Tags: mother

sad

(no subject)

Я тут два часа писала пост про вчерашний разговор с матерью, с цитатами и объяснениями. А потом закрыла файл, потому что поняла, что у меня нет сил его сюда вешать и потом обсуждать что-то в комментариях, а еще потому что это все-таки некрасиво вот так вывешивать цитаты из ее потрясающей речи, как бы сильно эти слова меня ни ранили.

У меня был такой утомительный день. Хотя вроде бы и хороший, много всего приятного.

С утра у Пухли были соревнования по легкой атлетике, куда мы взяли его украинского друга. Друг участвовал во всех забегах и запрыгах, а последний забег (за 4 минуты надо было пробежать как можно больше) и вовсе выиграл с огромным отрывом. Но все время шел то дождь, то снег. Малыш ужасно орал, что не хочет сидеть в коляске, а как только я его выпускала, то начинал носиться маленьким торнадо по всем стадиону. И я просто устала бегать за ним.

После соревнований мы поехали в центр, где у нас сегодня проходил благотворительный фестиваль в поддержку Украины. Выступали местные артисты и коллективы. Продавалось много всяких вкусняшек, в том числе борщ и шашлыки, которыми я накормила радостных Пухлю и его друга.

И было очень-очень много знакомых.
Примерно половина моих "учениц"-украинок.
Моя знакомая В. с ее родителями, которые сбежали с урока в четверг (я поговорила с ее мамой, хоть и недолго, стало понятнее, что у них так триггернуло, она вроде не сердится больше, наоборот все подходила ко мне и угощала детей чем-то постоянно).
Та учительница, которую я пытаюсь сосватать в школу для подростков.
Несколько человек из моего хора.
Четыре мои подруги-голландки с семьями.
Мой дирижер Гербен с семьей.
Моя приятельница-киевлянка, про которую я писала, что она перестала мне отвечать. Мы наконец увиделись, обнялись и поговорили. И это было самое тяжелое, пожалуй. Потому что я видела, как ей тяжело, как у нее ярость внутри, но она все равно не обозлилась на меня.
Сирил, с которой мы успели обсудить план урока.
"Мои" украинки с родителями и детьми, с которыми мы и так видимся уже почти каждый день.

В общем, я за два часа получила такой передоз человеческого общения, что дома просто сдулась. И еще почувствовала вдруг очень сильно, что я просто очень устала от того, что все сейчас связано с войной. И что сейчас постоянно надо упоминать, что я русская, потому что это всплывает в каждом разговоре. А я хочу хоть какое-то время побыть просто собой, чтоб не надо было все время относиться к какой-то категории.


Залезла с Малышом в ванну и просидела там час.
Пришла в себя более менее только к ужину.
А затем еще отвела один онлайн-книжный клуб (который меня наоборот немножко энергией зарядил обратно).

И вот посидела за компом теперь, написала пост, поотвечала на комментарии и думаю - а хватит.
Не готова я больше ничего обсуждать сейчас. Да и не обязана я никому ничего объяснять, мне кажется.
Мое нежелание сейчас общаться с матерью не связано с ее политической позицией, а связано с формой, в которой эта политическая позиция высказана, потому что это то же токсичное дерьмище и обесценивание всего и всех, которые она и так регулярно на меня обрушивает.
С моей стороны это тупо самосохранение. После ссор с ней меня обычно выносит на долгие недели. А сейчас я просто не осилю этого всего. Сейчас мне надо сохранять силы и рассудок, потому что мне много о ком еще надо заботиться.

О себя и детях в первую очередь.
Я выбираю их и себя.
sad

(no subject)

У меня сегодня был такой прекрасный день утром и такой ужасный день вечером. Я начала даже писать про чудесное утро. Но потом отвлеклась на играющего Малыша и решила вдруг первый раз за три, а то и четыре недели позвонить маме и показать ей внука. Вот лучше б я этого не делала. А может и хорошо, что сделала, потому что теперь хоть ясность какая-то есть.

Мы говорили больше часа.
И теперь мне хочется говорить "у меня больше нет мамы". Но быть настолько драматичной я не хочу. Поэтому говорю реалистично.

Я не буду говорить с матерью несколько месяцев точно. Возможно несколько лет. И это я пишу такими хронологическими рамками исключительно из милосердия. Потому что вообще-то пока что я не хочу никогда больше с ней разговаривать и не хочу близко подпускать к своим детям.

