June 9th, 2006

sad

(no subject)

Вчера мы с Маринкой встретились после работы на Петроградской. Потому что мне снова хотелось погулять. Просто пройтись пешком по городу. И хотя состояние у нас обеих было довольно депрессивное без видимых причин, мы отправились гулять.

Идем Каменноостровскому проспекту. Я болтаю что-то про то, что здесь рядом есть институт мозга, и нам бы вполне не помешало туда заглянуть, хотя нам уже вряд ли помогут. Маринка на мои попытки шутить реагирует довольно вяло. Справа симпатичный парк у на берегу. «Давай зайдем» - прошу я. И вот мы уже идем по песчаной дорожке, и я удивляюсь тому, как в 10 метрах от шумного проспекта могут петь птицы и царить спокойствие.
Тут все могло бы и окончиться, но все как раз и началось. Забегая вперед, стоит отметить, что все дальнейшие наши разговоры велись довольно спокойным, философским тоном без повышений интонаций и размахивания руками. Мы выпаливали безумные тирады, хохотали до слез, и вдруг внезапно замолкали, чтоб через несколько минут продолжить неистовство.

Вдоль пруда и через мостик. Прошу остановиться на мосту покурить.
Я смотрю на дерево изгибающееся у кромки воды: «А почему тополь не падает?»
Маринка: «Странный вопрос.. Вот если б ты спросила почему тополь не топает..»

Мимо пробегает крошечная худющая такса, следом семенит хозяйка.
Я: Какая маленькая такса.. Такая худая.. Как гончая.. Как борзая..
М: Просто у них не было денег на чихуа-хуа, и теперь они не кормят таксу, чтобы она стала как чихуа-хуа. К тому же она гонит.
Я: И борзеет.. А та маленькая белая шняга, которую мы сегодня видели это был той-терьер?
М: Нет, той-терьером очень удобно вытирать пыль, а то, что мы видели – это маленькая белая шняга.

Я смотрю на уток в пруду.
Я (радостно и с энтузиазмом): Эй, утки, ПРЕВЕД! А ну-ка сделайте лапами медведа! О, да это селезень! А где твоя утка, селезень?
М (громко и с вызовом): Его утка бреет пелотку!

Идем по аллее, я молча иду и икаю. Маринка не выдерживает: «Может мы уже окончательно перейдем на общение с помощью ультразвука???»

Периодически я задаю тупые вопросы. Такой уж у меня день вчера был – тупых вопросов, типа «А что это доски? А что это за зеленая коробка? А для чего тут шарики?» и т.п. Маринка на удивление терпеливо отвечает.
Выходим из парка и переходим через какую-то из Нев по мосту. Маринка замечает, что у меня смешно топорщится плащ, так же как на неуклюжих мужчинах порой топорщится пиджак. Маринке кажется, что я похожу на типичного Стошу Говнозада.
Молча идем через мост. На светофоре я вдруг начинаю спокойным голосом говорить.
Я: Слушай, а тебе бы не хотелось сейчас немножечко пенопласта?
М: Что????
Я (смущенно): Кажется я задала не очень уместный вопрос…
М: Нет уж продолжай…
Я (с чувством): Ну.. Я хотела узнать не хотелось бы тебе сейчас немножечко пенопласта..
М: Зачем????
Я: Понимаешь, его бы было так приятно покрошить… И разбрасывать…
М: Это что тебя к такой мысли привело???
Я: Ну я сейчас на мосту увидела одну пенопластинку и подумала. Хотя может ты хочешь чего-то другого? Может быть поролона? Но поролон он ведь не так совершенен, как пенопласт. Его конечно можно порвать на кусочки и разбрасывать, но это будет совсем не то…
М (допытыается): То есть ты считаешь, что пенопласт совершенен????
Я (оправдываясь): Ну я имела в виду геометрические формы. Безусловно в некоторых ситуациях он уступает поролону…
М: Ты знаешь, а я бы сейчас не отказалась от силикона.. Из него можно скатать шарик. А ночью он будет превращаться в кубик и убивать людей, что в принципе является главным.
Я: Да.. Силикон это круто..
М: Не повторяй за мной!!!!
Я: Да я просто согласилась с твоим мнением! Я просто хотела порадоваться, что мы пришли к консенсусу на счет пенопласта и силикона, и не позволили случиться конфликту, который мог бы положить конец нашей 8-летней дружбе…

Молча до следующего моста. Я гляжу на другую сторону реки, в голову приходит идея.
Я: Слушай, а пойдем сходим в Военно-Морскую Академию! Приобщимся к прекрасному!
М (несколько удивленно): То есть ты считаешь, что именно там приобщаются к прекрасному???
Я: Ну конечно! Эрмитаж, Русский музей – это все банально. А тут столько всего прекрасного – скальпели, капельницы, огромные лампы..
М: А ты не путаешь с Военно-Медицинской академией?
Я (удивленно): А здесь какая?
М: Военно-Морская! Угу, все моряки в наши время со скальпелями бегают!
Я: Боже.. Я всю жизнь, представляешь, всю свою сознательную жизнь здесь проезжала сотни раз и всегда думала, что она медицинская.. Какой ужас..
М (делая вид, что разочаровалась во мне и уходит): Всё, пока!
Я: О, да, то же самое вчера сказал Ирочкин муж, когда я не узнала 5 новых мелодий подряд из его телефона..
М: А что там были за мелодии?
Я: Ну Крафтверк.. И еще что-то.. Какая-то то ли ЛаПерла, то ли ЛаПайя..
М: Это кто?
Я: Ну это музыка из фильма про капитана Катании. Я не узнала, а он на меня с таким ужасом: «Ты что ЛаПерлу-ЛаПайу не знаешь, да как можно?»
М: Действительно.. Как можно?? Это же фильм Спрут-где-поймают-там-и-прут!
Я: Ну я комиссара-то не сразу вспомнила..
М: Позор!!!
Я (скорбно): Понимаешь, я сначала вспомнила мамину подругу тетю Риту, которая лечилась уринотерапией, а потом умерла от инфаркта прямо у себя в туалете.
М: …… *давится смехом*
Я (ностальгически): У нее еще был попугайчик Кеша..
М:…. *еще больше давится смехом*
Я: Это был мой самый первый знакомый попугайчик. Он умел говорить. И петь.
М:…. *хохочет*
Я: Хотя конечно пела в основном тетя Рита. Она пела куплет, а он припев. Такая песня «Мой маленький гном, бом-бом. Надень колпачок, бом-бом. Получишь щелчок, бом-бом!» Кеша как раз это бом-бом и пел..
М (стараясь не смеяться): Почему бом-бом-то? В рифму было б чок-чок!
Я: Ну тогда это было б два слова и он бы не осилил! Так вот я к чему. У этой самой тети Риты был муж дядя Витя! Он ее потом бросил, она тогда и начала уринотерапией заниматься. Так вот этот самый дядя Витя был очень похож на комиссара Катании!!!!!

Тут мог бы быть занавес, потому что смеяться не было больше сил, но на этом все не окончилось.
sad

(no subject)

Сквер возле Черной речки. Я немного корю себя за то, что я не купила шампанского, потому что было б приятно гулять и пить из горла шампанское. А еще мне неудобно в плаще и с тяжелой сумкой, и я все время их поправляю, а сумку пытаюсь приспособить куда-нибудь.
М: Ну одень уже ее через плечо и будешь совсем как Стоша!
У сумки довольно короткая ручка, я вешаю ее через плечо, ремень впивается в шею. Выглядит убого. Я поднимаю руку и машу ею как робот и говорю:
- Привет! Я Стоша!!!
Маринка улыбается. А я вдруг оттопыриваю бедро, выразительно хлопаю себя по заднице и по слогам говорю:
- А фамилия моя Гов-но-зад! – и улыбаюсь во весь рот, пока Маринку сгибает от смеха. Когда наконец она успокаивается, я поясняю – Это было фамильное приветствие рода Говнозадов между прочим!

Мы подходим к метро с задней стороны. Я оглядываю ближайшие вывески и спрашиваю:
- А нам обязательно идти в эти задворки метро???
- Да! Это для контраста и разнообразия! Посмотри как тут весело!
- Вполне. Сейчас закажем вон там ключи, а потом купим вон там пирожки. А потом откроем пирожки ключами. А в пирожках, знаешь ли, встречается много всего интересного. Например, бритые киски…
Данная сентенция на какое-то время выбивает Маринку из колеи. Уже сегодня утром она не выдержит и спросит меня, откуда мне пришло в голову, что в пирожках могут быть бритые киски. Я объяснила ассоциативный ход – если бывают пирожки с котятами, то вполне могут быть и пирожки с бритыми кисками. По-моему очень логично.

Идем дальше в сторону Черной речки.
Я: А где тут место, где убили Пушкина?
М (невозмутимо): В том самом месте, где убили Пушкина!
Я: Ах так?! Ну тогда блиц-опрос! Кто убил Пушкина??
М: Пушкиноненавистник!
Я: В каком году убили Пушкина???
М: В год ненависти Пушкина!

Безупречно. Мне совершенно нечем крыть.
Идем уже в сторону Пионерской. Рассматриваем дома, людей. Я все еще спрашиваю всякую хренотень вроде того, нужны ли нам метизы.
Начинаю раскручивать сумку в руке.
Я: Ура! Сейчас у сумки закружится голова и она будет блевать! – внезапно осеняет мысль – Ой, а ты в детстве так делала…?
М: Как? Блевала сумкой?
Я: Неет! