Category: дача

Category was added automatically. Read all entries about "дача".

sad

(no subject)

Прочитала мимоходом пост в детском сообществе про диафильмы. И теперь нет мне покоя. Я ж спать не смогу!

У меня в детстве был небольшой диапроектор и целая коробка диафильмов. В железных коробочках и пластиковых. Целых и немного заезженных и рваных. Самыми любимыми были "Союз рыжих" и почему-то про медвежонка Паддингтона, книжек про которого я в детстве не встречала, а в виде диафильма обожала.

Так вот это была невероятная магия, чистое волшебство - закрыться в комнате вечером, повесить на дверь простыню и смотреть в темноте диафильмы, пока проектор не перегреется.

Я бы сейчас лопнула от восторга, если б мне снова в руки попал тот диапроектор и те диафильмы.
И не говорите мне про диафильмы на планшете, они у нас есть. Но это совершенно не то.
Магия-то была в том, когда в темноте на стене перед тобой огромные картинки, от которых не оторваться. Никакому планшету с этим не потягаться.

Но, увы, тот диапроектор и те диафильмы сгинули где-то лет пятнадцать назад, то ли сгнили в старом гараже, то ли остались на давно проданной даче, с которой вместе поди и сгорели.
sad

(no subject)

Сначала я напишу о хорошем. Потом об очень грустном. Потом об очень хорошем. А потом я улечу домой.

Я лежала под солнцем и думала. Вообще-то нынешний отпуск отлично выполнил свою функцию в том, что я успела обдумать все то, что хотела, ну или хотя бы часть. Так вот я лежала и думала.

Я подумала, что я страшный плюшкин и по приезду домой надо обязательно разобрать кое-какие склады бумаг и бумажулек и повыкидывать к черту. Но вдруг я вспомнила, что в складах бумажек лежат, например, два письма. Мои друзья Ася и Дима написали мне их, когда им было лет наверное 16. Они приехали ко мне на дачу без предупреждения, а какие могли быть 11 лет назад предупреждения, когда ни у кого из нас еще не было сотовых телефонов. Так вот они приехали, а меня там не оказалось, меня мама увезла зачем-то в город. И тогда Ася и Дима поболтали с моей бабушкой, погуляли по лесу и берегу Финского залива, поглазели на наш любимый огромный валун в море, а затем написали мне на двух одинаковых листах бумаги два совершенно разных письма. И это были распрекраснейшие письма, хотя я не перечитывала их пожалуй с прошлой осени, а до этого и вообще несколько лет. И не важно, что было дальше, сколько лет Ася и Дима прожили вместе и что было потом. Важны эти два письма от дорогих моему сердцу людей. Буду плюшкиным, буду. Я не стану выбрасывать такие вещи до самой старости, честное слово.

Я подумала, что вообще-то я очень счастливый человек, потому что у меня есть такие воспоминания. Потому что если начать разбираться – у меня счастливых воспоминаний совершенно немыслимое количество. Потому что если начать разбираться – вокруг меня удивительные люди, многие уже несколько лет, так что я чертова счастливица.

Но потом зачем-то – господи, ну зачем же, а? – я подумала про дачу. И стала вспоминать все подряд, хотя честное слово, вы не представляете, как сильно и как часто я себя сдерживаю, чтобы вообще не вспоминать про дачу, потому что… Да как я объясню в двух словах. В общем, чтоб понять масштаб, насколько эта дача была для меня важна, можно привести пример, что если я начинаю вспоминать – у меня на глазах появляются слезы. Если я начинаю вспоминать, у меня тут же развивается депрессия. Это почти запретная тема. Это тема для психотерапии. Серьезно. А тут началось вспышками коротенькими. И пролистнув хорошее быстрое в голове, я вспомнила как отец продал дачу. А потом купил туристический автобус. И почему-то вспомнила, как однажды мы с Маринкой приехали ко мне домой откуда-то веселые и поддатые посреди ночи, а отец разбудил нас часов в 6 утра, чтобы мы пошли мыть этот сраный автобус. Я, лежу на критском солнце, вспоминаю как мы сонные со швабрами и ведрами, и вдруг как начну плакать. И не могу остановиться. Не могуууууу. И почему плачу – тоже понять не могу. Слезы катятся и все.

Тут я собралась с силами и заставила себя не реветь. Сходила съела какой-то фрукт. Поплавала. Забылась в общем. И через пару часов опять лежу и опять думаю о чем-то. Веду воображаемые диалоги. Я часто веду с близкими людьми воображаемые диалоги о том, о чем они никогда не захотят со мной разговаривать. Вот значит пытаюсь я мысленно объяснить какую-то очевидную для меня вещь и бросаю воображаемую реплику: «Да потому что нам хватит того дерьма, которое мы уже пережили!» Воображаемо кидаю что-то об стену, воображаемо бью кулаком. И вдруг понимаю, о каком таком дерьме я на самом деле говорю и снова начинаю плакать. Вот тут я заплакала всерьез.

Есть вещи, которые ты никогда не сможешь объяснить другим. В смысле никогда не сможешь объяснить другим, почему это для тебя так тяжело. Даже если ведешь в жж летопись, даже если про твои проблемы с семьей знают все вокруг. Тебя будут слушать, кивать, поддерживать, сочувствовать, но никогда не поймут до конца. Просто это твой персональный ад. Твой. Только твой. У каждого он свой. Среди моих друзей есть те, чей персональный ад мне кажется меньше моего, есть те, чей намного больше моего. Но давайте не будем меряться адами. Смысл ада именно в том, что у каждого он свой.

Твой персональный ад – это то, что ты носишь в себе. Та боль, и страх, и ужас, те предательства и обиды которые раз посетив, никогда не отпустят. И я вдруг поняла – мне очень хочется донести до близких, что мы не должны осуждать или не понимать или укорять друг друга за то, что наши персональные ады нас не покидают. Не сметь, слышите?

Твой персональный ад – это то, что ты потерял и никогда не сможешь вернуть по ни на секунду не зависящим от тебя причинам. Это потерянные убежища, семьи, родители, дети, любимые, близкие. Это потери, о которых ты не просил, которых ты не хотел. Это потери, которые ничто не сможет заменить. Да, однажды у тебя может быть другой дом, другая семья, другой ребенок, другой любимый человек. Но это именно другой. Плюс один. Но никогда тот же.

За каждый свой даже самый маленький грех я уже получила сполна. Я точно знаю. И за каждый новый получу сполна вновь. Ад никуда не денется. Я лежу на берегу моря, смотрю в синее чистое небо и слезы текут у меня из глаз. Есть боль, от которой не убежать даже за край света. Я приехала сюда, чтобы в предпоследний день выплакивать эту боль по чуть-чуть, по капле, мешая слезы с соленой морской водой. Но никогда не выплакать до конца. Никогда. И пожалуйста, давайте не будем осуждать, не понимать и прочее. Мы будем жить каждый со своим адом до конца жизни. У нас есть на это право. Я хочу, чтобы все близкие это поняли.

P.S. Успокоилась я довольно быстро. Просто я поняла все это, поняла вдруг по отношению к двум своим близким друзьям, что именно никогда не отпустит их. И поняла, что такого же понимания теперь нужно мне самой. И полегчало. Иногда осознания в чем дело достаточно, чтоб отпустило, даже если нет решений.
sad

(no subject)

Пару раз в разговорах с друзьями заходила речь об особенностях челябинской лексики. Наконец я собрала кажется все слова, которые я слышала только в Че и которые, к сожалению, на самом деле меня бесят.

Хит-парад челябинских слов.

1. Полуторка – однокомнатная квартира. Почему полуторка? Комната, кухня и удобства. Где тут еще половинка-то?
2. Полторашка, соска – 1,5-литровая бутылка пива. Ну может это общенациональное слово, но я его слышу чаще всего. И сам объект омерзителен, и слово.
3. Сад – дачный участок. Первый год вообще не понимала, почему все говорят «на выходные ездил в сад». Думала, что живу в каком-то цветущем регионе, где у каждого вишневые и яблочные сады в пригороде. А оказывается это просто дачи.
4. Виктория – клубника. Это вообще запредельно. Недавно Ленка ungit рассказывала, как удивлялась, что в Москве не понимают, когда она говорит на клубнику «Виктория». *я все напутала, Ленка зовет клубнику клубникой* Так вот я не понимаю, как можно клубнику так называть. Коллега когда-то говорила «Купила два ведра Виктории, сварила варенье». Ну как тут можно догадаться???
5. Гаманок – кошелек. Это что-то диалектное наверное. Но очень противное слово.
6. Коротыш – ребенок. Слышала к счастью всего от пары людей, и тех чуть не прокляла. Я знаю, что бывает много слов для обозначения ребенка, но даже слово «деть» или «бебик» не такие ужасные.
7. Майка, маечка – полиэтиленовый пакет с ручками. Это лидер по омерзительности. Когда я слышу в магазине на кассе «Дайте маечку», меня передергивает. Недавно видела в супермаркете ценник: пакет - 3,90 руб., майка - 1,5 руб. Майка блять! Почему майка-то??? Ну пакет это, граждане, пакеееееееет!!!! Майку мужики под рубашки надевают, чтоб соски не натирать, а продукты вы складываете в пакет!!!

