Tags: dutch tales

sad

(no subject)

«Вилли» - жалобным голосом тяну я, когда она открывает мне дверь – «Парни меня бросили тут одну! Мы приехали разобрать гараж и убраться в квартире, они поехали отвозить мешки мусора на свалку, а потом заехали домой дожидаться какую-то посылку и обедать. А я тут одна в пустой квартире. Голодная».

«Ах, девочка моя!» - хлопает в ладоши Вилли и затаскивает меня в квартиру, причитая и качая головой – «Алекс, с нами Даша будет обедать» - кричит она мужу и тут же командует внуку поставить еще одну тарелку на стол. Через минуту я уже сижу перед полной тарелкой еды, с огромной чашкой горячего чая (ни в одном голландском доме я не встречала таких прекрасных огромных чашек) и чувствую себя как дома.

Я при этом не ощущаю себя нагло напросившейся, потому что точно знаю, что мне тут всегда рады.
Вилли и Алекс – это наши соседи на старой квартире. Хотя слово «соседи» тут даже какое-то не очень правильное. Даже слова «друзья» будет недостаточно. Лично я воспринимаю их как семью, а уж Пухле они точно все эти годы были бонусными бабушкой и дедушкой.

Я помню, как заговорила с ней в первый раз, когда жила в Го еще только несколько недель. Я спросила, любит ли она петь, потому что услышала ее мурлыкающей что-то под нос на улице возле велосипедных гаражей. Она засмеялась и ответила, что петь совсем не умеет, но музыку любит. Этим все общение и ограничилось. А где-то через год я первый раз позвала ее в гости. Просто оставила двум соседкам сверху в почтовом ящике приглашение на чашечку чаю в честь моего дня рождения. Мы, чтоб было понятно, жили до недавнего времени в небольшом квартирном комплексе, где в каждом подъезде было по 4 квартиры – две сверху, две снизу. Мы внизу, а Вилли и Алекс по диагонали наверху.

На ту чашечку чаю пришли обе соседки, но подружились мы только с Вилли. Причем подружились настолько, что по-моему уже через год вместе справляли Новый Год. Они с Алексом регулярно оставались посидеть с Пухлей, то забирая его к себе, то оставаясь на вечер у нас дома, когда мы ходили в кино. Мы часто ужинаем вместе или просто засиживаемся за чашкой чаю, плавно перетекающей в вечернее пиво. Мы были на всех днях рождениях друг друга. А еще Вилли постоянно дарит нам с Пухлей подарки просто так, не только на дни рождения. Когда мы несколько раз уезжали на Новый год в Питер, например, то по возвращению домой обнаруживали под елочкой маленькие подарки. Она сшила мне четыре красивых фартука и надарила кучу всяких прибамбасов для выпечки, зная, что я люблю печь. А еще все Пухлины рисунки она хранит в специальной коробке, где хранятся рисунки ее многочисленных внуков. В прошлом году, когда у Пухли был небольшой курс рисования в местном музее, а потом было что-то типа выставки, куда можно было звать бабушек-дедушке любоваться поделками и рисунками, Вилли и Алекс пришли и с серьезным видом рассматривали все это детское «искусство» и комментировали. Или вот пару недель назад Пухле надо было к зубному врачу, но шел дикий дождь и мне так не хотелось ехать на велике с пузом под ливнем, что я позвонила Алексу и он свозил на с Пухлей к зубному и подождал в машине как ни в чем ни бывало. А еще они всегда в конце школьной четверти просят посмотреть Пухлин «школьный табель», подробно обсуждают с ним его оценки и обязательно выдают пару монеток в копилку за хорошую учебу.

Но самое главное, что к ней всегда можно просто без предупреждения позвонить в дверь. И не важно, за чем я пришла – одолжить луковицу, выпить чаю или пообниматься – у нее всегда найдется время и желание меня видеть. Особенно я люблю приходить пообниматься, когда мне грустно. Мне никогда не надо ей ничего объяснять, если не хочется. «Вилли, можно мне обнимашку?» - и она заключает меня в свои теплые мягкие объятия и крепко-крепко держит и шепчет что-нибудь утешающее.

