Tags: bookclub

sad

(no subject)

Я поняла. Адские будни мне теперь компенсируются офигенными выходными.
Прошлую неделю билась с переводами и остутствием сна. На этой неделе продолжаю дальше и уже хочется свалиться и не вставать.
Зато в пятницу были репетиция с одним хором днем и барбекью с другим хором вечером. Ели вкусняшки, болтали про работу и музыку, спонтанно пели песни Битлов и всякий поп-рок 80-х под аккомпанемент расслабленного Гербена.

А в субботу впервые оставила младенца на почти что целый день и уехала встречаться с книжным клубом С1 в Утрехт.
И это сплошные впечатления и эмоции, конечно.

Первый раз за почти что год ехала на поезде. Первый раз за почти что год была в большом городе и даже заглянула в большой торговый центр. А там, межде прочим, первый раз с осени люди без масок в помещении, потому что у нас сняли масочный режим. Очень непривычно и местами даже некомфортно. Вот тебе и новая реальность.

Ну и книжный клуб мой, Ц-шечка.
Какие же удивительные девочки мне достались. Это просто словами не передать. Сидела там с ними, слушала истории каждой и грелась в этом тепле и уюте. Первая встреча живьем, а как будто знакомы сто лет. И нет, дело не только в том, что половина участниц отсюда, из жж. Другая-то половина вообще с других просторов интернета, а вписались в нашу жжшную компанию, как родные. Какая-то химия и магия в этой группе, на которые я даже не смела и рассчитывать.
Просидели в ресторане 5 часов, но так и не наговорлись. Решили встречаться живьем еще раз, теперь уже в июле, когда до нас и самая дальняя зарубежная участница доедет;)

Пишу все это, чтоб зафиксировать сами факты, события, чтобы они не померкли на фоне всего нового, происходящего каждый день. И теперь бегу дальше работать, чтобы сдать уже наконец эти переводы и забыть про них, как про страшный сон.

Книжным клубам осталась еще пара недель, а потом мы уйдем на летние каникулы. И вот тут-то я, наконец, сяду и опишу все инсайты, все открытия и сюрпризы. Потому что это, конечно, мое приключение этого года и невероятный источник удивления и радости.
sad

(no subject)

Из трех книжных клубов два дочитали книжки и закончили встречаться. Но через две недели все начнется снова и мы примемся за вторые книги. Делать какие-то выводы пока еще рано, кроме одного – если звезды зажигаются, то это кому-нибудь нужно. Книжный клуб оказался явно востребованным форматом среди тех, кто в языковой среде давно, большого круга общения на голландском не имеет, из языковых курсов уже выжал максимум и хочет двигаться дальше. Я, в общем-то, всё это давно знала, но приятно получить подтверждение своим идеям на более репрезентативной выборке (больше участников, больше географический и возрастной разброс).

За эти недели совместного чтения я получила столько офигенной обратной связи и столько благодарностей, сколько не получала, наверное, за все годы в библиотеке. И это с одной стороны очень грустно, а с другой стороны очень логично. Тин все-таки был прав, что бесплатность книжного клуба в библиотеке сильно влияла на мотивацию всех участников. Мол раз бесплатно, то и необязательно выкладываться. Сейчас это дошло до такой стадии, что на мои сообщения в чате откликаются только 2 человека, а остальные раз за разом игнорируют. Так что книжный клуб в библиотеке, похоже, всё. Видимо больше не возобновится. Слишком долго библиотеки были закрыты. Слишком мало мотивации. Текущий состав разбежался и возвращаться готовы только две участницы (угадайте, из каких стран) и бабушки-волонтерки. Уговаривать и убеждать никого мне больше не хочется. Тем более, что я теперь, конечно, очень четко увидела разницу в мотивации с моими онлайн-группами. И мне гораздо интереснее делать что-то с людьми, которых не надо на аркане тащить в библиотеку.

