Category: напитки

Category was added automatically. Read all entries about "напитки".

sad

Мой личный Дермот Малруни.

Актера Дермота Малруни я видела, наверное, не в одном фильме, но помню только два («Свадьба лучшего друга» и «Жених напрокат»), которые мне нравятся оба, поэтому и этот актер мне автоматически нравится. Это предыстория. А дивная в своей трогательности история дальше.

Посмотреть, как монтируют котельную, приходят все подряд, целый день вокруг ошиваются люди. Вчера между делом нарисовался мужик в синей робе и в белой каске. Присмотрелась – ну вылитый Дермот Малруни. Правда бородатый и слегка потолще, а так одно лицо. Он ко мне в какой-то момент подошел, спросил кто я и откуда, пару слов про Питер, в общем, все как обычно, те же вопросы мне тут каждый второй задает. Потом сказал, что сам в Питере три года жил. Возле Мариинки. Я потом глянула – он возле сваебойных машин все ходит, если судить по белой каске, то прораб наверное. Да и не работает он руками совсем, все сидит на кусках свай и печально смотрит вокруг.

Сегодня с утра прихожу на стройку и думаю – интересно, появится Дермот или нет? И еще интересно, как его зовут. А то ведь обидно будет, если он не то что не Малруни, а вообще Вован или Юрец.

Дермот появился еще до обеда. Вальяжно облокотился на сваю неподалеку от меня и стал задавать какие-то вопросы про оборудование.  Неладное я заподозрила нескоро.

- Гергиева знаешь? Земляк мой. И директор пивзавода питерского тоже земляк. Пиво не пьешь? Нет? Жаль, а то бы я тебе телефоны дал, он бы тебе пива сколько хочешь привез.

- У вас там телевизор есть? Мужики, наверное, вечерами футбол смотрят, тебе ничего не дают посмотреть? Ты приходи к нам, любые каналы сможешь смотреть.

Я не нашла ничего умнее, чем хихикать в ответ. Сама только судорожно пыталась сообразить откуда ж родом эти его земляки. Кстати, оказалось, что зовут моего личного Малруни вполне подходящим именем – Алан. А еще оказалось, что под шапкой у него почти седые волосы, хотя борода рыжая-рыжая. Чудной мужик. Говорит все это спокойно-спокойно, почти без интонаций, без нажима, сдержанно. Это и удивляет. Но дальше – больше. После обеда он появился снова, тут уже в ход пошли классические подкаты.

- Ты одна в комнате? Нет? Жаааль. А то я бы к тебе чай пришел пить.

- Ну что, Даша, когда будешь меня финскому языку учить?

- А ты 1 июля в Усинске уже не будешь? Жаааль. А то в кино сходили бы.

- Я в августе в Питер приеду, вина тебе настоящего кавказского привезу.

- Ты была на юге? Ну, на Кавказе. Ну, если что, приглашу тебя как-нибудь.

В какой-то момент мне захотелось вцепиться в его куртку с криком «Что значит если что??? Мущщина, миленький, я вас боюсь в натуре!»  И главное, я ведь не даю никакого повода с собой заигрывать. Стою в сторонке, укутанная так, что только глаза и видно, отвечаю не особо развернуто, хихикаю умеренно.

Чувствую себя витаминизацией: я популярная милочка. 

sad

(no subject)

Вчера напилась шампанского. Валялась в сугробах в новом зеленом пальто с коллегами и хохотала.

Позвонила мужчине из далекого прошлого.Сама не успела понять, как так вышло, что в районе полуночи он оказался у меня дома. Маринка спросила сегодня: "А он все такой же страшный?" А я сказала, что моем представлении он как был невыносимо красивый, так и остался, душу дьяволу продал наверное, чтоб не меняться с годами.

Хорошо, что я была пьяная. Трезвая б не вынесла. Трезвая б умерла от ужаса и восторга, как только он появился на пороге. Не перенесла б его голоса и взгляда. Не смогла б обняться при встрече и поцеловать при прощании.

"Я тебя так любила.. Дура, конечно..."
"А я верил"

А что толку, а? Нет, все это трогательно и смешно, конечно. Не видеться лет 9, а потом вдруг вот так ночью пить чай с корицей. Но я спать не могла, понимаешь. Просыпалась и смотрела в темноте в потолок, хотелось плакать, но никак не плакалось.

sad

(no subject)

Нет, мы все конечно were dreaming of a white christmas, но не настолько же!
Дорога от дома до метро удлинилась в два раза благодаря сугробам. Хожу в тяжеленных непромокаемых сапожищах и напеваю рождественские песни прямо на улице - это мой ответ снегопаду.