Вот и вчера, когда я, наевшись, собираюсь уходить обратно в квартиру убираться дальше и подхожу к ней поцеловать в щеку, она сжимает меня крепко и шепчет «я буду так по тебе скучать!». Я смеюсь в ответ: «Аллё, ты помнишь, что сегодня вечером вы приходите к нам в гости вообще-то? А на следующей неделе мы придем навестить тебя, когда тебе сделают операцию на колене. А потом я рожу, и вы придете повидать малыша. А потом будет Пухлин день рождения, и мы опять увидимся. А еще я обещала Алексу русский ужин с водкой и пельменями. О, а на Новый Год что вы делаете, кстати? В общем, ты не успеешь по мне соскучиться!» Но она пожимает плечами и обнимает меня еще раз.

Я, кстати, рассказала ей о своей беременности самой первой. Потому что у меня была давняя мечта – если я опять забеременею, то возьму ее с собой на УЗИ. За этим всем стоит особая причина – у них трое детей и аж семь внуков, но младшие сыновья много лет назад перестали с ними общаться по совершенно ебанутой причине, поэтому четверых младших внуков они не видели много лет, от чего всем очень горько. Я думаю, что в том числе и поэтому у нас сложились такие особые отношения, мы с Пухлей как бы заменяем детей и внуков, с которыми нельзя общаться, а она заменяет мне бабушку, которую я оставила в России и теперь вот недавно потеряла совсем.

Так что как только с моей беременностью стало все ясно, то мы с Тином поднялись к ним наверх и с заговорщическим видом попросили в такой-то день и в такое-то время быть готовой поехать со мной кое-куда в качестве моральной поддержки. Вилли сначала испугалась, что случилось что-то плохое. «Да нет, мне просто надо на первое УЗИ, потому что будет как раз срок постановки на учет по беременности» - объяснила я. А она как зарыдала. И спустя пару недель на самом УЗИ тоже рыдала и приговаривала, что не может поверить своему счастью. Фотки с УЗИ, конечно же, я ей сразу переслала. И потом всю беременность после всех осмотров и УЗИ отчитывалась. А как же иначе.

Пару недель назад, за несколько дней до переезда мы пришли к ним на ужин. Потому что у нас была договоренность, что если в какой-нибудь из дней нашего ремонта у меня совсем не будет сил готовить, то надо просто позвонить Вилли и сообщить об этом, а она позаботится об ужине. Что мы и сделали. Сидели весь вечер у них на кухне, ели вкусняшки и болтали. А потом, когда Пухле уже пора было спать, спустились вниз. И Алекс и Вилли остались стоять наверху на своей лестничной площадке. Всего каких-то полтора десятка ступенек вниз. Сколько раз мы вот так после очередного совместного ужина стояли, разделенные лестницей, и никак не могли закончить разговор. «Вооот. Последний раз вы так от нас уходите после ужина просто вниз. А в следующие разы будете не уходить, а уезжать…» - грустно сказала тогда Вилли. И у меня так защемило сердце. Я наверное только в тот момент по-настоящему почувствовала, по чему именно буду скучать после переезда больше всего. Не по квартире, не по любимому району, а по вот этому волшебному соседству. Хотя понятно, что дружба эта никуда не денется и никак не изменится. Просто станет чуточку меньше спонтанности. Но все равно. Больше нельзя будет просто убежать на 20 минут в магазин и оставить Пухлю дома одного, просто позвонив снизу и прокричав «Вилли, я в магаз, Пухля смотрит мультики», и зная, что ребенок под присмотром. И никто в мой день рождения не постучит теперь просто так в дверь с криком «Где моя именинница?! Я пришла ее заобнимать!» В этом году, кстати, день рождения я из-за короны не праздновала, гостей приглашать тогда официально не разрешалось, так Вилли позвонила в дверь, оставила букет цветов на пороге и отошла на безопасное расстояние и поздравила на расстоянии, но на словах «когда можно будет опять обниматься, тогда будет тебе днерождневая обнимашка» она не выдержала и всхлипнула. Тогда уже не выдержала я, вышла в холл и обняла ее, потому что членам семьи обниматься было не запрещено, а мы – семья.

