January 31st, 2009

sad

(no subject)

Мне не о чем писать. Я пустая.
Я могу писать сейчас только о плохом. Это единственное, о чем правда хочется.

Самое невыносимое, самое черное, самое жуткое - когда часами вечерами дома в одиночестве думаешь о прошлом. Убираешь квартиру, варишь суп, читаешь рабочую почту и думаешь о прошлом. Обычно я гоню такие воспоминания. Потому что от них у меня слезы. Воспоминания о даче, которую отец продал 6 лет назад. Мы с мамой тогда плакали несколько дней. Дача была тем местом, где мы все были счастливы. Я вспоминаю это. Вечера у костра с песнями. Ежедневные пикники у моря. Старое зеленое одеяло, на котором мы валялись с мамой и бабушкой целый день на пляже и играли в дурака. Запах леса. Только мне известные тропинки в лесу, только мои ландышевые полянки и черничные опушки. Одичавшие финские яблони и сирень среди сосен. Фонарь над баней, в свете которого ночью рой комаров и мотыльков. Крылечко, на котором мы сидим по вечерам бок о бок с мамой и едим клубнику. И мы. Семья. Счастливая.

Маленький брат, который целыми днями гоняет на велосипеде, который загорает каждое лето до черноты, с которым мы читаем первую книжку о Гарри Поттере, с которым мы в дождь выбегаем на улицу и босиком носимся по лужам и визжим. Мы спим с ним и сестрой в детской комнате под крышей. По ночам на металлическую крышу падают сосновые шишки, а о стену шуршит орешник. У нас есть своя личная кладовка, в которой мы иногда прячемся от родителей и хихикаем.

Бабушка целыми днями на грядках. Теплица с огурцами, теплица с помидорами. Пара грядок кабачков. Десяток клумб. Склон вокруг дома зарос клубникой. Бабушка все время что-то делает, что-то готовит, что-то маринует и варит. Иногда она обливается ледяной водой из колодца, а потом важно идет к дому в толстом махровом халате. По вечерам, когда солнце уже не такое сильное, она надевает широкую шляпу с полями и идет к нам на пляж. Но к 6 мы все обязательно возвращаемся домой, чтобы успеть посмотреть смешные бразильские сериалы про тропиканок и любовь.

Младшая двоюродная сестричка Дашка и мой брат почти неразлучны. У Дашки блестящие русые волосы и пухлые щечки. И загар не уступает Тимкиному. Они купаются в море часами, играют с соседскими детьми, ссорятся и мирятся. Несколько лет подряд мы с мамой собираем всех детей садоводства и устраиваем вечер талантов - дети танцуют, поют и читают стихи, а родители чинно смотрят представление, а потом угощают всех сладостями. Однажды я устраиваю всем детям квест в лесу - долго прячу там подсказки, рисую карту, собираю по соседям сокровище из конфет и фруктов, и мы полдня носимся по окрестностям толпой от 4 до 15 лет, царапаем о ветки раскрашенные под индейцев гримом лица и ищем клад.

Мама ходит на даче в смешных одеждах из 70-х, подвязав волосы цветастой лентой. Мама разрывается между домом, огородом и детьми. Раз в неделю мы с ней моем весь наш дом, и тогда до вечера во всех комнатах пахнет мокрым сладковатым деревом. Иногда мы жарим крупные семечки на сухой сковородке, а потом сидим на завалинке весь вечер и сплетничаем. Мама на даче - настоящая мама, не та изящная гламурная женщина, которой стала сейчас, а чуть усталая, но цветущая мать счастливого семейства.

По выходным приезжают гости. Обязательно приезжает отец, с которым у нас всех еще все хорошо. Его встречаем всем табором - растаскиваем сумки с продуктами, накрываем шикарный стол прямо на улице. Взрослые выпивают немного, а мы, дети, лопаем арбузы и все ту же вечную клубнику. Почти всегда приходят соседи, ведь наш дом самый гостепреимный, застолье затягивается почти до утра, мы растапливаем баню и ночью вся веселая гурьба танцует в предбаннике и поет песни.

Ну а я во всем этом счастлива. Я купаюсь и загораю, я полю грядки и поливаю из шланга картошку. Я бегаю на свидания с моряками из летнего лагеря морского училища. Я читаю старые книги, которых на даче целый шкаф. Я шью на старой швейной машинке лоскутное одеяло и подушку. Я лажу по вечерам на старый маяк у моря и долго курю на ветру на самой вышине, разглядывая огни кораблей на горизонте.

Я не знаю, почему вспоминаю это. Я же говорю, обычно гоню все эти мысли, это слишком болезненные воспоминания.
Мои родители уже два года как развелись. Они не живут вместе давно. Но теперь вот на носу очередной суд из-за квартиры. Я сижу в Челябинске и психую. И отчаянно завидую тем, у кого счастливые семьи. Я не могу сейчас слышать про счастливые семьи - то ли радоваться, что они все-таки существуют, то ли ненавидеть и беситься, что у меня такой больше нет. Мне скоро 27, а я все еще не могу пережить развод родителей - вот идиотизм. Сижу дома и деру себе сердце воспоминаниями о счастье, которого никогда не вернуть. Я знаю, что это глупо, что надо идти дальше, но сейчас не могу ничего с собой поделать.
sad

(no subject)

Простите, друзья. Я все время ною последнее время. Удалите меня что ли, если надоела совсем. Я б сама себе надоела вообще-то. Просто у меня дикая работа с утра до ночи, нервы и грусть. И холодно к тому же в этом Че. Вернусь в Питер и снова стану веселой. Обещаю.