Category: авиация

Category was added automatically. Read all entries about "авиация".

sad

(no subject)

Вечер. Лежим в кровати в темноте, уже почти засыпаем. И тут Тин меня что-то спрашивает, а я ему говорю: "Чо?". Он удивляется и переспрашивает "Что?". Приходится объяснять разницу, между нормальным "что" и разговорным "чо".
- Ааа - понимает Тин - это как наше голландское "hè?".
- Ну да, оно самое.

Затем мы обсуждаем, как каждый раз поправляют родители Тинову племяшку, когда она говорит "Хе?", а они учат ее вежливо переспрашивать фразой "что ты сказал?", а не этим чоканьем.

- "hè?" сказал фермер, когда увидел самолет - задумчиво говорит Тин.
- Ты о чем?
- Ну это выражение такое. Папа мне в детстве всегда так говорил.
- Аааа... А мы про чоканье говорим... - я задумываюсь, но как-то неправильно задумываюсь, судя по следующему примеру - А мы говорим "Чо-чо? Хуй через плечо!".

Знакомое слово Тин тут же узнает, а вот что такое "через плечо" приходится объяснить.

- Dick over the shoulder??? - не верит Тин своим ушам и хохочет - Серьезно? Как вам вообще такое в голову может прийти? Чьерес личо? Чере пичо? Хере ичо?

Он несколько раз пытается повторить "через плечо", но все время сбивается и никак не может запомнить. Я хохочу и прячусь в подушки. Через пару минут мы оба успокаиваемся и потихоньку засыпаем.

В полной тишине и темноте из детской раздается внезапное хныканье.

- Блин... - шепчу я - Ну только я согрелась и начала засыпать. Я так не хочу вылезать из-под одеяла. Ну пожалуйста, пожалуйста! Ты не мог бы встать и посмотреть, что там у него, наверняка всего лишь нужно поправить одеяло, переложить его поудобнее и может быть дать воды попить. Ну пожалуйста, сходи ты, пожалуйста, иди! - умоляю я.

В полной тишине и темноте совершенно без акцента и очень четко Тин, с трудом сдерживая смех, произносит:
"Huy cherez plecho!".
sad

(no subject)

А через 2 недели я буду рыдать от счастья ВОООТ такими вот слезами в аэропорту Дюссельдорфа.

Потому что ко мне прилетает моя Маринка!!!
НА НЕДЕЛЮ!!!

Я так счастлива, что словами не передать просто.

Потому что за год, что я живу в Голландии, я пыталась потихоньку примириться с мыслью, что мы стали дальше, что мы реже общаемся. И не только потому, что я переехала, но и потому, что мы повзрослели и у каждой своя жизнь и те семейные психологические функции, которые мы выполняли в жизни друг друга, теперь выполняют любимые заботливые мужчины.
И я вот все привыкала, привыкала, успокаивала себя.

Но на самом деле я по ней пиздец как скучала все это время.

А теперь она приедет и можно будет целую неделю ее обнимать и ржать над только нам двоим понятными шутками.

Как же я счастлива!!!!!
sad

(no subject)

Вчера мы приехали в аэропорт встречать Асю. И я стояла и ела банан и думала так спокойно "ну вот, Аська прилетает, клево". Потому что мы с ней очень часто созваниваемся и переписываемся каждый день почти и у меня нет ощущения, что мы как-то очень далеко.

А потом я увидела, как она выходит из зала прилета. А она увидела меня. И она вдруг прям ко мне побежала. А я побежала к ней. И мы начали обниматься, а я заплакала. Все мое спокойствие сразу куда-то пропало, потому что сердце стучало и вопило "аааа!".

А уже сегодня пришлось посадить ее на поезд и отправить дальше. И я старалась не заплакать на вокзале. Но все равно немножко похлюпала носом.

Один день это так мало.
Хотя мы и говорили без остановки весь этот день и мне хотелось даже не спать вовсе и говорить еще и всю ночь.

Ася, я тебя очень люблю. Вот.
sad

(no subject)

Полчаса наматывала в аэропорту Схипхол круги в поисках волшебного места, где можно заказать плакаты для встречающих. Порядком устав, наконец, обнаружила чудо цивилизации - в залах прилета стоят автоматы, смахивающие на слишком большие банкоматы, которые за умеренню плату печатают на специальной ткани баннеры разного размера с любой надписью и картинками на ваш выбор! Я заказала самый маленький, потому что больше не удержала бы и получила баннер в почти полтора метра длиной с картинками и словами. В пару к нему еще и купила огромный воздушный шарик в виде самолета, потому что кое-кто очень сильно любит самолеты.