Ох. В общем мне просто захотелось сегодня написать об этой удивительной дружбе. Потому что вчера было так здорово завалиться к ним на обед. Потому что вчера вечером они пришли в гости с огромным букетом подсолнухов (она помнит, что это мои любимые цветы). Потому что я переживаю за ее операцию на колене во вторник, и мы переписываемся про это каждый день. Потому что в четверг мы официально прощаемся со старой квартирой и передаем ключи новым хозяевам и меня вот сейчас накрыло печалью о расставании.

Но Вилли не зря сказала «Вы уехали из нашего района, но вы ведь никуда не пропадете из моего сердца». Никуда мы не пропадем. И они с Алексом не пропадут. Просто захотелось рассказать о них.
sad

(no subject)

В пятницу я совершила наверное самый голландский поступок в своей жизни - по дороге домой после VrMiBo (vrijdamiddagborrel = "выпить рюмочку другую с коллегами в пятницу после работы", в моем случае чай с подружками из хора) я заехала в снэк-бар и купила три порции картошки-фри с майонезом, два крокета и один фрикандел. И не стала готовить ужин. Тин и Пухля были счастливы. Они давно мечтали о трэшовом пятничном ужине, как все нормальные голландцы.

Это самый-самый типичный голландский фастфуд. Фрикандел я до сих пор не могу есть (это что-то типа очень картонных сосисок), а вот крокеты, как и биттербалы с недавних пор не то чтобы люблю, но принимаю. (У крокетов и биттербалов снаружи хрустящая корочка, а внутри что-то типа разваренного и разваливающегося на волокна мяса в густом соусе. В общем, сочетание хрустящего и мягкого отлично заходит порой).

А сейчас я только что отправила Тину ссылку на статью с голландского новостного сайта, чтоб посплетничать потом о новостях. И сижу и прям чувствую - окончатильно оголландилась! 
sad

(no subject)

В субботу выступала с лекцией на голландском языке.

Местная организация (что-то типа ротари-клуба) еще в декабре через знакомых пригласила меня рассказать про интеграцию и язык. Я при этом практически не готовилась. Ну как. Думала две недели. Потом быстро за один вечер скинула все идеи в один файлик и составила план. А потом потратила 4 часа утра субботы на то, чтоб сделать презентацию в PowerPoint со статистикой, фотографиями и грамматическими примерами.

Результат - полный зал. 70 человек. Люди сидели на столах, потому что стульев не хватило.
После лекции очень многие подходили и благодарили, говорили, что все ужасно узнаваемо (особенно для тех, у кого есть иностранные родственники или кто сам жил заграницей). Три человека попросили встретиться с ними отдельно, пообщаться про язык в целом и обсудить некоторые идеи. Два человека попросили выступить с лекцией для других организаций - социальной службы, которая работает с мигрантами, и для колледжа, в котором обучают по специальности "туризм". Человек 10 спросили, не хочу ли я преподавать русский язык, потому что они б побежали бегом ко мне учиться.

Но самое главное - как я себя чувствовала в процессе.

Это был полёт.

Полтора часа лекции на голландском языке.
Ошибок практически не было. Я специально попросила публику сказать мне, если они заметят ошибки. И сама ставила микро-галочки на своем конспекте, если успевала заметить ошибку (2 галочки).
Я волновалась, что мне не хватит материала, но его хватило с лихвой - вместо запланированных 45 минут я говорила почти полтора часа, но это вообще никого не смутило, организаторы наоборот страшно обрадовались.

И самое, самое-пресамое - народ смеялся!
Я рассказывала о сложном и о смешном, но ужасно волновалась, что мое чувство юмора не совпадет с чувством юмора публики. Я вообще давно считаю, что я стала гораздо менее смешной с годами, в жж вот вообще разучилась писать смешно, вечно всё со звериной серьезностью. Но тут было просто потрясающе - народ хохотал, хлопал себя по коленкам. Причем публика была в основном в возрасте 65+, совсем другое поколение, и очень много мужчин (а у меня было порядком шуток на чисто женские темы типа беременности). И все равно все хохотали.