Своими глазами видела подростка, который тащил на пузатой ватрушке для катания с гор спящего брата в детский сад. Своими ушами слышала, как девочка-школьница с рюкзаком за спиной сказала подружке: "Больше не могу, устала идти!" и села в сугроб. Да я сама готова сесть в сугроб в любую минуту. Столько снега в Питере давно не помню. Непонятно - то ли радоваться, то ли горевать. Если б не то, что Маринка зовет транспортным коллапсом, можно было б и радоваться. Я пытаюсь.

Пою Silent Night и Santa Claus is coming to town изо всех сил, хотя на меня и оборачиваются прохожие. Я в ответ им смело улыбаюсь. Права, права Ася - я и правда становлюсь с возрастом тетенькой со странностями, немножко чудачкой. Ну так я и автомобилистам, которые пропускают пешеходов, говорю спасибо и машу рукой, чтоб знали, что не зря тормозили, мне кажется им так приятнее.

Это снежное безумие почему-то напоминает мне прошлый новый год и Македонию и два прекрасных дня в заснеженном старинном Охриде, когда мы проснулись с Маринкой, Юрой и Сашей в абсолютно белом городе и гуляли по древним каменным улицам, утопая в снегу. А потом с Маринкой пили вино из бутылки, спрятанной в новогоднем пакетике и валялись в снегу на крепостных стенах и пели и фотографировались.

Осталось несколько дней, пора подводить итоги, бла-бла-бла. А мне хочется пить глинтвейн и петь песни.
sad

(no subject)

В 10 утра в летнем кафе на пешеходной линии сидят три мужика в ярко-оранжевых спецовках водоканала. Один из них заглядывает в окно и кричит официанту: "Текилы всем!". Через минуту они пьют текилу, слизывая соль с чумазых рук. Вот как надо жить, товарищи!

Впрочем, с завтрашнего дня я примерно так и буду жить. Разве что без спецовки водоканала. Завтра приезжает челябинский десант.

Мы с Маринкой готовились всерьез. Пару недель готовились. В смысле не только печень тренировали, но еще и разрабатывали культурную программу. Например, мы заказали кораблик, и поэтому после концерта Мадонны всей компанией вдеветяром мы завалимся на плавсредство и будем распивать легкие напитки, кататься по Неве и каналам, любоваться северной столицей и рыдать от восхищения. Еще мы запланировали поездку в Петергоф, поход в СПА и бесконечные прогулки по городу. Ужасно люблю планировать и хлопотать. Особенно хлопотать у меня хорошо получается - я обзваниваю всех, причитаю о том, где мы все будем ночевать, беспокоюсь о погоде, сочиняю расписание каждого дня, одалживаю надувные матрасы, проверяю по сто раз время прилета гостей, в общем нервирую окружающих всеми доступными способами.

Я очень жду своих челябинских друзей. Особенно почему-то жду девочек - Марию и Лучшую Часть Администрации, хочется с ними девочковых разговоров, сплетен, шушуканий и хихиканий.

Скорее бы уж завтра!
sad

(no subject)

Пишет вам из финской глубинки девочка в новой зеленой кофточке.

Не спав всю ночь вторника, до самого утра прособирав вещи и прокопавшись непонятно в каких делах, Даша умудрилась таки чуть не опоздать на поезд и вбежала на вокзал за 5 минут до отбытия. Это при том, что у Даши были билеты остальных троих участников командировки. Вот было б весело проебать поезд, можно было б сразу попрощаться с работой. Просто не расчитала свои силы - тащила волоком сумку от дома до метро полчаса, вместо обычных десяти минут, это все тяжеленные покупки для финских девочек виноваты. Ну да ладно. Финские поезда прекрасны, финские распродажи еще более прекрасны - жизнь налаживается.

Итак, мы второй день в моем дорогом городе П. Тут вечером в среду на площади пенсионеры поют хором какие-то песни, тут продают клубнику и горох прямо на улице, тут прекрасное молоко и мороженое. Кстати, о мороженом. Мне его нельзя. Потому что у меня разыгралась внезапно адская ангина. Русских лекарств у меня с собой нет, а финских мне не продают. При слове "ангина" финские аптекари меняются в лице, часто моргают, машут руками и нервно повторяют "антибиотики, рецепт, доктор, голактего в опасносте!!!" Поэтому я уныло жую дезинфицирующие таблетки для горла и полощу горло водкой из маленькой бутылочки с финским флажком. Я верю, что волшебная водка суоми спасет мое горло от страшных ангинных бактерий. Правда запах от меня благодаря этой водке такой милый, что скоро никто уже не будет сомневаться в моем алкголизме.

А в остальном, прекрасная маркиза... Восточного вида пиццерийщик на соседней улочке все так же мечтает приехать в Россию и уже в третий раз берет на всякий случай мой телефон. Все мои зимние финские прынцы разъехались по отпускам, да и мне не хочется их тревожить, как-то все эти связи растянулись и истончились. О русских же мужчинах речь пойдет отдельно как-нибудь в другой раз, очень уж они меня удивляют последнее время.

Один русский мужчина должен ждать меня в Хельсинки в субботу утром. Впрочем, я не знаю должен ли, будет ли. Слишком странный человек мне попался внезапно. Не спрашивайте, сама не пойму. Никуда не ездила с мужчинами с 18-ти лет, а тут вот все крутанулось, и может быть будут два дня в финской столице в долгих прогулках.

А что потом? Не знаю. До сих пор не решила, поеду ли в Таллин. Видимо решу в последний момент. Просто сяду на катер и поеду. И куда потом, что делать весь этот отпуск? Тоже не знаю. Куда глядят глаза и куда позволит ангина.
sad

(no subject)

Моя выпила водки. Много. Полбутылки наверное.
Моя провела прекрасные выходные - сон и Ася. Вчера проснулась в 8 вечера. Сегодня весь день с любимой подругой, Асей. Мы дружим со школы, это все объясняет, мы выросли и стали самими собой вместе и в чем-то благодаря друг другу. Спасибо, родное сердце, за этот день.

Моя устала. Моя хочет плакать и пить, пить и плакать. Плохая терапия, знаю. Но единственная доступная, самая простая и помогает. Скорый отпуск очень в тему - этим и займусь. Или не этим, но чем-то, что занимает голову и сердце.

Я очень усталая девочка. Речь не о физиологии. Речь о моей проклятой бессмертной душе. Мне никто не поможет, кроме психотерапевта и самой себя. Психотерапевта нету, остается надеяться на ненадежную Дашку, глупую. Мог бы наверное помочь любящий мужчина, да с этими мужчинами, вы знаете, вечно какая-то херня... То они есть, то их нет, то они есть, но какие-то не шибко любящие, то они есть любящие, но как-то на хрен не сдались, то их вообще толпа и что с ними всеми делать не знаешь. В общем херня, я ж говорю.
sad

(no subject)

В выходные девочка нервничает - то ли в отпуск, то ли в командировку. Казалось бы - ответ очевиден любому адекватному человеку. Но девочка наша немножко псих, поэтому нервничает и не может выбрать - то ли незнакомое теплое море и ветра Египта, то ли незнакомый и неизвестно какой океан Дальнего Востока. Не спрашивайте почему, но девочка наконец выбрала отпуск. Хотя в какой-то момент почти склонила чашу весов к загадочной Находке, видимо ненадолго перемкнуло что-то в голове.

Пятница - в гости к С.П., нашей второй маме, есть курицу и салаты, сплетничать, хохотать над предстоящей Дашкиной свадьбой, пить белое вино и обещать чудеса.

Суббота - поспать, пойти гулять с Маринкой, развернуться на полдороге, потому что ветер и уши мерзнут. А потом мы сошли с ума и помчали в Икею и прочее. Купили мне без малого 5 кофт и рубашек, уйму посуды (о, прекрасный зеленый чайник и желтые тарелки!) и стеллаж. Мне приспичило перетащить от Маринки наконец хранившиеся у нее все мои книги, а под них обязательно нужен стеллаж. В ночи пекли ореховый пирог и пили виски. Периодически я нервничаю, что превратились в транжиру. Маринка негодует: "Ты делаешь свою жизнь приятнее и уютнее, о чем вообще речь!"

