May 22nd, 2009

sad

(no subject)

Купчино – город в городе, деревня в городе, обособленное государство, провинция внутри культурной столицы. Маринка говорит, что как только входишь в Купчино – начинается «контингент». Словом «контингент» обозначаются другой мир – гопники, быдло, перегидрольные челки, бесформенные люди и одежды. Контингент.

Не знаю, наверное я тоже контингент, но я люблю свое Купчино. Я ж дитя окраин. В будущем про меня скажут «она воспевала купчинскую романтику», а на моем доме повесят мемориальную доску «здесь с 1993 по 2004 жила и работала…» Кстати, надеюсь в Челябинске на доме по улице Пушкина тоже повесят про меня гранитную досочку. Вы уж там проследите.

Около подъезда расцвела черемуха. Я подхожу к дому вечерами усталая, становлюсь под черемухой, запрокинув голову, и нюхаю. Обожаю этот запах. Настоящая весна и даже почти лето.

Я прихожу домой усталая, потому что взяла моду гулять после работы. Мода эта старая, но актуальная в теплое время года. Так что теперь с Васильевского до Невского, с Васильевского до Сенной, с Васильевского до Фрунзенской. Пока что самый дальний мой маршрут. Маринкин рекорд, которая в прошлую субботу дошла от Пионерской до меня в Купчино, мне ни за что не побить. Но я буду стремиться.

Гулять после работы – удивительно здорово. Рассматривать дома. Самые интересные из них фотографировать быстренько в телефон, просто чтоб потом прочитать в сети их историю. Слушать джаз и пытаться шагать ему в ритм. Глазеть на машины и ногастых велосипедистов. Проголодавшись, купить кефир и бублик. Как в студенчестве. Почему-то вдруг это кажется невероятной вкуснятиной.

У меня период легкого затворничества. Я не хочу никуда торопиться. Я не хочу назначать встречи только потому что давно обещала, потому что давно не виделась, потому что неприлично и надо. Я хочу встречаться с людьми только когда по-настоящему хочется. А пока что мне ничего не хочется. Это мой вид отдыха. Я не очень осознаю от чего именно я устала, но совершенно однозначно устала. Так что мои многочисленные отпускные дни пожалуй будут этим летом очень в тему. Время искать себя. Осталось только распланировать все так, чтоб опять не вышло тяжелых для души поездок. Хочу легких. Хочу расслабиться наконец.

П.С. Вдруг кто знает - что за люди всегда толпятся на Сенной, мужики с сумочками через плечо и бумажными зажимами. Что-то продают или скупают? Они по-моему были там во все времена.
sad

(no subject)

Перечитала недавно рассказы Сэлинджера. Я у него люблю не всем известные, которые в сборник "Девять рассказов" объединены. А например "Опрокинутый лес" или там "Грустный мотив" или "Братья Вариони". Над последним я вообще плачу над последней фразов Сонни Вариони. Это настолько гениально и просто, что сил нет, аж сердце замирает.

А вчера я влезла в старую записную книжку, в которой я написала в 1999 году, что Лида-Луиза из рассказа "Грустный мотив" - это на самом деле известная певица Бесси Смит. Уж не знаю, откуда я эту информацию десять лет назад взяла, но вот так у меня написано *и википедия только что подтвердила эту инфу*. И сегодня я скачала записи Бесси каких-то диких 30-х годов и слушаю с замиранием сердца. Все-таки классические джаз и блюз, в истории которого я совершенно ничего не понимаю, но который для меня олицетворяют Луи, Элла и теперь вот Бесси - это какая-то космическая, невообразимая музыка. Когда я это слушаю - мне хочется срочно найти машину времени и умчаться в то время блюза и джаза и темнокожих богинь.