Tags: foto

sad

(no subject)

Наташа nat_nat прислала портреты всего хора и меня в том числе. Вот человек уже все фотографии обработал, а я за три недели так и не смогла про фотосессию пост написать...

Но сейчас я реально уже два часа сижу и любуюсь и глаз оторвать не могу. Причем не только от себя, как вы уже подумали, но от всех. Они там такие красивые. Весь мой обожаемый хор.

Это так круто, когда кто-то умеет увидеть и показать дорогих тебе людей такими, как их видишь ты. И тебя самого видит и показывает тоже таким, каким ты себя сам ощущаешь и каким тебе хочется быть всегда. Талант.

У меня вот есть любимые мои фотографии, снятые (уже страшно подумать как давно, 5 лет назад!) моей замечательной подругой и жж-френдом Викой tavistok. Она снимала меня дважды. Один раз с мамой, второй раз с Тином, его родителями и моей мамой. И обе эти фотосессии были совершенно документальные. То есть мы просто сидели, болтали, ели вкусняшки, гуляли и валяли дурака. А Вика при этом успевала поймать нас всех. И я те ее фотографии обожаю именно за то, что они очень живые и настоящие.

Я там, например, ем какую-то вкусноту и балдею
Collapse )

А фотосессия с Наташей была совсем другой по своей задумке. Постановочной. И в очень ограниченное время, в очень насыщенном пространстве и при скоплении людей. И я еще и волновалась в тот день невероятно. Поэтому за результат я, честно скажу, переживала. Боялась, что сама себе не понравлюсь вообще.

Но открыла вот это фото, что внизу, и прям обалдела.

Это я. Я такой бываю редко. Потому что на каждый день у меня джинсы, хвост на макушке, сумка через плечо, велосипед, кроксы. А тут все-таки стрелки, кудри, платье и красная помада. Сами понимаете.
Но это все равно я. И я тут такая, какой я сама себя воспринимаю и при этом думаю часто, что может мне это кажется, может меня такой никто больше не видит. Но нет. Видит. Вот этот вот фотограф взял и увидел. Значит я там есть.

h95a6244small

Наташа, огромное тебе спасибо!
У меня слов нет. Я еще немножко поживу с этим ощущением восторга, а потом может быть напишу еще.
sad

(no subject)

Про свадьбу-то я все пишу-пишу, но ленюсь.
Поэтому я про другое.

У нас тут в выходные проходил какой-то локальный праздник, который заключается в том, что сначала по городу идет цветочный парад с гигантскими цветочными фигурами, а потом весь город пьет пивас и веселится. Заставить меня выбраться в город в 10 утра в субботу - задача не из легких. Но Тину удалось меня вытащить из постели, водрузить на велосипед и выманить в город. Ворчливое настроение было сменилось на восхищенное.

Вот меня часто спрашивают, как, мол, ты, Даша, из пятимиллионного Питера да в городишко, где всего-то тысяч двадцать? Это же деревня! Это же никакой цивилизации! Там же людям себя нечем занять.

Так вот больше всего меня поражает то, насколько тут людям есть, чем себя занять.
Я уже говорила, что на город с двадцатью тысячами жителей тут найдется примерно 20 разных хоровых кружков с музыкой на любой вкус.
Так вот на параде я еще и насчитала 6 местных духовых оркестров! Шесть!!! И все они задорно маршировали в нарядной форме и играли жизнерадостные мелодии. А я обожаю духовые оркестры, между прочим.

Я уж не говорю про сам цветочный парад. Я не представляю (пока что не представляю, возможно в будущем это изменится), сколько усилий, фантазии и времени нужно потратить на эти гигантские цветочные скульптуры.

Смотрите сами.
 
Вот этот огромный огненный человек. Ну может на самом деле не огненный, но похож. Как это вообще можно было сделать???

Photobucket

Корова на ракете. Хотя на самом-то деле мы все понимаем, что это фаллическая корова и не иначе.
Photobucket

Это рука, на которой сидит скорпион. Я не сразу поняла, но очень красиво по-моему.
Photobucket

Вот это были какие-то монументальные чуваки, от которых еще шла зловещая музыка и всем видом они, похоже, должны были напоминать о смерти.
Photobucket

Фотографы. В объективах у них огромные зеркала.
Photobucket

Тут очень маленькая платформочка, но очень трогательная. Там написано BFF - Best Friends Forever. Две девчонки-подружки тащили эту композицию за собой. Ужасно мимимишные.
Photobucket

Почем орел сидит на танке, я не знаю.
Photobucket

И что делают слоны - тоже не знаю.
Photobucket

Вот это отдельно.
Photobucket
Не знаю толком, что это за фигура. Но факт в том, что цветочная композиция установлена на инвалидную коляску. Там внутри сидит в коляске человек. Он ехал очень радостно - крутился, улыбался. Впереди и позади ехало еще несколько колясок с почти парализованными людьми. Это впечатляет.

Одна из лучших скульптур, на мой взгляд.
Photobucket
и она же
Photobucket

Ну и мои несомненные фавориты, которых сделала местная добровольная пожарная команда (!!!). Еноты-полоскуны.
Обращаю ваше внимание, что задний енот полоскал ТРУСЫ! И не просто трусы, а стринги!!!

Photobucket

Photobucket

По-моему восхитительно!

(извините за многофоток, не удержалась).
sad

(no subject)

Был такой старый анекдот про зверюшек из мультфильма "38 попугаев" и про то, что главное в танке. Если вы его помните, то поймете меня.

В воскресенье к нам в гости прилетел Антон ultranomad, человек и самолет.
Когда вы говорите "прилетел к нам", вы вряд ли имеете в виду кого-то, кто летает на собственном самолете. Так вот наш случай обратный. У Антона есть свой собственный самолет и он к нам на нем прилетел. Этот факт приводит меня в детский восторг. Ну а что? Человек пишет "Я тут в Германии неподалеку, могу прилететь", а потом прилетает за часик на ближайший к нашему дому аэродром и мы его встречаем спокойненько прямо на солнечном летном поле.

Вот так мы встречали жарким воскресным вечером, когда еще не знали, что будет дальше.
Photobucket

Воскресенье мы провели в разговорах за чаем. Антон относится к тем людям, с которыми я не знаю, как себя вести, как дружить и вообще, что делать, потому что он для меня с другой планеты. Но его жутко интересно слушать и за ним жутко интересно наблюдать (надеюсь, этими словами его не обидеть, я же искренне!).

А вчера утром мы поехали снова на аэродром, потому что сначала он обещал нас прокатить, а потом должен был улететь обратно в Германию.

Было жарко. Над полем летали разноцветные жуки. В кафе с видом на летное поле сидели немцы и голландцы, распивая пиво и поедая сосиски с картошкой. На детской площадке копошились малыши. Маленькие самолетики взлетали и приземлялись. Где-то вдалеке летали почти незаметные в светлом небе планеры.

Мы пришли к самолету. Он оказался очень маленьким при близком рассмотрении, ну просто игрушечным!

Photobucket
Тут я еще улыбаюсь, довольная такая, потому что предвкушаю полет и совсем ничего не ожидаю.

Вообще, самолетную прогулку Антон обещал мне еще несколько лет назад, когда мы вместе были на подобном небольшом аэродроме в Хельсинки и когда у него еще не было своего самолета. Здорово, когда люди умудряются сдержать вот такое вот обещание, даже когда прошло много времени.

Мы забрались в самолет. Тин устроился сзади, а меня как самую энтузиастку усадили прямо с пилотом. Затем наш пилот рассказал, как вести себя во время полета и что делать в случае аварийной посадки.
Photobucket

А потом мы полетели.

Вот я даже теряюсь, как что-то рассказывать. Потому что сейчас, день спустя кажется, что все было так здорово и ужасно красиво. Да, правда, с высоты все очень-очень-очень красиво!

Мы летели над полями Photobucket

Photobucket

И пролетали рядом с нашим озером, куда я вскоре буду ходить купаться
Photobucket

Над одной из многочисленных мельниц пролетали
Photobucket

Даже недалеко от нашего дома пролететь успели, а потом снова повернули в поля.
Photobucket

Photobucket

Я даже не успела понять, что прошло полчаса. Казалось, что совсем немного. И при этом вечность.

Нет, честно, не знаю, как про все это написать.

Дело в том, что когда мы приземлились, и я вылезла из самолета - я заплакала. Было очень стыдно, но и сдержаться невозможно.

Это был самый страшный полет в моей жизни. И пока что я думаю, что никогда в жизни больше не сяду в такой маленький самолет.

Когда я услышала в наушниках что-то про виражи, я закрыла глаза. Потом, правда, заставила себя их открыть. "Держись! Надо смотреть вокруг и надо делать фотографии! Потому что больше ты так никогда не полетишь по своей воле!" И я открывала глаза и жала на кнопку фотокамеры, хотя от страха я понажимала на ней много разных кнопок и в итоге снимала не пойми в каком режиме.

На виражах было страшнее всего. Смотреть на землю совсем не хотелось. Вообще ничего не  хотелось в этот момент, только бы небо и земля никуда не поворачивались.

Желудок мой бОльшую часть времени находился у горла, а сердце где-то в пятках. Периодически оно выходило из пяток и стучало очень сильно и пыталось выпрыгнуть из груди.

Было очень-очень страшно.
Больше всего хотелось сказать "мальчики, миленькие, пожалуйста, давайте полетим обратно поскорее". Но я молчала, потому что было бы обидно и глупо пролететь всего 5 минут.

Периодически я попискивала от ужаса, часто-часто дышала и шептала самой себе "тихо-тихо-тихо".
Самое дурацкое, что до этого я была абсолютно уверенна, что после полета на вертолете над тундрой в полном тумане, я уже ни на чем не буду бояться летать. Хрен там! Вертолет прекрасно ровненько и нестрашно летает по сравнению с маленьким самолетом.

После полета я долго-долго сидела на скамейке и приходила в себя и пыталась даже шутить. Но на самом деле мне было все еще страшно и стыдно за собственную трусость. Но такого неконтролируемого панического страха я у себя не помню очень давно.

Уже потом вечером дома я пыталась анализировать произошедшее и делать выводы.
Например, это, конечно, отличный опыт и познание собственных границ и сил. Примерно так же было с плаванием с маской на глубине 5 метров Египте. У меня ведь невозможный панический страх глубины - я паникую, когда не чувствую дна и забываю как плыть и начинаю тонуть. Но заплыв с маской совершил чудо - оказалось, что когда я вижу, что там внутри под водой, то не боюсь.
Но тут было другое. Тут я не победила страх, а скорее узнала про себя что-то новое, что-то в духе "Вот куда я не хочу соваться". И еще "Вот какие у меня теперь представления о безопасности и пределы тревожности". Тоже в общем-то полезное знание. Я вообще люблю, когда удается узнать про саму себя что-то совершенно новое.

В итоге могу сказать следующее.

1. Я не сяду в маленький самолет в ближашие несколько лет, а возможно и никогда.
2. Несмотря на мой страх и стресс, не могу не признать, что с высоты все очень красивое. Но все-таки для меня достаточно красоты на земле, поэтому см. пункт 1.
3. Спасибо большое Антону за полет и за пережитые эмоции. Это неожиданный и познавательный жизненный опыт.

На данный момент я просто собой очень горжусь. За то, что справилась со страхом и не впала в панику.
Но при этом и ругаю себя очень сильно - вполне возможно, что не стоило подвергать себя такому стрессу. Но что ж теперь, уже сделано.

Ну и под конец.
Вчера перед сном я вспомнила тот самый анекдот про "что главное в танке", перевела его Тину, а потом меланхолично сообщила, что в самолете, в общем-то, то же самое главное. Он очень смеялся, а потом сказал, что тоже гордится мной и что я молодец.

Молодец я, в общем.
sad

(no subject)

Только сегодня узнала, что в 10 минутах велосипедной езды от дома - большое озеро с пляжем, по которому уже валяются скромными компаниями отдыхающие и носятся одуревшие от внезапной весны собаки. Зато теперь совершенно точно ясно, где я буду проводить лето! Нужно только купить пляжный зонтик и достать из шкафа огромное пляжное одеяло. Говорят, купальный сезон здесь начинается уже с начала мая (адский торжествующий смех!).

Ехать на велосипеде по лесу прикольно, но страшновато - тропинки кривые, так что я все время боюсь слететь с велосипеда. Зато можно наткнуться на крошечные мостики через крошечные ручьи. На мне надето черт знает что, никаких тебе прически и макияжа - впрочем, даже за недолгое время жизни здесь я как-то совершенно расслабилась и перестала считать, что из дома надо обязательно выходить с макияжем. И что забавно - организм меня за это благодарит розовыми щеками и общим гораздо более бодрым состоянием. По-моему на этом фото должно хорошо быть видно, что я сияю, даже несмотря на полосатые носки!

