Даша Касик (babybitch_) wrote,
Даша Касик
babybitch_

Category:

 Никогда не помню, когда у нее день рождения. То ли 12, то ли 14. Каждый раз звоню маме и спрашиваю, и каждый раз она устало повторяет "Запомни, день космонавтики!". А я все не могу запомнить.

Сегодня это. Сегодня.
И я звоню в Голландию. В маленький город, название которого я не умею правильно произносить.

Эмма. Немолодая уже еврейка. Красивая. Эмигрантка. 
Эмма-эмигрантка.
Она была моей обожаемой
 сумасшедшей учительницей в музыкальной школе. Не знаю, откуда мама ее взяла. Но меня притащили в музыкальную школу посреди учебного года, а Эмма заставила завуча устроить мне прослушивание, которое я прошла на слабую троечку, а потом сообщила всем, что их мнение ее не интересует и взяла меня к себе учиться, потому что видите ли увидела во мне что-то гениальное. 

У Эммы нельзя было просто учиться. С ней можно было только жить. Причем с нею в своем сердце.
Я приходила к ней в музыкалку после школы и зависала до полуночи. Чтоб дети не голодали,
 у нее всегда был наготове огромный мешок домашних сухариков для голодных учеников. Нас таких обычно сидело много. Урок в 45 минут ее не устраивал - она занималась с каждым столько, сколько считала нужным, пока остальные безропотно ждали.

Она могла молча слушать твою игру, а потом вдруг хуякнуть кулаком по крышке инструмента, напугав всех, разораться "Отвратительно!!! Что ты играешь?? Как ты играешь???" и т.п. А потом обнять и сказать виновато, но дерзко: "Испугалась? Да я сама испугалась..."

 

Когда кто-то из детей играл, она размахивала руками, ходила по классу большими шагами и всем телом повторяла музыку, тянулась за ней, взмывала куда-то и парила над нашими головами. Даже если ребенок играл в этот момент всего лишь «Во саду ли, в огороде». Она жила музыкой и нами.

Весь подоконник у нее был уставлен кактусами. Маленьким и большими. С больших постепенно стали исчезать колючки - ученики, порой устав от ожидания, начинали незаметно их
 отковыривать. Эти кактусы я знала наизусть, в лицо. Даже они были родными.

Она плевала на программу обучения и давала нам играть то, что нравилось ей, то что по ее мнению мы были призваны сыграть. Мы играли порой совершенно неподходящие по возрасту вещи. Но зато такие, которые чувствовали душой. И это было прекрасно.

 

Онажды она один раз показала мне, как играть «Мурку» и «Когда качаются фонарики ночные», отвела в соседний класс, посадила за рояль и сказала, чтоб пока я не разучу, выходить не смела. И я, мне тогда лет 9 было, прилежно повторяла раз за разом эти блатные песни. Мою игру услышал проходивший по коридору завуч и пришел в ужас. Он вежливо поинтересовался, какого хера я это играю, но когда я объяснила, что это задание Эммы, он заткнулся и ушел.

Я до сих пор играю «Мурку» абсолютно виртуозно.

Все родители ее обожали. Она не брала к себе учиться тех, кто ей не нравится, она собирала вокруг себя только "своих". Своими должны были быть не только дети, но и родители. Отчетные концерты в конце полугодия превращались в семейный праздник, на котором никто не соревнуется, а все родители гордятся всеми детьми, а дети радуются друг за друга.

Когда моя мама беременная братом приходила за мной в школу, Эмма сначала обнимала ее, а потом наклонялась и целовала ее живот.

Эмма считала, что у меня гениальные картины. И не важно, что
 их все (довольно приличное количество, написанные гуашью) я нарисовала в возрасте 6 лет в художественной студии еще в Иркутске и больше не рисовала почти никогда. Для нее они были гениальными. Она носила их показывать своему приятелю архитектору, требовала мне признания. И как-то раз устроила из них мини-выставку в классе.
Эмма вообще
 часто повторяла, что я гений. Факт, что я люблю есть помидоры с сахаром, по ее мнению был еще одним признаком моей гениальности.

 

Когда я начала сама сочинять нелепую детскую музыку, она была в восторге. И отправила меня заниматься к  влюбленному в нее нескладному долговязому композитору Сапожникову. И уже потом из Голландии звонила мне и кричала «Дашка, Сапог сказал, что ты опять на занятия под кофту майку не надела, сиськи простудишь!» А у меня и сисек-то тогда еще не было...

Однажды мы засиделись с ней в музыкальной школе
 сильно за полночь, и она утащила меня ночевать к себе. У нее была огромная квартира в сталинском доме, в которой она жила со старенькой мамой и внучкой Ясей. На столе под стеклом лежало фото покойного мужа. Дочь ее со своим мужем к тому времени уже уехали в Голландию устраиваться.
Она уложила меня спать рядом с собой в огромной кровати в мягких одеялах. И сама она была какая-то мягкая, в чем-то девичье-кружевном. И мы вовсе не спали, а читали вслух рассказы Сетон-Томпсона и ели утащенные с кухни
 булочки с корицей. Вкус корицы я пробовала первый раз в жизни. С тех пор я навсегда полюбила корицу.