Доргие челябинцы, ничего личного, ну правда все эти слова для меня звучат очень странно. Может еще какими диалектизмами поделитесь?</lj>
sad

(no subject)

Мне не о чем писать. Я пустая.
Я могу писать сейчас только о плохом. Это единственное, о чем правда хочется.

Самое невыносимое, самое черное, самое жуткое - когда часами вечерами дома в одиночестве думаешь о прошлом. Убираешь квартиру, варишь суп, читаешь рабочую почту и думаешь о прошлом. Обычно я гоню такие воспоминания. Потому что от них у меня слезы. Воспоминания о даче, которую отец продал 6 лет назад. Мы с мамой тогда плакали несколько дней. Дача была тем местом, где мы все были счастливы. Я вспоминаю это. Вечера у костра с песнями. Ежедневные пикники у моря. Старое зеленое одеяло, на котором мы валялись с мамой и бабушкой целый день на пляже и играли в дурака. Запах леса. Только мне известные тропинки в лесу, только мои ландышевые полянки и черничные опушки. Одичавшие финские яблони и сирень среди сосен. Фонарь над баней, в свете которого ночью рой комаров и мотыльков. Крылечко, на котором мы сидим по вечерам бок о бок с мамой и едим клубнику. И мы. Семья. Счастливая.

Маленький брат, который целыми днями гоняет на велосипеде, который загорает каждое лето до черноты, с которым мы читаем первую книжку о Гарри Поттере, с которым мы в дождь выбегаем на улицу и босиком носимся по лужам и визжим. Мы спим с ним и сестрой в детской комнате под крышей. По ночам на металлическую крышу падают сосновые шишки, а о стену шуршит орешник. У нас есть своя личная кладовка, в которой мы иногда прячемся от родителей и хихикаем.

Бабушка целыми днями на грядках. Теплица с огурцами, теплица с помидорами. Пара грядок кабачков. Десяток клумб. Склон вокруг дома зарос клубникой. Бабушка все время что-то делает, что-то готовит, что-то маринует и варит. Иногда она обливается ледяной водой из колодца, а потом важно идет к дому в толстом махровом халате. По вечерам, когда солнце уже не такое сильное, она надевает широкую шляпу с полями и идет к нам на пляж. Но к 6 мы все обязательно возвращаемся домой, чтобы успеть посмотреть смешные бразильские сериалы про тропиканок и любовь.

Младшая двоюродная сестричка Дашка и мой брат почти неразлучны. У Дашки блестящие русые волосы и пухлые щечки. И загар не уступает Тимкиному. Они купаются в море часами, играют с соседскими детьми, ссорятся и мирятся. Несколько лет подряд мы с мамой собираем всех детей садоводства и устраиваем вечер талантов - дети танцуют, поют и читают стихи, а родители чинно смотрят представление, а потом угощают всех сладостями. Однажды я устраиваю всем детям квест в лесу - долго прячу там подсказки, рисую карту, собираю по соседям сокровище из конфет и фруктов, и мы полдня носимся по окрестностям толпой от 4 до 15 лет, царапаем о ветки раскрашенные под индейцев гримом лица и ищем клад.