Воскресенье - поспать, собрать стеллаж. Две нифмы не сдаются. Переставили шкафы, перетащили старый телевизор на кухню, а маленький сломанный вообще на антресоль. Долго искали на кухне антенну, и не нашли. Сгоняли в очередной торговый центр за рубашкой для Маринки и бумагой для выпечки для Дарьи. Напекли гору печенья с цукатами. Засадить 4 горшка зеленью - базилик, розмарин, шпинат и лук. В промежутке в гости заехали Ася и Моника. Монта как всегда нацепила все мои бусики и браслетики и деловито навела у меня дома свой порядок. Даже и не сказать о чем мы там разговаривали весь вечер, но это не важно. А потом в ночи мы с Маринкой (мы все делаем в ночи, да) вытащили стеллаж на лестничную клетку и красили его морилкой, потому что хули ж у нас новый стеллаж не покрашенный совсем. Надышались морилки и долго не могли уснуть - хохотали лошадками.

Что-то я совсем не пишу ничего о духовном, о возвышенном последнее время. Я стала домохозяйкой.
sad

(no subject)

Замечательный был вечер воскресенья. Прилетела из Англии наша грузинская княжна Лелька и мы с ней сначала поели суши, потом пошли бухать в единственное круглосуточное заведение Челябинска. Мы пили до самого утра, обсуждая всю нашу жизнь, нам было весело и очень хорошо – как будто ничего не менялось и мы все так же живем тут в Че и как обычно гуляем вместе.

А почти почти в 5 утра я посмотрела в телефон. И прочитала одну смс. Прочитав, я подозвала официантку и попросила водки. Мне принесли огромную рюмку, грам сто, не пожалели. Я выпила залпом, не закусывая.

Пару дней назад я написала Любви всей своей жизни™ «Привет, как дела? Какие планы на НГ?». Прошло два дня и он ответил. Тормоз поганый.

Privet! I’m getting married before New Year. That’s the main news.  Kak u tebja dela? Vchera byla korporativka I poetomu segodnja bolit golova…”

Я ебнула водки и зависла. Лелечка, моя заботливая девочка, взяла меня за руку и начала успокаивать «Дашочек, ну перестань! Ну не нужен он тебе!!!» А я только час назад рассказывала ей, как летом видела его и меня накрыло и я прорыдала весь вечер от любви, потому что это единственный мужчина на земле, с которым я бы хотела жить.  А теперь я сижу и молчу. «Не – говорю – не переживай, теперь у меня есть отличный повод бухать завтра весь день прямо на работе...» Мы посмеялись и разъехались на такси по домам. Я подошла к подъезду и вдруг зарыдала. Проплакала пару минут, потом сказала «Какого хуя?» И пошла в круглосуточный магазин. Не переставая рыдать я купила две бутылки белого вина. И еще немножечко (какая я трогательная, интеллигентка!) колбасы и сыр бри. Вернулась к дому. Прорыдала еще полчаса возле подъезда, присев на корточки у стены. Я все повторяла «Шесть лет... Я любила его шесть ебаных лет.. Кто она? Кто эта сука??? Почему он женится на ней??? Почему не на мне???? Какого хуяяяяяяя?... Шесть ебаных лет... Господи...  Шесть лет... Никто никогда не любил его, как я. Почему на ней?...»...

Ну и в таком духе. Рыдала и рыдала до бесконечности. Потом еще на лестнице у квартиры посидела, порыдала. Без десяти шесть утра, пьяная и зареванная я вошла в квартиру. Оказалось, что мой сожитель Рома уже проснулся. Он увидел меня и охуел. Отличное зрелище – ревущая взахлеб, вымазанная в туши с аккуратным пакетиком вина пьяная Даша в такое-то время суток. Ну я продолжила еще немножечко рыдать на кухне, пила вино из горла, отламывала бри кусками и сбивчиво рассказывала, как мне хуево, потому что единственный мужчина, которого я в своей жизни любила, женится. Рома кивал и делился взамен своим тайным горем. В 7 утра мы уехали на работу. Почему я не осталась дома - не знаю, может чтоб на оставаться одной. В сумочку я заботливо сложила бутылку вина со штопором (!), колбасу и сыр и уже начатую бутылку вина, заткнутую пробочкой.

В половине 12 дня я обнаружила, что я сплю в машине на стройплощадке. Меня не рискнули трогать. Я проснулась, притащила вещи в офис, поставила под стол начатую бутылку вина, торжественно сообщила всем, что у меня сегодня очень хуевый день и я буду бухать, как черт, весь день напролет. Никто опять же не рискнул спрашивать или возражать.

Потом я позвонила Маринке. Она начала хохотать почти с первой минуты. Я сама смеялась и глумилась над самой собой.

«Ты че не рада за него, что теперь кто-то будет готовить кашку ему по утрам?»