Photobucket

Вчера провели отличный день в городе Н., где раньше жила моя Эмма. Она оставила мне в наследство друзей, которых мы и ездили навещать - пара русских 55 лет и пара голландцев 65 лет. И что удивительно - разница в возрасте и менталитете совершенно не мешает мне дружить с ними. Умные интересные люди, с которыми приятно проводить время. Мы побывали в мастерской одного из них, художника, прогулялись по центру старинного городка неподалеку, сходили на открытие выставки еще одного русского художника и под конец дня голландская пара устроила в своем старинном необычном доме шикарный ужин из множества экзотических блюд на фарфоровой традиционной посуде. Говорили о моей жизни в Голландии, об июньском фестивале искусств в Амстердаме и о планах на будущее.

Вернулись домой поздно, уставшие и довольные. Потихоньку планирую массу всяких культурных событий на лето. Главным из которых, конечно же, будет приезд в Питер в июле!
sad

(no subject)

К вечеру пятницы начался семинар. Тут сейчас будет пятиминутка самолюбования. Вообще-то с организаторами была договоренность, что у них свои профессиональные переводчики, а еду чисто для мебели, потому что сама переводить я буду только когда настанет очередь семинара на российской территории. Тут же в Эстонии в первый вечер оказалось вдруг, что эстонская переводчица с ярко-розовыми волосами с трудом связывает слова в предложения, а финская переводчица вообще не переводчица, а просто живет в Финляндии замужем. Через десять минут их совместных усилий стало ясно, что такими темпами они будут переводить еще недели две. Я тихо спросила у своего «босса» можно ли мне вмешаться, а затем выползла на сцену к выступающим. Разумеется, что мне помогли большой переводческий опыт и личная заинтересованность в теме мусора и ресайклинга. С первыми двумя часами перевода я справилась на ура. Местами косячила, конечно, не без этого, просто сложно было совсем без подготовки въехать в темп. Только закончились выступления, как ко мне повалили финны и эстонцы с просьбами переводить и за ужином, и на следующий день на основных лекциях семинара. Что я и делала. В субботу утром даже встала на полтора часа пораньше, чтоб успеть поднабрать в сети лексики по теме мусора, утилизации и переработке. Устала, правда, невероятно. Переводить без подготовки 6 часов подряд довольно тяжело. Но я справилась. В награду получила: часы от эстонцев, книгу по экологии от финнов, компенсацию шмоточного шоппинга от русских и приглашение переводить на семинаре в Финляндии в июне уже за приличный гонорар. Ну и особо приятно было слышать многочисленные комплименты в свой адрес. Особенно порадовали аплодисменты в конце семинара «а теперь скажем спасибо нашей героине Дарье, которая блестяще выдержала столько часов нашей болтовни и позволила нам всем хорошо понимать друг друга». Короче, я звезда.

Но больше не обо мне. Теперь еще немножко о девочках.

На семинаре оказалась еще одна героиня волонтерского фронта – Таня. Она отвечает за коммуникации в эстонском волонтерском движении «Сделаем!», том самом, которое три года назад умудрилось за один день убрать 10 000 тонн мусора в Эстонии. Танюшу пригласили на семинар рассказывать финнам и русским о том, как бороться с мусором.

Таня совсем другая. Таня невероятно женственная, тонкая, хрупкая, очень красивая, неземная. Она умдряется работать, волонтерить и учится на еще двух высших. Чудо-женщина! Женька оказалась с ней давно знакома, ну а я просто влилась к ним в компанию естественным притоком. Втроем мы составили какой-то удивительно гармоничный союз. Именно их доклады я переводила с наибольшим энтузиазмом и восторгом, вкладывая порой в перевод неуместные эмоции, не от непрофессионализма, а исключительно от переполнявших меня чувств. Если Женя делала акцент на практические аспекты, мол, сортировать мусор это выгодно и удобно, то Таня наполняла голую статистику духовностью – «Каждый из нас способен на поступки, каждый из нас способен изменить мир». И это была не болтовня, потому что она верит в то, что говорит. Там не было ни грамма фальши. Когда потом за ужином вставали отъетые делегационные рожи и говорили тосты про «Сохраним природу для наших детей», вот тут-то была не то что фальш, тут были тонны соплей в сахаре. А девчонки были настоящими каждую секунду.

После семинара эстонцы устроили показательно-показушный сбор мусора – вывезли нас всех на какую-то горку и предложили пособирать ветки, чтобы потом сжечь. На меня накатила злость – жечь ветки в на поляне с сухой травой в ветреную погоду… Да вообще жечь ветки совершенно без толку, лучше б настоящий мусор убрали. Но финские старушки и русские чиновнички бодро схватились за ветки и сучки, таская их к костровищу. Мы с девочками посмотрели на это немного, а затем плюнули и ушли гулять к развалинам старой крепости. Таня рассказывала нам с Женькой про историю Эстонии. Я расспрашивала их о том, как удается сохранять терпение и не возненавидеть людей, работая волонтерами.

