Tags: bookclub

sad

про языковую догадку

Невозможно, товарищи, жить одним ремонтом и переездом. У меня от них уже крышечка едет. Поэтому сегодня будет пятиминутка лингвистических размышлений. Самое то для вечера пятницы, пока муж на кухне новый пол укладывает. Лонгрид про обучение языку в целом и с преподавателем или без в частности я все еще пишу, но он временно на паузе, сами понимаете. Поэтому сегодня просто отдельные размышления по конкретному вопросу. А именно – контекстуальная догадка.

Как раз сегодня утром по дороге в книжный клуб я почему-то подумала про языковую/ контекстуальную догадку и про то, как сильно она может влиять на то, как человеку дается обучение языку. Я вообще очень люблю тему про то, как порой напрямую не связанные с языком вещи могут влиять на обучение и обязательно коснусь ее позже, в лонгриде. И контекстуальная догадка как раз одна из таких вещей. Ведь она может быть не только и не столько языковой.

Бывает у вас такое, что вы включили телевизор, а там идет какой-то фильм с явно хорошими и известными актерами и вам уже с первых кадров хочется смотреть, но начало-то вы пропустили?

Сто раз наверняка такое бывало. Но может быть вы даже не обращали внимание, что есть люди, которые моментально включаются в сюжет и сразу соображают, кто кому кем приходится, в чем конфликт и что осталось за кадром, а есть люди, которые будут долго сидеть и пытаться въехать в сюжет, но получается это у них плохо, а в самых тяжелых случаях они либо так и не догадаются, что там было в пропущенном начале или вовсе психуют и не смотрят дальше, потому что просто не могут без всех кусочков пазла. Могу поспорить, что если этих же людей вместе посадить учить новый язык, то и это у них будет получаться по-разному. Я не знаю, с чем это связано (хотя наверняка умные люди уже это выяснили и на эту тему найдутся исследования), но могу предположить как минимум:

- насмотренность, начитанность (чем больше историй и сюжетов вы в своей жизни увидели-прочитали, тем проще вам восстановить общую картину, даже если в ней отсутствуют кусочки)
- социальный интеллект и эмпатия (вы легко считываете эмоции других людей, можете предугадывать их реакции и в целом хорошо понимаете людей)

Что при этом для меня самой остается загадкой, так это когда люди, которые вроде бы немало читают и в целом социально очень адекватны, не справляются с контекстом и никакой догадкой не обладают.

Самый выдающийся пример был несколько лет назад в книжном клубе, когда я спросила про какое-то слово, догадались ли участники из контекста, что это было такое. Оказалось, что никто не догадался и поэтому важный сюжетный поворот от всех ускользнул. Тогда я предложила прочитать абзац вместе и вслух, что мы и сделали. Не помню уж точностей, но выглядело это примерно так:

«Он схватил со стола *** и воткнул ей в горло. Кровь хлынула из раны. Она рухнула на землю».

То есть все остальные слова были всем известны и понятны. Не хватало только одного слова. Мне при этом было очевидно, что речь о каком-то режущем или колющем предмете, возможно холодном оружии (в конечном итоге это оказался кинжал, если мне не изменяет память). А всем остальным все равно было непонятно. Как так получилось, я не знаю до сих пор, почему никто не догадался. Но после той истории, так сильно поразившей меня, я регулярно проверяю такие вот ключевые моменты сюжета, чтобы убедиться, что никакое причудливое словечко не испортило весь контекст.

По себе я при этом знаю, что у меня контекстуальная догадка очень хорошая, я могу даже в сложном тексте угадать значение слова практически безошибочно, сбои бывают очень редко. И это умение мне, конечно же, очень сильно помогает во всем моем языковом существовании, от простых бытовых разговоров до работы.

Так вот ехала я ехала, размышлялапро это, вспоминала другие примеры. А потом в библиотеке у нас вдруг зашла речь о паре выражений и новые примеры случились сами собой.

Сначала я рассказывала про одну писательницу и, рассказывая, как с первой же ее книги влюбилась в ее стиль и сразу прочитала еще 5 книг подряд, употребила выражение “Ik was meteen verkocht” (дословно: «И я сразу же продалась», но по смыслу «И я сразу же влюбилась/ пропала/ была очарована»). Мне казалось, что выражение всем в группе известно, уж очень оно разговорное и частотное. Но моя помощница по клубу, голландка, вдруг прервала меня и спросила, поняли ли они это выражение. И девочки ответили, что конечно поняли, что мне книга понравилась и я сразу купила остальные книги этой писательницы. Знакомое и просто слово «verkocht» (продано) слилось у них в восприятии с другой формой с тем же корнем «gekocht» (купила) и смысл исказился. Мы стали обсуждать выражение, но такая привычная форма глагола очень мешала им понять смысл устойчивого выражения, перекрывала весь контекст. Пришлось выписывать прям с примерами, чтоб в голове сохранилось именно выражение, а не просто знакомая форма.

А через какое-то время в обсуждении речь зашла о важном сюжетном повороте в книге, которую мы сейчас читаем («Лабиринт призраков» Карлоса Руиса Сафона). Одна из участниц спросила, зачем же героиня пришла к антагонисту, чего она от него хотела. Я ответила, что ей было важно узнать правду, какой бы неприятной она ни была, и использовала слово confronterend. После чего у нас началась дискуссия об этом слове, продолжившаяся, наверное, полчаса. Я могла была догадаться, что тут сработает ложный друг переводчика, что привычное значение из родного языка переползет в голландский. Но мне, опять же, казалось, что уж настолько часто это слово попадается в речи и СМИ, что уже давно пора было из множества контекстов почувствовать, что «конфронтация» и confronterend – это не одно и то же. Именно в форме прилагательного этого слово в голландском языке означает нечто, что вызывает неприятные эмоции, нечто тяжелое, неприятное или сложное. При этом ни о какой конфронтации речи может и не идти, просто неприятный разговор, неприятные новости, неприятное нечто (диапазон неприятности может простираться от легкого дискомфорта до чего-то очень серьезного при этом). И вот мы полчаса наверное обсуждали это слово с разными примерами, а та участница, с которой все началось, все никак не хотела принимать тот факт, что речь необязательно о конфликте или противостоянии. Знакомое по родному языку значение затмевало все контексты, в которых она это слово уже не раз встречала в голландском.
Так вот к чему я все это рассказываю.

А к тому, что контекстуальная догадка – великая вещь. Но если у вас с ней плохо, то это будет сильно мешать языковому прогрессу. Поэтому если вдруг вы про свое такое качество знаете (хотя порой без посторонней помощи обнаружить такой недостаток просто невозможно), то надо стараться с этим работать – больше читать (Ну конечно же! Что я еще могу посоветовать!). Останавливаться на незнакомых словах и проговаривать вслух связи внутри предложения и внутри сюжета в целом, анализировать новые слова по форме и значению, составлять карты слова и синонимов. Одно из моих любимых упражнений – брать предложения или абзацы и зачеркивать в них несколько слов, чтоб прям совсем не прочитать было, а потом пытаться угадать, что же там за слово было. Очень любопытно бывает смотреть, сколько «незнакомых» слов внутри предложения можно выдержать и угадать из контекста. В общем, играть с текстами и словами и тренировать догадку.

Но при этом, конечно, для меня все равно остается пока что тайной, почему вот у одних догадка работает лучше, чем у других. Ведь вот мы сидим в маленькой уютной группке из 4 приятных и умных собеседниц, все с одинаковым удовольствием и восторгом читают вместе книгу, обсуждают ее уже несколько месяцев подряд, подробно пересказывают сюжет, постоянно возвращаясь к ключевым моментам. И в случае с конкретно этим словом было именно по сюжету ну прям очень хорошо понятно, что героиня идет к злодею на разговор именно за тем, чтобы узнать наконец правду, даже если она будет ужасной. И все равно даже такое огромное количество контекста не помогло человеку правильно угадать значение.

Если вы знаете или предполагаете, почему так бывает, то расскажите мне пожалуйста. А я пока пойду последние 50 страниц этой книги дочитывать, уж больно интересно, чем кончится.
sad

(no subject)

Вчера мы начали с книжным клубом читать самую толстую книжку в нашей истории - 850 страниц.
Последний роман в серии про Кладбище забытых книг - "Лабиринт призраков" Карлоса Руиса Сафона. Я уже с первых страниц снова нырнула с головой в его волшебный мир и не могла оторваться. Несмотря на то, что язык у него порой очень сложный и некоторые абзацы на голландском приходится перечитывать по три раза.

Но зато обсуждение с книжным клубом было просто чудесное - вспоминали предыдущие три книги, персонажей и сюжеты. Как будто про давних друзей опять читаешь. При этом предвкушаешь, как наконец сюжеты всех предыдущих книг сойдутся на этих бесконечных страницах и наконец сложатся в гигантский таинственный пазл. Волшебство!

А после книжного клуба я открыла интернет и обнаружила, что вчера этот чудесный писатель умер. Грустно.

sad

(no subject)

Библиотека решила, что до 1 сентября никаких групповых мероприятий в помещении библиотеки проводить не разрешается. А значит никакого книжного клуба по пятницам. Учитывая, что мы с начала карантина поставили книжный клуб на паузу и ничего с ним не делали, я решила, что 2 месяца отпуска достаточно. Ведь если продлить этот отпуск до сентября, то никакого книжного клуба после этого не останется. Мы итак-то сейчас в очень небольшом составе, потому что 3 человека работают по пятницам, а 1 в декрете.

В общем, начиная с прошлой недели книжный клуб перешел в ZOOM и останется в нем до сентября. Первые две встречи прошли хорошо, перенос обсуждения в онлайн-формат в общем-то прошел безболезненно. Хотя понятно, что живьем в библиотеке с чашечкой чаю и печенькой все-таки душевнее.

Но вот что я заметила.

Мне стоило нечеловеческих усилий заставить себя снова начать читать на голландском и выписывать слова.

Сам процесс чтения проблем не вызывает, нет. Даже несмотря на то, что я не в восторге от текущей книги и ее главный персонаж меня подбешивает.