Тин меня увидел еще когда получал свой багаж. Довольно сиять начал тут же и в принципе продолжал сиять всю дорогу до дому, хотя для порядку пофыркал и притворился, что плакаты и шарики это все детский сад и для девочек. Но сияющую рожицу-тобыло не спрятать.

Теперь воздушный шар висит дома у кровати, а баннер аккуратно разложен на кресле, так что, проходя мимо, мы на  него любуемся. Это Тин еще не знает, что я ему на день рождения устрою, муахаха!

sad

(no subject)

В Амстердаме хорошо. Удивительно красивый город с удивительно красивыми людьми. Бродила вчера по улицам и не могла наглядеться.
Чувствую себя немножко дикарем после своей глубинки.

Имела вчера прекрасную творческо-рабочую встречу. Тьфу-тьфу-тьфу. Чуть попозже расскажу подробнее, когда сложится или не сложится уже что-то конкретное. Но ощущения фантастические - когда встречаешь людей в два раза старше и другого менталитета, но которые мыслят с тобой одинаковыми категориями. В какой-то момент, отвечая на вопросы, подняла глаза и увидела в трех парах глаз напротив такое понимание и одобрение, что стало тепло и не страшно.

За творческо-рабочую встречу надо сказать фее-крестной, прекрасной голландке Клаудии, которую я встретила прошлым летом на Кинофоруме в Питере. Эта удивительная женщина, немалый голландский кинодеятель, весь этот год меня не забывала - мы поддерживали переписку и обменивались новостями. Некоторое время назад она написала, что у нее есть для меня дело. И вот поэтому я и оказалась в Амстердаме не просто так.

А сейчас я гощу у Эмминой дочки, Инны. Мы часами сидим на веранде с чаем и часами разговариваем. С ней иногда очень сложно - безапелляционность она унаследовала от Эммы по полной. Но я слушаю и почти не спорю. Мне есть, чему поучиться у нее. К тому же я обожаю ее истории, она рассказывает порой какие-то совершенно фантастические киношные истории про жизнь.

Завтра утром я поеду в аэропорт Схипхол, встречу там Тина, возвращающегося из командировки, и мы поедем домой. Тина никто никогда не встречал в аэропорту из командировок, поэтому, сдается мне, он немножечко трепещет в предвкушении. "Ты знаешь, что в Схипхоле можно заказать плакат для встречающих с надписями "добро пожаловать" и все такое?" - как бы невзначай упомянул он на прошлой неделе. "Да что ты?" - удивилась я и мысленно умилилась его наивному намеку. Понятно дело, что его ожиданий я не обману и буду завтра стоять в аэропорту с плакатом и воздушными шарами.
sad

(no subject)

Был такой старый анекдот про зверюшек из мультфильма "38 попугаев" и про то, что главное в танке. Если вы его помните, то поймете меня.

В воскресенье к нам в гости прилетел Антон ultranomad, человек и самолет.
Когда вы говорите "прилетел к нам", вы вряд ли имеете в виду кого-то, кто летает на собственном самолете. Так вот наш случай обратный. У Антона есть свой собственный самолет и он к нам на нем прилетел. Этот факт приводит меня в детский восторг. Ну а что? Человек пишет "Я тут в Германии неподалеку, могу прилететь", а потом прилетает за часик на ближайший к нашему дому аэродром и мы его встречаем спокойненько прямо на солнечном летном поле.

Вот так мы встречали жарким воскресным вечером, когда еще не знали, что будет дальше.
Photobucket

Воскресенье мы провели в разговорах за чаем. Антон относится к тем людям, с которыми я не знаю, как себя вести, как дружить и вообще, что делать, потому что он для меня с другой планеты. Но его жутко интересно слушать и за ним жутко интересно наблюдать (надеюсь, этими словами его не обидеть, я же искренне!).

А вчера утром мы поехали снова на аэродром, потому что сначала он обещал нас прокатить, а потом должен был улететь обратно в Германию.

Было жарко. Над полем летали разноцветные жуки. В кафе с видом на летное поле сидели немцы и голландцы, распивая пиво и поедая сосиски с картошкой. На детской площадке копошились малыши. Маленькие самолетики взлетали и приземлялись. Где-то вдалеке летали почти незаметные в светлом небе планеры.

Мы пришли к самолету. Он оказался очень маленьким при близком рассмотрении, ну просто игрушечным!

Photobucket
Тут я еще улыбаюсь, довольная такая, потому что предвкушаю полет и совсем ничего не ожидаю.