Три книжных клуба одновременно стоили мне за прошедшие недели огромного количества энергии. Но и дали в ответ столько позитива и счастья, что подпитывали меня постоянно. Каждую встречу я ждала и жду с нетерпением. У меня ощущение, что это только начало и что дальше будет еще интереснее. Чем лучше узнаешь участников, чем лучше узнаешь их языковые потребности, тем увлекательнее становится процесс. И именно поэтому проект продолжается.
sad

(no subject)

Дочитываю роман, который читаю с группой C1. Бью себя по рукам, чтоб не читать дальше уговора. Но прям сердце замирает от этой книги. Начинаю подозревать, чем все закончится, и от этого подозрения прям дышать не могу и спать и подавно. Как теперь вытерпеть две недели до следующего обсуждения с группой - не представляю.
sad

(no subject)

Насколько волшебно было во вторник с C1, настолько сложно мне было сегодня с B2. И самый ужас, что я пока не понимаю почему. Хотя нет, самый ужас в том, что я пока не понимаю, что с этим делать.

Недоумение мое усугубляется тем, что оффлайн в библиотеке у меня все эти годы была основная масса участников как раз уровня B2. Я была абсолютно убеждена, что уж на этом уровне не будет вообще никаких проблем, все пойдет как по маслу. И вот вторую неделю сижу после занятия в растерянности и не понимаю, что происходит. Пересмотреть видеозапись - не могу, сил нет ни в физическом, ни в эмоциональном смысле. Никому не хочется наблюдать на видео за собственной беспомощностью, потому что я там местами просто растерянная и чувствую себя страшным лузером.

Пытаюсь понять, что не так.
Слишком сложная книга? Или даже не сложная, а просто слишком не подходящая, слишком "не такая"?
Или я даю слишком расплывчатую задачу и хочу от участников невозможного?
Или я недостаточно четко проговариваю свои ожидания от группы и им непонятно, что надо делать?

Попытались в этот раз вроде сузить задачу на следующий раз.
Завтра попробую проанализировать все еще раз. Вдруг на свежую голову будет легче.
Расстроена. Пойду утешаться книжкой и мороженкой.
sad

(no subject)

Вчера была вторая встреча книжного клуба C1 и это был полный космос. 2,5 часа бурной дискуссии о книге и главном герое. Я давно не припомню, чтоб мне доводилось наблюдать и участвовать в таком интересном обсуждении, когда оно не затихает само собой, а наоборот с каждым новым высказыванием выходит на новый уровень. И когда мне не надо никого никуда направлять, а идет настоящий обмен мнениями, живое и бесценное общение. В этом смысле компания подобралась уникальная – все очень разные, но офигенные. Кого-то я знаю по жж уже очень давно, но несколько человек совсем новых и незнакомых пришли через фейсбук и разбавили нашу жж-шную компанию как раз так, как надо.

Но сейчас не столько об этом (хотя от восторга и эмоций я потом уснуть не могла).

А о главном челлендже преподавателя.

Основная претензия, которую изучающие любой язык обычно предъявляют носителям языка – «а почему они меня не поправляют?!». Я посвящу этому вопросу несколько страниц в моем большом лонгриде об изучении языков, который я еще с лета обещаю дописать. Но вкратце ответ звучит так:

Носители языка, с которыми вы разговариваете, не исправляют ваши ошибки, потому что не умеют этого делать:
- не умеют отслеживать ваши ошибки и вылавливать их в речи в принципе
- не умеют объяснять, как правильно, потому что они просто говорят на языке интуитивно, а правил не знают, не помнят, учили давно, вообще на задумывались, что про это есть правило
- вообще-то не нанимались этого делать и даже не думали, что этого от них кто-то ожидает
- и даже если вы их специально попросите это делать, то они вряд ли смогут. Или будут прерывать вас после каждого предложения, после чего вам обоим расхочется разговаривать.