Мама ходит на даче в смешных одеждах из 70-х, подвязав волосы цветастой лентой. Мама разрывается между домом, огородом и детьми. Раз в неделю мы с ней моем весь наш дом, и тогда до вечера во всех комнатах пахнет мокрым сладковатым деревом. Иногда мы жарим крупные семечки на сухой сковородке, а потом сидим на завалинке весь вечер и сплетничаем. Мама на даче - настоящая мама, не та изящная гламурная женщина, которой стала сейчас, а чуть усталая, но цветущая мать счастливого семейства.

По выходным приезжают гости. Обязательно приезжает отец, с которым у нас всех еще все хорошо. Его встречаем всем табором - растаскиваем сумки с продуктами, накрываем шикарный стол прямо на улице. Взрослые выпивают немного, а мы, дети, лопаем арбузы и все ту же вечную клубнику. Почти всегда приходят соседи, ведь наш дом самый гостепреимный, застолье затягивается почти до утра, мы растапливаем баню и ночью вся веселая гурьба танцует в предбаннике и поет песни.

Ну а я во всем этом счастлива. Я купаюсь и загораю, я полю грядки и поливаю из шланга картошку. Я бегаю на свидания с моряками из летнего лагеря морского училища. Я читаю старые книги, которых на даче целый шкаф. Я шью на старой швейной машинке лоскутное одеяло и подушку. Я лажу по вечерам на старый маяк у моря и долго курю на ветру на самой вышине, разглядывая огни кораблей на горизонте.

Я не знаю, почему вспоминаю это. Я же говорю, обычно гоню все эти мысли, это слишком болезненные воспоминания.
Мои родители уже два года как развелись. Они не живут вместе давно. Но теперь вот на носу очередной суд из-за квартиры. Я сижу в Челябинске и психую. И отчаянно завидую тем, у кого счастливые семьи. Я не могу сейчас слышать про счастливые семьи - то ли радоваться, что они все-таки существуют, то ли ненавидеть и беситься, что у меня такой больше нет. Мне скоро 27, а я все еще не могу пережить развод родителей - вот идиотизм. Сижу дома и деру себе сердце воспоминаниями о счастье, которого никогда не вернуть. Я знаю, что это глупо, что надо идти дальше, но сейчас не могу ничего с собой поделать.
sad

(no subject)

Ну какая дача? Вы издеваетесь? Спааааааать...
Касик спал тупо несколько часов, не просыпаясь, глубоко где-то во сне плавал.
В 3 часа дня проснулась – Серега и Маринка спят. Телевизор работает без звука.
Встала в зеленых трусах и желтой майке, походила тупо по квартире, еды на кухне не нашла, вымыла стаканы, выкурила пару сигарет *какая гадость...*, попила чаю. Включила мумийтролля и тупо глядя в одну точку подпевала «доброе-доброе утро планета, я возвращаюсь с того света..». Состояние именно такое и было.
Вспомнила как ночью я курила на кухне, а из комнаты вдруг раздался голос Сережки: «А сейчас, специально для нашей гостьи из Челябинска прозвучит песня «Болтийский легкий ветерог. От слова болт...»

Тем временем Катя, Жираф и Рита, добравшись до дачи без нас (нам было положено присодиниться к ним в час дня, дабы тусоваться и праздновать день рождения), начали звонить и писать смски и просить приехать, позвонила даже Катина волшебная мама, сообщив, что нас ждет холодный пруд и горячая баня.
В результате всего этого во мне проснулась спящая обычно в зачаточном состоянии совесть. Совесть проснулась и растолкала Маринку.
В итоге проснулись все и стали потихоньку собираться. Страшные такие, помятые Даша и Маринка, и на редкость бодрый и веселый с неизменной улыбкой Сережка.

Доползли до метро втроем, попрощались с ним, расцеловались.
На эскалаторе Маринка повела плечами и устало пожаловалась: «Плечи болят.. Сирожко мне все сиськи отлежал.. Наверно он решил, что на моих сиськах спать удобней, чем на подущке..». «Хм – не удивилась я – ничего странного, я тоже так считаю..».

Кое-как доехали до дома, по дороге забежали в Рамстор, пронеслись вихрем по всем магазинам, если только конечено существуют полупьяные вихри, голова-то не болела, но вот вертолеты в голове не проходили еше очень долго. В результате вихря выбрали Кате в подарок красивую на наш похмельный взгляд сумочку и пару игрушечных пчелок.
Потом бегом домой, в душ, переодеться и на улицу, ловить машину, чтоб домчаться до Дыбенко, где нас должны подобрать и отвезти на дачу Катины родители.
Как назло – дождь и ни одной машины. Касик прыгает посреди улицы и орет «ЭмСи Касег приветствует вас на радиостанции Коломяги! И первая песня в нашем эфире – «о-о-о-о, зеленоглазое такси, притормози!!!» Но никто не тормозил.
Кое-как поймали чучмека какого-то. В машине даже говорить не могли. Только изредка вспоминали что-то ночное-смешное и хихикали.

Нас подобрали родители, посмеялись над нашей помятостью и доставили на дачу.
«Нам так стыдно, нам так стыдно» - бормотали Даша и Марина, пряча глаза. Но вскоре нас все простили и усадили за стол, правда в наказание за аморальное поведение нам позволили пить вино только из пластиковых стаканчиков.

Вскоре остальные девчонки пошли париться в баню, а похмельные мы и Жираф остались сидеть на веранде, разговаривать о шлемах и прочей ерунде. В пылу беседы родилось гениальное – пакет из-под вина в коробках сделан из фольги и соответственно может служить не только легко надуваемой подушкой с защитным функциями, но можно просто тупо разрезать его и надеть на голову. Я полвечера собственно просидела с подушкой из винного пакета на голове.
А еще я куталась в одеяло и была как маленькое привидение с моторчиком.

А еще на даче был кот Мейсон. Он полюбился нам еще с прошлого раза (мы уже были у Кати на даче 2 недели назад, но я почему-то пожадничала и не стала про это ничего писать). Так вот в Мейсона – огромного рыжего пушистого красавца – мы влюбились по уши.
Поэтому  в этот раз мы подловили его на втором этаже на кресле и начали тискать.
«Мэйсон.. Мэйсон Кэпвелл-кросавчег!» - шептала я.
«Ты, сцуко, суперкот!» - на мотив турецкой песни из Евровидения вторила Маринка.
Мы чесали его за ушами и везде, где можно. Кот делал блаженную рожицу и периодически тыкался в нас носом.
«Если бы он мог говорить, он бы сейчас сказал «Аффтар, ЧЕШИ ИСЧО!!!»

Когда стало совсем холодно и темно, мы всей частично напарившейся и частивно наевшейся-напившейся компанией переползли в дом. Пили чай с тортом, из которого я методично выковыривала ананасинки. А потом играли в карты.
Мне сначала не везло. Но потом мы заметили огромный рулон фольги, из которого незамедлительно было выполнено 3 замечательных шлема. Так как фольга была шире, то и антеннки получились великолепно-длинные, так что преломление отрицательной энергии пошло с усиленной силой, а я прекратила проигрывать и начала после каждого выиграша исполнять праздничный танец и туш.
С удовольствием заметили, как быстро идея со шлемами из фольги завоевывает умы друзей. Даже Катина мама восприняла ее не то, что с пониманием, а с редкостным знанием дела. На следующий день она даже придумывала, как усовершенствовать конструкцию, а когда народ ушел гулять сокрушалась "как же так, деточки без шлёмиков гулять ушли?!"

Чуть за полночь все устали и начали расползаться спать. Мы с Маринкой приползли наверх самые последние. Влезли в одинаковые белые футболки, залезли под одеяла. Вдруг на тумбочке справа мы заметили альбом. Это оказались ноты и тексты лучших песен группы «Любэ». Ну конечно нам оставалось только одно – начать шепотом петь. Мы исполнили «агрегат-Дуся», затем «комбат», затем по паре строчек все остальное. Пролистали до конца.
М (расстроенно): Ну вот.. А моей любимой песни тут так и нет..
Я (отчитывая): Ну все. Посмотри как осуждающие смотрит на тебя с обложки Николай Расторгуев и уходит спать в тумбочку!

Мы выключили свет и я тут же завалилась на Маринку, заявив:
- Чур сегодня я буду Сережей!
-О, Боже... – обреченно простонала Маринка, представив, что на ее плече вторую ночь будет спать чужая тяжелая голова.
- Ну ладно – пожалела я Маринку и откатилась в сторону – Но я не могу тебе гарантировать, что посреди ночи мне вдруг не захочется стать Сережей и я опять не завалюсь на тебя.