Вообще, самолетную прогулку Антон обещал мне еще несколько лет назад, когда мы вместе были на подобном небольшом аэродроме в Хельсинки и когда у него еще не было своего самолета. Здорово, когда люди умудряются сдержать вот такое вот обещание, даже когда прошло много времени.

Мы забрались в самолет. Тин устроился сзади, а меня как самую энтузиастку усадили прямо с пилотом. Затем наш пилот рассказал, как вести себя во время полета и что делать в случае аварийной посадки.
Photobucket

А потом мы полетели.

Вот я даже теряюсь, как что-то рассказывать. Потому что сейчас, день спустя кажется, что все было так здорово и ужасно красиво. Да, правда, с высоты все очень-очень-очень красиво!

Мы летели над полями Photobucket

Photobucket

И пролетали рядом с нашим озером, куда я вскоре буду ходить купаться
Photobucket

Над одной из многочисленных мельниц пролетали
Photobucket

Даже недалеко от нашего дома пролететь успели, а потом снова повернули в поля.
Photobucket

Photobucket

Я даже не успела понять, что прошло полчаса. Казалось, что совсем немного. И при этом вечность.

Нет, честно, не знаю, как про все это написать.

Дело в том, что когда мы приземлились, и я вылезла из самолета - я заплакала. Было очень стыдно, но и сдержаться невозможно.

Это был самый страшный полет в моей жизни. И пока что я думаю, что никогда в жизни больше не сяду в такой маленький самолет.

Когда я услышала в наушниках что-то про виражи, я закрыла глаза. Потом, правда, заставила себя их открыть. "Держись! Надо смотреть вокруг и надо делать фотографии! Потому что больше ты так никогда не полетишь по своей воле!" И я открывала глаза и жала на кнопку фотокамеры, хотя от страха я понажимала на ней много разных кнопок и в итоге снимала не пойми в каком режиме.

На виражах было страшнее всего. Смотреть на землю совсем не хотелось. Вообще ничего не  хотелось в этот момент, только бы небо и земля никуда не поворачивались.

Желудок мой бОльшую часть времени находился у горла, а сердце где-то в пятках. Периодически оно выходило из пяток и стучало очень сильно и пыталось выпрыгнуть из груди.

Было очень-очень страшно.
Больше всего хотелось сказать "мальчики, миленькие, пожалуйста, давайте полетим обратно поскорее". Но я молчала, потому что было бы обидно и глупо пролететь всего 5 минут.

Периодически я попискивала от ужаса, часто-часто дышала и шептала самой себе "тихо-тихо-тихо".
Самое дурацкое, что до этого я была абсолютно уверенна, что после полета на вертолете над тундрой в полном тумане, я уже ни на чем не буду бояться летать. Хрен там! Вертолет прекрасно ровненько и нестрашно летает по сравнению с маленьким самолетом.

После полета я долго-долго сидела на скамейке и приходила в себя и пыталась даже шутить. Но на самом деле мне было все еще страшно и стыдно за собственную трусость. Но такого неконтролируемого панического страха я у себя не помню очень давно.

Уже потом вечером дома я пыталась анализировать произошедшее и делать выводы.
Например, это, конечно, отличный опыт и познание собственных границ и сил. Примерно так же было с плаванием с маской на глубине 5 метров Египте. У меня ведь невозможный панический страх глубины - я паникую, когда не чувствую дна и забываю как плыть и начинаю тонуть. Но заплыв с маской совершил чудо - оказалось, что когда я вижу, что там внутри под водой, то не боюсь.
Но тут было другое. Тут я не победила страх, а скорее узнала про себя что-то новое, что-то в духе "Вот куда я не хочу соваться". И еще "Вот какие у меня теперь представления о безопасности и пределы тревожности". Тоже в общем-то полезное знание. Я вообще люблю, когда удается узнать про саму себя что-то совершенно новое.

В итоге могу сказать следующее.

1. Я не сяду в маленький самолет в ближашие несколько лет, а возможно и никогда.
2. Несмотря на мой страх и стресс, не могу не признать, что с высоты все очень красивое. Но все-таки для меня достаточно красоты на земле, поэтому см. пункт 1.
3. Спасибо большое Антону за полет и за пережитые эмоции. Это неожиданный и познавательный жизненный опыт.

На данный момент я просто собой очень горжусь. За то, что справилась со страхом и не впала в панику.
Но при этом и ругаю себя очень сильно - вполне возможно, что не стоило подвергать себя такому стрессу. Но что ж теперь, уже сделано.

Ну и под конец.
Вчера перед сном я вспомнила тот самый анекдот про "что главное в танке", перевела его Тину, а потом меланхолично сообщила, что в самолете, в общем-то, то же самое главное. Он очень смеялся, а потом сказал, что тоже гордится мной и что я молодец.

Молодец я, в общем.
sad

(no subject)

Сегодня последний день на работе. Все коллеги завидуют и радуются за меня, ха-ха!

Завтра прилетает Тин.

Из голландского МИДа написали, что получили нашу оплату за экзамен и можно выбирать дату и записываться.

У меня невероятные успехи в голландском, преподавательница хвалит, а Тин гордится и помогает каждый день - занимается по 2-3 часа со мной.

Я счастливая и довольная просто невероятно! Я предвкушаю отдых, сон, друзей, кино, сценарии и, как ни странно, уйму уборки и наведения порядка дома, потому что буду разбирать все свои архивы, шкафы и коробочки и готовиться к переезду.

Но все-таки самое главное в том, что завтра вечером я буду стоять в аэропорту и подпрыгивать от нетерпения. А потом он приедет и будет со мной целых четыре дня.
sad

(no subject)

В какой-то момент я чувствую себя как Бернард, Мэнни и Френ из Black Books, которые весь отпуск провели в аэропортах. Никак не пойму этого парадокса экономных путешествий – почему лететь с уймой пересадок дешевле, чем напрямую?

Итак, я выехала из Питера в Хельсинки вчера вечером. Аэропорт Хельсинки я люблю всем сердцем. Так люблю, что в ожидании самолета прогуливаюсь по нему всему от одного терминала до другого. И обязательно захожу в свой любимый туалет в неприметном закутке, в котором никогда никого не бывает. Да-да, у меня особые отношения с туалетами. Если бы существовала должность туалетного критика, я бы обязательно пошла им работать!

Из Хельсинки в Ригу, из Риги в Барселону. «Еще четыреста ведер»... В аэропорту Барселоны просторно, светло и малолюдно. Я сижу и смотрю фильм про зомби – очень в тему.

Я люблю зарубежные аэропорты. Люблю подолгу бродить по ним, по бесполезным сувенирным магазинам и такс-фри-маркетам. Редко что-либо покупаю, просто люблю бродить, трогать товары на полках, нюхать духи. Люблю сидеть на полу где-нибудь в зале ожидания, лицом к аэродрому и смотреть на самолеты. Люблю есть аэропортовые сэндвичи, запивая водой. Что-то есть умиротворяющее в этих промежутках между настоящими путешествиями. Хотя зря я так пренебрежительно. На самом деле это и есть путешествия, ведь это дорога и ожидание. И они мне нравятся.
sad

(no subject)

Дорогие челябинские друзья!

А давайте устроим массовый поход на "Хроники Нарнии", а? А то я мечтаю их посмотреть в хорошей дружной компании!

Наташа с Сашей и Гошей? Яша? Ксюша? Надя? Женя? Дайте знать, если кто хочет составить мне компанию!

П.С. В аэропорту "Пулково" появился халявный вай-фай. Вау!
sad

(no subject)

На самом деле туман начался еще со вчерашнего вечера. Он быстро и незаметно наполз на все вокруг и спрятал. Так что здания превратились просто в гирлянды огоньков.

Photobucket

Как и в прошлый раз все начали меня подкалывать, что никуда я не улечу. В этот раз я не нервничала. Не знаю почему. Может потому что в этот раз мне в тундре было хорошо.

Утром мы встали чуть позже, чем обычно. Если все эти дни я просыпалась в 06.00, шла в столовую и в 06.45 уже сидела в вахтовке до стройки, то сегодня только в начале восьмого выползла завтракать. Роскошь! Затем спокойно собрала сумку, накрасилась, оделась и пошла приставать к начальникам. Растаявший еще с вечера в результате моих усилий зам.нач.объекта был самой любезностью - каждые минут десять рассказывал об изменениях летных планов и обещал, что сегодня я обязательно улечу. Но от обещаний тут ничего не зависит. Не зря мне говорили опытные люди, что на Севере никогда нельзя покупать билеты впритык. Они были правы.

В 9.20 утра мы с Микко и еще человек десять разных подрядчиков стояли перед жилым корпусом, в ожидании вертолета. Шум лопастей раздавался где-то поблизости, но разглядеть вертушку не удавалось. Зато туман был вполне заметен.

Photobucket

Вертолет делал круги несколько раз. Он заходил на посадку раза четыре. Потом я сбилась со счета. Он так и не сел. Улетел обратно. Зам.нач.объекта с серым лицом вернулся с посадочной площадки и сказал, что гробить людей не хочет и посадку не разрешает. Что не удивительно.