Преподаватель же, в отличие от простого носителя, все это умеет. Преподаватель годами тренирует навык отслеживания ошибок в чужой речи. Преподаватель знает, как объяснить грамматику и правила, потому что является специально обученным человеком не просто по специальности «N-й язык», а по специальности «N-й язык как иностранный», то есть знает, что именно сложно дается в языке иностранцам. И преподавателю, конечно, за это все платят деньги, то есть он именно что нанимался.

Но преподаватель, как и носитель сталкивается с одним сложным выбором, с которым я как раз в полной мере столкнулась вчера:

Какая цель у нас в данный момент? Исправление ошибок или эффективная коммуникация.

Носители языка не исправляют наши ошибки, потому что в момент разговора они в принципе не думают об ошибках. В момент разговора они бессознательно стремятся только к одному – понять, что говорит собеседник. И если даже вы говорите с ужасными ошибками, они все равно стараются вас понять. Потому что цель тут – коммуникация. А если ставить целью исправление ошибок, то коммуникация тут же сойдет на нет. Невозможно одновременно полноценно беседовать и исправлять ошибки.

И вот в этом преподаватель и носитель языка находятся в одинаковом положении. Только преподавателю еще и как бы положено исправлять ошибки, он нанимался, его за этим и звали. Но, видит бог, когда ты видишь, как человек вдохновенно рассказывает о чем-то, важном, когда человеку хочется высказаться, то перебивать его совсем не хочется. Особенно на уровне С1, когда разговоры не о том, как правильно записаться на прием врачу или попросить чек в магазине, а о том, что нас по-настоящему волнует. Как можно взять и бездушно сказать «да, это все прекрасно, что вы только что сказали о душе главного героя, о морали и принципах, но меня интересует вот тут ваш неправильный порядок слов, а вот там неправильное сослагательное наклонение». После такого, как мне кажется, любой нормальный собеседник и ученик просто закроет рот и не захочет больше ничего говорить дальше. Потому что не только я как слушатель делаю выбор в пользу эффективной коммуникации, но и он как говорящий делает такой же выбор. Потому что хотя нам всем очень хочется говорить правильно, но еще больше нам хочется быть услышанными и понятыми.

И вот сидишь ты, преподаватель, перед группой учеников и на протяжении двух часов постоянно делаешь выбор в пользу эффективной коммуникации. Потому что невозможно прервать этих прекрасных, умных, чутких, думающих людей и тыкнуть пальцем в их ошибки. Потому что люди важнее ошибок.

Но меня, конечно, потом мучает вопрос. А как же быть с образовательным аспектом книжного клуба? Да, я пытаюсь в этот формат впихнуть очень многое, хотя по большому счету сам факт прочтения большого романа на иностранном языке уже является огромным достижением, без всяких там дополнительных штук вроде выученных новых слов и выражений или исправленных грамматических ошибок. Но все-таки этих дополнительных штук очень хочется.

Пока что я стараюсь в процессе отловить у всех характерные паттерны и ошибки и потом даю индивидуальную обратную связь. Но насколько это оптимальный способ работы над ошибками, я пока не знаю. Точнее знаю, что не идеальный. Но идеальное в два часа в неделю впихнуть невозможно. Так что буду думать дальше.
sad

(no subject)

На прошлой неделе познакомилась со всеми своими новыми книжными клубами. Три группы по 8 человек со всех концов Голландии.
Разрываюсь между восторгом "аааааа, как круто!!!" и паникой "ааааа, а вдруг я облажаюсь!!!"

Читать три книжки одновременно, причем читать вдумчиво и в плане сюжета, и в плане работы с лексикой (видели б вы мои тетрадочки со словами...), довольно тяжело. Читаю каждую свободную минутку. Придумываю вопросы и задания в голове без остановки. Постаралась разделить время между книжками по дням, чтоб не путаться. Но голове сложно. Которую ночь снятся персонажи книг, снятся участницы книжных клубов, снятся просто слова, что вообще очень странно, потому что во сне просто звучит слово или выражение в голове раз за разом.