«Щас...» - со всей злобой в голосе говорю я.

Через какое-то время мы говорим про общего друга. «Как у него дела?» - спрашиваю. «Хорошо. Он никого не ненавидит» - сообщает Маринка – Я тоже никого не ненавижу.» Мы хохочем. «Я не поняла – говорю по какому-то поводу – Где вообще организация ГорЗло?» «Похоже сегодня главный филиал в Челябинске...» - осторожно говорит Маринка.

Да. Сегодня филиал ГорЗла в Челябинске. Я сижу в офисе и пью из под стола. И ненавижу. Его и неизвестную ее.

Периодически отпускает. Тогда я даже могу разговаривать с окружающими. Но периодически же накрывает. Тогда я утыкаюсь головой в стол, молчу и слушаю грустную музыку. Я специально собрала в один плей-лист самые грустные песни своей фонотеки. Страдать так со вкусом.

К середине дня меня вдруг резко накрыло совсем-совсем. Я убежала в котельную, забралась по лестнице под самую крышу, спряталась в угол и полчаса ревела криком прям взахлеб, хорошо из-за шума котлов не слышно. Я ревела и говорила сама с собой. Чего только я не говорила... Все такое очень отчаянное и прямо трагическое. О том, что у меня болит сердце, как будто разбилось на тысячи кусочков, которые расползаются сами собой от меня все дальше и дальше по льду. О том, что я не знаю, как жить дальше. О том, что нельзя злиться и плакать, потому что ничего не поделаешь, если уж он меня не любит. И много еще о чем. Столько всего несла... Наговаривала, накручивала, чтоб совсем уж до исступления дойти, чтоб до истерики... Надо было отреветься, отплакаться... Так легче. Когда всю боль из себя выпустишь. Пусть и надуманную в чем-то. А может и не надуманную. Кто ее поймет эту боль..

«Шесть лет – это много, Даш...» - сказал один инженер, с которым мы курим.

«Это почти вся сознательная жизнь...» - отвечаю я.

Я все еще слегка пьяна, допиваю вино. И думаю, что наверное так даже лучше. Хорошо, что он женился. Теперь я перестану ждать. Теперь я перестану надеяться, что однажды он передумает и поймет, что я лучше всех на свете и вернется и женится на мне. Я перестану ждать. Я стану свободной.


Вечером уже снова в городе меня вроде бы наконец отпускает. Только я очень долго не могу уснуть. Уговриваю себя, что так надо. Что я дура. Что это для меня это была любовь всей жизни, а для него проходной роман, из которого он ничего не помнит. Но ничего не могу поделать - лежу, смотрю в потолок и вспоминаю все. И думаю о том, что в шкатулке на полке лежит цепочка с серебряной половинкой сердечка, а вторую половинку я как подарила ровно шесть лет назад на рождество, так и отдала вместе с ней часть своего настоящего живого сердца. И вспоминаю все-все о нас. Все, что было. Все, что так дорого мне. Не спится.


Но вот прошло три дня. И меня отпустило. Помог этот день непрерывного пьянства. Помогла вчерашняя дивная встреча с прилетевшей из Москвы ungit , поможет сегодняшний вечер гламура с подругами. Все налаживается. Я оживу. Никуда не деться.

sad

(no subject)

Однажды я вступлю в брак. Обязательно. И теперь даже знаю с кем.

Вчера днем я сказала Маринке: "Ты знаешь, я вчера весь вечер сидела и думала - все-таки ты лучше всех на свете.."
Маринка оживилась: "Да? А почему?"
Я ответила чистую правду: "Ну потому что мне с тобой хорошо. Потому что родное сердце. И ни с кем в мире не бывает так весело"
Маринка ушла таять.
Тут меня понесло: "Люблю тебянимагу. Правда-правда. Фореваэндэва. Была б я мужиком, женилась бы на тебе сейчас же!"
И что вы думаете? Эта женщина уже все решила!
М: Пришей хуй и женись!
Я: А ты пойдешь за меня?
М: Ну когда хуй покажешь
Я: Начинаецца.. не в хуе счастье!!!
М: Детка, во всех твоих остальных проявлениях я уверена!
Я: То есть все остальное тебя устраивает и тебе теперь от меня нужен только хуй?
М: Мне, кстати, очень импонирует, что в середине рабочего дня, в аське, меня спрашивают, пойду ли я замуж за лучшую подругу...блять, ахтунг... Хуй и брульянтовое колье!