Видите вертолет? А он там есть. Даже кран видно не очень, а он метрах в 20 от меня.
Photobucket

А огни посадочной площадки? А они там тоже есть. Только их не видно. Это метров 150. Для сравнение фото в 9.32 и в 10.16. На втором фото очертания посадочной площадки отчетливо видны.
Photobucket

Photobucket

Я к чему все это - к тому, что я все понимаю. Глупо было с моей стороны злиться. Погода была нелетной, видимость минимальной. А вокруг посадочной площадки и мачты, и столбы, не дай бог что случится. Вот Саныч и завернул вертушку, сказал мне "Дарья, там же люди, не дай бог что.."

Вертолет улетел. А через 45 минут небо стало чистым. Туман и тучи растянуло, как ни бывало. И даже встало солнце.
Photobucket

Но вертолет не летел.  Теперь туман был где-то еще, не давай ему вылететь. Мне надоело то выбегать на улицу, то забегать обратно в комплекс греться. Я то посижу в машине у кого-нибудь из водителй, то попрыгаю на улице. А там -23 между прочим. Ветра нет, но влажность кусается. Походила по комплексу - поболтала то с начальником смены, то с поварихами, то с охраной. Написала записку, как в прошлый раз, своим друганам КИПовцам, расчудесной покерной компании. Бац - снова вертолет летит. Без предупреждения. Все снова высыпали на улицу, а вертолет оказался не наш, нам на него нельзя. Так мы и бегали полдня туда-сюда.

В общем, наш борт пришел только около 12. Вылетели мы в 12.30. Сумасшедшая спешка - разгрузка вертушки, погрузка людей, никого б не забыть, двигатель не глушат, стоишь под этими лопастями и чувствуешь прям, как лицо сдувает с черепа.

Вот так мы летели в прошлую пятницу.
Photobucket

А вот так мы летели обратно сегодня.
Photobucket

Но больше всего радует разница с вот этими летними:



Так вот. К сути. Мы вылетели в 12.30. А самолет из Усинска на Москву вылетает в 15.30. Чувствуете, к чему клоню?

До вертолетной площадки мы летели ровно час. В 13.30 нас ждал водитель на обещанном джипе. "Ну что, погнали?". И мы погнали.

Всю дорогу я висела на телефоне - усинский офис нашего заказчика названивал в аэропорт и просил задержать регистрацию, а моя замечательная коллега Света (Светик, привет!) в Питере держала для нас брони на следюущий рейс и ставила нас в лист ожидания на все возможные ближайшие рейсы. Отменяем - не отменяем? Успеваем - не успеваем?

Водитель побил все рекорды. Обычно дорога от Усинска до вертолетки занимает 2,5 - 3 часа. Мы доехали за 1 час 35 минут. Даже делая скидку на то, что зимой эта жутко разбитая трасса ровнее. Зато было скользко, зато мы подлетали и бились головами о машину на каждой кочке. Но мы мчали, как сумасшедшие, почти все время не ниже 100 кмч.

А теперь - внимание!

Мы приехали в аэропорт в 15.05. Мы опоздали на регистрацию, она закончилась ровно 15 минут назад. Но зато до вылета рейса было еще 25 минут. И это последний рейс во всем аэропорту на сегодня. То есть мы двое были единственными пассажирами. И единственный самолет во всем аэропорту стоял в десяти шагах от здания. Реально в 10 шагах. И что?

Преркрасные, добрейшие, приветливейшие женщины в Усинском аэропорту (посылаю им лучи чесотки и диареи) не взяли нас на рейс. Они не поддались ни на какие просьбы и уговоры и мольбы. Они наорали на нас и сказали, что раз мы опоздали на регистрацию, то наши места уже проданы. Все. (Хотя Светик потом узнала у нашего личного авиакассира, что свободных мест в самолете оставалось достаточно).

В общем, нас не пустили на самолет. И мы остались в Усинске. Следующий рейс завтра, но на него нет билетов. На четверговый рейс Светик успела выкупить нам последних два билета.

Первые полчаса я от обиды и расстройства даже не хотела разговаривать. Я только без остановки извинялась перед водителем, который ради нас так гнал, так старался. Он ужасно расстроился, что нас не взяли на рейс, и я расстроилась из-за него. Потом пришла в себя и решила, что наверное не стоило так спешить. В конце концов, ну что такого, ну побудем еще пару дней в чудесном городе Усинске...

Весь день мы в гостинице. Не знаю, что там делает Микко, а я сижу за компьютером весь день и пишу отчеты-письма-мейлы. Завтра, пожалуй, буду делать все то же самое. Хотя позволю себе одну слабость - высплюсь!