Очень греет душу, что столько людей поверили мне и решились на эту авантюру. И очень хочется оправдать доверие и поделитсья своей любовью к голландскому языку и к книгам на нем. Не знаю, передается ли любовь вот так через экран, но буду стараться. Но знаю точно, что решение все это организовать, было совершенно правильным. Потому что я всю неделю прям на адреналине и летаю от счастья.

Стресс, конечно, тоже есть. Я, например, не ожидала, что познакомиться с таким количеством новых людей сразу тоже может оказаться нагрузкой на нервную систему. Я в принципе отвыкла от необходимости адаптироваться к новыми компаниям, особенно за время короны, а уж чтоб к трем сразу. Но при этом во всех трех группах есть знакомые лица, пусть даже и знакомые только виртуально. От этого легче. И уже не так волнительно открывать рот и что-то вещать в камеру.

И вот что любопытно.

Все-таки наше владение иностранным языком может очень сильно зависеть от нашего психологического состояния. Стоит волнению превысить какой-то допустимый уровень, как язык "плывет". Я прям во время разговора с первой группой внутренним отстраненным ухом слышала, как использую неправильный артикль, например, но при этом в потоке речи ничего с этим поделать не могу, даже зафиксировать ошибку и вернуться к ней позже не могу. Потому что само говорение в комбинации с волнением уже сжирает все мозговые ресурсы и в памяти остается очень мало. Плюс мне было важно хорошенько послушать всех участвующих, чтобы как можно скорее начать анализировать их речевые паттерны. Та что на себя оперативной памяти не осталось. Зато к третьей встрече волнения стало меньше и речь сама собой выправилась и стала лучше. Подозреваю, что участницы переживали похожие ощущения. Потому что про волнение мне потом писали многие.
Интересно будет наблюдать за тем, как речь на голландском будет меняться (и у меня, и у остальных) по мере того, как мы все привыкнем друг к другу и расслабимся.

Ну а пока читаю, читаю, читаю.
sad

(no subject)

Пока мне в почту падают заявки (в группах B1 и B2 еще остались места, а вот группа C1 на удивление уже полностью укомплектована), я уже вторую неделю занимаюсь самым интересным и сложным – отбираю книги для чтения. Перечитываю прочитанное ранее, перебираю рецензии и выбираю большой роман для группы продвинутых. Прямо сейчас я сижу и составляю словарик по первой главе одного из самых мощных по отзывам критиков голландских романов 21 века. На втором мониторе при этом открыт 600-страничный монументальный труд, диссертация, на основе которой разработана система чтения voor de lijst для школьников. Нет, всю диссертацию я пока не прочитаю, даже не стоит мечтать, но пробегусь по выводам и какие-то мысли надеюсь почерпнуть. Ведь нам, «новым голландцам» ориентироваться в голландской литературе так же сложно, как и подросткам, а может быть даже сложнее.

Объединяет нас вот что – автор пишет, что требования к чтению литературы для школьников должны исходить из компетенций, из их способности читать, понимать и ценить литературу. Эти способности не врожденные, им нужно обучать детей постепенно. И при этом у всех они разные. Поэтому нельзя заставлять всех школьников читать одни и те же книги, ведь далеко не каждый подросток в состоянии не то что получить удовольствие от сложного исторического романа, а хотя бы просто прочитать его. Читателю должно хватать запаса слов, беглости чтения да и просто интеллектуальных способностей. Заметьте, как такой подход отличается от того, как учили литературе в школе нас с вами. «Преступление и наказание» читали все, независимо от способностей и желаний, а ведь кому-то это было совсем не по силам. Но разбираться в отличиях школьных систем не входит сейчас в мои задачи. Хотя я с удовольствием отметила, что это утверждение из диссертации полностью совпадает с моими личными ощущениями и наблюдениями. Читать (и особенно на иностранном языке) надо для начала не то, что хочется, а то, что можется.

