониклась музыкой Моцарта. И сегодня снова погрузилась в эту волшебную атмосферу огромного театра. Ходишь там в этом карьере под палящим солнцем среди людей в причудливых костюмах, среди мужчин в париках, среди женщин в парче и блестках, среди постоянно напевающих и мурлыкающих, среди людей с музыкальными инструментами и партитурами в руках, и думаешь - оу, вау, я снова тут и мне тут снова хорошо.
sad

(no subject)

Когда заходишь в комментарии к выступлению Александра Канторова на конкурсе им. Чайковского на ютубе, а там:

"Музыкант конечно хороший.Но где блять у Брамса музыка!Правильно про него Чайковский писал.Музыка ни о чём.Сплошное подражательство Бетховену,только во сто крат хуже.Ставлю дизлайк из-за Брамса."

Восхищаюсь такими людьми, вот честно. Им ни Брамс, ни пробелы не нужны. Зато они, в отличие от меня, в классической музыке разбираются. А я вот только залипаю по наитию и всё.

Сегодня я вот не могу отлипнуть от вот этого. Как он играет "Метель" Листа, божечки, там реально слышно снег.


А вчера я залипала на голландского джазового пианиста Берта ван ден Бринка. Слепой от рождения, потрясающе обаятельный, совершенно завораживающий. Его как-то преступно мало на ютубе в нормальном качестве. Прям хочется сходить его живьем послушать.
Вот тут он играет "Богемскую рапсодию" на органе в Амстердаме. И это тоже магия, просто другая.
Причем что Канторова, что ван день Бринка мне оказалось недостаточно просто слушать, хотелось именно наблюдать за ними, настолько они удивительные.

sad

(no subject)

Меня накрыло очередной волной тоски по Джорджу Майклу. Это я с утра зашла в ютуб посмотреть пару клипов Элтона Джона, вышла на их совместный Don't let the sun go down on me, оттуда перекинулась на пару других песен Джорджа и всё, утонула.
Сижу слушаю весь день на повторе альбом Listen without prejudice и таю. Какой же у него голос потрясающий и как он им владел фантастически. И если слушать вдумчиво, то понимаешь, что дело не только в голосе, но и в самой музыке и текстах. Потому что это вовсе не такое easy listening, каким кажется.

Ничего не могу с собой поделать, но вот это Джорджа Майкла у меня мурашки и восторг, а при мыслях об очередной репетиции "Волшебной флейты" сразу падает настроение и ничего не хочется.

Я ж уже два месяца отходила на репетиции, но это сущая мука! В следующий понедельник последняя отдельная репетиция хора, аллилуйя! После этого начнутся репетиции с оркестром, а потом уже и две генеральных и в начале августа вся неделя выступлений. Но я уже всем в хоре и не только сказала, что участвую только ради того, чтоб оказаться в карьере и снова прочувствовать эту атмосферу и чтоб в конце самого последнего выступления услышать, какую постановку Гербен и Яспер планируют делать в следующем году. Только ради этого. Потому что ни от пения, ни от музыки я не получаю никакого удовольствия. А уж сам этот сборный хор меня и вовсе бесит - мужчины до сих пор фальшивят и не знают свои партии. И это при том, что я вообще ни разу не репетировала дома, в отличие от прошлого раза, когда я постоянно слушала репетиционные записи и тренировалась дома. Но тут сами партии настолько легкие, в хорошем смысле, настолько просто даются, что выучить их за время репетиций и даже на голландском не составило вообще никакого труда. А парочку басов, которые вечно меня укоряют тем, что я не фанатею от оперы, хочется постучать по голове папкой с нотами за то, что свои партии при этом до сих пор не знают.

Плюс: я таки задружилась с той девочкой, которая мне понравилась с самой первой репетиции!

И вроде надо бы Моцарта послушать немножко, но совсем не хочется. Так что Джордж Майкл по кругу.
sad

(no subject)

Пару недель назад Аннелис из хора отозвала меня в сторонку и заговорщически спросила: «Даша, хочешь 8 июня поехать на хоровой фестиваль в Хенгело? Только не говори всему хору, я зову только несколько человек, самых прикольных». Я поржала и тут же согласилась. С Аннелис я вообще готова ехать куда угодно. Нет более подходящей компании для безумства, чем женщина средних лет, которая на репетиционный уикенд с хором тайком привозит с собой маску гориллы и ходит по вечерам вокруг домика, в котором мы все живем, и стучит в окна в этой маске и пугает весь хор.

За неделю Аннелис собрала отличную компанию. Мы забились в две машины и поехали в город Хенгело, где уже много лет ежегодно проходит большой хоровой фестиваль. В центре города выстроено 15 сцен, больших и маленьких, на которых выступают хоры со всей страны. Мы туда поехали посмотреть на две хора нашего дирижера, Матильды, и заодно повидать нашего старого дирижера Тома, который тоже должен был выступать с одним из своих хоров.

Приехали в Хенгело. Когда наши машины припарковались рядом, я выскочила из нее и начала прыгать и вопить «День с девочками! День с девочками!». Жанин засмеялась и обняла меня со словами: «Вырвалась из рутины, да?» А у меня и правда было ощущение невероятного праздника.

Мы выпили быстренько кофе и какао в первом попавшемся кафе, потому что без утреннего кофе по графику ни один нормальный голландец функционировать не будет. Помчались в маленькую церковь, где должны были быть первые интересовавшие нас выступления. В той церкви весь день были а-капелла хоры, из которых в конце дня выбрали лучшие, а они уже вечером соревновались в настоящем хоровом баттле.