Но вот обращать в процессе чтения внимание на незнакомые слова – это совсем другой формат чтения, чем просто чтение для удовольствия, когда из контекста и так всё понимаешь. Такое чтение требует какого-то иного типа концентрации. Бывает я читаю недостаточно внимательно и незаметно для себя пропускаю незнакомые слова, потому что общий смысл поняла. Чтение ради обучения явно устроено иначе, как это ни прискорбно.  А уж когда знаешь, что вот сейчас прочитаю 50 страниц, а потом надо выписать отмеченные стикерами слова, а потом найти их значения – то уже заранее ничего не хочется читать, потому что чтение из удовольствия превращается в работу. И нет, это всё не ново, я всё это всегда знала, но удивилась тому, что оно именно для меня до сих пор работает всё так же, как и 5 лет назад. Как бы хорошо я ни знала голландский, каким бы обширным ни был мой словарный запас, но чтение ради языка все равно остается работой.

При этом я постоянно читаю на других языках, с начала этого года я прочитала уже с десяток книг на английском. Но их я читаю в кайф и не задумываюсь над лексикой. Если б у меня сейчас стояла цель обогатить свой словарный запас на английском, то чтение на нем вызывало б такое же сопротивление.

Вывод из всего этого у меня только один: читать на иностранном языке ради расширения словарного запаса – это труд. Он требует усилий и внимания, потому что без них ничего от этого чтения в вашем языке не изменится.

Словарный запас не расширится сам собой, если с новыми словами ничего не делать, если их хоть иногда не выписывать, если не искать значения в словаре, если осознанно не вводить новые слова в свой активный словарный запас.

Так что если вы (да и я сама, чо уж там) просто читаете для удовольствия книги или газеты на иностранном языке и думаете, что этим себе помогаете учить язык – не обманывайте себя. Реальный эффект от такого чтения намного меньше, чем от чтения с тетрадочкой и словарем.
sad

опять про язык и людей

У меня адский конфликт с М. из книжного клуба, которая продолжает постоянно ныть о том, что никто не помогает ей учить голландский, не научил ее грамматике 9 лет назад, не хочет с ней общаться. Я писала про нее подробно уже не раз https://users.livejournal.com/babybitch-/1108430.html, потому что эта волынка тянется давно. Но этого мало. Оказалось, что она за моей спиной выяснила телефон моей преподавательницы по голландскому и напросилась к ней на занятия. И еще пожаловалась остальным, как тяжело ей было доставать этот телефон, обзванивая всех знакомых по книжному клубу (эту б энергию да в мирные цели!). За моей спиной, потому что когда она попросила ее телефон у меня, то я отказалась его давать, объяснив, что та не берет новых учеников и не объясняя истинных причин. А истинные причины в том, что я лично организовала М. двух волонтеров-преподавателей голландского, к которым она ходит каждую неделю. Потом через общих знакомых она нашла еще одного преподавателя. Я посчитала, что четвертый препод – это как-то жирновато для человека, который при этом не делает домашние задания, пропускает занятия, врет, что не получал мейлы и сообщения и продолжает ныть, что ей бедочке никто не помогает и не объясняет грамматику. Четыре преподавателя, народ, четыре!!!

Когда я услышала, что моя ничего не подозревающая преподша  согласилась встретиться с М. и потом согласилась начать новую небольшую дневную группу уровня Б1, то меня аж затрясло.
Прикол вот в чем. Моя преподавательница, к которой я езжу заниматься голландским уже четвертый год раз в неделю, давно на пенсии и занимается преподаванием просто для удовольствия. Деньги с нас за занятия она не берет. У нас небольшая группа уровня С1, в которой все обязательные, толковые и не любят тратить чужого времени впустую. За занятия мы «платим» хорошим отношением, скидываемся регулярно на чай и печеньки и три раза в год (рождество, день рождения и конец года) дарим преподавательнице солидные подарки. Деньги предлагали много раз, но она отказывается. Святой человек. Я ее обожаю, она совершенно офигенная.

И вот зная все это про свою учительницу, я совершенно не хочу, чтобы ленивая тварь М. садилась на шею этому святому человеку. Потому что не заслуживает М. такого преподавателя, как не заслуживает и трех остальных, которые бьются с ней который год. Поэтому, услышав новости, я не сдержалась и вывалила на свою преподавательницу всё. Рассказала, что я семь лет безуспешно трачу силы и время на М. Что мы вместе составляли план повторения грамматики, которому она не следует. Что я нашла ей нескольких преподов, к которым она ходит каждую неделю, но не делает домашки или делает не так или задает миллион вопросов не по теме. Рассказала, что она получала от меня сканы нескольких хороших учебников, получала учебники и книги в подарок на дни рождения, а еще выпрашивала нахаляву учебники у других из книжного клуба, а потом ни с одним из этих учебников ничего не делала. Рассказала, что все это уходит как в бездонную яму, в пропасть. Рассказала, что М. при этом всегда забитая, стеснительная, извиняется миллион раз и в целом ведет себя так, что ее всем ужасно жалко, что все вокруг стараются ей помочь. Но как она при этом высасывает из людей энергию. Как я долгое время думала, что это всё дело во мне, что просто у меня не хватает терпения, что я злобная сучка, которая не может вынести ни в чем неповинного человека. А потом мне позвонила ее первая преподавательница, голландка в возрасте и стала жаловаться, что у нее нет больше сил заниматься с человеком, который ничего не запоминает, ничего не повторяет и только ноет и ноет. Рассказала, как  в позапрошлую пятницу М. (опять, десятый раз за эту весну) не было в книжном клубе и как внезапно всех прорвало – все по очереди стали рассказывать, как она достает их звонками, жалобами, выпрашиванием книг. Даже самая спокойная среди нас и всегда предельно вежливая Л., которая из той же страны и с которой они с М. часто общаются вне книжного клуба, вдруг сказала, что ей тяжело общаться с М. и что ей стыдно признаваться в этих чувствах. Мы сидели впятером и с облегчением делились друг с другом этими ощущениями, было так круто вдруг узнать, что ты не одна такое чувствуешь, что с тобой всё в порядке.