Брульянтовое колье она давно с меня требует между прочим. Так что я задумалась.

Вечером мы решили покрасить меня в мандариновый цвет. Кстати, хоть бы одна тварь на работе сегодня заметила, какой у меня отличный цвет волос и как он отлично сочетается с моими оранжевыми колготками. Да, я единственный человек на планете, который выбирал себе цвет волос под цвет колготок.
Так вот. Мы поехали вместе домой к Маринке. Пробки, маневры.
Маруся красиво перестраивается возле светофора и самодовольно спрашивает: "Ну и кто у нас самый ловкий?"
Я невозмутимо отвечаю: "Самый ловкий у нас Амаяк Акопян вообще-то. Ну может еще Гарри Гудини и Дэвид Блейн."
Мы едем в супермаркет, покупаем там рыжей краски и вина с закуской. Много сыра для Маринки и затейливый хлеб с кориандром для Даши. Дома мы жарим мясо, режем салат, затем поглощаем все это с вином. Я возобновляю тему нашего брака.
Я: Нет, ну правда. Значит теперь мне надо копить на операцию по перемене пола и брульянтовое колье.
М: Я хочу Chopard...
Я: А на банальное Tiffany ты не согласишься?
М: Ты кстати не забудь сиськи отрезать и мне пришить.
Я: Очень дорого две операции. Капусту вон ешь, он нее говорят сиськи растут. Еще вопросы будут? - и погрузилась в изучение несвежей прессы.
Маринка тем временем немножко упала со стула и начала валяться по полу от смеха, приговаривая, что мы сумасшедшие, что ни одна нормальная подруга не может предложить другой пожениться при условии смены пола. Я же пыталась ее убедить, что у нас совершенно нормальная беседа. Убедить не удалось даже изрядной долей алкоголя.

Мы пили вино, обсуждали мужчин и их повальную сволочность, обсуждали искусство и понятие "талант". Вино кончилось. Начался вискарь. И незаметно наступило почти утро. На работу, конечно же, мы потом проспали. Собирались и одевались под передачу "Малахов Плюс". Я пришла к выводу, что смотреть ее можно без звука, потому что у Геннадия Петровича даже мимика лечебная. Она-то и спасла от похмелья.
sad

(no subject)

Обнаружила, что уже минуту чиркаю у себя перед носом зажигалкой, а сигарета при этом по-прежнему лежит в пачке.
Очень хочется наконец выспаться.

Задолбалась спать по 4 часа в сутки. Самое обидное, что заснуть тяжело - ложусь в кровать, закрываю глаза, а перед глазами начинает мигать гигантское табло, как в аэропорту с большими зелеными буквами: "Достать методику поверки газоанализаторов - до четверга. Подготовить и подписать штук 15 актов по паровым котлам - до отъезда. Убить Иванова и Кузнецова - срочно" и далее еще пунктов на десять, хотя можно продолжить и до бесконечности. И вот оно мигает-мигает в башке, а я ворочаюсь и не могу прекратить думать, как бы еще бы что-нибудь бы сделать, чтоб поскорее все сдать. Босс дразнит меня начальником стройплощадки. А тем временем уже несколько человек на самой строплощадке всерьез спросили не повысили ли меня в должности. Загадочно улыбаюсь.

Вчера меня хотели оставить ночевать на котельной, дежурить за пультом управления котлов. Поставила условие - ящик шампанского мне и молодго красивого мужчину. Военные повздыхали и предложили водки. Тостенький прапорщик Димка предложился сам. Я, разумеется, отказалась. На таких условиях пусть сами ночами дежурят.

А вообще несладки выдался ноябрь. Декабрь будет еще пожестче.

Объявляю график. 24 ноября утром рано улетаю в Питер. 26 ноября утром уезжаю в Финляндию до 29 на корпоратив (о, это сладкое слово, из которого финны рискуют сделать пытку).
А далее.. *барабанная дробь* числа эдак 4 декабря я снова возвращаюсь в Челябинск на пару недель. Причем, не поверите, сама предложила. Я подумала, что все равно меня буду дергать в Питере звонками каждый день, уж проще приехать и довести все до конца - сдать документацию, обучить персонал, закрыть хвосты. В конце концов, я проработала на этом адском проекте уже больше 3 лет, надо уже наконец довести его до конца и с чистой совестью поставить в своем резюме огромный плюс.

Так что я очень усталая, я бы сказала честно заебанная по самое всё, но довольная.