March 14th, 2019

sad

(no subject)

В связи с выходом документального фильма о Майкле Джексоне Leaving Neverland в разных лентах попадается довольно много постов на эту тему. И практически все занимают одну из двух противоположных позиций:

1) Майкл Джексон был педофилом, которому все сошло с рук, а документалка это только доказывает, поэтому его нужно стереть из истории, его музыку нельзя больше крутить на радио и вообще ни один приличный человек не станет больше к нему хорошо относиться.
2) Майкла Джексона оболгали, всем нужны были только его деньги, он невиновен, и вообще он был гениален и создал современную музыку, как можно вообще покуситься на святое.

И вот мне не дает покоя один вопрос, ответа на который я пока не нашла.

Для начала поясню.

Документалку я не смотрела и не буду. Я берегу свою психику и смотреть это просто не хочу. Достаточно того, что я только что зачем-то посмотрела кусочек записи с допроса Джексона в 1996 году и он там creepy as fuck, смотреть на это просто невозможно.

При этом я сама никогда не была фанатом Джексона. Единственный короткий период увлечения его музыкой пришелся на лето его смерти, когда я внезапно накачала себе его альбомов и слушала их по кругу, удивляясь, насколько современно они звучат даже 20 лет спустя после выхода, насколько узнаваемы и запоминаемы мелодии, даже если не слушал его подростком.

И вот сейчас меня мучает вопрос, который я в принципе часто себе задавала в жизни.

Насколько можно и нужно отделять творца от его творчества?

У меня такое всегда было с писателями. Я ненавидела проходить биографии писателей в школе, например. Потому что знание того, какой кто-то мудак, мешало мне воспринимать написанное ими. У меня есть даже книжка с увлекательными фактами из биографий великих писателей и нормальных людей среди них очень и очень мало. Лучше б я этого не знала.

Потом это же перенеслось на киноактеров. Я не особо люблю читать или смотреть интервью, потому что ну вдруг любимый актер окажется идиотом или мудаком, это ж все испортит. В прошлом году вот я смотрела после долгого перерыва «Карточный домик» (не досмотрела пока что) и прям тяжко было. Потому что Кевин Спейси мне всегда нравился, как актер, но в свете прошлогоднего скандала любить его невозможно.

Так вот про Майкла Джексона.

Я очень понимаю обе стороны, и отстаивающих его память, и проклинающих его. Обе стороны и в своих аргументах, и в эмоциях очень убедительны.

Но. Его роль в истории мировой музыки огромна. Можно ли его теперь просто стереть из нее?

И самое сложное для понимания для меня вот что.

Предположим, человек никогда не любил музыку Джексона, она его не трогала (как меня Моцарт, ха-ха), место его в истории он как бы признает, но считает, что преступления его настолько непростительны, что аннулируют абсолютно все, что он когда-либо спел и создал. И поскольку музыка его такого человека не трогает, то отказаться от нее легко. Меня вон никогда не трогала поэзия Цветаевой, поэтому история про брошенного ею ребенка не мешает мне продолжать все так же быть равнодушной к ее стихам.

Но что делать тому, кто преступления М.ДЖ. тоже считает непростительными, но музыку саму при этом очень любит? Стереть ее из памяти? Но ведь она часть твоей жизни, часть твоих воспоминаний, возможно даже очень важных и дорогих воспоминаний. Если ты когда-то впервые поцеловался под песню Майкла Джексона, то что станет с твоими воспоминаниями о первом поцелуе? Если ты связывал его музыку с чем-то дорогим тебе, то как быть с этим?

(Тех, кто считает, что несчастного Майкла оболгали и он ни в чем не виноват я тут даже не рассматриваю, потому что у них, как мне кажется, очень сильный защитный механизм работает).

Да, возразите вы, но то же может быть и с писателем или актером. Вон Вайнштейн же! Но про Вайнштейна мне все как-то очень понятно – смотреть и любить спродюсированное им кино по-прежнему можно, потому что это плод труда сотен людей, а не одного продюсера, его участие не уничтожает всю их работу. С книгами, конечно, чуть сложнее. Но пока еще ни одного из моих любимых писателей (насколько я знаю) не обвинили ни в чем настолько ужасающем. Да и книги не звучат у меня в голове. А музыка звучит.

С музыкой, как мне кажется, сложнее расставаться. Она проникает куда-то в подсознание и не покидает тебя никогда. Музыка очень тесно связана с воспоминаниями. И порой она звучит у тебя в голове без всякого твоего желания и контроля. (Пока я пишу этот пост, у меня в голове почему-то играет мелодия Liberian Girl, и я не могу ее остановить). Об этом пишет психолог Оливер Сакс в недавно прочитанной мной «Музыкофилии», об этом наверняка пишут многие другие менее популярные, но более серьезные авторы.

Мы с хором много раз пели потрясающе красивую аранжировку «Man in the mirror». И мы можем решить, что больше никогда не будем ее петь. Но я же не могу стереть из памяти, что это было, что нам нравилась эта музыка, что мы много раз обсуждали текст. Это же все часть меня. Как и то лето, когда мы с Маринкой поехали в Москву на выходные, сидели на кухне у друзей, пили вино и слушали только что почившего Джексона и болтали о подростковых увлечениях и любимых музыкантах. Как и ту осень, когда мне ужасно захотелось поучаствовать в танцевальном флэшмобе под Thriller и я старательно разучивала зомби-танец, тренируясь у себя в съемной квартирке в Купчино под видео на ютубе.

С этим всем-то что делать, если весь цивилизованный мир постановит стереть его из истории?

Я вот нежно люблю Джорджа Майкла и последняя документалка о нем только укрепила мою любовь. Если б сейчас о нем всплыло что-то настолько же страшное, я не знаю, что б я делала. Это ж вырвать вместе с музыкой из сердца кусок и выбросить.
sad

(no subject)

И тут я поняла, что я не могу после предыдущего поста взять и пойти смотреть фильм Spotlight.
Пойду смотреть "Друзей"  в который раз. Ничего более успокаивающего для моей психики не существует.