Tags: tomppa

sad

(no subject)

Надо выпить молока и дочитать Паланика. Поужинать все равно забыла. Устала очень.
Оказывается мне не доходят смс.. А я-то дура уже впала в панику...

Завтра тяжелый день. Приходится признать - я все-таки боюсь встречи с Тоомасом... Я помню, как один раз уже было так...
Мы тогда решили быть просто друзьями. И я просто по-дружески приехала в его город. Мы тогда уже давно не
говорили о любви. Просто дружили. В моем городе у меня даже уже был кто-то новый.
Он встретил меня на вокзале. Это был красивый новенький поезд. Начало декабря 2002. Поздний вечер. Заснеженный Турку. На улицах пусто, даже в центре. Светятся вывески баров, а у их дверей горят огромные негаснущие свечи. Скоро рождество. Мы идем по городу. От вокзала к реке. Он несет мой рюкзак с вещами и мы болтаем об учебе и работе. Мы идем через мост, мимо музея, вверх по улице. Редкие прохожие. Мы идем в караоке-бар. Там его друзья ждут нас. Мы идем пропустить по стаканчику, посидеть-попиздеть. На мне белый свитер с огромным воротником и черное пальто в пол. Я красивая в тот вечер. Даже после 6 часов в поезде все равно красивая...

Мы сидели в баре. И вдруг я поняла, что он смотрит на меня как раньше. Не по-дружески. Совсем... Его друг-актер слегка перебрал, но все равно блестяще поет песни в караоке. Тоомас говорит: "Кстати, Даша тоже отлично поет!" Они вместе заставили меня выйти на сцену... Я выбираю песню, долго выбираю. А потом пою приглушенным голосом "Only you... Can make all this world seem right.. Only you.. You make the darkness bright...". Я пою и микрофон дрожит в руках. А потом как в кино. Боже, наши отношения всегда были как в кино. Готовый сценарий мелодрамы...
Я пою про любовь и смотрю на него. По губам я прочла "Прости меня...". И мне не хватило сил...
Я спустилась к нему и поцеловала его...

Так все началось заново. Я прожила у него много счастливых дней. Потом вернулась в своей город, собрала вещи, и уехала на рождественскую неделю к нему. После рождества я должна была возвращаться в Россию..
Рождественская неделя была чудесной. Мы были как семья. Мы много встречались с его друзьями, его сестрой, были дома у его родителей..
В рождественский вечер мы были вдвоем дома и нам было хорошо. Я подарила ему сердечко из серебра, которое делилось на половинки - одна ему. А вторую я до сих пор ношу сама. Я любила его. Я была уверена, что он любит меня.
27 декабря я уехала в Питер. Всю дорогу в автобусе я рыдала. Он поцеловал меня на прощание и сказал, что скоро приедет.
С тех пор мы не встречались. Через месяц он написал мне "Забудь меня".

Это была очень грустная, истеричная и очень красивая история. История любви. Пока что единственной в моей жизни...

Все. Проехали. Хватит воспоминаний. Прошлого нет.
Есть только настоящее. И холодное молоко.
Я изменилась. Моя жизнь изменилась.
Всё.
sad

(no subject)

Упс… А судьба забавная вещь и порой играет в странные игры…
Только что раздался звонок. С легким акцентом «Ну, привет, Даша….» О да… Я ждала этого звонка. Я поняла, что он будет еще вчера, когда из Финляндии пришел смс – господин Тоомас Любек, журналист 34 лет из города Турку едет на выходные в Питер… И вот теперь позвонил. В пятницу в 6 вечера у него интервью со Шнуровым. А потом он хочет видеть меня. И взять у меня интервью. О России и ее отличиях от их позорной Финляндии. Красиво звучит… Вот так. Забавно – ему что-то понадобилось и он сразу вспомнил обо мне. И я встречусь с ним. Я хочу увидеть этого человека. Хочу посмотреть в его глаза. Хочу убедиться, что ничего между нами не осталось. Что долгие месяцы мучительной страсти и единственной в моей жизни настоящей любви теперь далеко в прошлом. Хочу удостовериться, что нас ничего не связывает, кроме подобия дружбы и предельной вежливости в голосе. Я не видела его почти 2 года. И его фотографию я запрятала куда-то далеко. Только… Только девочки мои, прошу вас – на всякий случай прочистите мне мозги до пятницы. Просто на всякий случай…
sad

(no subject)

На экране телефона высвечивается финский номер. Незнакомый. Отвечать не хочется, но любопытство побеждает.
- Алло?
- Даша?
- Да.
- Привет. Это Томппа.


БЛЯЯЯЯЯ!!!!!

Не, ну я конечно известный специалист попадать в самые нереальные ситуации. Но чтоб опять?
Томппа aka господин Томас Л., проживающий сейчас в городе Тампере, 34 года, журналист известной газеты.
Два года назад он был со мной. Почти полгода. Он был моим единственным любимым мужчиной. Настолько любимым, что я была уверена, что даже наши зубные щетки любят друг друга. Настолько любимым, что я на неделю забивала учебу в универе и летела в его город, чтобы быть рядом. Настолько любимым, что в его руках я каждый раз словно умирала и возрождалась вновь. Настолько любимым, что прощала ему все....

Он бросил меня. Не захотел поддерживать отношения на расстоянии. Не смог...

Теперь я понимаю, что любить-то его было не за что. Он был в чем-то неудачником. И слабым человеком.

А теперь он позвонил, чтобы сообщить, что в конце августа приезжает в Питер брать интервью у Шнурова. И хочет встретиться с о мной. Потому что... СОСКУЧИЛСЯ.

Бля... Я растерялась. Но потом решила - на хуй. Прошлое это прошлое. Зачем его ворошить? Мы не сумели остаться друзьями. Я знаю, что если мы встретимся снова, то окажемся в итоге в одной постели, проведем великолепную ночь, я нащупаю внутри своего сердца какие-то остатки чувств, выращу из них надежду, а потом он уедет и я буду страдать. Ну и зачем мне это?
Нет. Я спокойно уеду в отпуск. Буду соблазнять темноволосых турков. А в Питере меня, возможно, будет кое-кто ждать.. Сильный и надежный, чуть властный и притягательный.
Мир изменился, я изменилась. Жизнь продолжается.
sad

(no subject)

Вчерашний вечер. В ванной тусклый свет. За полночь. Чищу зубы, зубная паста обжигает мятой язык. И вдруг почему-то вспомнила про него. Про того, чье имя я до сих пор ставлю паролем для всех своих почтовых ящиков. Про того, после ночи с которым я плакала от счастья, а наутро с загадочной улыбкой писала смс подружкам, что "на таком хую можно въехать в бесконечночть". Про того, без которого не хотелось даже дышать.
Он иногда звонит и все с тем же смешным акцентом рассказывает о своей жизни. Иногда я стараюсь наврать побольше, чтоб он думал как у меня все хорошо и жалел, что бросил меня...
Язык горит от мяты зубной пасты. А щеки от непроизвольных слез. Я уже 5 минут стою перед зеркалом с зубной щеткой во рту и смотрю куда-то сквозь стену.
В этом году ему стукнет 34. У него по-прежнему нет детей. У него опять нет работы. У него ничего нет. Но он все равно не хочет, чтобы у него снова была я.
Вытираю слез и зубную пасту, плеск холодной воды в лицо. Все. Хватит. Это был призрак. Пора спать.