Казалось она будет рядом вечно. Но в детстве акценты в жизни звучат не так, как сейчас - я не заметила совсем, что она собирается уехать, тогдашний ее отъезд показался мне совершенно внезапным, это был шок. Она забрала маму и внучку и уехала. А я после этого совершенно перестала заниматься и через кажется 2 года еле закончила музыкальную школу, забросив музыку навсегда.

Она уехала, но не пропала..
Эмма в Голландии совершенно не растерялась. Она начала давать уроки фортепианной игры на дому.
 Очень быстро выучила язык. И скоро ее знал весь город.
Пару раз мама с отцом были у нее в гостях, когда отец еще дальнобоил по Европе.
Мама возила ей черный хлеб и русские папиросы.
 
А я в возрасте 12 лет передала ей кассету, на которую начитала и напела свои тогдашние стихи и песни.
А она передавала в ответ горы "фирменного" шмотья. И всегда звонила мне в день рождения и кричала, как любит меня.
И ругалась, почему я до сих пор не приезжаю. И уже 10 лет она каждый раз повторяет, что бережет для меня завидного жениха («папа гинеколог, трехэтажный особняк, высшее образование, красавец»).

И я каждый год звоню ей в день рождения.
И сегодня.

И она опять не дает мне сказать ни слова. А только тараторит и тараторит, как обычно почти кричит в повышенном тоне и странно строит предложения.

"Эммочка, здравствуйте, это Даша Ка.."
"Дашка! Сволочь! Ты будешь жить тысячу лет! Я только что, ну только что про тебя говорила. У меня тут девочка пришла, русская, но тут живет, и свои песни показала, а я ей поставила твою кассету, у нее не такие конечно талантливые, но ведь мы-то с тобой выросли вместе, поэтому-то..*охренеть.. она все еще хранит эту кассету??? уже 13 лет как хранит???*
Дашка, девонька моя, я тебя слышать так рада, как же я хочу, чтобы у тебя все было хорошо, чтоб любовь и все, все! Я тебе всего, всего этого желаю.."
"Эммочка, да вообще это я звоню вас поздравить..."
"Да кому я нужна? Я есть только потому, что вы у меня были и есть, только для вас я!"
"Так ведь и мы такие только потому, что у нас вы..."
"Лапа моя! Ты откуда звонишь? Ты все еще в Челябинске? Господи, где бы украсть денег, чтоб купить тебе квартиру.. Ведь говорила я матери, чтоб не продавали тогда ту однокомнатную. А отец-то какой сука оказался! Ну просто сука! Ему яйца оторвать надо! И член порубить на копейки! Ведь мама за него молодая пошла, девочка совсем, а он. Нет, но это ведь была любовь! Он так ее ревновал и ревнует, это тоже любовь. Но маме надо замуж. За миллионера. Я ей давно говорю. Она же еще совсем молодая. Вот я уж старая, а мужики все равно пристают. И я не отказываюсь. Только вчера последний раз целовалась!»

 

И я хохочу и вдруг задумываюсь, а сколько же ей лет? Я ведь понятия не имею. Уж наверное под 60, если не больше... Потрясающая она. И стопудово ведь мужики до сих пор гоняются за ней, всегда гонялись и до сих пор.

 

«Дашка, ты ко мне обязательно должна приехать. Обязательно. Я знаю, денег нет, то времени. Но я всегда тебя жду. У дочки дом, у меня халупка, но зато всегда для тебя...

Девочка моя, маме тоже передай, любите, живите, берите от жизни все, что хочется, это самое главное! Целую тебя, люблю тебя! Дашка, я тебя так люблю! Я тебя очень люблю! 8 мая позвоню, как всегда, жди!»

 

Я кричу «Я вас тоже люблю!!!!», но не знаю, услышала ли.

И, повесив трубку. думаю – ведь я училась у нее ну года 3 наверно. Не помню точно, маленькая была. И не видела я ее 13, а то и больше лет. Она не видела, как я взрослела. Она не знает, какой я стала. Последнее письмо и фото я отправляла ей кажется в 99. Как-то все руки не доходят. Но пару раз в год я слышу ее голос и она каждый раз говорит мне обо мне же самой такие вещи, которых даже я о себе не знаю, как будто она всегда со мной. И она все равно считает меня родной. Как и я ее.

 

С интернетом она не дружит. Но это пока что. Думаю, обязательно освоит. Безумная, восхитительная.

И тогда я покажу ей свой жж.

А пока что я напишу тут то, что она так и не дала мне сказать

 

С днем рождения, Эммочка!

Tags: emma, love
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 45 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →