Category: религия

Category was added automatically. Read all entries about "религия".

sad

(no subject)

Bohemian Rapsody - к фильму у меня много претензий. Хотя обычно я не против того, чтоб слегка менять реальную историческую канву в пользу драматургии и сюжета, но тут сценаристы переборщили. Но да бог с ними. Потому что смотреть все это стоило только ради музыки.
И ради того, чтоб вернуться в ночи домой, надеть наушники, врубить на полную Live Aid и наслаждаться каждым кадром, каждым безумным движением Фредди и каждой нотой. Бог.

Ну и раз Фреддичка говорит we'll keep on fighting till the end, то так и будет. Мне гораздо менее паршиво сейчас. Потому что надо просто идти дальше и не сдаваться.
sad

(no subject)

Очень много вещей раздражает меня в освоении мной голландского языка. Нет, я в курсе, что мой голландский неплох для человека, живущего тут всего два года. Но, бог ты мой, насколько же он примитивнее даже моего английского, что уж там говорить про мой русский. Если писать умеренно сложными конструкциями я еще могу, то говорить пока совсем никак, мой мозг не успевает сложить слова в предложения так быстро и складно.

Но хуже всего, хуже всего с юмором.

Мне кажется, что этот пласт приходят в новый язык позднее всего. Я совершенно не могу иронизировать на голландском. Сарказм стал недоступен. А про игру слов я вообще молчу.

И именно поэтому никто из моих голландских знакомых понятия не имеет, что я на самом деле 1) гораздо умнее, чем кажется 2) гораздо смешнее, чем кажется.

Хуже того – я в целом как личность выгляжу совершенно другим человеком на голландском языке. В реальности я очень эмоциональная, я много думаю о человеческих отношениях, устройстве мироздания и вопросах добра и зла. Я умею шутить и смешно материться.

А на голландском – я скучная. Я не могу выразить свои чувства с необходимой экспрессией. Я не могу описать все свои мысли. Поэтому часто мне остается просто молчать.
И мне от этого так плохо, что сил нет. Мне не нравится быть этим человеком.
sad

(no subject)

Зачем вообще школе этот несчастный веб-портал с домашними заданиями, если на нем почти не пишет никто, кроме меня и афганца с фефектом фикции?

Задание на сегодня было написать "Бог или большой взрыв? Как появился мир? Бог создал мир или же мир появился в результате большого взрыва? Напишите, почему вы так считаете".

Афганец написал "Если мне кто-нибудь скажет, что взрыв сделал животное или птицу или человека, то я ему не поверю. По-моему все это создано чьим-то разумом".

Симпатичная полька написала: "Я не знаю, что вы там обсуждали на уроке, но вижу вопрос "Бог или большой взрыв?". Я верю, что мир создан Богом. Я верю в Бога. Без Бога моя жизнь пуста. Люди нужна вера в сложных ситуациях, во время войны или болезни. Мне не важно, если о разном говорят иудаизм, ислам, христианство, буддизм и прочие, ведь люди верят в единого бога".

Я прочитала и мне стало так грустно.

Я-то, дура, накатала простыню про то, как много мифов о сотворении мира в разных религиях и культурах и какие они все разные, но в чем-то похожие, но как не стоит воспринимать их буквально. Я написала, что говорить о вере сложно и что задавать такую тему в многонациональном классе опасно, потому что легко обидеть чьи-нибудь чувства. Я написала, что вот сейчас читаю Фейнмана и Хокинга, потому что религиям я не верю, а ученым верю и хочу понять про наш мир немного больше, а если уж говорить о вере, то я на стороне агностицизма.
Но на хрена я все это написала, а? У людей, понимаешь, другие вещи в голове, и мы с этими людьми в прямом и переносном смысле на разных языках говорим.

С другой вот стороны - про большинство своих друзей и их религиозные предпочтения я вообще не знаю. Или знаю исключительно намеками и этих тем мы никогда не касаемся, потому что интуитивно чувствуем, что иначе быть ссоре. Но любить-то друг друга мы от этого не перестаем.