Пару лет назад тут в комментах возникло обсуждение, что читать на финском в книжном клубе для иностранцев. А то они попробовали читать Алексиса Киви, но оказалось очень сложно. Пока я писала ответ, громко возмущаясь вслух, мой муж заинтересовался, что это меня так взбудоражило. Я попыталась ему объяснить, почему нельзя читать Алексиса Киви, если ты только начинаешь учить язык. Но как объяснить человеку, не знающему ничего о финской культуре, кто такой Алексис Киви? И тогда я сказала: «Помнишь, мы были в Хельсинки и видели у вокзала напротив Национального театра памятник? Так вот это был Алексис Киви. Нельзя пытаться читать автора в оригинале, если ему стоит памятник в центре столицы!»

Представьте, что иностранец, изучающий русский, попросит у вас рекомендаций. Станете вы ему рекомендовать прочитать Пушкина, Достоевского и Толстого в оригинале? Вот положа руку на сердце, прям в оригинале предложили бы читать или все-таки в переводе? Особенно если вы слышите, что ваш иностранец путает глаголы с похожим корнем, не умеет употреблять сослагательное наклонение и ошибается во временах. Будет ему толк от Пушкина? Да и ладно бы толк. Сможет он просто получить удовольствие от чтения?

Вот в этом-то и есть наше сходство с голландскими школьниками. Мы, владеющие голландским если и бегло, то не всегда уверенно, пока еще не способны читать большую голландскую литературу. Нам очень хочется, правда, ведь мы-то в отличие от школьников, мозгами вполне доросли ее понимать, более того – у нас именно в такой литературе потребность, а не в простеньких детективах. Но при этом наш реальный языковой инструментарий еще ограничен. Скажем, на уровне B1 у нас так много сил уходит на распознавание грамматических форм глаголов (особенно если у какого-нибудь разделяемого глагола приставка ускакала в конец предложения и фиг поймешь, приставка это от глагола или отдельный предлог сам по себе), что на получение удовольствия уже не остается сил.

А сегодня мне пришло в голову вот еще что.

Большие авторы ведь выделяются не только своим умением рассказывать истории, но и тем, как они переосмысляют язык, как создают свой, неповторимый стиль. Но мы-то с вами пока еще не можем понять, где клише, прочно устоявшееся в языке, а где авторская находка, неожиданное сравнение или метафора. Нам сначала надо начитаться текстов попроще, где клише на пословице и крылатым выражением погоняет, чтобы начать ценить языковую игру и изобретательность автора.

Если опять сравнивать с русской литературой, то прежде чем браться за классиков или за современных звезд, ведь и у тех и у других будут свои языковые сложности (например, устаревшие обороты и сложный синтаксис у первых, сленг и языковая игра у вторых) я бы нашему воображаемому иностранцу предложила сначала почитать… детективы. Потому что именно жанровая литература обычно не экспериментирует с языком, а просто рассказывает истории.

Но что же делать, если читать на голландском хочется, а читать всякую фигню нет?

Искать. Методом проб и ошибок. Я это делаю уже 7 лет. Начинать книги и бросать, если не получается. Идти от простого к сложному.
Найти книгу, в которой вы сможете прочитать целую страницу без ощущения «ааааа, ничего не понимаю, у меня мозг взрывается!!!!»

Пусть это будет детская или подростковая книга, пусть это будет совсем не близкий вам жанр. Это не страшно. К великим романам вы придете позже. В конце концов, никто не начинает бегать марафоны, не пробежав сначала вокруг своего микрорайона.

Начинайте читать с книг с простым бытовым языком. Чем больше поговорок и клише – тем лучше. Чем больше экшена и смены событий (а не абстрактных рассуждений и мыслей), тем лучше, потому что пока герой мчится, падает, хватает пистолет, стреляет и падает без чувств, вы незаметно с ним осваиваете или закрепляете массу новых слов. И обязательно – увлекательный сюжет, потому что именно эмоции и переживания за героев помогут вам продраться сквозь язык, если вдруг станет сложно.

