Tags: kid

sad

(no subject)

Читаю прекрасную книжку Why mummy swears. Это продолжение книги Why mummy drinks, которую я читала примерно год назад. Есть еще третья часть, Why mummy doesn’t give a fuck, которую я теперь тоже непременно прочитаю.

Это такое незатейливое очень чтиво в сюжетном плане, которое забывается тут же после прочтения. Но пока читаешь – ржешь. Ну или плачешь слезами узнавания. Потому что там про родительство и супружество ну столько всего знакомого и при этом одинаково болезненного и смешного, что хочется смеяться и плакать одновременно. Очень в тему было читать эту книжку позавчера на детской площадке, куда я ходила через весь город с 4 мальчиками и чуть не поехала кукушечкой (два моих и два соседских близнеца).

Вообще, до меня тут дошло, какой простой мысли мне не хватает во всех книжках про воспитание детей, в пабликах и блогах про родительство.

Иногда кажется, что мир родительства делится на две части. С одной стороны – идеальные инстамамы с идеально послушными отпрысками, которые обожают развивающие занятия, равнодушны к гаджетам и экранам и никогда не бесят своих родителей. С другой стороны – уставшие, задолбанные бытом и отсутствием интеллектуального труда мамы непослушных детей, которые хреново спят, хреново едят, постоянно ноют, не оставляют мамам личного пространства и требуют внимания каждую секунду. Идеальные мамы, кажется, наслаждаются родительством и детьми каждую секунду и проживают детство своих детей как одно большое прекрасное приключение. Уставшие мамы мечтают выспаться, побыть в одиночестве и не орать хотя бы один день.

Но.

Вот в прошедшую субботу у нас тут был во всей стране совершенно идиллический день – солнечно, морозно и при этом все каналы, речки и озера таки замерзли настолько, чтоб на них можно было кататься на коньках. И поэтому вся Голландия высыпала на лед. Мы, разумеется, тоже не дураки и тоже пошли на озеро. Взяли Пухле коньки (металлические на ремешках, которые крепятся прям к обуви) и себе горячего чаю в термокружках. Малыш мгновенно уснул в коляске. Все дорожки в лесу и вокруг озера оказались плотно утоптанными, так что коляска по ним спокойно проезжала. А озеро оказалось покрыто синим, прозрачным льдом, по которому уже мчались десятки людей.

На противоположном берегу озера виднелась мельница. По льду скользили на беговых коньках спортивные мужчины, женщины и дети. Вдоль берега осторожно катались малыши. На всю эту идиллию светило солнце. В воздухе висел необычный, ни на что не похожий звук, про который Тин сказал «это лед поет, так и должно быть, значит он достаточно толстый, чтоб кататься». Казалось, что я просто вошла в картину и стою в ней. Полный Брейгель, как я тут же стала писать всем подругам.

Мы обошли озеро и дошли до пляжа. Пухля натянул коньки и пошел учиться кататься с папиной помощью. А у меня проснулся малыш и я решила его покормить прямо на берегу, просто уселась в снег и стала кормить. И такая во всем этом была идиллия потрясающая – солнце, мороз, сопящий малыш у меня в руках, Пухля на коньках и вся эта удивительная картинка передо мной. Я себя в этот момент чувствовала себя абсолютно счастливой.

А через пару минут Пухля навернулся в лужу из подтаявшего на мелководье льда, промочил насквозь три слоя одежды и с диким ором прибежал ко мне. От его рева Малыш испугался и тоже начал реветь.

И вот сижу я в снегу с замерзшей жопой, пытаясь как-то встать с младенцем в одной руке и пытаясь другой рукой запихнуть с мороза под одежду голую грудь и при этом одновременно придумать, что делать с мокрым насквозь ребенком, которого в -10 несколько километров пешком домой так просто и быстро до дому не довести. Мне приходит в голову, что в коляске лежат зимние штаны, которые я взяла на всякий случай, значит можно просто снять все, что на Пухле надето сейчас (штаны, колготки, трусы), потому что лучше уж в лыжных штанах на голое тело, чем в насквозь мокром. Я кладу рыдающего младенца в коляску и начинаю объяснять Пухле свой план, одновременно начинаю его раздевать, от чего он вдруг начинает истошно визжать, что раздеваться посреди полного народу пляжа он не будет, потому что «Я не хочу, чтобы кто-то на меня смотрел!!!» И я даже не успеваю ничего понять, как оказывается, что я стою и ору на него и в ярости сдираю с него мокрую одежду, а он вырывается и орет. И я ору, что никто на него не смотрит, что плевать даже если смотрят, но сейчас важнее переодеться, пока он не промерз насквозь, а он орет, что ни за что ничего не снимет с себя и встает при этом сухими носками прямо в снег, хотя я специально постелила ему под ноги непромокаемую подстилку, и от вида стремительно мокнущих носков я закипаю еще больше. Тин стоит рядом и пытается успокоить рыдающего от нашего ора малыша, при этом Тин не очень-то понимает, что мы орем, потому что орем мы конечно же на русском. Я мысленно вижу себя со стороны – орущая мать-истеричка – и ненавижу себя в этот момент.

Вся эта сцена занимает от силы минуту или две. И вот ребенок уже переодет и всхлипывает и успокаивается, а я сижу перед ним на корточках и смотрю в глаза и извиняюсь за ор и мы миримся и обнимаемся. Мы потом еще долго говорим вдвоем, я объясняю ему, чего боялась я и отчего так рассердилась, он объясняет, чего боялся он. Мы выруливаем в итоге, все нормально.

Но скорость, с которой моя идеальная картинка превратилась в кошмарную, просто поражает. Секунду назад я была той самой идеальной инстамамой, фотографировавшей себя в снегу и ребенка на льду, хэштег makingmemories тваюмать. А через мгновение я – уставшая мама, которая не может сдержаться и кричит на ребенка.

Нет никакого разделения на два категории родительства.

Есть ежедневные качели по сто раз на дню от идеальной картинки до адского ужаса.

И это очень, очень, очень выматывает.

Потому что такая эмоциональная амплитуда требует очень много энергии.
Я после этой сцены у озера еще полчаса не могла отдышаться и чувствовала, как внутри все скручено и стучит. Потому что адреналин. И чувствовала себя совершенно опустошенной.

И так каждый день.

Потому что младенец тоже то сплошное мимими и умиление, то орет дурниной и ты не знаешь, как еще его успокоить, потому что уже покормила, переодела, искупала, на руках полдня бля держала, а он все ноет и ноет и уже голова пухнет, а хочется еще хоть что-нибудь сделать, но уже сцуко весь день прошел. А потом он вдруг засыпает у тебя на руках, реснички подрагивают, щечки по плечам расползлись и ты такая оооооооооууууууу, он такой милый, япрямщасумру.

Каждый божий день. По сто раз. Эмоциональные качели и американские горки. Вниз-вверх, вниз-вверх.

Почему? Ну почему про это никто не предупреждал, а?
sad

(no subject)

В Голландию впервые за много лет пришла зима. Столько снега я за все 9 лет жизни тут не видела. Да и чтоб дольше трех дней держался мороз и лежал снег, такого и вовсе на моей памяти тут не было. Более менее снегу, чтоб на снеговика хватило, было в 2015 и 2018, если мне не изменяет память. Но на этом все.

А тут в ночь на воскресенье пошел снег и шел два дня. За первую ночь навалило 30 см снега. Вся страна тут же впала в панику. И только Даша и Пухля пришли в такой восторг, что соседи над нами смеются.

В воскресенье мы выбежали на улицу сразу после завтрака. Я укутала детей, упаковала Малыша в коляску и вытащила всех на улицу. Коляска застревала в сугробах, но я не сдавалась и, развернув, тащила ее за собой. Пухля падал лицом во все сугробы и визжал от восторга. Это же мой ребенок, снежный.

После первой прогулки я так ныла, что мне неудобно с коляской по снегам, а слинга или переноски, чтоб таскать младенца на себе, у меня нету, что Тин не выдержал. Сначала он предложил примотать младенца ко мне старыми шторами. Но встретив недобрый взгляд, ушел думать дальше. Придумал.

Тин взял автолюльку, крепкий трос и санки-ледянки. Через десять минут автолюлька была надежно закреплена на санках. А я торжественно объявила Тину, что теперь он официально может считаться немножко русским. Because «голь на выдумки хитра», my dear. Тин поговорку не понял, но все равно на всякий случай приосанился.

Мы вышли гулять во второй раз, с младенцем в люльке и на санках. Соседи стали смеяться еще больше.

А потом до темноты мы с Пухлей валялись в снегу, пытались строить из рыхлого сухого снега горку, просто падали в сугробы, дрались и радостно орали друг на друга от восторга.

В понедельник я уже не стала долго ждать, а сразу погрузила младенца в санки. Взяла рюкзак, Пухлю и отправилась в ближайший магазин за продуктами. Младенец тут же уснул и проспал всю дорогу. А мы с Пухлей дошли по проезжей части до магазина (тротуары не чистят, а улица спокойная, там и без снега все ездят 30 км/ч, а со снегом и того медленнее, так что по проезжей части идти не страшно), набили рюкзак покупками и пошли тихонько обратно.

После обеда я взяла младенца и пошла с ним вдвоем в аптеку. Не то чтобы мне туда прям было надо, но просто приятно иметь какую-то цель, когда идешь гулять. Протопали в итоге 11 км за день. Младенец снова спал. Я ловила снег ртом и без конца фотографировала свою счастливую физиономию и спящего младенца в снегу.

Какая-то тетенька на улице заглянула в автолюльку и удивленно сказала «Ой, надо же, там оказывается настоящий ребеночек!». Примерно так же реагируют все остальные, кто видит Малыша в люльке на санках. Ко мне подходят незнакомые люди и говорят «какая необычная идея», а я радостно болтаю с незнакомцами  о зиме, снеге и счастье.

Ну а вчера я пообещала Пухле сходить в Aldi, потому что там по слухам еще были зимние штаны больших размеров, а то он из своих уже вырос. Так что я снова взяла младенца, правда в этот раз уже в коляске, потому что снегоочистители за два дня все таки более менее расчистили город, и отправилась с ним гулять. Мы снова нагуляли с десяток километров. И несколько кругов по нашему району. Вернулись домой, сварили очень зимний суп из чечевицы и снова ушли гулять, но теперь уже с Пухлей, который в принципе и без того целый день на улицу. Встретили во дворе близнецов и взяли их с собой. У них оказались точно такие же теплые штаны, правда, в отличие от Пухли, нормального размера. Гуляла с детьми до темноты по сугробам. Соседи уже не смеются, уже поняли, что я люблю зиму и скучаю по снегу и теперь понимающие кивают.

Сегодня у Пухли наконец-то началась школа. Первый раз за два месяца. Вчера и позавчера из-за снежного коллапса уроки отменили, к моей огромной радости. Но сегодня он с утра ушел в школу и я немножко наслаждаюсь тишиной. Хочется снова пойти гулять с младенцем по сугробам, но вчера я поскользнулась на натекшей с новых зимних штанов луже и подвернула ногу, так что теперь у меня при ходьбе болит лодыжка и я не знаю, стоит ли рисковать и идти на улицу. Но уж очень сложно удержаться.

В прошлый раз более менее похожая снежная погода была 8 лет назад, когда родился Пухля. Ему было примерно столько же месяцев, сколько сейчас Малышу, когда я так же ходила с ним по сугробам. Учитывая, что я больше не планирую обзаводиться дополнительными младенцами, то может и снегу нам больше не привалит в ближайшие годы. А что, может это правда я наколдовала, а? Так что надо идти. Хоть ползком. Хоть мелкими шагами. Дышать морозом. Ловить снежинки. Балдеть.
sad

(no subject)

Что-то у меня опять начался порочный круг, из которого никак не выйти.

Очень хочется побыть одной. Понятное дело, что с младенцем одной не побудешь. Днем он все время требует внимания, долго один лежать не хочет, предпочитает сидеть у меня на руках. И ооооочень плохо укладывается днем спать. Точнее плохо перекладывается с рук в кроватку. Иногда уходит часа два на вот эти "Уснул? Попробую переложить. Блин. Опять проснулся. Ну давай же засыпай. Снова на ручки, песенки, вот это все. Уснул? Попробую переложить..." И к моменту, когда вроде удалось переложить, уже и сил-то нет особо, и мелких дел скопилось миллион. Вот прям только что уложила его и запустила стиралку, раскидала оставшееся в четыре кучки по цветам, вымыла зеркала и раковины в ванной, ответила на 2 рабочих мейла и села наконец с Пухлей делать уроки, но примчались его друзья, потому что у них в это время всегда переменка и прогулка во дворе. Поэтому я таки беру минутку для себя прям сейчас, чтоб написать в жж. Но это такая очень сомнительная минутка для себя, потому что она может прерваться в любой момент, как мы установили в прошлом посте. Скорее всего я успею пообедать, а потом Малыш проснется и Пухля придет с прогулки. И опять начнется все заново.

Зачем ты, Даша, так подробно описываешь все эти бытовые дела? А затем, чтобы самой себе вслух проговорить, чем занят мой день. Потому что у меня, конечно же, ощущение, что я целый день ничего не делала, но почему-то заебалась. День сурка, блин. (Да, я знаю, что сегодня в буквальном смысле День Сурка, меня Тин с утра поздравил, шутник...)

Единственная моя реальная возможность побыть одной - вечер.
К 9 вечера обычно дети уже спят. Если очень повезет, то даже в 8 уже могут спать. Если не очень повезет, как вчера, то только в 10 после нескольких мучительных попыток укладываний, колик и укачиваний.

И порочный круг заключается в том, что я опять стала очень поздно ложиться спать. Не так поздно, как когда-то с младенцем-Пухлей, когда я до 2-3 часов ночи работала то над переводами, то над сценарием. Но все равно поздно, около полуночи или позже.
Два часа между тем, как уснули дети и как усну я сама, уходят на то, чтобы просто посидеть на диване с книжкой или сериалом. Ни на что больше я не способна.
Но мне во всем этом не нравится, что
1) я поздно ложусь и совсем перестала высыпаться, даже если удается поспать утром до 9-10. Потому что ночные кормления все равно не дают покоя и прерывистый сон по 1,5-2 часа выматывает
2) если я поздно ложусь, то непременно хочется схомячить что-нибудь в ночи, причем конечно же вредное. И тут у меня вообще полный диссонанс с собой. Потому что я давно отучиваюсь от диетического мышления и не запрещаю себе никакую еду. Но усталость и желание побыть одной запускают мой давний привычный механизм, в котором еда является наградой, утешением и способом расслабиться.

В идеале надо усилием воли выйти из порочного круга и просто начать ложиться в 10 вечера. Тогда и ночная мороженка под сериал отпадет сама собой, потому что в другое время и без сериала мне ее никогда не хочется просто так.

Но на это усилие воли сейчас не хватает сил совсем.
В прошлый раз я выходила из этого штопора при помощи self care и расслабления другими способами, у меня тогда получилось настроить время для себя, просто вписать его в свой жизненный график. Но это было в прошлой жизни, в которой нам всем можно было ходить куда угодно и когда угодно. А сейчас невозможно просто бросить детей мужу и пойти куда-то, потому что пойти тупо некуда. Да и никак. Днем муж работает. А вечером пока всех накормишь и сказки почитаешь, уже и комендантский час начинается. И все мои занятия, которые были чисто для меня одной и чисто для удовольствия - хор, библиотека, второй хор, спорт - уже много месяцев запрещены.
Ну и я, конечно, забыла, каково живется с младенцами. Пухля за последний год стал очень автономен и улучшение моего психологического состояния было во многом связано именно с этим. А теперь у меня опять беспомощный маленький кабачок на руках и я опять начала чувствовать себя не принадлежащей себе.
Да, с психологом я про все это поговорю. Но я знаю, что он мне скажет и пока не понимаю, как его советы применить в новых обстоятельствах.

Я бы и рада ложиться в 10 вечера. Но только я боюсь, что я поеду кукушечкой и опять начну орать на всех постоянно, если не буду проводить хоть какое-то время в одиночестве. А где его еще взять, как вечером, не знаю.

П.С. Между написанием и публикацией поста прошло два часа, потому что конечно же на последнем абзаце один проснулся и заорал, а второй вернулся и начал ныть, что не хочет делать уроки.
П.П.С. Это пост для поныть и наручки, а не для советов капитанов очевидность.
sad

(no subject)

Тут на днях в одном обсуждении зашла речь о том, что когда дети отвелкают, то можно бросить дело недоделанным и потом забыть нафиг. Один из собеседников возмутился, что мол а почему только дети, как будто муж или коллеги не могут тоже отвлечь, как будто дети это прям сразу индульгенция.

И у меня сразу перед глазами пронеслась вся прошлая неделя.
Я в субботу начала писать конспект своей не очень удачной лекции про чтение на голландском. Пока писала поняла, что надо сделать на самом деле два текста - один тезисный именно по мотивам лекции, а второй уже подробный и может быть даже на пару постов для жж, потому что мыслей-то мудрых много, куда ж их все деть-то, умище же, умище!
А в воскресенье меня триггернуло на совсем другую тему очень сильно, так что я ушла на несколько дней в самоедство и уныние. И тоже начала про это писать текст, думала, что будет терапевтический эффект.

Fast foward. Чуть больше недели прошло и я такая - а чо я делала все это время??? Ощущение, что меня как раз вот отвлекли дети и в мозгу после этого как будто ластиком прошлись. Тексты не дописала. Кроме детей, готовки, уборки, прогулок, глажки, готовки, детей, кормлений, походов за продуктами, одного похода к массажистке, разбора коробок, готовки, овсяных печенек, моркового кекса, лазаньи, счетов за декабрь, НДС за последний квартал, детей, детей, детей, детей, детей ничего и не было за всю неделю. А не, еще в любую свободную минутку искала комод определенной высоты и глубины, чтоб впихнуть в прихожую и перестать разбрасывать шарфы и перчатки по всему дому. Но не нашла.

Так вот почему дети.
Да потому что они врываются в любую деятельность и ставят ее на паузу моментально. Не успеваешь даже додумать мысль. И в отличие от мужа или коллег их нельзя попросить подождать. Ну то есть попросить-то можно, но фиг они будут ждать. Или будут ждать, но это их ожидание, ну такое... ("маааам, да я помню, что ты занята, но маааам..."). И нахуй послать их тоже нельзя, даже если очень бесят, даже если очень вежливо. Поэтому бросаешь все на полпути и идешь к ним. А потом дай бог очнешься тремя супами и пятью детскими книжками позже и смутно вспомнишь, что вроде чо-то где-то писала, вроде какие-то мейлы друзьям отослать забыла, вроде на какие-то сообщения не ответила, но где, что кто, а, чо, дайте поспать, а...
sad

(no subject)

Пятница не задалась с самого утра.

Пухле нужно было сделать какое-то задание для школы на школьной онлайн-платформе. Чтобы ответить на вопросы, нужно было посмотреть видео. Но видео не было. Пухля позвал меня. Я перерыла весь сайт с заданиями. Видео нет. Промудохалась двадцать минут, за которые слегка ноющий голодный младенец превратился в кричащего. Я психанула и позвала Тина, который был не рад, что его отрывают от работы, но и орущим мне и младенцу тоже был не рад и был готов на все, чтоб нас успокоить. Тин провозился еще полчаса. Выяснил, что ссылка на видео в школьной онлайн-платформе какая-то бракованная, нечеловеческим усилием нашел правильное видео и затем написал в родительский чатик, инструкцию, где и как взять правильное видео.
"Ой"- ответил родительский чатик десятком сообщений - "А это задание делать не надо. Учительница сегодня утром сказала во время ежеутреннего созвона по google-meet с детьми".
"Ой" - сказал Пухля - "А я прослушал, когда она это говорила, потому что я в этом время смотрел на кого-то из своих друзей"
(аааааААААА!!!!!)

"Окей" - сказала мама, пытаясь сохранять спокойствие - "Давай тогда другие задания делать". Мы взяли тетрадку по правописанию. В списке заданий стояло "Правописание. Страница 33". Мы открыли страницу 33. А там пустой разлинованный лист и написано "напишите текст". И всё. Какой текст? Где его взять? Что надо написать? Просто напишите, сцуко, текст. Я подумала - а вдруг это задание на креативность? Вдруг надо самим придумать текст и всех поразить? На прошлой неделе уже надо было написать маленькое сочинение и Пухля выбрал написать про брата, написал три предложения, но проигнорировал заглавные буквы и точки. Поэтому учительница Кэти прислала в ответ строгий мейл, что ждала от него большего и что в следующий раз нужно не забыть про точки. Вдруг это проверка? В этот раз мы точно не облажаемся!
"Ой" - сказал Пухля - "Учительница утром в гугл-мит показала, какой текст надо написать. Но я в это время опять смотрел на кого-то из своих друзей".
(аааааАААААААгррррррррхххххх!!!!!)

Пришлось снова идти в родительский чатик. Ну и что, что я задаю там вопросы через день, а другие родители почти ничего не спрашивают. Я стараюсь не думать, что я тупая. Просто у меня рассеянное внимание. Не зря же голландцы говорят, что сначала 9 месяцев ребенка вынашиваешь, а потом 9 месяцев ontzwangeren (досл.пер.: разбеременеть), пока голова не заработает.
Другие родители тут же прислали картинку. А там стих. Который надо переписать на страницу 33. Двенадцать строчек про зиму, снег и теплое какао с зефирками. И в конце написано, что иногда можно просто бросить все дела и пойти пить какао.

"Сын, ты знаешь выражение de boel de boel laten?" - спросила я. Сын не знал. "Это значит оставить все как есть. Бросить все дела, не доделав, и пойти заниматься чем-то еще".

"Спасибо за стих" - написала я в родительский чатик - "Какое прекрасное выражение там в последней строчке. Я прям сейчас им и воспользуюсь".

И пошла варить какао.

А потом налила его в термос, набрала с собой печенек, позвонила подруге, с детьми которой дружит Пухля, и мы все вместе пошли на самую любимую детскую площадку играть и ничего не делать.
И хрен с ними с этими уроками.
sad

(no subject)

Только вчера смеялась над тем, как Тин записывает в список покупок хлопья для завтрака для Пухли. Поскольку ребенок сделал из этого слова собирательное и называет им любые сухие завтраки, включая мюсли, колечки и шарики, а в голландском языке такого собирательного слова не нашлось, то Тин привык использовать русское слово "хлопья".
Вот только оказалось, что записывает он его на голландский манер и прикладывает к нему голландскую языковую логику. Получается слово с типа русским корнем и голландским уменьшительным суффиксом.

Glopje.

-je - это самое распространенный уменьшительный суффикс в голландском языке. Тин, конечно же, не знал, что "хлопья" вообще-то во множественном числе всегда и вот так на свой лад применил уменьшительный суффикс. Очень трогательно по-моему. Хотя я и не сразу догадалась, что это было за слово, а когда догадалась, то очень смеялась.

Но при этом сегодня я вдруг поймала себя на том, что сама тоже каждый день пользуюсь голландским словом, к которому присобачила русский уменьшительный суффикс.

Голландцы используют на письме один забавный значок, чтобы отметить, что что-то прочитано или проверено или одобрено. Чаще всего значок используют учителя при проверке школьных работ.
Выглядит это значок вот так и называется krul/ krulletje - закорючка.

У Пухли для домашнего обучения выдан список заданий на каждый день и в этой табличке после каждого сделанного задания надо ставить эту закорючку. Но слово "закорючка" Пухле почему-то не нравится. Я сначала говорила "галочка", но он возмутился, что галочку нельзя, надо именно этот значок.
И так у нас появилась крюлечка.

Glopje и крюлечка.
Вот оно взаимопроникновение языков и культур на примере одной семьи.
sad

(no subject)

Два утра подряд Пухля начинает делать уроки едва проснувшись прям в 6.30 утра и к моменту, когда мама только просыпается, у него уже половина заданий сделана. Хм, а у тебя смешное чувство юмора, дорогое мироздание. Может мы все-таки переживем вынужденный хоумскулинг без потерь.
sad

(no subject)

Снова началась школа. Снова на удаленке.

Надо было у Деда Мороза просить пособие "Как не сойти с ума и никого не убить"...
sad

(no subject)

Заставила вчера Пухлю навести порядок в его комнате. Два часа висела над ним коршуном и подгоняла. "Все поверхности покрыты тонким слоем лего" - это в нашем случае была не преувеличение. Все началось с эпической битвы всех имеющихся в доме Ninjago, а закончилось тем, что из лего неделями бесконечно строились дома, корабли, монстры и всевозможные непонятные маминому уму приспособления. Я несколько недель позволяла этому безумию продолжаться, но вчера не выдержала. По комнате реально было невозможно пройти, не наступив на лего, особенно в темноте. А любому родители известно, что наступать на лего больно. Так что два часа мы распихивали лего-детальки по шкафам и коробкам. Я-то вообще давно мечтаю рассортировать всё наше лего точно по наборам, а не примерно по категориям, но этой мечте еще нескоро сбыться. Но при этом сам Пухля прекрасно помнит, какая деталька относится к какому набору.

И вот когда он в очередной раз про какую-то незаметную лего-пумпочку сказал "это из вон того набора с Бэтменом", я восхитилась: "Сыночек, какая же у тебя удивительная память!"
Пухля пожал плечами и ответил: "Это не память у меня удивительная, это я сам удивительный".
Я захохотала: "Удивительно скромный!"
Он снова пожал плечами: "Нескромный и удивительный!"
sad

(no subject)

У меня ощущение, что это лучший сочельник ever.

(Особенно на контрасте с прошлым годом, когда сочельник сам по себе был совершенно прекрасный, но все испортила жуткая ссора с матерью, которая звонила и рыдала, кричала, и истерила прям когда мы сидели втроем за столом, а меня просто физически трясло от стресса. Поэтому ничего больше я из того сочельника даже не запомнила, блин. Но давайте-ка не будем про это вспоминать, ну нахрен).

Так вот сейчас у меня идеальный сочельник.

Мы с Пухлей напекли сегодня имбирных печенек. Он разрисовал окна снежинками из зубной пасты. Малыш весь день мирно спал и не отсвечивал. Я успела днем почитать и сделать маникюр первый раз за три месяца. Пухля полдня развлекался тем, что вопил постоянно «Хей, гугл!» и просил его включить какую-нибудь музыку (Тин только вчера установил в гостиной какую-то новую приблуду для этого). Периодически мы пели и плясали вместе. А к вечеру я сделала за полчаса обалденной вкусноты и простоты праздничный ужин. Тин и Пухля накрыли на стол. Малыш проснулся и весь ужин лежал у меня на руках. Мы сфоткались все нарядные для традиционного фото. А после ужина сели с мороженым с печеньками смотреть «Кошмар перед Рождеством». Затем переоделись в наши новые рождественские пижамки. Еще немножко поплясали в спальне, фоткаясь в зеркале. Я дочитала Пухле книжку, которая нам обоим ужасно понравилась. А потом все парни как-то очень быстро уснули.

И вот в 10 часов вечера я тихонечко спустилась вниз и сижу тут одна при свечах и свете елки. На кухне уютно шумит посудомойка, в подсобке крутится стиральная машинка, и почему-то звук их обеих только добавляет уюта. В гостиной горит шесть свечей разных размеров. Бесшумно светит электрокамин. Сижу себе на диване в пижаме под пледом. Меня ждет бокал безалкогольного вина и последние главы «На службе зла».

Это прекрасный сочельник! Никто не упахался. Никто не переутомился. Никто не поругался. Никто не переживал и не стрессовал. Все всё успели, что хотелось. Всем хорошо и уютно.

Вот таким и должно быть Рождество.

Тин сказал за ужином: «Ты могла представить год назад, что это Рождество мы будем встречать не втроем, а вчетвером, да еще и в новом доме?».

Неа. Не могла. Потому что это столько лет было мечтой. И вдруг стало явью. Чудеса…