Я все это рассказала своей преподавательнице.

Но она сказала, что все равно возьмет М. заниматься, потому что уж она точно справится и сможет ей помочь.

Мне хотелось плакать от бессилия, потому что я столько лет думала, что уж я-то точно смогу помочь М., ведь мы столько раз разбирали ее слабые места, составили такой замечательный персональный план самообучения, ведь я сделала ей чек-листы для ежедневных занятий, дарила книжки, объясняла, объясняла, объясняла. У меня ушло 7 лет, чтоб понять, что это бесполезно. Больше я с этим поделать ничего не могу.

И вот в прошлую пятницу М. опять подкатила ко мне в библиотеке с очередным вопросом про какую-то элементарную базовую грамматику, типа зачем нужны определенный и неопределенный артикль и как их запомнить (блять, она по образованию преподаватель английского языка, откуда вообще эти вопросы про артикли?! и как их запомнить, с помощью каких приложений и сайтов тренироваться, я рассказывала миллион раз!)

В этот момент у меня лопнуло терпение.

Я высказала ей абсолютно всё. И сказала, что считаю, что ей должно быть стыдно бесплатно тратить время 4 преподавателей, которые могли б в это время помогать людям, которые это нужнее и которые таки делают домашние задания.

Я ждала, что М. обидится и расстроится. Но нет. Стояла там со своими вечно понурыми плечами и заискивающей улыбкой, хлопала своими рыбьими глазами и говорила тихим голосочком: «Ну что ты, Дарья, это не так! Я не отнимаю их время! Мне просто так тяжело, так тяжело, мне же никто не помогает!»

Тут уже хотелось бить ее головой об стенку. Никто не помогает? 4 препода и я не помогают???
Но все тот же рыбий взгляд. Хлоп-хлоп. «Да, Дарья, ты наверное права и мне наверное надо снова начать регулярно заниматься голландским каждый день»

Наверное надо, сцуко?!

Меня так бесит, что человек ни черта не делает, но жрет чужие ресурсы ковшом при этом.

Наш разговор в итоге ничем не кончился. Я не смогла пробить эту броню. Ушла домой с невероятным удивлением внутри. Похоже, что человек, которого мы все считали несчастной слабой женщиной с тяжелой долей, на самом деле отлично устроился в своей роли жертвы и наслаждается всем этим вниманием.

Потом я несколько дней обсуждала всё это с другими людьми, общими знакомыми и даже со своим психологом. Выяснила, как перестать беситься. Успокоилась слегка. Поняла, как буду действовать дальше.

Но вот одно не дает мне покоя.

М. все время жалуется, что ей некогда регулярно и ежедневно заниматься голландским. При этом у нее нет работы, нет детей и нет хобби. Я просто безумно хочу узнать, чем же она занимается целыми днями, пока ее муж на работе. Мне кажется, что мне стало б легче, если б я знала, что она просто тупо сидит перед телевизором целый день и всем вокруг врёт, что нет времени. Мне было б легче, если б это было вранье, а не искренняя уверенность, что все вокруг злые и не помогают несчастной занятой бедочке.
sad

(no subject)

У меня сегодня все утро околопрофессиональный кризис. Поговорите со мной про это пожалуйста!
Хорошая новость звучит так.

Мне удалось таки запустить второй книжный клуб в своем городке. Если моя пятничная группа читает книги уровня C1, но владеет языком на уровне B2, то новая группа ориентирована на уровень ниже – участники владеют языком на уровне A2-B1, поэтому чтение художественной литературы должно их немножко подтянуть вверх. Теперь по вторникам в библиотеке собирается еще одна маленькая группка, которая пока только начинает читать свою первую книгу на голландском.

Раскачиваются они медленно – встречаются уже четыре недели, но пока только читают вместе вслух по главе за раз, разбирают прочитанное прямо там в библиотеке, обсуждают сюжет и слова, но по 50 страниц дома самостоятельно пока даже не планируют. И это не страшно, наоборот – самое то. Сначала нужно войти в ритм, привыкнуть к самому факту чтения на голландском, начать получать от него удовольствие.

Моя отдельная радость – две замечательные голландки-волонтеры, с которыми у меня отличные отношения и которым удалось передать немного моего опыта работы с книжным клубом, поделиться с ними находками и секретами. Они охотно принимают любые советы и просят почаще приходить на их встречи клуба. Но я сходила три раза и теперь отпускаю их в самостоятельное плаванье. (Про Сирил я писала вот тут https://users.livejournal.com/babybitch-/1115786.html, она сначала согласилась, потом отказалась, потом через несколько месяцев все-таки решила взяться, потому что очень уж ей затея вся нравится).