И, главное, я ведь не против того, чтобы люди верили. Но я за то, что люди еще и думали. И стремились задавать вопросы и искать ответы.

Скорее бы уже эта школа окончилась, честное слово.
sad

про мозг

На очередном занятии наш препод дал нам послушать интервью голландского теолога перед запуском большого адронного коллайдера. Затем мы, как обычно, должны были разбирать незнакомые слова и обсуждать тему.

Послушали. Препод написал на доске слова. Из 7 человек в группе никто не знал, что значит "теолог". Впрочем, практически на каждом занятии преподаватель дает нам новые слова латинской или греческой этимологии и каждый раз для всего класса они оказываются незнакомыми. Ведь и правда что, откуда бедному мигранту знать слово "аргумент" или "бактерия", это же очень, сцуко, сложные слова. Но сейчас не об этом.

И вот преподаватель говорит: "Существует две теории появления мира. Одна называется теория большого взрыва. А вторая говорит, что мир создан богом. Кто-то верит, что люди появились в процессе эволюции, а кто-то, что их создал Бог. Вот вы во что верите?"

Из семи присутствующих в классе только я и пожилой курд поржали и сказали, что теория большого взрыва и эволюция рулят.
Остальные 5 человек (бразильянка, полячка, армянка, афганец и иракец) сказали, что верят в то, что мир и люди созданы богом.

Тут мне захотелось немножко удариться головой об стол.

Затем препод включил проектор. На стене появилась картина, изображающая Адама и Еву. "Кто мне может рассказать историю сотворения мира по Библии?"

И знаете что?
Никто из этих пяти человек не смог сказать ничего. Кое-как с помощью преподавателя и моей они смогли выдавить из себя что-то про дух божий, да будет свет и создание мире за шесть дней.

Я сидела и бесилась. Ну ладно, ну верите вы в боге, так и быть. Но хотя бы читайте первоисточники свои что ли, имейте совесть! А то фигня какая-то получается, полумера.

А потом пришла домой и стала читать "Краткую историю почти всего на свете" Билла Брайсона. Потому что мне вдруг стало страшно, что я отупею и начну тоже верить во всякий бред.

Я, если кто не помнит, немножечко агностик и в целом верю в некое божественное начало, которому когда-нибудь ученые найдут объяснение. Но больше всего я верю в науку и силу человеческого разума.

Мне регулярно бывает грустно и стыдно за то, что у меня большие пробелы в познаниях, когда дело доходит до естественных наук. С физикой я в школе не дружила совершенно - не понимала, злилась, еще больше не понимала и еще больше злилась. Поэтому про физику я понимаю в основном на интуитивном уровне, но спроси меня "что такое электричество", и я зависну. С химией и биологией было одно время получше, но потом опять же стало сложно, и я сдалась. Дома со мной никто про это не разговаривал, учителя не всегда пытались, а некоторые и вовсе не пытались сделать так, чтоб было понятно. И я быстренько скатилась в гуманитарии.

А сейчас я вдруг подумала, что мне надо срочно-срочно наверстать упущенное.
Нет, конечно, я не настолько плоха как мои любезные соученики. Но когда через несколько лет мой ребенок начнет меня спрашивать "почему магнит притягивает скрепки", я хочу быть в состоянии ответить на его вопросы грамотно.

Так что посоветуйте мне кто-нибудь пожалуйста, что бы такого почитать про физику, чтобы понятно и доступно для тупых все раскладывалось по полочкам. Физика для чайников. Физика для идиотов.

Почему-то мне кажется, что именно физику надо в первую очередь.

Ну и еще можно побеситься вместе со мной и поудивляться тому, какие люди бывают тупые. То есть я сама-то не кладезь ума и знаний. Но, оказывается, можно быть еще глупее и невежественнее и не стыдиться.
sad

(no subject)

Редактирую чужие переводы с финского.

Ладно хрен с ним "украсьте блюдо свежими травами". Ну не нравится человеку слово "зелень" и бог с ним. Хотя какими там травами-муравами он собрался его украшать, я не могу вообразить.

Но вот как можно было написать "гнезда грибов"???
Ладно, предположим, вы не любите грибы и вообще еду, поэтому финское слово "маслёнок" вам не знакомо. Предположим, что со словарями, гуглом и википедией вы тоже не дружите и посмотреть незнакомое слово там не смогли. Предположим, что языкового чутья у вас тоже нет совсем и уловить в финском слове хотя бы корень "масло" вам не удалось.

Но элементарный здравый смысл??? Какие нах гнезда у грибов??? У грибов есть ножки и шляпки. Всё! Это даже ребенок знает.

И ведь с виду нормальный человек переводил с хорошим образованием. Эх...
sad

про религию

Мой замечательный френд ayac (к слову это мой первый жж-френд и все эти годы им остается, несмотря на) опубликовал вопросы журналиста Валерия Панюшкина, которые тот задает сферическому атеисту на сайте "Православие и мир". Андрей ayac, будучи намного старше и уменее меня, дал на эти вопросы абсолютно исчерпывающие ответы, под которыми я, в общем-то, готова подписаться, но я не смогла удержаться и решила попробовать самостоятельно на них ответить. Список вопросов можете прочитать вот тут -http://www.pravmir.ru/valerij-panyushkin-pyatnadcat-voprosov-ateistam/

Для начала определю основное.
Когда меня спрашивают в лоб о моей религиозной принадлежности, я отвечаю на автомате, что я атеистка, чтобы не докапывались. Но если вдуматься, то это не совсем правда. Воинствующие верующие наверное знают какое-то злобное определение таким как я.
Я не причисляю себя ни к какой конфессии. Я не считаю нужным ходить в церковь. Я не считаю нужным соблюдать никакие ритуалы.
Но я верю в некую силу, которая есть во вселенной, в душу мира, если хотите.
И у меня есть свои собственные заповеди, которые часто перекликаются с религиозными, потому что, разумеется, в религиозных заповедях есть здравый смысл. Просто я не вижу лично для себя смысла быть религиозной, когда можно быть хорошим человеком просто так. Ну то есть только не говорите мне, что верующие не убивают и не крадут только потому, что им сказано "не убий" и "не укради". Во-первых, убивают и крадут все-таки. Во-вторых, это все-таки должно быть где-то внутри - для того, чтобы чувствовать всей своей сутью ценность человеческой жизни и всем своим мозгом уважать чужую собственность совершенно не обязательно быть верующим. Если я способна быть хорошим человеком сама, без влияния религии, без принадлежности к церкви, я что стану от этого хуже? Ну вы поняли.

Я совершенно точно ближе всего к христианству, просто потому что я воспитана в христианском мире и это не может на меня не влиять. Но из всех конфессий мне симпатичнее всего, пожалуй, лютеранство. Православие и католицизм мне однозначно неприятны, как исторически, так и просто по внутренним ощущениям. В православных храмах мне просто не нравится, в католических мне нравится только с культурной точки зрения. А вот в лютеранских мне нормально.

Collapse )

Вообще, у меня в процессе отвечания появлялось много вопросов к автору.
И читать его вопросы было забавно. Есть в них какое-то снисхождение, какая-то неприятная улыбочка, мол как же вы бедненькие без веры-то???
Ой, с трудом. Бедные мы несчастные.

Но если серьезно. У меня есть верующие друзья. Сильно верующих, воцерквленных и все такое по-моему нет. Или я об этом не знаю. Если я об этом не знаю - то спасибо им за это большое. Потому что это в общем-то из разряда как раз того, что не надо никому навязывать.
Я со своей версией атеизма или своей версией веры ни к кому не лезу и ожидаю, что и ко мне никто не будет лезть с противоположным.
Да, и пожалуйста, давайте без холиваров в комментариях.
sad

(no subject)

В выходные был странный опыт. И не смогла сдержать полет мыслей.

В рамках экосеминаров финнов и эстонцев водили в две церкви. Даже не спрашивайте зачем. Видимо в просветительских целях.

Сначала нас привели в православный храм в Токсово, построенный несколько лет назад. В православном храме меня откровенно все бесит. Не выношу православные церкви. Помнится, несколько лет назад я писала тут о том, как ездила на экскурсию в монастырь под Екатеринбургом и как меня корежило от отвращения при входе в церковь, а кто-то писал в комментариях, что это я одержима бесами. Что ж, я по-прежнему одержима бесами, потому что при входе в православную церковь все так же испытываю массу негативных эмоций, и даже физически мне становится не по себе. Я не люблю вычурность, роскошь и избыточность православия. Не люблю. Я не вижу в русских иконах красоты и человечности. Я вообще никакой искренности тут не вижу. Забавно, что за 6 лет мое отношение к православной церкви не изменилось, хотя в целом я меняюсь очень сильно. Видимо неспроста это.

Когда выходит толстопузый батюшка и по очереди целуется и  ручкается с представителями администрации и бизнес-элиты этого городка, становится совсем не по себе. В этом месте и этих людях я не чувствую веры, что-то совсем другое тут.

В прошлом году мы гуляли с друзьями в Сестрорецке и зашли там в церковь. Помню, я пришла в ярость, увидев там терминал для пожертвований, такой как обычно ставят в магазинах для оплаты счетов. Терминал блин для пожертвований церкви. Прогресс, мать вашу.

И я по-прежнему не выношу те условия, которые ставит православная церковь.  Тот факт, что женщины обязанные надевать юбки и покрывать голову в церкви, кажется мне идиотским и нелепым. Извините, не хочу обидеть ничьих религиозных чувств. Просто мне по-прежнему кажется, что Богу все равно приду я к нему в штанах, юбке или без трусов. Лишь бы с чистым сердцем. Мне кажется, что гораздо важнее не делать зла, чем замаливать грехи. Я по крайней мере стараюсь именно так.

В общем из православной церкви я вышла злая-злая.

Зато потом мы приехали в лютеранский храм. И вот там мне хорошо. Даже не могу объяснить почему. Нас привезли в токсовскую кирху на концерт органной музыки. И это было волшебство. Маленькая женщина в белой блузке и черном жилете с идеальной осанкой рассказала нам о кирхе, ее разрушении и восстановлении, а затем поднялась к органу и заиграла.

Мне хорошо в таких церквях. Где много света и воздуха. Куда приходишь уставший, садишься на простую деревянную скамью и думаешь о своем. Ты не обязан креститься и кланяться. Ты просто говоришь с Богом так, как тебе хочется.

Я не запомнила, что она играла, но к концу первой пьесы у меня по щекам текли слезы.

Если Бог есть – то он в этом. Для меня по крайней мере.  В этой музыке, свете и покое. Не в образах, свечах и бессмысленных ритуалах, а том мире, который наступает в душе, в избавлении от своего уныния и злости.

На выходе из кирхи я положила в ящик для пожертвований пару купюр. Первый раз в этой стране я оставила в церкви деньги. Раньше никогда не хотелось.

Я не религиозный человек. Но и совсем неверующей меня назвать нельзя. Иногда я говорю, что атеистка, просто потому что не хочу никому ничего объяснять. Я читала Библию. У меня есть свое представление о Боге, которое сложено из каких-то очень многих вещей. Я иногда сталкиваюсь с настолько удивительными людьми или деятельностью, что вижу в них Бога. И в общем-то Бог и церковь для меня никогда не имели общего.

Но иногда я молюсь. Иногда я обращаюсь к Богу. Не часто. И совсем не часто именно в церквях. Это случилось со мной в одной испанской церквушке, кажется, она была католической. Это случилось со мной в греческой часовне, она явно была православной. Это несколько раз случалось со мной в простых и светлых лютеранских церквях в Финляндии. Но никогда в русских православных. Никогда.

Если я когда и захочу принять крещение, то лютеранство точно будет одной из опций. 

sad

Многие радости, многие печали.


То ли я перепутала время, но на автобусной остановке, уезжая от Эммы, мне пришлось простоять минут около десяти. Все это время в окне первого этажа выходящем на дорогу торчала ее беспокойная голова и еще более беспокойные руки вскидывались вверх и махали мне оранжевым полотенцем. Я стояла и умоляла – автобус, миленький, приходи, пожалуйста поскорее, приходи, хороший мой, я ведь не могу, не могу, не могу уезжать от нее, не могу.

Только когда я вошла в автобус, купила билет, скинула рюкзак и сумку и села, только тогда у меня задрожали губы и полились слезы. Оранжевое полотенце все так же колыхалось в окне над Эмминой седой головой, а я водила ладонью по окну автобуса, зная, что она наверняка не увидит меня из-за стекла, но ведь будет, будет знать, что я смотрю на нее, что машу ей в ответ. Автобус отъехал, и я опустила глаза. Крупная блондиночка в коричневом пальто перехватила мой взгляд и сочувственно улыбнулась. Я слабо улыбнулась в ответ. Сколько раз я прощалась с людьми, сколько раз уезжала? С родными, друзьями, возлюбленными? Уезжала от стариков в Казахстане и думала каждый раз «больше не увижу» - когда приехала во второй раз, одной из бабушек уже не увидела, если соберусь в третий раз, то не будет еще одной и бог знает кого еще может не стать в любую минуту. Сколько ж боли в том, когда говоришь десятый раз подряд на пороге «ну, я поехала, ну, до свидания». Сколько боли, знали бы вы.

И когда я выхожу из автобуса на вокзале, я вдруг совершенно физически ощущаю, что мое сердце обратилось в кусок бетона, возможно даже с арматурой вместо артерий, и упало мне в ступни и будет лежать там, замедляя мой каждый шаг, не давай двигать этими чертовым ногами. Да, я знаю, пройдет совсем немного времени и сердце вернется на место, куда ж оно денется, вернется, как миленькое, заиграет, заискрит. Но пока… пока тяжело и печально.

 Господи, послушай, я редко чего прошу. Дай ей силы. Дай ей силы, чтобы ноги ходили, чтобы руки играли. Дай ей все, чего попросит, даже если не вслух. Береги ее, слышишь, береги. Потому что я, а что я? Я не знаю, давайте признаемся честно, я не знаю смогу ли еще приехать, найду ли время и денег, найду ли еще в себе сил, которые так нужны по необъясняемым посторонним людям и даже богу причинам. Так что ты береги ее. За меня, вместо меня.


sad

(no subject)

На прошлой неделе Маринка написала мне, что в четверг мы идем на какую-то премию, потому что там будет выступать Марина Капуро и какая-то Даха-браха и мы будем дурами, если пропустим. Два дня мы неприлично хихикали при упоминании Марины Капуро и поминали всуе ее вязаные шапочки. В четверг после работы мы поехали смотреть вручение премии в области современного искусства имени Сергея Курехина.

Сразу перейду к делу и скажу, что хихикать мы перестали почти сразу. Потому что там было очень круто. И если до начала мы планировали, что сбежим после первых минут тридцати, то через десять минут поняли, что останемся до конца и действительно сидели почти до победного, не осилив только самую последнюю номинацию. На самом деле круто было всё. И Артемий Троицкий в красных штанах вместо конферансье. И победители, в большинство которых невозможно было не влюбиться. Uniquetunes - фантастические пацаны, а женщина с непроизносимым именем Саинхо Намчылак и ее тувинское горловое пение это отвал башки.

С современным искусством такая вещь. Я его боюсь. В большинстве случаев мне кажется, что под заголовком "современное искусство" чаще всего прячется издевка, такое "а давайте я назову какашку искусством и посмотрю схаваете вы или нет". В большинстве случаев современное искусство кажется мне сумасшествием или наебкой. Но иногда бывает, что от него замирает внутри. Буквально замирает, я не вру.

В данном случае речь об Олеге Каравайчуке. Как все обыватели и пользователи уютных жежешечек я имела весьма смутное представление о нем, мол какой-то эксцентричный чувак, который играет с мешком на голове. Когда ему вручали премию он вышел на сцену - тонкий, хрупкий старичок с длинными волосами, в берете и черных очках. С невыносимым скрипучим голосом. Он долго говорил что-то несусветное о том, что акт искусства это то же самое, что воробей пьющий из лужи, что творческий человек это всего лишь транслятор, что у мужчин телосложение,а у женщин никакого сложения, а только гармония. Зал хохотал. Скорее по-доброму, но все равно ведь хохотал. И мы тоже хихикали, потому что это было ужасно нелепо - что за странный тип, что он такое несет. А потом во всю сцену включили видео, где он лежит за роялем и играет. И все замолчали. И не знаю, как у остальных, но у меня замерло внутри. Конечно потом дома я почитала его интервью и посмотрела видео с ним. Он совершенно сумасшедший. Такой классический гений. Но дело не в этом сейчас.

Я просто ходила потом и думала и вот что пришло мне вдруг в голову.

Я не религиозный человек совершенно. Церкви я почти игнорирую и даже не люблю. Разговоров о религии и вере избегаю. Слово "Бог" употребляю совершенно не там, где положено.
Но вот пожалуй я нашла, где в моем мире есть место слову и понятию и самому факту.

Настоящее искусство, от которого на глазах слезы, от которого замирает сердце - это Бог. То есть сортировать искусство на настоящее и ненастоящее сложно и бессмысленно, хотя иногда отчетливо видишь, когда рвущееся из души и искренне постепенно превращается в ремесло, в пусть хорошую, качественную, но все-таки работу. И на самом деле еще и знаешь, что искусство это всегда работа, это почти всегда тяжелый, изнуряющий труд, который не всегда виден, но есть. Но бывает все-таки искусство в чистом его виде, когда не ради денег и не ради эпатажа и не ради плевка в историю. Так вот такое по-моему и есть Бог. Когда ты действительно не творец, а всего лишь посредник, транслятор, проводник. Бог не в церкви, не в законах, не в правилах, не в обрядах, не в постах, не в заповедях. Бог приходит через голоса и тела и музыку и глаза и руки. Бог приходит и остается в сердце. Бог, может не тот что в книгах и мыслях и образах, Бог в смысле силы, созидания, вселенной. Ну вы поняли.

И вот когда я вижу таких людей, в которых есть Бог (а последнее время я вижу их так часто, что даже не могу понять за что мне такая честь), я понимаю, что существование человечества оправдано.
sad

(no subject)

Поскольку я читаю уже третью подряд книгу Дины Рубиной пожалуй уместно раскопать отпускные записки о ней. Не так уж между прочим часто со мной бывает, что я заболеваю одним автором и начинаю читать у него все подряд. Значит зацепило, значит и правда хорошо.

В отпуске я прочитала ее «Холодная весна в Провансе». Странно, что не читала ее книг раньше, она ведь по языку – совсем моя, очень понятная и похожая. После этой книги отчаянно захотелось именно тем же ее маршрутом – Прованс, Арль и вся эта вангоговщина. Да хотя бы в Эрмитаж взглянуть на его картины. И в Испанию захотелось, только в ту солнечную и шумную, которая должна мне понравиться, а не в мрачную и жестокую, что у нее. Даже в Италию хочется, даже в Рим, который когда-то мне так не понравился.

Похотелось-похотелось и перестало. Не надо мне чужим маршрутом, у меня свои дороги.