К вечеру девчонкам пришло время уезжать в Таллинн, я же должна была оставаться до победного. Как-то само собой вышло, что я поехала провожать их на автобусный вокзал. Мы обменялись адресами и телефонами, а потом долго обнимались, не желая расставаться. Смешно, но именно в эстонской деревушке я неожиданно встретила тех самых единомышленников, на отсутствие которых еще недавно жаловалась. Правда в тот момент я жаждала единомышленников кинематографических, а получила экологических.

Девочки уехали. А я пошла к озеру, сидеть на качелях и рассматривать рыб на отмели. Удивительно, но вечнопьяный дядька умудрился именно в этот момент поймать меня в объектив своего огромного фотоаппарата.

Photobucket
Просыпаться два утра подряд и видеть прямо из кровати эту красоту - удивительно.
Photobucket
Он прислал мне их, хотя и не просила, со словами "отличный кадр вышел. ты там такая крошечная точка, но все равно это ты"
Photobucket
Может эти пьяные дядьки не такие и чудовища, может и в них есть немного тяги к красоте.
sad

(no subject)

Даша в пятницу в последний рабочий день на старом месте.
Photobucket

Коллег вокруг обрезала в целях сохранения privacy.

Ходить в этой юбке по улице оказалось целым испытанием. На меня смотрели, оглядывались, показывали пальцем. Проезд в метро был и вовсе дорогой на эшафот.
Но зато девочки на работе отреагировали дивно, бухгалтерия визжала от восторга, а некоторые мужчины, поперхнувшись, говорили "какой у вас сегодня, кхм, эпатажный вид".

Короче, юбкам быть. Собираюсь носить это безумие еще не раз.
sad

(no subject)

Из двадцати дней лучшего в жизни отпуска в двадцать градусов обжигающего питерского мороза.

Совершенно не понимаю зачем я тут. Хочу обратно.

Я вернулась из этого отпуска совершенно другим человеком. У меня в голове неожиданная и довольно четкая картинка того, чего я хочу.

Больше всего радует, что сегодня вечером я увижу вот эту замечательную женщину:

Photobucket

Это мама. И это первые результаты нашей январской фотосессии. И я очень жду остальных фотографией. А сегодня вечером я просто буду сидеть с ней и пить чай и рассказывать о самом лучшем отпуске в жизни, о курортном романе и написанной книжке, об Эмме, о самом долгожданном свидании, о серебряном кольце с красным камнем и, пожалуй, немножко о будущем.
sad

(no subject)

- На помощь! Мне нужна твоя помощь!
- Чем я могу тебе помочь? - спрашивает он, подскакивая на месте.

И тут я ничего не говорю, а делаю такое движение бровью и выдаю самый по-моему откровенный и похотливый взгляд из своего арсенала. Он отводит глаза. Он отводит глаза и слегка хрипло говорит «Ага. Кхм. Да».

Я протягиваю ему провод своего нетбука – у меня села батарейка и мне всего лишь нужно подключиться. Я не собираюсь при всех говорить, что «Хочешь мне помочь? Иди сюда, малыш…» Нет, эти пляски вокруг самца продолжатся еще какое-то время. Потому что так интереснее.

А испаночка-то смешная. Знаете, что она делает? Она все время приспускает кардиганчик, обнажая плечо и лямочку лифчика. И пьет пиво большими глотками, напиваясь все быстрее и быстрее. Нет, детка, у тебя нет шансов. Нет. И, кстати, пожилая блондинка – ее мамаша. Камон, крошка, кто же идет клеить мужика вместе со своей перигидрольной мамочкой? Ай, милая, тебе еще учиться и учиться.

Это мне он подмигивает. Мне.
Это мне он говорит: «Поставить Нину Симон, а?»
Это меня он спрашивает: «Бокальчик красного вина для леди?»
Это мне он говорит: «Я попросил своего друга сделать кое-что для тебя» - и показывает куда-то в глубь бара, где на последнем столе его бородатый охранник колдует над каким-то бумагами.

И пока она так незамысловато обнажается, я накидываю куртку на плечи и поеживаюсь. У меня замерзли пальцы, и я грею их о свою шею. И когда в следующий раз он подходит, я говорю: «Налей мне еще горячего чаю, пожалуйста, я замерзла» и трогаю его холодной рукой. В ответ он обжигает меня взглядом.