Состав же книжного клуба пока что предсказуемый: три человек отпочковались от моей пятничной группы (не могли по пятницам из-за работы или не тянули из-за уровня языка) и два человека из Taalhuis, которым Сирил помогает заниматься языком один на один. То есть посторонних, совсем новых людей пока что нет, все свои. Но это ожидаемо и нестрашно. Пока что они собираются всего месяц. У меня новые люди в книжном клубе начали появляться через месяцы регулярных встреч, так что и тут будет то же самое наверное.

Дополнительная хорошая новость заключается в том, что в оба книжных клуба уже два раза приходила жительница соседнего городка, которая очень любит читать и интересуется языком. Несмотря на свой почтенный возраст она хочет взяться за такой же проект и открыть книжный клуб для иностранцев в своей библиотеке. В одиночку ей это пока не потянуть, но библиотека обещает помочь ей найти второго волонтера.

Все эти новости вместе – отличные! Офигенный прогресс, которым я довольна и горжусь.

Но меня кроет на тему того, что такие вот книжные клубы должны быть повсюду. И у меня есть наработанная система работы, выстраданная, обкатанная на паре десятков человек в течение нескольких лет. Что я хочу обучать волонтеров, объяснять им, какие именно вещи при чтении книг иностранцам непонятны (а практика показывает, что волонтеры вообще не въезжают в некоторые наши языковые сложности, вот буквально вчера утром сидели и по собственной инициативе записывали, пока объясняла моменты, которые мне кажутся очевидными уже, а для них откровение). Что я могу очень хорошо объяснить, почему разговорные и книжные клубы на уровне A1-A2 не работают в долгосрочной перспективе и как это можно изменить, чтоб работали.

Но я не понимаю, куда мне это знание приложить на практике и в какой форме.

Мои встречи со всякими библиотечными менеджерами ни к чему не приводят особо. Все движется очень медленно, если вообще движется. Ну и потом, вот в библиотеке нашего городка новый координатор зачесалась и помогла быстренько запустить новую группу. Но на этом-то все. Она никак не поможет запустить такие же клубы в других городах и других регионах.

И тут я думаю вслух.

Вот я знаю, что в Утрехте, например, есть некий stichting (НКО), который помогает беженцам и мигрантам учить язык, подбирает и ищет им волонтеров. Примерно тем же занимается и наш Taalhuis, только он является совместным проектом библиотек и региональных образовательных центров.

И тут у меня на уровне пока еще нащупывания решения крутится мысль, что может мне надо замутить какое-то НКО именно про обучение через чтение художественной литературы? Связываться с организациями, которые пропагандируют чтение, грамотность и обучение голландскому языку. Ведь если я буду организация, а не просто девочка Даша из деревни, то наверное шансов на какое-то сотрудничество больше?

Но в одиночку мне не потянуть не то что организацию всего этого, но пока и продумывание четкой концепции. Поэтому я только думаю, думаю, но додумать мысль до конца не могу. С психологом даже уже поговорила, но он в этом смысле строг, спросил: «А силы и время у тебя на это есть? Нет? Ну вот и отложи эту идею в свою тетрадку своих проектов на потом». И он прав. Пока что нужно отложить. Но хочется додумать идею до конца и понять, куда с ней двигаться, когда появятся время и силы.

В общем, буду рада любым размышлениям, особенно от тех, кто знаком с голландскими реалиями.
sad

(no subject)

В рамках эксперимента и после вчерашних обсуждений в комментариях о том, как выбирать книги для чтения на иностранном языке, я вчера вечером взяла две книги на финском, которые давно лежали в шкафу и прочитала в обеих первые главы.

Первая (Mutta minä rakastan sinua, Eppu Nuotio) была без диалогов вообще, одное сплошное долгое описание того, куда героиня пошла, что сделала, как все вокруг выглядело и как она себя при этом чувствовала. 10 страниц я читала примерно минут двадцать. На каждой странице подчеркнула около 5 незнакомых слов. Чуть не уснула. Хотя написано красиво. Отзывы хорошие. И везде пишут, что книга трогательная и очень смешная. Но пфффф, как я не люблю читать на других языках сплошной текст без диалогов.

Сейчас я читаю на голландском "Близнецы" Тессы де Лоо и продираюсь через каждую страницу, читаю медленнее обычного. Написано восхитительно, очень красиво. Но предложения выстроены порой настолько заковыристо, что мне приходится читать их по два раза.
Вот перевод отрывка на русском:
Collapse )

Вторая (финский перевод "Моей гениальной подруги" Элены Ферранте) начинается с диалога, разбита на короткие главы и сразу дает интересную завязку. То же количество страниц я прочитала в два раза быстрее и незнакомых слов в ней практически не было, может быть всего 5 слов на все 10 страниц. И самое главное - сразу же захотелось читать дальше, сразу же было интересно, что это за странная подруга такая, почему она такая, где она, что она вытворит дальше.

В общем, "Мою гениальную подругу" я продолжила читать за завтраком. И буду видимо читать дальше. Язык мне при этом совсем не важен и не мешает.

Краткий вывод:

Если беретесь читать художественную литературу на чужом языке, который вы пока еще учите, не замахивайтесь на "большую" литературу. Ищите то, что читается легко и интересно. Лучше всего современных и популярных авторов. Они популярны неспроста. Читать классику - чудесный порыв. Но практика показывает, что на неродном языке это не так уж просто.

Как я вчера сказала Тину: "Мне написали про книжный клуб, где иностранцы на финском читали книгу Алексиса Киви и как им было тяжело. Помнишь, когда мы были в Хельсинки и ходили кататься на коньках возле Национального театра и там перед театром был памятник? Вот это Алексис Киви. Нельзя пытаться читать в оригинале писателя, если у него есть памятник в центре столицы!"
sad

(no subject)

В (позапрошлый теперь уже) вторник ездила в ближайший более-менее большой город на встречу с «Языковым домом» (Taalhuis) в библиотеке. «Языковой дом», напомню, это такая всеголландская концепция, созданная несколько лет назад объединением «Чтение и письмо» (организация, пропагандирующая чтение и грамотность) и Национальной библиотекой. «Языковой дом» — это место, где людям помогают улучшать любые языковые навыки. Их поддержка рассчитана и на мигрантов, и на малограмотных голландцев, и на пожилых, которым сложно в цифровом мире, и частично даже на детей из многоязычных семей. Обычно «Языковой дом» имеет физический адрес, куда в приемные часы может прийти любой желающий и получить консультацию. Чаще всего такой пункт находится в городской или районной библиотеке, а персонал «Языкового дома» складывается из библиотекарей, прошедших специальное обучение, и преподавателей Региональных образовательных центров или языковых школ. То есть оно все такое межинстанционное, а не привязанное к одному месту, человеку или проекту.

И основная рабочая сила – волонтеры. Так, в моем городке волонтеров в этой организации, наверное, пара десятков. А вот в городе, куда я ездила – сотня волонтеров на семьдесят человек, которые обратились в «Языковой дом» за помощью.

При этом мой книжный клуб официально тоже находится под эгидой «Языкового дома». Хотя фактически я замутила книжный клуб еще до появления этого концепта, а потом сначала РОЦ передал нас библиотеке, а потом библиотека передала нас «Языковому дому», при том, что границы между ними всеми лично для меня очень размыты, а контактные и ответственные лица постоянно меняются.

Так вот.

Осенью я встречалась с региональным координатором «Языкового дома» и рассказала ей, что хочу расширяться и запустить книжные клубы для продвинутых в других местах. Ей эта идея очень приглянулась, так что она перенаправила меня к координаторам конкретного «Языкового дома» в ближайшем большом городе. Дальше медленно и печально тянулось время, потому что, как говорит ироничный Тин, люди в государственных организациях никуда не торопятся и делают свою работу бестолково и медленно. Наконец, после трех-четырех напоминаний А., координатор «Языкового дома» и Р., преподаватель ГКИ (голландского как иностранного), из региональной библиотеки ответили мне в январе и предложили встретиться в марте. Хммм. Ну окей, подождем.

За это время я навстречалась с еще кучей людей, влезла в проект с музыкой и даже почти запустила второй книжный клуб в своем городке, но внезапно все сорвалось.

И вот во вторник съездила рассказать о себе, своем клубе и идеях.

Оказалось, что координаторы нефига не знали вообще про мой книжный клуб и идеи. Они думали, что я хочу к ним волонтером пойти, а что у меня уже пять лет книжный клуб действует – впервые услышали (В – внимательность!). Пришлось срочно менять концепцию разговора и вместо обсуждения конкретных действий сначала устроить краткий питчинг всей задумки.

Когда я рассказала о том, как функционирует книжный клуб и сколько мы всего за эти годы прочитали, то у них глаза на лоб полезли. Затем Р., слегка чопорная и придирчивая, сказала: «Ну не знааааю. Книжный клуб подходит явно только людям с высоким уровнем голландского, B1-B2, а у нас таких практически нет, они к нам в «Языковой дом» просто не приходят».

Эээ, конечно, они к вам не приходят! Потому что пока что вам тупо нечего было им предложить! Но если в моей деревне набралось полтора десятка сносно говорящих на голландском и желающих читать книги, то в вашем городе их  наберется скорее всего в два-три раза больше.

На этой ей нечего было возразить, и она согласилась обсудить конкретные планы.

Договорились мы в итоге, что они найдут волонтера, который будет выполнять в их книжном клубе ту функцию, что я выполняю в своей. Затем начнут рекламировать идею книжного клуба и собирать желающих. А затем можно будет все это торжественно запустить. Моя же роль будет состоять в том, чтоб провести тренинг и обучить волонтера. Чего я и хотела. Вести еще один клуб сама я совершенно не хочу, да и не могу. А вот обучить кого-то, чтоб дальше пустить клуб в самостоятельное плаванье, как раз хочу и могу. Все те шишки, которые я набила за пять лет, выбирая не те книги или пускаясь не в те дискуссии, другим набивать совсем необязательно.

Теперь надо ждать. Пока они там реально начнут шевелиться, пройдет еще довольно много времени. Но я подожду. Ведь если и правда получится запустить книжный клуб в другом городе, то можно уже смело говорить о целой сети. Мечта же!

(А сейчас я соберу волю и силы в кулак и напишу большой пост о том, как я уже второй месяц прохожу практику на интеграционных курсах и к чему все это идет. Не переключайте канал!)
sad

(no subject)

Я почти не успеваю писать в жж, потому что оффлайн происходит дофига всего.

Во-первых, я пережила школьные каникулы, закончившиеся вчера триумфальным блинным аккордом. Два часа я пекла блины, пока Тин развлекал гостей разговорами. Привлекла к готовке детей – выдала Пухле и племяшкам задание нарезать фрукты. Полчаса тишины и четыре мисочки неровно нарезанных яблок, бананов, киви и клубники плюс три перемазанные клубникой физиономии.

Во-вторых, я совершенно незаметно втянулась в проект «Музыка для мигрантов». Началось все с одной ознакомительной встречи https://users.livejournal.com/babybitch-/1115461.html, которая перетекла в еще и еще одну. Вы ж меня знаете, я не могу спокойно смотреть, как что-то делается через жопу. Поэтому, когда к концу второй встречи обсуждение не продвинулось дальше «а давайте устроим большой праздник для мигрантов и все будем играть на музыкальных инструментах» и «а давайте найдем преподавателей, которые будут бесплатно учить беженцев играть на музыкальных инструментах», я не выдержала и сказала, что надо быть реалистами и поставить перед собой конкретные цели. А то Навид уже начал мечтать о том, чтобы устроить большой опен-эйр на озере, чтоб пригласить и толпы иностранцев, и толпы голландцев. Но стоит задать вопрос «а за чей счет будет этот банкет», так его энтузиазм тут же сдувается.

В общем, я высказала свое мнение в довольно жесткой форме и сказала, что мне в рамках этого проекта интересно заняться только одним направлением: быть связующим звеном между мигрантами (беженцами, рабочими мигрантами, понаехавшими женами и т.п.) и любительскими музыкальными организациями (оркестрами, хорами, театрами). Я знаю по опыту, что участие в таком любительском коллективе творит чудеса и помогает интегрироваться лучше, чем любые курсы. И при этом знаю, что некоторым мигрантам для начала надо объяснить, как вообще устроен любительский коллектив, за что платится членский взнос, откуда берутся выступления и т.п. Я уже давно ношусь с идеей, что каждый местный хор и оркестр должен «усыновить» по мигранту, а теперь смогу эту идею осуществить. Но надо понять, с какой аудиторией мы вообще имеем дело. Мы можем сколько угодно придумывать проекты для мигрантов, но если им самим это нафиг не сдалось, то зачем тратить на это время и силы. Поэтому давайте-ка сначала как-то исследуем «рынок». Сначала со мной все начали спорить, потом отвлеклись на какую-то стороннюю тему, а потом время вышло и надо было назначать новое совещание. Я начала понимать, что шутки о том, что голландцы бОльшую часть рабочего времени проводят в совещаниях – это совсем не шутки.

На третьей встрече, наконец, появилась определенность. Работник социальной службы предложила сделать форму регистрации и начать записывать всех желающих хоть как-то заниматься музыкой мигрантов. И при этом параллельно начать работать с музыкальными организациями и уговаривать их быть открытыми для мигрантов. Я сидела, слушала ее пылкую речь и довольно улыбалась. Муахаха.

На четвертой встрече все опять затормозилось. А давайте, а давайте… Я психанула и сказала: «А давайте мы четко поделим задачи и области ответственности. А то мы так никакой конкретики никогда не добьемся». В итоге мне досталось делать рекламный флаер всего проекта, а потом и форму регистрации.

Так оно и завертелось. На прошлой неделе вместе с женщиной из социальной службы я сначала давала интервью в газете, а потом позавчера в субботу и на радио. Плюс я взяла на себя переписку с хорами и оркестрами. А еще договорилась со своим хором, что если появятся желающие петь джаз мигранты, то мы готовы взять на полгода 2 человека в хор бесплатно, без членского взноса.
Социальная служба при этом не растерялась и позвала меня в организационный комитет праздника в честь Дня Беженцев в июне. Заниматься этим мне совсем неинтересно, но зато там задействовано много народу из муниципалитета. Поэтому ради нетворкинга я решила не отказываться и взяла на себя организацию детского уголка. Много времени это занять не должно.

В-третьих, последние недели ужасно много переводов. Я этому очень рада, но свободного времени практически нет.

В-четвертых, сегодня вечером будет первая репетиция оперы. Я прошла, но пока что мне туда совсем не хочется. Посмотрю, что за народ, что за дирижер и что за музыка. Петь оперные арии на голландском мне как-то прям фуфуфу. Но опять же нетворкинг. Мне полезно.

В-пятых, я уже три недели прохожу практику на курсах голландского языка. И про это надо написать отдельно, потому что вау-вау.

