Tags: film school

sad

(no subject)

Вчера вечером, уложив ребенка, пришла к Тину на диван и начала что-то рассказывать все на те же темы, которые меня прям не отпускают последние три дня – творчество, потенциал, вызов, талант и его измеряемость. Говорила, говорила. В какой-то момент он так спокойно поинтересовался: «Ты в курсе, что ты говоришь уже полчаса?». Кхм. Неа, не в курсе. А он просто поинтересовался и продолжил дальше слушать. И только в самом конце сказал: «Ты говори, сколько хочешь, я ж за это тебя и люблю». А его вот как раз за такое.

Включила телевизор. Дай, думаю, немножко голову отключу, посмотрю что-нибудь, пока повтор «Оскара» не начался, но не сериал, а что-то полнометражное захотелось.

И вдруг – бац, как выпрыгнет на меня из Нетфликса фильм «Одержимость» (Whiplash, 2014). Я вот вообще ничего другого включить не смогла. По иронии судьбы он еще и последний день в Нетфликсе сегодня. Вот прям идеальный тайминг у меня.

Посмотрела примерно половину фильма. Потом таки пришлось переключиться на Оскаров, хотя я и ненавижу разбивать кино пополам и вообще даже на паузы нажимать.

Только что досмотрела. Причем досматривала вместе с ребенком, о чем ни секунды не пожалела. И, если честно, хочется включить и пересмотреть от начала до конца еще раз прямо сейчас.

Мне совершенно наплевать, насколько в этом фильме реалистично изображены джаз, музыка, работа в оркестре или педагогика, в конце концов. Я прекрасно понимаю, что на самом деле музыке учатся не так. Что научиться играть в оркестре совершенно невозможно, сидя в одиночку у себя в комнате за гитарной установкой. Я знаю, что музыка это не только про практику, но и про огромное количество теории.

Но я хочу пересмотреть еще раз, потому что я свято верю, что встретить такого учителя в жизни – большая удача. Может быть даже не обязательно учителя, а человека, который тебя провоцирует, который подталкивает тебя, проверяет твои границы. И нет, необязательно для этого быть таким жутким и жестоким, как учитель героя в фильме, и уж тем более необязательно быть абьюзером. Но хороший наставник тем и хорош, что знает, насколько далеко ему можно зайти.

Мне страшно повезло в жизни, у меня была Эмма. Я поэтому и смотрела этот фильм со слезами узнавания на глазах. Я была таким же учеником, который сидел в музыкальной школе до ночи, играя, слушая, впитывая, с поправкой на возраст и уровень, разумеется. Нет, я не разбивала себе пальцы в кровь о клавиши пианино. Но у меня всегда было ощущение некой планки, к которой надо стремиться. И это дала мне она, Эмма. Она могла на меня орать, стучать по пианино и кидаться нотами. Ни один другой учитель в моей жизни не делал этого. Но при этом было понятно, что ей можно. Что она про меня и про других учеников видит что-то свое и поэтому знает, что делает.

Спустя много лет подобный учитель у меня был в киношколе. Который не стеснялся в выражениях, не жалел сарказма и не пытался быть добреньким. Он мог своими комментариями о моей работе довести меня до такой ярости, что я была готова шарахнуть его чем-то тяжелым по голове. Но именно эта злость заставляла меня двигаться дальше. Я много писала про него тогда. Вот сейчас перечитала пост http://users.livejournal.com/babybitch-/819064.html и потом все остальные по тэгу про киношколу и думаю, блин, вот же оно!!! Вот этого я хочу! Всего, о чем он говорил! Как мне не хватает этого – единомышленников, соперников, равных. Вот про что был мой предыдущий пост. Прошло пять лет и оно все ко мне вернулось, нагнало и накрыло с головой.
Той злости мне очень не хватает сейчас.

Не хватает в моей борьбе с голландским языком. Не хватает в попытках писать прозу. Не хватает в попытках писать сценарии. Да собственно я ко многим своим творческим проектам даже не подступаюсь, потому что мне не хватает вот такого противовеса. Хочется вызова. Хочется щипков в бок, не дающих расслабиться. Чтоб не только изнутри, но и снаружи. Чтоб не только хвалили (похвала это вообще особая тема, я в похвалах очень нуждаюсь, но в определенной форме и умеренном количестве), но и критиковали и провоцировали.

Этой злостью меня почему-то очень сильно накрыло в последние дни. Я перечитала все сценарии, которые написала 5 лет назад. Перечитала несколько своих прозаических текстов. Увидела массу недостатков. Но и порадовалась тем достоинствам, которые все там же, никуда не делись.

Мне нужна эта одержимость, как в том фильме. Необходима. Быть женой и матерью прекрасно, как не менее прекрасно организовывать всякое для книжного клуба и хора, переводить технические тексты и преподавать голландский.

Но я хочу большего. 
sad

(no subject)

А теперь о горестном. Потому что нельзя не.

Мы стояли с мамой в каком-то коридорчике в торговом центре. В моем телефоне вдруг словился какой-то случайный вай-фай и почтовый ящик тут же обновился. Я прочитала письмо и не поверила.
Наташка, моя подруга из киношколы написала короткое письмо.

ОВ умерла.

ОВ – это Ольга Викторовна. Наш мастер по сценарному мастерству.

Я не поверила, правда.

Этого не могло быть. Потому что ОВ, ну она же вечная. Потому что мы собираемся у нее дома уже которое лето и обсуждаем творческие планы и сплетничаем и смеемся.

Я представляла, как мы будем так собираться каждый год. Всегда. И ОВ будет, может быть, красиво и незаметно стареть, а мы будем становится все лучше. И она будет радоваться нашим успехам. И гордиться. А нам, главное, будет чем ее порадовать – мы все вчетвером обязательно будем заниматься кино. Пусть не все будут сценаристами, но кино из нашей жизни никуда не денется. Уже же не девается. И мы уже даем ей повод для гордости.

Прошедшее время. Над привыкнуть говорить о ней в прошедшем времени.

Я не могла поверить письму. Я прочитала его, убрала телефон в сумку и пошла дальше. Тин сразу спросил, что случилось, а я выпалила ему, что умерла наша преподавательница и что этого не может быть, потому что… И на этом «потому что» у меня уже в горле стоял комок. Тин меня обнял и прижал к себе. А я потом пошла дальше рядом с ним, потому что говорить об ОВ мне больше в тот момент не хотелось.

Я не могла поверить, что она умерла.

Потому что в предыдущий вечер я получила от нее письмо. Она спрашивала, как я поживаю и как обстоят мои дела с обоими сценариями. И поздравляла с новым годом. И желала самых нужных и важных вещей про творчество и семью.
А в конце она написала «Увидимся в 2014!».

Не увидимся...

И я все тем же предыдущим вечером ответила ей. Накатала большое письмо. Пообещала в очередной раз прислать почитать синопсис текущего сценария (много месяцев не могла решиться отправить, боялась критики) и прислать посмотреть уже отснятый тизер, как только будет возможно. Рассказывала ей о планах. Поздравляла, конечно. И желала здоровья.

Она же мне написала! Вот, всего пару часов назад. Всего-то прошлым вечером. Как может быть, что ее больше нет???

Потом оказалось, что в тот вечер она написала всем нам, девчонкам из одной сценарной группы. Мы в переписке с девочками не раз повторили «как будто прощалась…».

Я пишу это сейчас и мне больно.

В моей жизни было не так много удивительных учителей, изменивших мою жизнь. Два с лишним года назад я проводила Эмму. А теперь вот ОВ.

Это невыносимо.
Больно и тяжело терять людей, которые изменили твою жизнь.

Ольга Викторовна была удивительно чуткой, чувствующей, с безупречным вкусом, и при этом ироничной, умеющей поддеть и заставить думать. Она очень любила кино и рассказывала о нем так, что хотелось слушать и слушать. Удивительный педагог и друг.