Я давно не чувствовала себя настолько уверенной в себе и на своем месте.
Это было так круто!
sad

(no subject)

На прошлой неделе был ужасный урок вождения. И я психовала, и инструктор была недовольна.

Она уже не в первый раз завела разговор о том, что может мне стоит подумать о том, чтобы таки начать учиться на автоматической коробке передач, потому что уж очень долго я учусь по сравнению со среднестатистическими ее учениками. Я уже отъездила около 50 часов и, судя по всему, мне потребуется еще столько же. В то время как обычно люди после 40-50 часов практики уже сдают экзамен.

А я психанула, что либо я буду ездить на механике, либо вообще не буду ездить. И не только потому, что у нас уже есть машина с механической коробкой передач, а новую покупать я вот прям сейчас не планирую, потому что мне тупо она не нужна, мне, фрилансеру-надомнику, тупо некуда ездить на ней. Но дело еще в том, что я блин медленно учусь не из-за коробки передач. И психанула я как раз из-за того, что инструктор это не понимает.

Мне тяжело удерживать фокус. Мне тяжело привыкнуть, что блин перед круговым перекрестком надо обязательно покрутить головой влево-вправо-влево, причем именно покрутить, а не просто посмотреть глазами, потому что иначе экзаменатор не заметит. Я не могу привыкнуть к тому, что при любом перемещении машины в сторону надо, оказывается, посмотреть не только в два зеркала заднего вида, но и через плечо. Меня это через плечо страшно бесит, особенно когда едешь по совершенно пустой дороге, но посмотреть через плечо все равно положено. И при этом я что-то не вижу, чтоб другие водители это делали, но для экзамена оказывается надо. Мне тяжело, что этих микродействий какое-то невероятное количество и смысла половины из них я не вижу, они как будто только бы ради галочки, ради экзаменатора. А я, как известно, ненавижу любые вообще вещи ради галочки.

В общем, психовала я пару дней и думала о том, почему же мне так тяжело сосредоточиться и запомнить все последовательности действий.

Надумала две вещи.

Во-первых, все эти посмотреть туда, притормозить тут - очень телесные вещи. Оно должно стать автоматическим, руки-ноги-голова должны делать все это без моего активного участия, на автомате. И если переключать скорости на автомате я уже научилась (вот именно! Нахера мне тогда коробка-автомат вообще?!), то вот "сканировать" дорогу по всем правилам - еще нет. И мне еще непонятно, почему сканировать учат только сейчас, после того, как я уже полгода проездила с по сути неправильной техникой "сканирования", а сейчас должна переучиваться, проговаривая вслух все эти "внутреннее зеркало, внешнее зеркало, плечо" и "голова налево-направо-налево".

А у меня при этом по жизни вообще с телесными ощущениями не очень. Мне требуются отдельные специально направленные усилия для того, чтобы понять, например, голодна я или нет, устала я или нет, хочу я спать или нет. У меня плохо с болевым порогом, потому что я не всегда понимаю, когда сильно болит, а когда не очень. У меня плохо с ощущением своих собственных габаритов и я завидую людям, которые чувствуют каждый лишний килограмчик, потому что я не чувствую лишние десять, пока не посмотрю на весы. При этом я отлично чувствую окружающее и необходимое эмоциями, сердцем и интуицией. Но довольно плохо чувствую телом. Но при этом когда уж научаюсь (как было с силовыми тренировками, например), то тогда все становится на свои места. Да и вообще я последние пару лет усиленно работаю над осознанностью, над тем, чтоб вообще слышать сигналы своего тела и реагировать на них.

А во-вторых, я вдруг поняла, что только одно единственное простое изменение поможет мне водить машину лучше.

Сегодня я это изменение воплотила в жизнь и сразу же увидела результат. Сразу же. Эффект был потрясающий.

Сегодня я попросила инструктора не разговаривать со мной. Только четкие инструкции куда повернуть. Только замечания, если я делаю что-то совсем уж идиотское и неправильное. Но никакого small talk, никакой болтовни. Я не хочу сама говорить во время езды и не хочу слушать, если только это не самое необходимое. Ничего, что требует от меня какой-то коммуникации.

Хотя я и ожидала, что это поможет, но даже представить не могла, насколько.

Сегодня за рулем я была спокойной, сосредоточенной. Я не нервничала. Я успевала настроиться на все необходимые последовательности действий и вовремя их выполнить. Я не тупила, не боялась и не забывала. Первый раз вообще за все это время ехала с чувством удовлетворения, а не со страхом и разочарованием.

Видимо разговоры на голландском, даже при всей моей беглости, отнимают слишком много оперативной памяти и не дают концентрироваться. Это, конечно, с одной стороны очень печально, потому что только подчеркивает, что мне по-прежнему нелегко жить в иноязычной среде. А с другой стороны - хорошо, потому что теперь есть простое и эффективное решение, а значит есть и надежда, что экзамен я сдам и вообще полюблю водить машину.
sad

(no subject)

Мы вернулись в Голландию еще в воскресенье, а я уже погрязла в работе и всевозможных делах.

Вчера утром отвезла ребенка в школу и поехала на велике через весь в город в супермаркет, хотя вроде и не надо было ничего особенного и необязательно было ехать так далеко, но просто хотелось прокатиться по пустым улицам. Ехала и улыбалась. Как же я люблю свою "деревню". Тихо, спокойно, мало народу, чисто. Вон там в саду с утра пораньше копошиться бородач Ян, с которым мы пели в опере. Вот тут в магазине встретилась соседка Сюзанна. Вон в той пекарне работает дядя Рой, родственник родственников, которому всегда можно помахать через окно, когда заходишь за хлебом. Еду и улыбаюсь каждому дому и каждому прохожему, потому что все стало такое родное.

И так хорошо мне было от того, что я дома и что это "дома" - это именно тут, в моей голландской дыре, а не в Питере. Потому что иначе жить я бы тут не смогла, тосковала б, как тоскуют некоторые мои знакомые мигранты по своим странам и городам. А я не скучаю по Питеру. Я скучаю по людям, но без города прожить могу. Если б было иначе, то фиг бы мне, а не интеграция.

Но сегодня вот накрыло запоздалым сплином. И теперь я сижу и таки скучаю по тем самым людям, с которыми провела прошедшую неделю. Скучаю по Маринке, по Ире, по Леле, по Дашуле и тете Ире, по бабушке. Недели все-таки маловато.
sad

Приняли!

Колонку для журнала я написала за день. Отправила на вычитку сначала преподу своему, потом еще паре человек. Получила отличные отзывы и в четверг в День Синтерклааса сдала в редакцию.
И уже в середине рабочего дня мне пришло новое письмо от директора журнала и замечания редактора, от которых у меня челюсть упала на пол.

Во-первых, они добавили в мой текст промежуточные заголовки между абзацами, в виде вопросов. Из чего мой эмоциональный, но все жект текст превратился вдруг в интервью истероида. Одно дело, когда ты пишешь монолог и обращаешься к читателю и совсем другое, когда отвечаешь на сдержанные скучные вопросы как будто ты невменяемое ебанько.

Во-вторых, они попросили убрать из текста примеры сложных для иностранцев грамматических тем, аргументируя, что понять, почему слово “er”, разделяемые глаголы и фиксированный порядок слов тяжело даются иностранцам, не смогут даже их читатели.

В-третьих, они попросили пару предложений переформулировать слегка и перенести мою завуалированную цитату из известной поп-песни в самое первое предложение.

Я перечитала замечания несколько раз. Села. Подумала хорошенько. Позвонила своей преподавательнице, чтобы поправить прицел. И да, моя преподавательница, которая уже лет двадцать выписывает этот журнал, тоже с трудом подобрала челюсть с пола и согласилась, что если читатели самого главного в стране популярного журнала о языке не смогу понять мои примеры, то другие материалы в журнале им можно вообще не читать. Нельзя так плохо думать о своей аудитории, решили мы с ней. Потом я еще немного поныла Оле, жалуясь на правки и особенно на дурацкие заголовки. Потом побродила кругами, пытаясь решить, что делать.

