March 1st, 2009

sad

(no subject)

Ну вот. Объект сдан. Скоро домой и потом в отпуск. И я вспоминаю про обещание двухгодичной давности – после завершения челябинских дел съездить в Голландию к моей любимой Эмме.
Я стою на балконе из звоню из динькающего капелью Челябинска в маленький голландский город.

Она берет трубку и у меня замирает сердце. Я никогда такой ее не слышала.
- Эмма? Это Даша...
- Дашуленька.. Родной мой...
- Эмма, что с вами? Почему такой голос?
- Болею. Ты давно не звонила, дурында. Я болею второй год. Спина и кишки. Думала рак, но нет. Но все равно херово. Иногда почти не хожу. Через неделю большой концерт, а я не могу играть. Руки не шевелятся, не летают руки. Я старая...

Мне становится так страшно. И ужасающе стыдно. Я правда очень давно ей не звонила. Эгоистичная дура, думала что ничего никогда не случится, что Эмма вечная и молодая, как весна. Что она всегда где-то рядом, не исчезая, ждет меня.

- Дома ремонт. Весь наш дом под колпаком. И меняют окна. Вместо штор тряпки на кнопках. Ужас... Так все, прекратили, давай про тебя, как ты, где ты? Что мама? Все хорошо? Как Тимоня, наш малыш? Как бабушка?
- Мы.. Да мы.. – надо собраться, нельзя сейчас заплакать, черт, нельзя!!!! Мы хорошо, Эммочка! Мама вся в новых проектах, счастливая, любящая. Тимка не учится ни черта, все с девочками гуляет. Бабушка отлично, пошла петь в хор пенсионеров, довольная. Я опять в Челябинске, скоро домой и в отпуск и вот хотела к вам...
- Ко мне обязательно! Обязательно, слышишь? Я все устрою. Только подожди, пока ремонт кончится. И ко мне. У Бертин, моей подруги, большой дом, она тебя возьмет к себе. Я-то болею, ко мне нельзя, не хочу чтоб ты здесь, тут ни дивана, ни занавесок, и мама больная.
- Эмма, мне все это не важно. Мне главное вас увидеть! Какая же я сволочь, что не звонила... Простите меня, простите!!!!!!!!
- Прекрати, Дашка! Все, ты звонишь и хорошо. Я так рада. Я тебя люблю каждую секундочку, помню о тебе каждый день!
- И я вас... Мне так стыдно. Я такая бессовестная, что не звонила, простите...
- Перестань. Дело не в совести, не в звонках, а в том, что жизнь короткая. Ну, все хорошо. А мужика? Мужика любишь какого-нибудь? Есть кто-то?
- Ну как.. То есть, то нет..
- Ну и правильно, что так. Любви должно быть много и разной. Любви всегда есть время, всегда. Даже для меня любовь есть, хотя вроде и не должно быть. В любом возрасте любовь. Вечно. Приезжай, слышишь? Приезжай в апреле. И звони. Хоть иногда звони, девочка, поднимай трубку и звони. Я жду. Всегда тебя жду. Люблю, обнимаю, люблю. Дашка, моя маленькая, как в детстве, моя кровинка...

Прощание тонет в телефонных гудках, ее хриплый голос затихает в моих всхлипах.
Господи, помоги... Сбереги ее!!! Сохрани для меня, для всех. Болезни, печали – это не для нее, только не ей, ей нельзя, она ангел безумный, свободный и дивный. Я сволочь, подлая, глупая.. Но я наверстаю, пойми, я догоню, я успею. Она сказала ждать ее звонка, и сразу как – прилетать. Я прилечу. Сразу же. Обещаю. Обязательно. Я у нее в долгу, во мне часть ее, в моем сердце ее огонь. Ты только сбереги ее, Господи.