February 20th, 2009

sad

(no subject)

Моя маленькая финишная прямая началась прямо сейчас. Я привезла с работы 47 папок с исполнительной документацией, которые за выходные надо перечитать, перепроверить, местами исправить, местами оформить на содержимое нудные реестры. Я занимаюсь этим среди прочего последние пару недель. Кто-то умер бы от тоски, а я со своей страстной мечтой о работе в архиве просто счастлива ковыряться в тишине часами в бумажках, сортировать их, нумеровать, оформлять. Но теперь и правда финишная прямая, в следующую среду комиссия по сдаче объекта, поэтому во вторник утром документация должна быть в порядке. А значит у меня никаких выходных, только работа.

Впрочем итак только работа. Последние недели только работа и алкоголь иногда. В среду в какой-то момент зависла посреди рабочего дня, в каждой руке по телефону, перед глазами список задач из десятков пунктов, в голове пульсирует последнее полученное по телефону задание "Узнать паропрозводительность котлов. Посчитать количество смонтированных единиц оборудования". И тут мне стало тошно и я расплакалась. Ну почему вы, мужики взрослые, инженеры с высшим образованием и 20-летним опытом работы не можете сами узнать эту ебаную паропроизводительность, почему я-то? Еще этот инженер такой вредный, когда я говорю на его вопросы "не могу сразу ответить, дайте 10 минут", он всегда начинает меня гнобить: "ну вот, ты нас подводишь, ай-яй-яй, я так на тебя надеялся, нельзя на тебя расчитывать". Это у него шутки такие, он думает это смешно. А у меня каждый раз стресс и обида. Вот и сорвалась. Так жалко себя стало. Поплакала. Успокоилась. Взяла себя в руки. Узнала все, что надо. Подавитесь, инженеришки. Я доведу этот проект до конца, бля буду.

Еще неделя в Че. И потом дом. И отпуск. И Маринка, по которой я соскучилась так сильно, что в пятницу вечером я больше всего на свете хочу сидеть у нее в ногах возле дивана и смотреть вместе кино и обнимать ее коленки.