Ну или приходите ко мне в книжный клуб. Вместе продираться всяко веселее.
sad

(no subject)

Мне теперь постоянно хочется писать про книжки и чтение на голландском. Постить я все это буду в группу на ФБ, которую замутила для онлайн-клуба, но и сюда буду некоторые тексты тоже дублировать, потому что нельзя такому добру пропадать, когда половина советов подходят для любого языка, а не только голландского.
Готовьтесь!
sad

(no subject)

Мимими - это когда приходишь в библиотеку, а тебе навстречу выбегают два твоих любимых библиотекаря с криком "а мы прямо сейчас на твоём Фейсбуке отвечаем на вопрос про знаковые для культурного кода голландцев книги!!!" Это я в предвкушении нового книжного клуба и по просьбе sunnyse устроила опрос и даже библиотекари вдохновились.

Как же я скучаю по нормальным походам в библиотеку, а не вот этому прийти по расписанию забрать книги, когда даже нормально поговорить ни с кем нельзя.
Но какие ж они заи, а!
sad

Про финансы

Мне очень хочется с кем-то поговорить про самое интимное, а именно про деньги.

Много лет Тин мне твердил, что за мою работу в книжном клубе надо брать деньги. Я все эти годы от него отмахивалась и объясняла свое нежелание монетизировать книжный клуб следующим образом: я его вообще придумала для тех, кому язык дается тяжело, а потребность у них в более свободном владении голландским при этом довольно высокая и планка тоже высокая. Потому что именно у таких людей обычно большой разрыв между тем, как они на самом деле владеют языком, и тем, как бы им хотелось им владеть, чтобы чувствовать себя человеком и, что немаловажно, чтобы найти работу по специальности. Собственно говоря, в книжный клуб почти всегда приходили как раз те, кому работу найти было тяжело именно из-за того, что свободное владение голландским для их специальности является обязательным (учитель, врач, юрист, секретарь). И очень часто участники с более прикладными специальностями бросали читать, как только находилась работа и приоритеты менялись. А брать плату за участие с тех, кто продолжает ходить и при этом профессионально в Голландии пока что так и не состоялся, мне всегда казалось неправильным.

И вот сейчас я наконец дошла до того, чтобы во-первых, запустить книжный онлайн-клуб, а во-вторых, брать за участие плату.

Но меня страшно накрывает на эту тему.

Во-первых, я начинаю сразу считать себя самозванцем, которому вообще стыдно должно даже думать о том, чтоб брать деньги с кого-то.

Во-вторых, я переживаю, что так отпугну тех, кто поучаствовать бы реально хотел, но финансовые возможности не позволяют.

С этими двумя вещами я борюсь следующим образом. В первую очередь я говорю с собой и объясняю себе вот что.

Книжным клубом я занимаюсь 7 лет. Если б можно было б посчитать реально вложенное в это количество часов, то набежало б уже на полноценное образование. И это такая нефиговая инвестиция. Причем инвестиция в первую очередь в виде времени. Для того, чтобы стать таким коучем/ведущим/преподавателем, назовите мою функцию как угодно, для того, чтобы научиться давать своим ученикам и участникам книжного клуба именно ту поддержку и знания, которые им нужны, я потратила множество часов, прочитала множество книг и совершила множество ошибок, на которых научилась не только тому, как надо, но и тому, как не надо. Да даже по одному моему предыдущему посту можно понять, какое количество информации я перелопатила, чтоб просто все это знать, не говоря уже о том, чтоб знать, что с этой информацией делать дальше. Так что я повторяю себе раз за разом, что мои навыки и умения чего-то стоят. Я не фига не самозванец. Этот страх надо в себе изживать, но пока не всегда получается.