Я не знаю, что должно произойти, чтобы я смогла забыть этот разговор и спокойно воспринимать те вещи, которые она сегодня сказала.

Тин говорит: "У нее нет других источников информации, поэтому она повторяет все то, что слышит в телевизоре".

Но я не согласна с ним.

Смотреть телевизор и верить ему сейчас - это сознательный выбор. Она знает про существование других источников информации, но она выбрала доверять только двум гостелеканалам.
И именно потому что этот выбор сознательный, я не готова относиться к нему со снисхождением.

Завтра я очень постараюсь написать подробный пост. Мне это важно. Это будет, наверное, самый тяжёлый жж в моей жизни. Но очень необходимый.

Потому что когда все закончится, я должна буду помнить этот разговор. Даже несмотря на, что хотела бы его расслышать.
sad

(no subject)

Вчера вечером я усталая. Я вываливаюсь с курсов, ошарашенная просмотром гениального фильма, который Мой Лучший Учитель надумал показать на занятии. В фильме много лесбиянок (он любит говорить, что лесбиянок много не бывает!) и офигенная сцена секса Сальмы Хайек и Стеллана Скарсгарда, которая мне так нравится, что хочется выкинуть все порно к чертям, потому что в нем больше нет смысла.

Так вот я выхожу усталая и голодная, как вдруг звонит мама и начинает тараторить, что ей срочно надо купить какой-то авиабилет, а у нее на карте не хватает нужной суммы, и что она пришлет мне все данные, и что я пожалуйста-пожалуйста-пожалуйста должна купить для нее этот билет именно сегодня. Я устало говорю "Ладно, шли мне все данные. Только не по скайпу, а в почту. Слышишь?" А времени уже между прочим начало двенадцатого. И моросит дождь. И мне ехать через весь город не к себе домой, а к Асе, потому что я временно у нее живу, и в интернет я могу войти только с ее компьютера.

В общем я иду такая злая-злая (не иду, а качусь, но это отдельная история). Проклинаю мысленно авиакомпании. Злюсь немножко на маму. Потом долго ем с Катей (девочкой с курсов, с которой мы сдружились, это тоже отдельная история) сэндвичи на лавочке. Потом жду Асю, которая отвозила в мою квартиру шведско-датского хореографа. Потом мы долго-долго едем домой, заезжаем в магазин, разговариваем. Я все время при этом думаю, что вот уже половина первого ночи, и жутко хочется спать, а ведь еще придется лезть в инет и заказывать эти проклятые билеты.

Мы приходим домой. Я включаю Асин компьютер. Захожу в почту. А там.

Там письмо от мамы. И в нем одна строчка.

"Я тебя просто люблю". 

И я начинаю смеяться. Потому что ну вот как на нее злиться? Невозможно просто. Дурындочка моя любимая.
sad

(no subject)

В воскресенье заезжала мама. Сидели на кухне, примостившись на высоких стульях, если форель и свежую зелень. Говорили о сексе.
- Знаешь - сказала мама - кто бы мне сказал лет 5 назад, что я стану спокойно относиться к тому, что в мире бывает секс без любви.
- Знаешь - сказала, хмыкнув, я - кто бы мне сказал лет 5 назад, что я буду спокойно разговаривать с тобой на такие темы!

Мама ужасно красивая. Чуть изменила цвет волос - и глаза у нее засинели каким-то невозможным васильковым. Смотрю на нее и думаю - только бы ты была спокойна и счастлива, моя вечно юная девочка. Кто из нас дочь? Кто из нас мать? Какая разница, если в сердце столько любви.
sad

(no subject)

Из двадцати дней лучшего в жизни отпуска в двадцать градусов обжигающего питерского мороза.

Совершенно не понимаю зачем я тут. Хочу обратно.

Я вернулась из этого отпуска совершенно другим человеком. У меня в голове неожиданная и довольно четкая картинка того, чего я хочу.