Охранник Йена тем временем приносит наклейку. Да, наклейку. С названием бара.
- Можно мы наклеем это на твой нетбук? – спрашивает Йен. Вопрос обоснован, ведь на крышке моего ноута уже красуется серебристая наклейка цветочком.
- Конечно можно! – еще бы было нельзя, ведь это будет напоминать мне об этом месте.
И следующие десять минут я провожу, отковыривая свой серебристый цветочек. А потом Йен отчищает остатки цветочка 95 %-ным алкоголем. И вот теперь на моем нетбуке написано название его бара.

- Знаешь, что я сделаю завтра? Я пойду сидеть на набережной с нетбуком, чтобы все видели эту наклейку. Я буду тебя рекламировать.
- Буду тебе очень за это признателен. Вы знаете, – обращается он к испаночке и ее маман – эта девушка ведет блог в сети и пишет там про мой бар? Представляете? И люди читают. Много людей! Она говорит, у меня в России есть фанклуб.

И тут происходит прекрасное. Только после комментария о том, что надо сфотографировать испаночку, меня и Йена, эта милая девочка сама говорит мне: «Давай сфотографируемся вместе?». И ее мама фотографирует нас вдвоем. А затем девочка предлагает сфотографировать меня с Йеном. Несколько раз. И затем я прошу разрешения сфотографировать ее, а она смущается, смеется, оттягивает еще лямочек.

Наслаждайтесь, господа.
Вот она – моя прекрасная соперница. Мелисса. Наполовину испанка, наполовину британка.
Photobucket

(ничего не могу поделать, но почему-то ее фото никак не хочет разворачиваться, я уже несколько раз его перезагружала, вертела и все такое, все равно боком! я не специально, честное слово! если кликнуть по фото, откроется все же в нормальном виде)

А вот я и Йен. Девочки из фанклуба, можете сейчас же начинать трепетать! Вот он!!!!
Прошу обратить внимание на то, что в этот момент моя рука на его пояснице. Где в этот момент его руки – я не знаю. Потому что у меня на минуту атрофировались все нервные окончания.
Photobucket

Если честно, девочка и ее мама так милы со мной, что мне даже становится немного стыдно за все, что я тут пишу. Может быть она вовсе не заигрывает с ним, может она знает его с детского сада и просто невинно кокетничает? Они с мамочкой уходят, поцеловав меня на прощанье. So sweet.

Но знаете, что самое главное? Что в баре уже почти никого, играет джаз и мы говорим с ним полчаса о его семье, жене, расставаниях, сыне, работе. Мы говорим долго-долго. И эта одна из самых грустных бесед в моей жизни. И я не могу описать ее здесь, потому что это будет нечестно. Пусть курортная история остается курортной историей, а не драмой.

Но затем. Затем испаночка возвращается. И я уже не знаю, верить ли его историям о разбитом начисто сердце. И я уже не знаю, ненавидеть ее или нет. Может быть она просто так же, как и я, играет в эту игру, в которой никто никогда не победит.

И когда я пишу все это, а она сидит неподалеку за барной стойкой, он подходит и целует ее. Целует. Ее.

Я не вижу этого. Мне достаточно звуков. Звуки, оказывается, могу быть такими унизительными.

Я проиграла.
sad

(no subject)

Я проснулась с мыслью, что знаю, что буду делать сегодня. На днях мы с Йеном говорили про книги, я рассказала ему, что люблю Хорнби, он обещал почитать. Я сегодня встала и поехала в Пальму в тот самый книжный магазинчик, потому что помнила, что на верхней полке одного из шкафов стояли две книги Ника Хорнби. How to Be Goood, потрясшая меня прошлой зимой и Long Way Down, согревшая меня недавним декабрем. Мне захотелось купить одну из них и подарить Йену. Да, я повторяюсь. В прошлом году я уже подарила How to Be Good одному небезразличному мне мужчине, который пережил тяжелое расставание. И вот теперь мне хочется сделать то же самое с другим мужчиной. Даша, ты ходишь по кругу!

Просто мне кажется, что человека, который 4 раза за вечер повторяет «я был женат десять лет» надо не соблазнять, а слушать. Просто мне кажется, что хорошие книги могут менять жизнь хотя бы ненадолго.

И эта дорога вдоль моря снова – какое-то удивительное счастье! Иногда можно просто свернуть с нее и сидеть на песке.
Photobucket

Или забраться на самый край вон той скалы и сидеть там, болтая ногами над водой, и грызть зеленое яблоко.
Photobucket

Я прикатилась в Пальму и устроилась на скамейке возле Собора, внизу у пруда. Ела тортилью и запивала молоком, глазея по сторонам. Здорово вот так свернуться на скамейке и глазеть, когда никуда не надо торопиться. В пруду лениво тыкаются в поверхность носами толстые рыбы. Под пальмами на другом берегу парень с девушкой жонглируют булавами. Совсем рядом с ними по натянутому между пальм на высоте полуметра плотному ремню ходит, балансируя, худенькая девушка, а возле нее на траве сидит мужчина, сжавшись напряженно, готовый в любую минуту ее подхватить. Неподалеку от них сидит парень с гитарой и его незатейливые переборы и мурлыканье разносятся над водой.
Photobucket

Здорово потом ехать на велике по крошечным улочкам. Все-таки Пальма-де-Майорка удивительной красоты город. Да и вообще вся Майорка мой личный рай. Я так боялась, что через пять лет я не подумаю об этом острове так же, но оказалось, что ничего не изменилось. Рай он и есть рай.

Узкие темные улицы. Деревянные крыши. Запах сырости и каменных холодных подвалов. Гулкие звуки редких шагов. Я сворачиваю без разбору во все переулки, теряюсь, нахожусь, езжу кругами – какая разница, когда все это время с моего лица не сходит улыбка.
Photobucket

Приезжаю к книжному магазину и снова хожу по нему с полчаса. Из двух книг Хорнби выбираю Long Way Down, тупо потому что она в лучшем состоянии. Затем случайно натыкаюсь на полке в узком проходе на книгу Питера Хёга, с такой потрясающей фотографией автора на всю заднюю обложку, что не купить это для Аси просто невозможно. Под конец выбираю себе совсем новую тоненькую детскую книжку Филиппа Пуллмана. Тут меня замечает Род.
- Привет! Вы были на нижнем этаже?
- Да, Род, спасибо.
- А, я Вас помню, вы были тут на днях. Откуда вы?
- Из России.
- Точно! С любовью! Моя маленькая шуточка. Как вы сегодня? Лично я чувствую себя ужасно, несчастный старик…
- Вы не выглядите таким уж стариком.
- Что вы, мисс, мне почти семьдесят лет!
- Никогда бы не подумала. Наверное, все дело в улыбке, она делает Вас моложе.
- О, Вы умеет польстить старику - смеется он – Что же, я смотрю, Вы выбрали несколько книг?
- Совершенно не могла удержаться, сэр.
- Я рад!
Я выхожу из книжного магазина Рода сияющей от восторга. Примерно вот такой, только умножьте улыбку на десять

Photobucket
sad

(no subject)

На самом деле туман начался еще со вчерашнего вечера. Он быстро и незаметно наполз на все вокруг и спрятал. Так что здания превратились просто в гирлянды огоньков.

Photobucket

Как и в прошлый раз все начали меня подкалывать, что никуда я не улечу. В этот раз я не нервничала. Не знаю почему. Может потому что в этот раз мне в тундре было хорошо.

Утром мы встали чуть позже, чем обычно. Если все эти дни я просыпалась в 06.00, шла в столовую и в 06.45 уже сидела в вахтовке до стройки, то сегодня только в начале восьмого выползла завтракать. Роскошь! Затем спокойно собрала сумку, накрасилась, оделась и пошла приставать к начальникам. Растаявший еще с вечера в результате моих усилий зам.нач.объекта был самой любезностью - каждые минут десять рассказывал об изменениях летных планов и обещал, что сегодня я обязательно улечу. Но от обещаний тут ничего не зависит. Не зря мне говорили опытные люди, что на Севере никогда нельзя покупать билеты впритык. Они были правы.

В 9.20 утра мы с Микко и еще человек десять разных подрядчиков стояли перед жилым корпусом, в ожидании вертолета. Шум лопастей раздавался где-то поблизости, но разглядеть вертушку не удавалось. Зато туман был вполне заметен.

Photobucket

Вертолет делал круги несколько раз. Он заходил на посадку раза четыре. Потом я сбилась со счета. Он так и не сел. Улетел обратно. Зам.нач.объекта с серым лицом вернулся с посадочной площадки и сказал, что гробить людей не хочет и посадку не разрешает. Что не удивительно.

Видите вертолет? А он там есть. Даже кран видно не очень, а он метрах в 20 от меня.
Photobucket

А огни посадочной площадки? А они там тоже есть. Только их не видно. Это метров 150. Для сравнение фото в 9.32 и в 10.16. На втором фото очертания посадочной площадки отчетливо видны.
Photobucket

Photobucket

Я к чему все это - к тому, что я все понимаю. Глупо было с моей стороны злиться. Погода была нелетной, видимость минимальной. А вокруг посадочной площадки и мачты, и столбы, не дай бог что случится. Вот Саныч и завернул вертушку, сказал мне "Дарья, там же люди, не дай бог что.."

Вертолет улетел. А через 45 минут небо стало чистым. Туман и тучи растянуло, как ни бывало. И даже встало солнце.
Photobucket

Но вертолет не летел.  Теперь туман был где-то еще, не давай ему вылететь. Мне надоело то выбегать на улицу, то забегать обратно в комплекс греться. Я то посижу в машине у кого-нибудь из водителй, то попрыгаю на улице. А там -23 между прочим. Ветра нет, но влажность кусается. Походила по комплексу - поболтала то с начальником смены, то с поварихами, то с охраной. Написала записку, как в прошлый раз, своим друганам КИПовцам, расчудесной покерной компании. Бац - снова вертолет летит. Без предупреждения. Все снова высыпали на улицу, а вертолет оказался не наш, нам на него нельзя. Так мы и бегали полдня туда-сюда.

В общем, наш борт пришел только около 12. Вылетели мы в 12.30. Сумасшедшая спешка - разгрузка вертушки, погрузка людей, никого б не забыть, двигатель не глушат, стоишь под этими лопастями и чувствуешь прям, как лицо сдувает с черепа.

Вот так мы летели в прошлую пятницу.
Photobucket

А вот так мы летели обратно сегодня.
Photobucket

Но больше всего радует разница с вот этими летними:



Так вот. К сути. Мы вылетели в 12.30. А самолет из Усинска на Москву вылетает в 15.30. Чувствуете, к чему клоню?

До вертолетной площадки мы летели ровно час. В 13.30 нас ждал водитель на обещанном джипе. "Ну что, погнали?". И мы погнали.

Всю дорогу я висела на телефоне - усинский офис нашего заказчика названивал в аэропорт и просил задержать регистрацию, а моя замечательная коллега Света (Светик, привет!) в Питере держала для нас брони на следюущий рейс и ставила нас в лист ожидания на все возможные ближайшие рейсы. Отменяем - не отменяем? Успеваем - не успеваем?

Водитель побил все рекорды. Обычно дорога от Усинска до вертолетки занимает 2,5 - 3 часа. Мы доехали за 1 час 35 минут. Даже делая скидку на то, что зимой эта жутко разбитая трасса ровнее. Зато было скользко, зато мы подлетали и бились головами о машину на каждой кочке. Но мы мчали, как сумасшедшие, почти все время не ниже 100 кмч.

А теперь - внимание!

Мы приехали в аэропорт в 15.05. Мы опоздали на регистрацию, она закончилась ровно 15 минут назад. Но зато до вылета рейса было еще 25 минут. И это последний рейс во всем аэропорту на сегодня. То есть мы двое были единственными пассажирами. И единственный самолет во всем аэропорту стоял в десяти шагах от здания. Реально в 10 шагах. И что?

Преркрасные, добрейшие, приветливейшие женщины в Усинском аэропорту (посылаю им лучи чесотки и диареи) не взяли нас на рейс. Они не поддались ни на какие просьбы и уговоры и мольбы. Они наорали на нас и сказали, что раз мы опоздали на регистрацию, то наши места уже проданы. Все. (Хотя Светик потом узнала у нашего личного авиакассира, что свободных мест в самолете оставалось достаточно).

В общем, нас не пустили на самолет. И мы остались в Усинске. Следующий рейс завтра, но на него нет билетов. На четверговый рейс Светик успела выкупить нам последних два билета.

Первые полчаса я от обиды и расстройства даже не хотела разговаривать. Я только без остановки извинялась перед водителем, который ради нас так гнал, так старался. Он ужасно расстроился, что нас не взяли на рейс, и я расстроилась из-за него. Потом пришла в себя и решила, что наверное не стоило так спешить. В конце концов, ну что такого, ну побудем еще пару дней в чудесном городе Усинске...

Весь день мы в гостинице. Не знаю, что там делает Микко, а я сижу за компьютером весь день и пишу отчеты-письма-мейлы. Завтра, пожалуй, буду делать все то же самое. Хотя позволю себе одну слабость - высплюсь!