Матильдины два хора оказались отменными. Мне прям стало понятно, каких именно эффектов она добивается от нашего хора и над чем нам надо еще работать и работать.

Джазовых хоров в программе было всего ничего и один из них мы решили непременно послушать. И не ошиблись.
Это оказался джазовый хор Дельфтского университета. Смешанный хор из мальчиков и девочек.
Как бы мне ни хотелось избежать стереотипов, но мальчики из джазового хора технического университета оказались самыми стереотипными во вселенной. Я как увидела их выходящими на сцену, так и залипла.

Там был тощий очкарик с галстуком-бабочкой. Там был симпатичный и раскованный азиат. Там был зажатый азиат в очках и кепке с лицом человека, который вообще не понимает, что происходит вокруг. Там был длинный блондин в костюме и с галстуком, который объявлял номера и пытался выглядеть эдаким расслабленным денди, но дрожащие руки его выдавали с головой. И чтоб совсем добить меня, там был мальчик в очках и с усиками в стиле 70-х с заправленной в подтянутые выше пупка брюки рубашкой. И наконец ужасно симпатичный, но совершенно зажатый мальчик с вроде обычной внешностью, просто в брюках и футболке, но с такими типичными плечами, которые как будто сворачиваются вовнутрь, сутулый такой, с сжатыми кулаками, с блуждающим взглядом.

Когда сутулый, усатик и азиат в кепке вышли на край сцены и запели соло, мы с тетеньками из хора переглянулись и беззвучно и единогласно выдали «оооооооооооуууууу». Как только номер закончился, я тут же шепотом завопила «Они такие хорошенькие, такие мимимимимим, я щас умру!!!» Жанин и Аннелис прыснули, а сидевшие по бокам от меня Марья и Анке ткнули меня локтями в бок: «Даша, держи себя в руках!»

В общем, все выступления я разглядывала всех этих очаровательных юных нердов и умирала от умиления. Когда закончилось их выступление, Аннелис стала хихикать и дразниться «Даша влюбилась, Даша влюбилась!» Анке строго сказала: «Даша, ты их все время фотографировала, как тебе не стыдно!»

Я пожала плечами: «А что такого? Я 7 лет замужем, да. Но если я на диете, то это же не значит, что мне нельзя смотреть на торты?» Анке покачала головой, изображая неодобрение, а все остальные опять захихикали.

Весь день мы ходили от сцены к сцене и слушали выступления разных хоров. Были там совершенно прекрасные, артистичные и талантливые, а были и так себе. Но атмосфера в любом случае была чудесная и ее даже не портила плохая погода и дождь. Все равно весь центр был заполнен поющими людьми, обсуждавшими на ходу музыку, мурлыкающими себе под нос или подпевающими хорам на сцене.

После обеда мы выползли всей честной компашкой на улицу. «Ну, куда мы теперь пойдем? Хоры всех знакомых мы уже посмотрели, что теперь?» Кто-то потянулся было за программкой, как я вдруг заметила, что на ближайшей сцене появился тот самый университетский хор, пришло время их второго выступления. «Мои мальчики!!!» - завопила я. Все переглянулись и дружно заржали. «Остаемся слушать второй раз. Ради Даши и ее любви к нердам!» - постановила Аннелис. Мы остались стоять перед сценой, подпевая, танцуя и бешено аплодируя и визжа между номерами. Нерды на сцене явно это заметили и трогательно краснели.

Через какое-то время среди зрителей мы заметили Матильду с ее бойфрендом и дочкой и подошли к ним. Поздоровались, поболтали. «Как вам?» - кивнула на сцену Матильда, где наши нерды как раз пели номер Chili con Carne, который тоже есть в нашем репертуаре. «Хорошо  – ответила Аннелис – Но мы уже второй раз смотрим. Из-за Даши». У нее из-за плеча выглянула Анке и поддакнула: «Это потому что Даше нравятся мальчики-нерды!»

«Ну они же такие мимимими! Посмотри, какие они сладкие заиньки! Такие нерды и гики мимимишные, я прям не могу какие они трогательные!» - затараторила я тоненьким голосом.

Матильдин бойфренд посмотрел над меня поверх очков и сказал грустным голосом: «Это вот прям то, что каждый мужчина хочет о себе услышать».

В общем, весь день меня потом подкалывали на тему мальчиков-нердов, а я не сдавалась и продолжала fan-girling по полной.

Мы провели на фестивале целый день. Поболтали с Томом. Послушали баттлы. Потанцевали и попели под разные выступления. Один сплошной кайф.

А к вечеру вернулись в наш городок и пошли все вместе ужинать в любимом ресторане, где мы с хором по пятницам обычно сидим после репетиций за вкусными рюмочками.

«Слушайте, надо почаще вот так выбираться куда-нибудь» - сказала за ужином Вилма.
«Давайте скорее придумаем, куда мы поедем в следующий раз» - заверещала Аннелис.
«Главное не спалиться, чтоб остальные в хоре нам не предъявили, что мы их не зовем» - сказала я.
«А что такого? Мы ж ничего такого не делаем! Мы ж не тайком все это устроили!» - возмутилась Аннелис.
«Ага, ага – заржала я – Ты всего лишь тайком пригласила всех самых прикольных, сделала тайный чатик, в котором мы теперь шлем друг другу тайные фоточки и теперь еще и начинаешь планировать следующий тайный выезд!»
«Шшшш!» - цыкнула Аннелис. А я в это время переименовала чат в «Тайный чат», вызвав всеобщую волну восторга.

Так что теперь у меня есть отличная тайная компания!