Сон был сладким, долгим, но почему-то беспокойным. Всю ночь я видела войну (мне снилось, как на моих глазах застрелили брата), потом мы с Катей тонули и я ее спасла – в общем тревожно немного. Но все равно сладко и хорошо. Впереди было еще целое воскресенье!

sad

(no subject)

О.. вода.. как же хорошо, когда она снова есть...
Вымыла посуду, протерла пыль, вечером еще что-нибудь поубираю.
Это правда замашки старой девы. Или параноика.
У нас есть такая знакомая одна. Гостила она у нас на даче частенько и все время норовила что-нибудь помыть. Прямо хлебом не корми.
Так мама все время на нее жаловалась. Бывало нальет мама себе чайку кружечку, поставит на стол, чтоб настоялся и остыл маленько, выйдет на крыльцо покурить сигаретку, посмотреть на бабушку, что в теплицах партизаном прячется, на детей, что на великах гоняют за забором, на меня, зарывшуюся в грядке с сахарной клубникой. И так хорошо маме, душевно. Вернется она на кухню за своим свежим, наваристым чайком - а его и нету. Это просто подруга ее чай вылила, а кружку уже помыла и в сушилку поставила - чтоб порядок был. Уж больно она чистоту любила.
Я конечно не до такой степени. Пока..

А сейчас немного еще поработаю и в душ. Чистота залог здоровья как никак.
sad

(no subject)

У меня нет ни одного знакомго Никиты.
Ведь так иногда бывает, когда не знаешь ни одного человека с каким-то именем или даже простой фамилией.
Вот так я не знаю Никит. Хотя когда-то знавала парочку, но это было давно.

Один Никита с прозвищем Шмель был бойфрендом моей подруги. Было это в каком-то лохматом году, когда я носила фенечки по локоть и тусовалась в Трубе на Невском. Вот из той тусовки и был Никита с длинными волосами и острым носом. Подруга даже однажды приезжала с ним ко мне в гости и они целовались за шкафом в моей комнате, что мне не очень нравилось, потому что я вообще еще ни разу не целовалась.

Другой Никита был моим соседом по даче.
Его дедушка был депутатом и другом моего отца. Его бабушка выращивала великолепные цвета.
Его родители преподавали в Университете историю России, его мама поставила мне на первом курсе пятерку на экзамене, хотя мы обе прекрасно знали, что из курса истории мне неизвестно ровным счетом ничего, и даже несмотря на то, что я в открытую листала под столом огромную книжку про Романовых, пытаясь хоть как-то найти ответ на билет.
Его дядя был немного ёбнутым, с нелепой улыбкой и блуждающими глазами. Вся их семья считала его чуть неординарным, но я-то знала, что он ёбнутый оттого, что однажды ему по голове ебанула крышка от чердачного люка.
Его троюродная сестра смотрела на всех заносчиво и снисходительно, у нее были пышные форме и вальяжная походка, она редко бывала на даче и мы почти не общались, особенно потому, что когда-то она чуть не подралась с моей подругой Аней из-за моего же двоюродного племянника.
Его брат, на 4 года старше, ни с кем не дружил и все время отрабатывал приемы карате во дворе дачи.

А у самого Никиты были бездонные карие глаза.
И курносый нос.
И самая обаятельная улыбка в мире.
С Никитой мы немножко дружили. Мы иногда гуляли по садоводству и даже пару раз купались вместе и строили замки из песка на пляже Финского залива.
Я звала его Никитосик и, откровенно говоря, была от него абсолютно без ума.
Только вот после смерти его деда родители перестали возить Никиту на дачу, так что я не видела его уже много лет.
А когда мы дружили мне было 17 лет...
А Никитке - 3 годика...

Вот и все. Больше среди моих знакомых нет Никит. Вроде.

А к чему я все это?
Да просто среди моих френдов есть один совершенно замечательный Никита - holrich_holl.
Этот очаровательный умный мужчина пишет так красиво, что я лично безбожно рыдаю ночами, читая про его драконов и принцесс...
Я вообще-то редко кого пиарю, но этот удивительный жж искренне рекомендую.
Да, да, да, я неравнодушна к красивым талантливым мужчинам, ничего не могу с собой поделать, ага.
Но и без моего пиара он великолепен, правда!
sad

(no subject)

Сижу и жду сантехника.
Если быть точнее - вызвала себе кого-то по телефону из службы "муж на час", в рекламе обещалось, что он мне и кран починит, и розетку поменяет. А это как раз то, что мне сейчас нужно.
Хотя исходя из названия службы неплохо было б и клитор прополоскать да трусы красивые надеть, а то мало ли что еще эти мужья на час сделать могут...

Вчера сводила свои бухгалтерские отчетики, попивая коктейльчик и покуривая сигаретку. Именно так. Именно так расслабленно и уменьшительно-ласкательно. Если уж в пятницу вечером мне приходится работать до 7, а в субботу в 10 утра надо уже быть у босса, то могу я себе позволить делать все очень расслаблено.

Сходила вчера на маникюр, поболтала с маникюршей, немножко привирая для интересу.
Собиралась потом пойти гулять и в кино.
Дома на секунду легла на диван.
И уснула.
Мертвецким-молодецким сном. Даже умирающая на экране Ума Турман не смогла удержать меня от сна. Проснулась часа в 3 от смс-ки harpy_eagle, которой в поезде попался вагон баскетболистов. Спросонья ничего не ответила, стянула с себя одежду и продолжила спать ровно до 9.00 утра.
Я давно не спала так долго и так сладко.
Сказка просто!

Снилось, что я вожу машину.
Я постоянно вожу во сне машину. Хотя никогда даже за рулем-то не сидела..
Может пора уже научиться?

Еще снилось, что загорела и хожу в прозрачном платье голубого цвета. А ведь мне так идет загар..

И еще снилось, что на даче в тропинке между клумбами закопан мертвый кот, только торчит кусочек головы с ухом, в котором ползают желтые червячки и мухи.
И что сын покойного соседа по даче, депутата - стал бандитом и мафиози, а я работаю на него и мечтаю за него замуж...

Может вредно столько спать??
И где уже в конце концов мой водопроводчик????
sad

очень длиный пост. катом не пользуюсь, извините.

Ей сейчас уже наверно 25.
Мы были дачными подругами. Дачные подруги это странная вещь – три летних месяца каждый год мы неразлучны, мы поверенные всех тайн друг друга, мы растем и взрослеем вместе за лето больше, чем за целый год, но с началом осени мы исчезаем из жизни друг друга на долгие месяцы.
Мы были дачными подругами лет 9. А потом родители продали дачу. И дружба оборвалась сама собой.
С ней связано многое. Очень многое.
Мне было еще 13, я носила фенечки и повсюду таскала за собой гитару. Я ни разу не целовалась. А она уже год спала с мальчиком Лешей, о чем постоянно рассказывала мне, вызывая у меня чувство неясной брезгливости – секс тогда казался чем-то мерзким и грязным.
Через пару лет мы уже вместе ходили на свидания к курсантикам – рядом был летний лагерь военно-морского училища, а вот девочек в округе почти не было, поэтому мы с ней много лет были местными звездами, мы знали всех начальников и перецеловались с красавцами всех курсов. Самое смешное, что при этом мы почти ни с кем из морячков и не спали. Ну почти...
Тем летом мне было 17.
Невинность все еще тяготила меня, но смелости и бесшабашности еще не хватало на отчаянный шаг, ее хватит лишь через год.
Я ходила вечерами на свидание с черноглазым первокурсником Вовой. А любила рязанского блондина Сережу, старшину-третьекурсника в сине-белом свитере. Блондин Сережа водил меня гулять вдоль залива и почти не разговаривал, а я страдала от любви, писала стихи и не спала ночами. Лишь одну ночь я не спала вместе с ним, когда мы всю ночь процеловались, стоя на огромной поляне под звездами и он шептал, что я похожа на принцессу.
Зато с Вовой можно было болтать и смеяться, главное было не терять бдительность и не позволять его рукам лезть куда не стоит.
Один раз Вова и Сережа умудрились прийти на вечернее свидание одновременно. И я, как в дешевой комедии, заставила их стоять с разных сторон будки сторожа и каждый 5 минут убегала от одного к другому, якобы к маме отпроситься еще на полчасика. В итоге победила любовь, необъяснимая и беспричинная, и я пошла гулять с молчаливым блондином Сережей. А красавец роскошный Вовка остался ни с чем.

