December 28th, 2006

sad

(no subject)

Я дома и кажется я никуда не уезжала.

Для начала родители не приехали за мной в аэропорт. Забыли. Я разоззлилась и немножко поплакала. В 7 утра одной в аэропорту с чемоданом и дыней не слишком весело. Потом догодалась позвонить замечательному другу rodef, который не только не послал меня на хуй в это не самое позднее время суток, но еще и приехал за мной и отвез домой. Спасибо большое, дорогой друг!

Сонные родители. Спящий брат. И я не хочу сейчас думать о проблемах, о их ссорах, о предстоящем разводе. Я дома и этим все сказано.
Завтрак и первая сигарета на любимой кухне. И спать под любимым одеялом на любимом диване под нависяющими листьями ненавистного цветка гигантской монстеры, которая тоже в порыве счастья признана любимой.

Отоспалась. Убралась на кухне. Съездила в офис. А потом встречаться с Маринкой.
Маринка, надо сказать, как всегда провернула невозможное - путевки в Рим куплены и мы в субботу уезжаем.
Мы долго их искали, мучались, но Маринка как всегда умудрилась все устроить за 5 минут.
М: Позвони в "ареа-фи". Начальник клиентской службы - Гуннилла Хяннинен.
через 5 минут Касик: Эта чухонская говнилла не отвечает!
Чухонская говнилла становится на ближайшие дни любимым выражением.

В метро - боже, боже, какое счастье видеть питерских людей. Я одичала в Че. Я забыла, что такое бывает, когда минимум процентов 40 людей на улице и в метро носят на лице следы интеллекта и одеваются со вкусом, как же приятно это видеть! Я с удовольствием разглядываю всех попадающихся мне людей, особенно хорошо одетых, подмечая про себя, что для стильного прикида вовсе не обязательно нужно много денег, к сожалению в провинции это поймут еще нескоро.
На улицах - огни, огни, огни. Не смотря на отсутствие снега город пышет новогодним жаром. Город похорошел, нацепив бижутерию новогодних фонариков, да и основательно украсившись новыми зданиями и вывесками.

Стою у эскалатора и жду Маринку, с половинкой дыни и короной в сумке. И внутри вся аж дрожу от нетерпения.
И вдруг - навстречу мне поднимается Андрей.
Я не видела его1,5 года с тех пор, как ушла из его дома, с тех пор как кончилась 7-летняя дружба и 7-месяное совместное проживание.
Я остолбенела сначала, а потом мы бросились друг к другу и обнялись и расцеловались. "А я смотрю знакомая толстушка какая-то" - улыбается он. "Как же я рада тебя видеть, пингвиненок!" - обнимаю его я.
Поговорили 5 минут, он спешил. Договорились встретиться. Конечно вряд ли получится - опять не найдем время. Но зато на душе так хорошо, славный новогодний подарок судьбы - мы не враги больше, пусть не такие друзья как раньше, но уже не враги, я поняла это. И обнять его, такого до сих пор любимого, было жутко приятно, ведь я давно этого хотела.

А потом приехала моя Маринка. Красивая-красивая! Я в нее вцепилась и обнимала и целовала несколько минут, пока она сдавлено не проворчала "Если ты не прекратишь обниматься, я так и останусь скрюченной на всю жизнь".
И мы пошли мимо новогдних елок Невского проспекта в банк. В банке нам выдали все, что нужно и подарили фондюшницу для шоколада.
Помахивая фондюшницей и дыней мы пошли немножко гулять. Болтали так, словно и не расставались на целых 3 месяца. 

Я: Ты знаешь, со мной в самолете летел мужчина, похожий на Сергея Пенкина. У него было лицо Сергея Пенкина, шапочка пирожком как у Сергея Пенкина и дубленка с меховой опушкой, какая наверняка понравилась бы Сергею Пенкину. Ну типичный такой Сергей!
Маринка хохочет.
Я: А еще со мной летела борзая. Ну не одна конечно, с хозяином. Афганская такая. Грустная. Бежевая такая борзая, а хозяин лысый и тоже бежевый. А вообще я хожу сегодня вся офигевающая, я так одичала за это время, я теперь как Джордж из джунглей!

Мы добрели до площади искусств, которая совершенно чудесно украшена в этом году. Потом заглянули в охваченный покупочной лихорадкой пассаж, купили всяких мелочей в рив гоше (о, как же давно я мечтала накупить себе всякой косметики!). А потом почти сразу поехали по домам, было поздно и мы обе уставшие.

Я: Вот сейчас приедешь домой и можешь даже с дыней сделать себе шоколадное фондю!
М: В пиздю фондю! Вот еще дыню портить!

А дома ужин с родителями. Пусть в жуткой раскаленной атмосфере, но мне все равно хорошо от того, что я рядом с ними..
А сегодня я приготовила им обед и весь день занимаюсь уборкой. Это моя вечная функция - уборка у родителей, как будто во время моего отсутствия они вообще не убираются дома.
Разбираю книги, рассматриваю старые фотографии. Вечером попробую успеть в гости к бабушке. Завтра останутся мелкие дела и ночью в Хельсинки, чтоб оттуда улететь наконец на наши прекрасные римские каникулы....