Больше всего радует, что сегодня вечером я увижу вот эту замечательную женщину:

Photobucket

Это мама. И это первые результаты нашей январской фотосессии. И я очень жду остальных фотографией. А сегодня вечером я просто буду сидеть с ней и пить чай и рассказывать о самом лучшем отпуске в жизни, о курортном романе и написанной книжке, об Эмме, о самом долгожданном свидании, о серебряном кольце с красным камнем и, пожалуй, немножко о будущем.
sad

(no subject)

В пятницу засиделась на работе допоздна, так что только к полуночи приехала к бабушке. Бабушка накормила грибным супом и уложила спать. А в субботу можно было спать, сколько захочется. И потом есть вкусную кашу на завтрак. А на обед бабушкины котлетки. И еще если днем, разморившись, уснуть с книжкой на диване, то бабушка тихонько подкрадется и накроет шерстяным пледом. И я сквозь сон чувствую, как она проверяет, чтоб даже пятки были обязательно укрыты. Бабушка просто чудо!

А в воскресенье я осуществила давно задуманный план. Еще давно, в сентябре, у мамы был юбилей, но я ничего особенного ей не подарила, потому что мама отнекивалась "Ой, мне ничего не надо". И тогда я придумала супер-подарок. Я придумала подарить ей фотосессию. Только чтоб это была фотосессия вместе, чтоб это были мы вдвоем в какой-то непринужденной обстановке, естественные и настоящие, живые. Чтоб потом смотреть на эти фото и думать - ух ты какие мы с мамой клевые и счастливые! Среди моих френдов по счастью уже давно есть замечательный фотограф Вика tavistok , к которой я с этой идеей и прискакала.

Дальше было немножко загадочно. Самое главное было устроить все сюрпризом. Я совершенно не хотела заранее готовить маму к фотосессии. Поэтому под предлогом "посмотреть танцклассы" я притащила Вику знакомиться с моей мамой. А потом под предлогом "у нас будет важная встреча" уговорила маму в одно из воскресений ноября встретиться со мной в ресторане. Но обстоятельства не сложились, мама подвернула ногу и несколько дней не очень могла передвигаться. А потом начались мои бесконечные командировки, так что фотосессию пришлось отложить.

И вот наконец вчера!

Мне были выданы инструкции, как нам обеим надо быть одетыми, так что в субботу вечером я сначала долго выпытывала у мамы, что наденет она. "Мамочка, твоя задача хорошо выглядеть и быть красивой!". "Зачем? Что это будет? Куда мы идем? Это деловая встреча? Это что-то важное?" "Да, это очень важное!". В какой-то момент она предположила, что это будет фотосессия, но я не раскололась. А потом я долго выбирала, что мне самой надеть. И оказалось, что мамин новогодний подарок - цветастая трогательная туника сидит на мне лучше всего, так что надеть именно ее было ужасно приятно.

В 11 утра в воскресенье мы встретились в ресторане "Счастье" (спасибо Илюше il_giv  за столик и все прочее). Вика немножко опаздывала, а мама, красивая и кокетливая, задавала наводящие вопросы. Но я так и не признавалась. Только когда появилась Вика, мы рассказали в чем будет дело. Я очень волновалась, что идея маме не понравится, но она, кажется, была рада.

А дальше было самое здоровское. Я боялась, что мы будем нервничать, стесняться или замыкаться в себе. Но все оказалось гораздо проще. Мы заказали себе вкусных завтраков и чаев, с аппетитом поедали фрукты и сырники, кормили друг друга с ложечки, без остановки болтали и смеялись, а Вика, не выключаясь из общей беседы, нас фотографировала. А потом мы еще заказали потрясающих вкуснющих десертов - о, этот финиковый пудинг! о этот шоколадный маффин с малиновым соусом! И все это вместе оказалось каким-то удивительным - уютный ресторан, вкусная еда, воскресное утро, мама веселая и красивая, я в цветочек, Вика с фотокамерой. Я даже не поняла, как все кончилось, и может даже не очень поняла, что это вообще была фотосессия. Просто это было отличное утро!

Фотосессию предстоит еще продолжить - будет вторая часть марлезонского балета, натурально в балетных классах где-то в конце февраля. Так что сами снимки красивых нас я увижу еще нескоро. Но мне почему-то кажется, что должно получиться что-то хорошее, потому что мы были какие-то очень счастливые.

И что самое здоровское. Чудесное утро перетекло в чудесный день. Мы с мамой пошли болтаться по магазинам. А я так люблю заниматься с ней вместе каким-то простыми делами - гулять, валяться на диване и смотреть тв, готовить еду, ходить по магазинам. Всей этой простоты так мало сейчас в нашей жизни, все встречи обычно для каких-то дел, решений. Тем дороже простые минутки ничегонеделания. Вот мы и болтались по Стокманну, мерили кофточки, мазались кремами и нюхали духи. Наконец, пришла пора расходиться по домам и мы распрощались.

"Так не хотелось расставаться с тобой. Я тебя очень-очень люблю!" - написала я маме смску, подходя к метро. А она перезвонила и сказала "ну так поехали со мной!". И мы снова встретились и поехали вместе к бабушке. И потом еще весь вечер провели вместе. Мама за полчаса напекла пирожков, сделала супер-салат и (!!!) орехово-яблочно-желейный торт удивительной красоты и вкусноты. Разумеется, я никуда не поехала. Мы просидели до ночи на кухне за разговорами, а наутро мама варила мне кашу и чистила мандаринки. Это так здорово, когда ты взрослая, а мама чистит тебе мандаринки и выкладывает дольки кружочком на тарелке. Это было замечательное, удивительное, полное любви и счастья семейное воскресенье.

Пусть моя семья изменилась, пусть с нами произошло много сложного и грустного, но я так счастлива, что мои мама и бабушка есть у меня, что мы с ними любим друг друга и, я надеюсь, теперь уже будем любить всегда.

sad

(no subject)

День начинается с маминого звонка в скайпе. Я не отвечаю, просто пишу ей: "Мам, я на работе, не могу говорить. Ты что-то хотела?"
А она вдруг присылает:

ПРОСТО Я ТЕБЯ ЛЮБЛЮ И КАЖДЫЙ ДЕНЬ НАЧИНАЮ С ТВОИХ СТИХОВ И У МЕНЯ ВСЁ ПОЛУЧАЕТСЯ!!!!ТЫ САМАЯ ЛУЧШАЯ И НЕОБЫКНОВЕННАЯ!!!!САМАЯ КРАСИВАЯ И УМНАЯ, ПОТОМУ ЧТО ТЫ МОЯ ДОЧЬ!!!!!!ЛЮБЛЮ. ЦЕЛУЮ!!! :*

Ну как ее не любить? Как на нее долго злиться? Да невозможно. Она может несколько дней выводить меня из себя, словами или действиями доводить до белого каления. А потом вдруг выкидывает вот такое - и всё, я таю.
sad

(no subject)

У мамы сегодня день рождения. Юбилей. 50 лет. Хотя я вот считаю, что ей всегда 25, она же у меня такая девочка-девочка, такая вечно юная.

Я вчера ей написала стихи, а сегодня позвонила днем и спела, как водится: «С днем рождения тебя..» Звук по спутниковым звонкам идет с легким запозданием, так что я слышу свой собственный голос в трубке и еще слышу, как она там от радости сама мне подпевает.

- Мам,  я тебе стихи сочинила, только все утро думала читать или нет, а то народу кругом много.

- Ууу.. Я так хочу, чтобы ты прочитала, донечка..

И я читаю ей стихи про нее, а она уже на второй строфе начинает плакать. Я слышу, но все равно читаю, сама еле сдерживая слезы.

Когда я далеко,                                              

И ведь это бывает так часто,                   

Когда я далеко,                                              

Все вернуться мечтаю скорей.                               

Без тебя нелегко.                                         

И мое нестабильное счастье                  

Напрямую зависит                                                        

От улыбок и смеха и ласки твоей.        

 

И самою судьбой

Мы друг другу с тобой обещали

Охранять и беречь

Нашу главную ценность – семью.

Я твой супергерой,

От обид и от бед и печалей

Защитить и укрыть

Я хотела бы маму свою.

 

Хрупкий нежный цветок –

Несгибаема ты и упряма.

Ты проходишь пути,

Что не каждому будет под силу пройти

Не умеет никто

Быть такой удивительной мамой,

В целом мире нельзя

Мне дороже и ближе найти.

 

Обожаю шарфы,

Что твоими чуть пахнут духами,

Обожаю смотреть

На тебя, когда ты говоришь.

Знаешь все про меня,

Моя милая нежная мама

И когда я грущу,

Это чувствуешь ты и не спишь.

 

Мое сердце с тобой

Остается, когда уезжаю.

Даже если живу

Я в далеких чужих городах.

С днем рождения, мам

Я люблю тебя и скучаю.

Будь, пожалуйста, счастлива

И со мною будь рядом всегда.

 

Я знаю, что стихи совершенно никакие с точки зрения поэзии, но я знаю, что они очень-очень искренние с точки зрения любви. Потому мама и плакала. От любви. И я от любви ей вторила всхлипыванием в трубку.

Мы с ней прошли очень много, прошли по отдельности каждая за себя, прошли вместе и прошли друг против друга. Много ссорились, много скандалили, но смогли вырасти над всем этим и найти в друг друге самое важное – настоящих подруг и любящих маму и дочку.

- Мам, ты придумала, что ты хочешь в подарок на день рождения?

- Я хочу только, чтобы ты приехала.

- Ну конечно же я приеду! Куда я денусь!

- А мне больше ничего и не надо.

 

С днем рождения, мусечка!

 

 

sad

(no subject)

Не испытывая совершенно угрызений совести проспала ровно 12 часов. Проснулась было ровно в 8 утра, поглазела за окно и решила спать дальше. И не зря - самый шикарный порн всегда снится под утро. Сегодня во сне у меня в любовниках был мужчина по имени Стас из города Авиньона, который творил чудеса, разве не прелестно?

Я слушаю альбом фортепианного безумия Каравайчука, не включаю телевизор и гуляю часами по настолько пустому городу, что в нем впору снимать фильмы про выкосившие население эпидемии. Я читаю гениальную книгу, которая так сильно меня удивляет, что я черчу карандашом буквы и линии почти на каждой странице, чтобы ничего не забыть. Я делаю упражнения по испанскому, методично и точно, не пропуская не единого пункта в учебнике.

Я переписываюсь с Асей недлинными письмами, некоторые из них настолько гениальны, что мне кажется их обязательно нужно опубликовать, когда мы будем старыми. Иногда мне кажется, что мы с Асей (именно в совокупности, по отдельности еще ничего) ненастоящие, выдуманные, персонажи книг или кино, потому что слишком невероятны для реальности, художественны, эстетически и философски совершенны в каждом слове друг другу и в действии.

По вечерам мы с мамой звоним друг дружке по скайпу и таращимся в мутные видеоизображения, хохочем и корчим друг другу совершенно дикие рожицы. Причем мама корчит гораздо круче, чем я. "Ну маааама! - отчитываю я - Ну что за детский сад? Тебе сколько лет??". Мама кокетливо хихикает и продолжает корчить такие физиономии, что все мимы планеты должны завидовать.

Я очень много думаю. Так всегда бывает со мной в одиночных поездках. Не то чтоб в обычной жизни я не думала, к сожалению я обычной жизни я тоже думаю постоянно и слишком много для такой неприметной на вид женщины. Но именно в уединении вдали от привычной обстановки мозговая деятельность почему-то особенно активна.

Я веду бесконечный мысленный диалог на всех известных мне языках с мужчиной, при личной встрече с которым теряю дар речи и не решаюсь сказать ничего. Только и могу, что сидеть поджав ногу на стуле на его узкой кухне и пить чай и разговаривать почти не глядя на него. Потому что если глядеть, то снова начинаются эти приступы необоснованной нежности.

Мне 27 лет и я до сих пор не поняла, что делать с этой проклятой нежностью.
sad

(no subject)

Пару дней назад я ночевала с мамой. "Что тебе приготовить?" - сказала мама. "Хочу суп-пюре из сельдерея" - попросила я. "А на завтрак сварю тебе кашку. Геркулес?" "Нет, геркулес я и сама могу. Давай лучше рисовую, а то она у меня не получается". Мама согласилась.

Через пару часов, мимоходом заглянув на кухню, я обнаружила что мама что-то перебирает на столе. Оказалось, что дома был только один вид риса - белый вперемежку с черным. И мама сидит и отбирает черные рисинки в одну тарелку, а белые в другую. Я всполошилась и начала умолять ее бросить это дурацкое занятие, ведь я вполне переживу без рисовой каши, обойдусь манкой или овсянкой с вареньем. Но мама была неумолима. "Что я не могу дочери рисовую кашу сварить?" - невозмутимо сказала она и продолжила перебирать рис. Я носилась кругами вокруг и то причитала, то хохотала, обзывала ее Золушкой и грозила, что после риса ей придется посадить 7 розовых кустов и намолоть кофе на 7 недель. Мама не сдалась.

Я только потом поняла. Мама вовсе не такая наивная, как кажется, она прекрасно знает, что не сумела многого мне дать тогда, когда было нужно. И теперь она просто пытается наверстать. В том числе и с помощью рисовой каши. Лучше сейчас, чем никогда.