Дальше. Время всегда стоит денег. Но если время вложенное в какие-то наши умения заранее нам никто кроме нас самих оплачивать не обязан, то конкретное время занятий книжного клуба тоже не берется ниоткуда.

Все эти 7 лет я каждую пятницу приходила в библиотеку на два часа. Но эти два часа не брались из воздуха, потому что 3 года из 7 каждую пятницу два с лишним часа с моим ребенком сидела бабушка. Потом, к счастью, началась школа и мне не пришлось больше ломать голову о том, куда деть ребенка. Но теперь у меня младенец, а это значит снова нужно как-то решать вопрос со временем. Если я хочу вести две группы в неделю по 2 часа, то значит мне нужно куда-то деть младенца на 4 часа в неделю. Я буду это решать с помощью как минимум мужа и свекрови, а в экстренных случаях придется видимо привлекать оплачиваемую приходящую няню. И вот на все это мне Тин говорит, что волонтерство и альтруизм это конечно хорошо, но не кажется ли тебе, Даша, что тратить время и, возможно, деньги своей семьи на то, чтобы учить голландскому людей, которые в принципе не находятся в бедственном положении, это какой-то уж слишком экстремальный альтруизм? И я, кажется, с ним согласна.

Следующий аргумент Тин приводил мне тоже миллионы раз, а я отмахивалась. Но недавно прочитала его у блогера, чье отношение к языку и преподаванию мне очень близко, и теперь не могу перестать про это думать. А Тин всегда говорил: «Если б твои девочки из книжного клуба платили за участие деньги, то и к занятиям относились бы гораздо более ответственно. А так ты отдаешь им огромное количество сил и материалов бесплатно, обесценивая тем самым свой труд». Я как-то не хотела этого слышать, потому что – см. первый абзац. Но теперь потихоньку вот и правда начинаю думать, что так и есть. У меня и ж само так – материалы, которые достаются мне бесплатно, обычно навсегда оседают в недрах компьютера. А вот то, за что я плачу (профессиональная литература по теме, лингвистические журналы и подписки, вебинары), я таки перелопачиваю, потому что иначе очень жаль потраченных денег.

Столько лет Тин твердил мне, что если ты умеешь делать что-то лучше других или знаешь о чем-то больше других, то за это не стыдно брать деньги. Кажется, я наконец это прочувствовала.

Так вот. Положим, я задавила все свои комплексы и просто волевым решением постановила, что онлайн-клуб будет небесплатным. Но тогда встает важный вопрос – а сколько денег уместно брать за такие занятия?

Думая об этом, я себе постоянно напоминаю, что сантехники и электрики стоят от 50 евро в час и совершенно не стесняются брать за свои услуги деньги, даже когда качество этих услуг оставляет желать лучшего. Просто потому что они берут плату за потраченное время.

Я пытаюсь сопоставить плату за книжный клуб с тарифами за работу переводчиков, потому что как переводчик я в принципе-то монетизирую свои примерно те же самые лингвистические знания и умения.

И вот я пришла к мысли, что мне было бы комфортно, если б за 2-часовое занятие я получала оплату около 60-80 евро. Тогда часовая оплата будет чуть ниже стандартного переводческого тарифа и даже ниже расценок за обычные групповые языковые занятия.  Учитывая, что оптимальный размер группы - это как раз 6-8 человек, то это означает, что плата за занятие для участника составит 10 евро (5 евро в час).

Вот скажите мне пожалуйста, если вы дочитали эту скукоту до конца, как вы считаете, это адекватно? Причем оцените пожалуйста адекватность с обеих сторон – адекватная ли эта плата для того, кто услугу поставляет, и для того, кто ее приобретает?

Отдельный вопрос к тем, кто не против был бы поучаствовать – как вы считаете, это слишком много/мало?

(Чувствую себя очень неуверенной и уязвимой, вынося эту тему на обсуждение, но надо все-таки решиться уже).