А потом я собралась с духом и написала ответ. Тоненький голосок внутри пискнул было «Это же директор журнала! А вдруг они тебя нафиг пошлют и найдут кого посговорчивее?!» Но другой голос, погромче, говорил, что если я сейчас не готова отстаивать свой текст, то редактор мечты никогда в жизни меня не найдет, потому что за этой переделанной фигней просто не разглядит меня.

Я согласилась с сокращениями. Но написала, что категорически против заголовков и объяснила почему. А тему про грамматику я развернула, объясняя, что именно я имела в виду, почему это важно для меня и для любого изучающего голландский, в чем именно сложность. И попросила помочь мне сформулировать иначе, если в таком виде мой посыл не считывается.

Директор внезапно очень быстро ответила и в этот раз намного менее официально, чем до этого. Сказала, что спросила совета у своих сотрудников и что теперь стало понятнее про грамматику и что она рада, что мы можем это обговорить подробно и вместе найти решение. Пообещала обсудить на редакторском совете и снова связаться со мной.

И вот сегодня, спустя полторы недели, пришел ответ.

«Дорогая Дарья, мы посовещались с редакторами и решили опубликовать твою колонку в максимально первозданном виде. Мы убрали заголовки, они действительно полностью меняют настрой и ритм текста, а также решили оставить твои примеры про грамматику. Посмотри в приложении макет и сообщи, если нужно будет внести еще какие-то изменения».

ДААААААА!!!!

Какое же это крутое ощущение, когда ты постоял за себя, хотя и было страшно, и оказалось, что так и надо было, что это совершенно правильно.

Сижу счастливая.

Моя первая публикация на голландском. Пусть и маленькая. Но зато моя. Целиком моя. (Да еще и с гонораром!)
sad

(no subject)

- Уфф. По-моему колонка получилась неплохая. Надеюсь, что редактору понравится. И что кто-нибудь прочитает и подумает – Вау, это то, что нам нужно!

Тин фыркает и смеется: «Ты так смешно это представляешь!»

- В смысле, смешно? В моей голове именно так это и происходит. Какой-нибудь журналист или редактор моей мечты прочитает и решит пригласить меня писать для крупной газеты.
- Редактор твоей мечты?
- Да! Редактор моей мечты! Он живет где-нибудь на западе Голландии. Он устал от тамошнего бешенного ритма жизни, от того, что в его газете одна сплошная политика и экономика. Журнал о голландском языке – это его guilty pleasure, тайная радость, единственная настоящая любовь. Он пьет за завтраком кофе и открывает январский номер. Я прям даже вижу, как он выглядит. Такой пожилой худой голландец с продолговатым лицом. Он поправляет свой шарф-кашне…
- Шарф? За завтраком? Ты вообще много журналистов видела?
- Не мешай, это мой редактор мечты, а не твой, тебя никто не спрашивал. Мой в 7 утра уже в итальянских кожаных туфлях за завтраком, а не в тапочках. Так вот. Он поправляет свой шарф, взгляд его падает на мою колонку, он читает последний абзац и скупая мужская слеза ползет по его щеке.
- Ты издеваешься?
- Я что не могу помечтать? Я ж тебе не мешаю придумать себе дурацкую мечту и мечтать ее себе в свое удовольствие.

Тин притягивает меня к себе и хохочет. Он ничего не говорит, потому что в нашей семьей за говоренье отвечаю я. Но я знаю, что ему нравится, когда я мечтаю настолько с размахом, что это выглядит глупым. Мечтать на полную катушку – это, знаете ли, тоже искусство.

А колонку я дописала. Дала прочитать 3 независимым экспертам – своей учительнице голландского ради грамматики и стилистики, своей подруге-филологу Оле ради общего посыла и структуры, и своей подруге Марике, которая совсем не лингвоцентричный человек, а наоборот визуал, ради впечатлений просто читателя. Учла все замечания, порезала пару предложений.

Отправила редактору.

И уже получила в ответ "Спасибо за твой чудесный рассказ. Мы обсудим в редакции и я напишу, если нужны будут изменения или сокращения".

"Чудесный рассказ" - даааааа!!!