П.С.
А тот мой иранский сосед оказался очень обаятельным человеком, но пиздоболом. Он записался в книжный клуб, но за два месяца приходил всего три раза. Мы за это время прочитали два толстеньких романа. Он же нефига не читает, книжки при этом домой берет, при встрече клянется и божится, что будет читать и что в пятницу обязательно придет, а потом не приходит, не отвечает на сообщения и так до следующей случайной встречи во дворе, когда он опять начинает обещать, что теперь-то точно все прочитает. Меня это подзадолбало, если честно. Не хочешь читать - не читай. Но не надо тратить мое время, занимать зазря библиотечные книги и вешать мне лапшу на уши. Так что выгоню его скорее всего.
sad

(no subject)

СЯУ (сегодня я узнала), что в Марокко 8 марта это очень даже большой праздник, причем женщин поздравляют именно с достижениями, успехами, а не просто с тем, что они красивые и женского полу.
Информация из одного источника, который, конечно же, может попросту транслировать свое личное восприятие, но все равно была приятно удивлена. Особенно необычно слышать это от пожилой женщины в хиджабе, которая никогда не работала и не училась, потому что вышла замуж в 17 лет, родила 5 сыновей и всю жизнь занималась только детьми и внуками.

Это у меня новая участница в книжном клубе такая. Бабушка, которая решила, что хватит быть просто бабушкой, а надо бы подкачать свой голландский. Читать книжки она пока так и не решается (здоровье хромает, тяжело сосредотачиваться), но каждую пятницу исправно приходит, слушает внимательно нас всех, задает вопросы про сюжет и персонажей и записывает новые слова. Мне так нравится эта ее внимательность, что я решила сделать исключение и не требовать, чтоб она читала. Для человека в возрасте регулярные занятия языком по-моему уже и так достижение.

8 марта очень удачно совпало с книгой, которую мы сейчас читаем (та самая переводная Пола Хокинс). В книге рассказываются истории нескольких женщин совершенно разной судьбы, но тема насилия (домашнего, сексуального) стоит на первом месте. И вот мы начали обсуждать один сюжетный поворот и внезапно вышли на тему "а когда вообще секс взрослого мужчины с 15-летней девочко перестал считаться чем-то совершенно нормальным и стал запретным". Вполне себе тема для международного женского дня, не? Когда марокканская бабушка рассказала, что ее мать вышла замуж в 12 лет и была второй женой 40-летнего мужчины, то мы все малость притихли. По-моему для всего книжного клуба (все ведь европейки) это вообще довольно сложно переварить. Учитывая, что пару недель назад мы обсуждали, что такое вообще феминизм (марокканская бабушка не знала этого слова), то был хороший повод повторить.

В этом году 8 марта меня почему-то особенно бесит.
Плюс - мама и бабушка ничего не написали сами и, кажется, наконец перестали обижаться, что я не поздравляю.
Минус - про соцсети я даже не говорю, туда заглядывать страшно, но в этом году и в вотсаппе наприсылали какое-то неприличное количество роликов (которые я даже не открываю) и мерзотных картинок про праздник весны, умниц и красавиц, которых надо беречь, нежность и ранимость и прочую совершенно невыносимую хрень. Причем отправители все - женщины. Я сдержалась и никому ничего не стала комментировать, ответила только некоторым "спасибо и вас тоже". Кто я такая, чтоб воспитывать других людей.

Но сама весь день думаю про это. Про то, как вообще изменилось мое восприятие этого праздника с возрастом. Про то, что еще десять лет назад, я даже не задумывалась о феминизме, потому что казалось, что это про прошлое, не про сейчас. А оно и про сейчас тоже. На каждом шагу. Потому что мне саму себя пришлось отучать от стереотипов, которых на словах у меня не было, а на практике оказалось, что были.
sad

(no subject)

Хелп!
Дорогие френды, помогите выбрать книгу, чтоб почитать с книжным клубом. Порекомендуйте своих любимых книг, а?

Требуется:
- детектив или психологический триллер
- page turner, чтоб не оторваться, с ярким сюжетом, без медленных страданий и размышлений автора
- современного и желательно популярного автора, можно переводного (малоизвестных авторов в библиотеке в 10 экземплярах попросту не будет)
- без откровенных сцен (у нас в книжном клубе появился мужчина и обсуждать порносцены будет сложно)
- без сильно омерзительных сцен (в этом смысле роулинговский "Шелкопряд", например, не подходит, хотя я обожаю романы про Корморана Страйка)
- с несложным языком (я только что дочитала офигенный роман "Тайное место" Таны Френч и там язык таки тяжеловат)

Сейчас я начала читать "В тихом омуте" Полы Хокинс. В плане языка как раз подходящий уровень, но за сюжет ее сильно ругают в рецензиях, так что книжному клубу предлагать боюсь.
Я подумываю взять очередного Хермана Коха, потому что знаю чего ожидать в плане языка и вообще, но мы уже две книги у него читали и как-то народ без энтузиазма относится к предложению почитать еще.
А хочется, чтоб все прям приходили в библиотеку с горящими глазами!

Кого порекомендуете?

P.S. Сейчас мы читаем роман одного из лучших современных голландских писателей, "Joe Speedboat" Томми Виринга. Роман восхитительно написан, но именно потому что автор затейливо обращается с языком, читать его многим сложно. А практика показала, что когда читается сложно, то народ отлынивает, не дочитывает и обсуждать особо не тянется. Так что как бы я сама ни умирала от восторга от этой книги, но мне надо считаться с группой и выбрать следующую книгу, которая увлечет всех.