И вот теперь читаю ее опять. Чем-то она близка с Улицкой, но одно явное отличие – еврейская тема.

Мне непросто читать про еврейство. Очень сложно понять всю эту «скорбь еврейского народа», сложно понять эту память крови и боль поколений, сложно понять как можно переживать о том, что в 15 веке в Испании изгоняли или убивали евреев, какая разница что там было в этом 15 веке. С другой стороны – не могу понять, что такого в еврейском народе, что столько веков их не любят? Дело в каких-то национально-личностных чертах или в религии? И какое вообще до них остальным дело? Никогда не понимала. Я вообще в религии иудеем мало понимаю, если совсем хоть что-то понимаю. Почему она так неугодна христианам? Еврей – это вообще кровь или религия? Так что не так с их кровью или верой или обрядами? Не пойму.

Мы вот с Олей в отпуске смотрели по телевизору ночью прямой эфир пасхальной службы их Москвы и говорили о православии. Я вот думаю так: большинство тех людей, что ходят на службы, красят яйца, блюдут посты и даже учат наизусть молитвы - ни черта не понимают в сути христианства. Мне всегда нравилось, что христианство самая человеческая религия, самая неэгоистичная что ли, по крайней мере, мне так кажется. Но тут я подумала – а ведь за Христа ходили в крестовые походы и за Христа сжигали на кострах. Где же тут Бог?

Я не хочу жить с Богом. Точнее не хочу жить с религией. Не обязательно носить крест, чтобы быть хорошим человеком. Я не верю истовым верующим, они помешались на обрядах, на поверхностном,  а по сути наверняка ведь не так хороши. Я же и без креста знаю, как надо жить, не причиняя зла и боли ни другим, ни себе. Беречь свою душу от зла и тьмы. Для этого не нужны молитвы, ведь чистое сердце всегда останется чистым.

Может я смешная-наивная. Может. Зато не притворяюсь. Грешу, да, и много. Но мое понятие греха вовсе не в пьянках и гулянках, оно в чем-то более серьезном, чего я к себе близко не подпущу.

А еще раз уж пошла тема, то про мусульман. В Египте мы их видели много, в уик-енд на отель было целое нашествие шумных мусульманских семей. Я смотрела и удивлялась. Как их женщины осиливают ходить все время в этой одежде? Неужели  им на пляже не хочется раздеться, чтоб кожа дышала, а не пряталась под темными синтетическим тканями? Я не могу даже смотреть, как они купаются, это ужас. Ведь мне в воде хочется скинуть с себя даже немногочисленные трусы и лифчик, чтобы чувствовать это фантастическое, ласковое, нежное прикосновение воды к коже, с которым сравниться по чувственности разве что прикосновение мужчины. Неужели среди мусульманских женщин нет бунтарок, которым наплевать на общественное мнение и дурацкие традиции?

Вернулись старые мысли еще с прошлого лета, когда я была в Казахстане и навещала своих сильно мусульманских дедов. Меня поразили тогда сцены, когда один мой двоюродный дед запрещал дочери идти купаться со всеми или надевать на первое сентября недлинную юбку. Я спорила с дедом до крика про все эти закрытые запястья и лодыжки, про запретный плод и свободу. Я подумала еще тогда – какое счастье, что я выросла в полной свободе, свободе выбора веры или неверия, благодаря которым могу сейчас легко рассуждать о религиях и выбирать себе Бога и обряды по вкусу и душе, по внутреннему устройству, по сердцу, а не покорно следовать за чьим-то богом с самого детства. Я, помнится, таскала с собой повсюду в 12 лет книгу про свободу воли Шопенгауэра, ничего не запомнила, ничего не поняла, только въелось в мозг одно – СВОБОДА. Я никогда не буду религиозной, потому что мне нужен выбор.

Извините, увлеклась. Начала про книжки, окончила про свободу. Философ, блин, доморощенный.