Держу фиги. Где-то там уже запустилась цепная реакция, в конце которой золотой молоточек стукнет прямо в сердцу редактору моей мечты и приведет его ко мне.

sad

(no subject)

Мне вчера пришло письмо от директора Общества Onze Taal ("Наш язык"), которое выпускает главный журнал страны о голландском языке, организует множество конференций, а также поддерживает службу голландского языка, в которую можно задать любые вопросы о языке (типа нашей грамота.ру).

С января в журнале будет новая рубрика, в которой иностранцы всех мастей будут рассказывать о своем опыте изучения голландского языка.

Первую колонку предложено написать вашей покорной слуге.

И меня впервые в жизни накрыл жуткий писательский блок.

Как впихнуть в 300 слов все восемь лет жизни с голландским языком?
И как сделать это так, чтобы а) читателям было интересно б) в тексте была полезная информация для всех, кто работает с понаехавшими в) журналисты и редакторы прочитали бы эту колонку и сказали "вау, Дарья, ты срочно должна начать вести у нас постоянную рубрику".

Причем последний пункт, разумеется, для меня самый заветный, но при этом надо как-то заставить себя не ждать ничего и писать от души, без расчета.

Подсказок мне не надо. Советов тоже.
Просто поверьте в меня немножечко, ладно?
sad

(no subject)

Мы тут после долгого перерыва сходили посмотреть очередной дом. И пока я пребываю в сомнениях, стоит ли нам делать оффер или нет (там есть офигенные плюсы, но и офигенные минусы), мне не дает покоя один сугубо бытовой вопрос.

В комменты призываются в первую очередь живущие в Голландии, но послушать мнение со стороны тоже интересно.

Вводные:
Голландские дома (будь тол 2 под 1 крышей или таунхаусы) обычно состоят из 3 этажей.
На первом этаже:
- гостиная с кухней
- проходная дополнительная кухня (bijkeuken), через которую обычно проход в сад и непарадный вход в дом и в которой хранят запасы еды и хозтоваров, тут стоят дополнительные холодильники и морозилки и часто прочая бытовая техника
- туалет
- прихожая
- если есть гараж, то проход в него из дома
На втором этаже:
- спальни (обычно их 3)
- ванная комната с туалетом, душем и, если повезет, ванной
На третьем этаже:
- либо необлагороженный чердак для хранения всякого барахла (с выдвижной лестницей), куда заходят раз в год
- либо (с нормальной лестницей) полноценные дополнительные комнаты - игровая для детей, домашний офис для родителей, гостевые спальни и т.п.

Так вот, вопрос.

Во всех домах, в которых я бывала, будь-то дома на продажу или дома родных и знакомых, стиральная машинка и сушильная машинка всегда стоят либо на чердаке, либо на первом этаже в той самой проходной доп-кухне.

И вот теперь мне не дает покоя вот что.

Корзины для грязного белья у всех стоят в ванных комнатах, что логично - где разделся перед душем, там и грязную одежду сложил в корзину.
Но стиралки-то в ванных комнатах никогда не стоят! Это что ж надо постоянно таскать корзину с грязным бельем то на чердак, то вниз?
И главное - а где сортировать белье по категориям? Ведь все равно все делится как минимум на темное, светлое, деликатное и цветное? Ставить четыре разных корзины для белья в ванной комнате? Не хватит места, да и тогда таскать с этажа на этаж придется аж 4 корзины. Сортировать на чердаке? Ок, там можно перед стиркой раскидать на полу на 4 кучки. Но как это сделать в проходной кухне, куда входят в уличной обуви? Ставить 4 корзины в допкухне, но приносить туда общую корзину, распихивать по 4 разным, а потом сразу в стиралку - тоже куча лишних телодвижений.
А в последнем доме, что мы смотрели, стиралка стояла и вовсе в гараже! Это вынесло мне мозг. Дом огромный, а для стиралки нормального места нет? В гараже холодно и пахнет железяками и маслом, я б ваще не хотела в таком месте что-то с чистой одеждой делать.

Но самое выносящее мне мозг - какой смысл в перетаскивании гор одежды, сначала грязной, а потом чистой, на другие этажи, если раздеваться, гладить, хранить и надевать одежду все-равно приходится только на 2 этаже, где спальни со шкафами и ванная? Почему нельзя тогда все сразу делать на одном этаже? Зачем эта беготня туда-сюда?

Я конечно же спросила Тина и он завис. Ему такая постановка вопроса даже в голову не приходила, потому что "ну все же всегда так делают, я никогда не видел, чтоб было иначе". Стиралка и сушилка в ванной комнате бывает только в квартирах (как у нас сейчас), а в домах только на первом и третьем этажах, невер на втором. Он считает, что причин две - в ванных всегда хочется сэкономить место и когда лежишь в ванне и балдеешь, то не хочется смотреть на неэстетичную стиральную машинку.

На мой вопрос, можно ли будет устроить стиралку-сушилку в ванной комнате, если мы купим этот дом, потому что места там достаточно, он отрегировал без энтузиазма. Мол нафига, когда ведь есть эта подсобная кухня, в которой полно места и которая как раз для этого предназначена. Но я как представлю, что для обычной стирки надо сбегать 8 раз с корзиной белья через весь дом вверх-вниз, так прям недоумеваю.

Вопрос к голландцам и неголландцам - а как у вас? Вас не бесит таскать горы одежды на другой этаж? Или вы организовали это все как-то иначе?

sad

(no subject)

Я часто думаю, что я вообще совершенно не в курсе голландской массовой и популярной культуры - телевизор я практически не смотрю, новости читать не люблю, музыку голландскую не слушаю. Немножко в курсе новинок голландского кинематографа, но быть в курсе и реально смотреть фильмы это все-таки разные вещи. Популярных актеров и телеведущих знаю откуда-то из воздуха. Примерно оттуда же знаю названия самых популярных аналитических токшоу (иногда смотрю), реалити-шоу (смотрела одно 6 лет назад). Целиком посмотрела только 1 голландский сериал. Выборочно посмотрела несколько эпизодов из еще двух или трех. Знаю имя одного популярного видеоблогера и одного безумно популярного текстового блогера. А, джазовых музыкантов вот знаю несколько! Уфф, и то хорошо.

Единственный пласт, за которым я слежу, это голландская литература и писатели и немного журналистика. Самых заметных колумнистов я вроде знаю и некоторых даже почитываю.

И все эти годы я причитаю на тему того, что вот мол невозможно полностью освоить чужую массовую культуру, с ней надо вырасти. Как я никогда не объясню Тину, что значит для российской поп-культуры Филипп Киркоров, так и он не может мне объяснить, чем так популярен Херард Йолинг. (Если вам не жалко своих глаз, погуглите голландский поп-коллектив De Toppers, который год за годом собирает стадионы, я не преувеличиваю, но популярность которого я не в силах постичь).

Тем не менее, вся эта массовая культура все равно каким-то боком проникает в мою голову, даже при том, что я не предпринимаю особо для этого никаких усилий.

Но сегодня я встретила на просторах интернета человека, который победил меня в умении скрываться от поп-культуры.

В ФБ женщина, которая как минимум несколько лет живет в Голландии, спросила "А в Голландии есть сериалы?". Не какие сериалы популярны, не какие сериалы вам нравятся, а вот в целом - есть они вообще тут или нет?
Мне так хотелось написать, что Голландия волшебным образом оказалась в медийной изоляции и сериалов тут не снимают и никогда не снимали. Но надо мной воспарил дух сериала Goede tijden, slechte tijden и сказал "не смей!".

А вы знали, что плохие дневные сериалы в некоторых странах выглядят одинаково? Так эти самые Goede tijden, slechte tijden поразили меня тем, что при выключенном звуке вполне сойдут по картинке за финский сериал Salatut elämät, который идет примерно столько же лет, так же неправдоподобен, так же плохо написан и так же плохо сыгран.

То же самое, кстати, касается и плохой музыки. Умц-умц с паршивыми текстами и тремя аккордами в Голландии, Финляндии и России поразительно похожи.
Вот вам в доказательство чуть ли не самая популярная песня последних лет, в которой "прекрасно" абсоютно всё - и текст, и музыка, и видеоряд.
(Простите, это жестоко, но я не могла удержаться от примера)