August 15th, 2009

sad

(no subject)

У меня все отлично, веришь? Я загорела до цвета молочного шоколада. Сгорела, облупилась шелушками и загорела заново. Я прочитала все русскоязычные книги из своего чемодана и еще одну с ресепшена. Там еще много книжек, но почти все на шведском, а шведский я никогда толком не знала, о чем сейчас страшно жалею. Нашла себе какой-то романчик на английском, буду читать бездумно, потому как совсем не читать невыносимо.

Мне нравится сидеть на краю бассейна и болтать в нем ногами. Обеими. Особенно той, что в фиксаторе. Мне нравится загорать целый день, вымазавшись в оливковом масле. От масла кожа становится мягкая-мягкая и блестит. Лежишь и переливаешься на солнце, как кусочек слюды, и если положить голову на сгиб руки, то отчетливо видно, как выгорели волоски и пушатся золотыми облачками. Когда лежишь на животе и не прячешься под раскидистой пальмой, спина постепенно нагревается и становится совершенно горячая. Выгибаешь руку, проводишь по спине и думаешь только об одном – было б здорово, если б по этой горячей спине пробежались бы чьи-то беспечные поцелуи.

Воздух у моря так и наполнен сладострастьем. Кажется если распахнуть ставни и двери домов, увидишь сплошь совокупляющиеся парочки, слитые воедино страстью и южным настроем. Эти любовные волны накрывают порой и меня, и тогда я отчаянно завидую тем, кто на закате в море вдвоем целуется и не разрывает объятий. Я со своим сумасшедшим тактильным голодом скучаю по поцелуям, рукам и ласкам. Если однажды меня полюбит какой-нибудь ненормальный мужчина, а я вдруг случайно его полюблю в ответ, я запру его в своей квартире на целую неделю и буду отпускать из постели только до холодильника и туалета и то по графику.

Я потихоньку жду осени. Жду возвращенья домой в свой любимый безумный город. Что-то изменится, знаю. Осень всегда приносит дожди и новости. Ну а пока у меня возле порога растет лимонное дерево, усеянное зелеными тугими плодами. Ну а пока я морщу на солнце нос. Ну а пока я сплю до полудня и никак не могу отоспаться. Ну а пока этот странный, так негаданно преобразившийся отпуск уже подарил мне так много, что я даже не знаю, куда девать столько бесценных сокровищ.