Мне понадобится еще какое-то время, чтобы привыкнуть к тому, что ее больше нет.
sad

(no subject)

Я закончила свой первый полнометражный сценарий.

Совершенно не важно, что это только первый драфт и что впереди множество правок, доработок и редактуры.
Важен сам факт, что я только что поставила точку в конце сценария полноценного фильма.

100 страниц за 4 недели.
Я не думала, что действительно смогу уложиться в поставленные мне сроки.
Но получилось.

Даже не смотря на то, что в последний день дедлайна совершенно хрестоматийным образом полетела сценарная программа, в которой я все писала, и перестала выгружать файлы в ворд, так что пришлось заново набирать больше тридцати страниц текста.

Конечно ужасно хочется, чтобы дальше все получилось - чтобы сценарий удалось сделать лучше, чтобы проект запустился по плану и чтобы сценарий ожил на экране.

Но пока что мне просто важен этот опыт.

Если я смогла написать полнометражный сценарий так, как планировала, и написать в срок, значит кино для меня не просто блажь, значит Я МОГУ!
sad

(no subject)

С удивлением обнаружила, что короткометражный фильм на английском по моему сценарию и правда участвует в неком фестивале в Лос-Анджелесе. Правда фестиваль какой-то невнятный, а категория и вовсе непонятная. Но все равно прикольно.
sad

(no subject)

Не понимаю, почему я такая печальная.

Вчера состоялась защита. Все прошло на ура!

Мне досталось первой представлять свои работы и первой же выслушивать комментарии профессионалов. Все замечания были справедливы, т.к. недостатки своего сценария я и так знала. Зато услышать про хорошее было очень приятно.

Почти все остальные девчонки тоже молодцы. Особенно Инга - она и так очень талантливая девочка, но ее дипломный сценарий оказался вообще нереальным. Не зря вчера сказали "шедевр". И я это признаю, хотя и немножко грущу. Причем понимаю прекрасно, что это не тот случай, когда можно завидовать, потому что мы очень разные и пишем о разном и принципы работы у нас разные. Но я страшно много психологически вложила в свой сценарий и мне так хотелось, чтобы это было озвучено кем-то еще.

Но больше всего я грущу от того, что все окончилось.

Когда мы сидели после защиты с преподавателями за тортиком и чаем и болтали, мне было невозможно грустно, потому что все закончилось и больше мы так сидеть не будем и говорить не будем.

И я буду невероятно скучать по девочкам. Они разные и не всегда "свои". Иногда они пишут абсолютную хрень, а иногда крутые историй, которые хочется видеть в кино. И мне будет не хватать возможности обсуждать с ними творческое, спорить, делиться мыслями. Особенно сильно будет не хватать именно потому, что я уезжаю в другую страну.

А может быть я грущу именно из-за переезда? Не знаю. Возможно. Я боюсь и волнуюсь. Мне грустно оставлять тут друзей и родных. И при этом мне невыносимо без Тина, я без него уже три недели - как будто целую вечность. Когда мы долго друг без друга, мне начинает казаться, что я все придумала и что он мой воображаемый бойфренд и... В общем, полный комплект параноидального бреда.

Так. Спокойно.

В общем, школа окончилась. Теперь нужно время на то, чтобы собрать свои мысли и знания, а затем сесть и написать полнометражный сценарий, чтобы понять вообще собственные возможности.

Но все равно как же ж грустно...
sad

(no subject)

Неделю назад я вернулась из Голландии в Питер и впала в уныние. Мне не хотелось ничего делать, только лежать в кровати с пультом от телевизора, смотреть все серии "Друзей" (что я и делала) и периодически печально постанывать (до этого, к счастью, не докатилась).

Долгого и обдуманного уныния не получилось. В воскресенье началась съемочная практика в школе.

В воскресенье мы что-то обсуждали и куда-то спешили. Я сидела в школе, но голова моя и уж тем более сердце, душа и прочая неосязаемая фигня находились далеко за пределами Российской Федерации.

В понедельник был первый съемочный день. 14 часов. На студии. Под конец съемок я размахивала отражателями и бормотала, что мечтаю лечь где-нибудь рядом с едой.

Photobucket

Во вторник мы снимали на натуре. На Васильевском острове. 8 часов на улице. Под конец я не чувствовала лица. Все бомжи, пьяные и городские сумасшедшие района были наши. Все зеваки тоже. Зеваки! Я вообще-то думала, что "зеваки" - это что-то из литературы далекого прошлого, но оказывается они существуют. Люди, которые еще минуту назад куда-то спешили, вдруг зависают при виде пары несчастных прожекторов и камеры и тщетно пытаются узнать в актерах медийные лица. Некторые из них стояли возле нас часами! Я же мрачно махала хлопушкой, писала замерзшими руками в блокноте журнал съемок и мысленно материлась и проклинала тот день, когда я решила, что мне надо побывать на съемках. Наш чудный педагог мрачно ходил от съемочной площадки к забегаловке с горячим чаем и пытался вбить в бестолковые головы студентов-режиссеров немного знаний.

Photobucket

В среду - ха-ха - неожиданно началось самое адское. Мы снимали 15 часов. На улице. На заброшенном заводе. Это был пиздец.

Сначала я боялась завода и не шла внутрь. Потому что там было темно, а в полу зияли (извините за пафос, но другого слова не подобрать) провалы и бездны. Потом я мерзла, потому что не спасало даже термобелье. Потом я устала. Потом появился дневной свет и я обнаружила, что мы переместились со двора внутрь полуразрушенного здания. И оказалось, что это не просто здание, а КОТЕЛЬНАЯ. Тут меня конечно накрыло. "Круг замкнулся" - подумала я. Бросить работу с котельными, чтобы прийти снимать кино на котельную. Горькая ирония, Дарья. Но котельная была божественно прекрасна.

Сначала я ходила кругами вокруг огромного черного котла, пытаясь угадать, где у него что, и почти интуитивно опознала газоходы и, кажется, экономайзер. Но затем я пробралась к диспетчерскому пульту и впала в экстаз.

Диспетчерский пульт оказался из мрамора. Огромная, высоченная столешница с манометрами, тумблерами и экранами. А за ней полукругом мраморная стена с рычагами и датчиками. Это было безумно красиво. Так красиво, что я чуть не сошла с ума и все ходила и ходила и ходила кругами, трогая рычаги и восторженно поглаживая мраморную поверхность. Мне почему-то хотелось запомнить каждую минуту этих съемок. Каждую. Потому что все это было как-то очень важно. И я радовалась, что я не совсем в центре событий, что мне не надо думать о художственном замысле, а можно просто наблюдать. За людьми. За камерой. За педагогом. За окружающим пространством.

Photobucket

Мы проторчали на заводе почти до полуночи. Съемки закончились раньше, народ разъехался, но одна из девушек с режиссерского умудрилась потерять ключи от машины. И я осталась с еще двумя студентами и директором нашей школы, который пытался отключить ее сигнализацию. Сначала мы с ребятами просто наблюдали и отшучивались, а потом помогали в снегопад толкать машину до стоянки. Домой я снова приехала еле живой.

В четверг я спала почти целый день. С трудом проснулась около трех часов дня. И поехала на последние досъемки, на этот раз к счастью на студию.

У меня была легкая температура от вчерашнего холода. Мне ничего не хотелось, кроме как сбежать и вернуться домой под одеяло к "Друзьям" и стону. Но я осталась. И не пожалела.

В какой-то момент на педагог (Молодой Обаятельный Режиссер) сказал что-то очень важное. Мы стояли в темном коридоре "Ленфильма" всей съемочной группой и обсуждали сцену, которую мучительно не удавалось снять. И он начал говорить про то, что на самом деле стоит за этой сценой, про ее смысл, а не сюжетное содержание. Он говорил еще про многое другое.

А я отошла, села на деревянную ступеньку в темноте и заплакала. И не потому что я плакса (хотя и это тоже), а потому что он говорил важные для меня вещи, про творчество, про сценарии, про саму суть всего, чему я училась последний год. И я плакала, потому что мне грустно и страшно, но и еще и потому, что совсем скоро все это кончится, кончится киношкола и передо мной окажется огромный мир, весь мой. И это очень круто.

В пятницу я снова ничего не хотела делать, кручинилась о том, что съемки окончены и мне больше нечем занять голову, а значит все время теперь я буду занята тоской по Тину и утомительным ожиданием, поэтому я опять смотрела "Друзей" и совершенно не ожидала того, что случится в субботу.
sad

(no subject)

В понедельник было последнее занятие с Моим Лучшим Учителем. Мы как-то скомкано обсудили последние работы. Почему-то под конец получили пространную лекцию о том, как работать с редакторами и студиями. Помолчали. Посмотрели друг другу в глаза. И, не прощаясь, разошлись.

Потом мы долго сидели с Катей в кафе неподалеку и говорили о творчестве и об учебе. Делились обидами и грустью.

А потом я думала весь вечер, что буду страшно по нему скучать. Встретить такого учителя – редкость. Это как встретить друга. При том, что другом-то он вполне мог бы и не стать.

Мой Лучший Учитель умеет довести меня до ярости за секунду. Умеет задеть. Умеет заразить идеей или анти-идеей настолько, что я днями ходила и мысленно спорила с ним. И в итоге – он сделал меня лучше. Умнее и талантливее, стопудово.

Но что еще важнее – иногда я видела, как он незаметно для самого себя открывается и становится ненадолго таким настоящим и уязвимым, что кажется, ткни пальцем и попадешь в открытое сердце. И это в нем безумно ценно.

Киношкола – это одна из самых прекрасных вещей, случившихся со мной в этом году. Это изменило мою жизнь, и надеюсь, что это только самое начало.

sad

(no subject)

Друзья!

Для съемок срочно нужен желый, оранжевый или зеленый москвич, запорожец или волга. На ходу. На 2 дня. В СПБ. Если знаете где взять - свистните! ОЧЕНЬ НАДО!!!
sad

(no subject)

А если подробно.

Все выходные проторчала на "Ленфильме". У нас спецкурс по кинопрактике. В субботу и воскресенье с 9 утра до 22 вечера. Два дня без продыху. В компании студентов-режиссеров, сценаристов и Молодого Обаятельного Режиссера. Правили сценарии, проводили пробы, выбирали объекты съемок. В январе будет 6 дней настоящих съемок. Мы все должны превратиться в настоящую съемочную группу. Я буду помощником режиссеров. Хотя моя подруга Катя и пихала меня в бок, когда надо было выбрать второго режиссера. И ей, и мне было совершенно понятно, что со всей административной работой и планированием никто из группы не справится лучше меня, с моей-то любовью к планированию и организации людей, но я не стала поднимать руку. Мне сейчас как-то важнее разобраться со своими задачами. Дописать свои сто тысяч сценариев, в конце концов. А то у меня ступор и кризис и я не могу никак написать свою дипломную работу. Никак.

Хотя, я не смогла сдержаться и вчера ночью после окончания мастер-классов разослала всем большое письмо о том, что надо делать. В мягкой, конечно, форме. Типа "ой, а как мы будем решать вот эту задачу?" или "ой, а может быть нам поможет вот это вот?". Судя по тому, что мне никто не ответил, меня все ненавидят. Еще бы. Я вечно сую свой нос во всё подряд. Ну и к черту. Пусть ненавидят.

Завтра экзамен по голландскому, а я ничего за неделю не сделала. Почти не выучила новых слов. Мало занималась. Мало слушала. Потому что ну никак. Я то торчала на Ленфильме, то сидела за компьютером в попытках писать. Но я все равно сдам. Я знаю! Но вы все равно ругайте меня пожалуйста!!!