Для меня эта история скоро бы вообще закончилась ничем. Ну разве стоят они чего-то, эти летние юношеские любови? Они проходят без следа, не затронув ни тело, ни сердце. Они остаются лишь туманом очарования и невинности.
Но в тот вечер судьба столкнула Вовку с той моей подругой.
Они и раньше были знакомы, мы ведь с ней везде появлялись вместе.

Она была выше и толще меня. Натуральная блондинка с некрасивым лицом, веснушками и настолько пронзительными голубыми глазищами, что некрасивость сразу забывалась. Она каждое утро долго накладывала макияж толстым слоем, ходила в туфлях на платформе и не стеснялась своей полноты. Она много курила и ругалась, она некрасиво морщила четко очерченные вишневым карандашом губы и немного картавила. И мужики обожали ее, до сих пор не знаю за что. Как ни странно, но с годами я стала на нее очень во многом похожа. Тот же образ и стиль поведения... Но дело не в этом.
Она встретилась Вовке, когда я уже уходила в лес по тропинке под руку с блондином, а он стоял у ворот моего дома с понурой головой. Я не знаю, что она сказала или сделала. Я знаю, что через полчаса они уже неистово трахались у нее в сарайчике для дров. И я знаю, что с того вечера они неистово трахались постоянно и где угодно. Достаточно ей было прокуренным голосом картавенько сказать «Че-то я замерзла.. Аж соски встали» и грубо прижать руку к груди, как он хватал ее и тащил трахаться – в лес, в заброшенные финские бункера, в каморку дневального, в палатку лодочной станции – куда угодно.
Лето окончилось. Блондин давно бросил меня, оставив с разбитым сердцем и пачкой неотправленных писем. Я уехала в город и лишь на следущее лето узнала продолжение истории.

Они с Вовой были вместе почти год. Они вернулись в город, и она почти каждый вечер приезжала к нему в училище, он брал увольнение и они гуляли по городу, неизменно находя возможность потрахаться хоть в подъезде, хоть в туалете кафе, хоть на скамейке пустынной аллеи в каком-нибудь парке. У них была страстная, никому непонятная связь. Она –девочка с дворовыми манерами и понятиями из очень богатой семьи, истеричная и привыкшая к красивой жизни. Он – курсантик, приезжий откуда-то из провинции, без денег, без связей, без образования. Иногда любовь сталкивает странных людей...

И что было дальше?
Был ее день рождения. Элитная тусовка лучших дворов Сосновой Поляны. Богатый стол на папины деньги, полубандитские друзья, полублядские подруги. Ее нормальная жизнь. И Вовка. В своих казенных ботинках и потертом свитере.
Меня там не было. Я как обычно не пришла на ее день рождения, мы всегда друг друга приглашали, но никогда не ходили, понимая, что дача и город – это два разных мира.
Но я знаю, что было в тот вечер.
Все напились. А потом Вовка признался, что схватил где-то то ли трипак, то ли хламидиоз. И еще в чем-то признался. А она заистерила. И заорала о своей любви. А он то ли не принял любовь, то ли что-то еще... В общем она пошла в ванную и порезала вены. Очень грамотно порезала, все-таки в медицинском училась, хотя и на косметолога. А потом была скорая, и прижатая к руке мороженая курица чтобы кровь сдержать, и попытки уговорить врачей, чтобы не ставили на учет в психдиспансер, и слеза дурака-Вовки...
У нее до сих пор шрамы на руках.

Я видела ее последний раз этой весной.
Случайно столкнулись в марте в детской больнице – мой брат лежал там с переломом, а ее сын с отравлением.
У нее двухлетный сын. И она уже в разводе. С мужем-бандитом она знакомила меня пару лет назад на нашей последней совместной пьянке. Она работает эндокринологом. Все так же много курит. И живет по-прежнему на деньги папы и вечных любовников...

Я не знаю, почему я вспомнила ее сегодня. Может потому что вчера видела мультик про самоубийство...
Сама я последний раз всерьез обдумывала самоубийство лет пять назад. Мне никогда не хватало решимости или может отчаяние мое никогда не было таким глубоким. У меня даже нет шрамов на руках. С тех пор многое изменилось, и я давно поняла, что ничего ценнее жизни нет.. Какой бы она ни была...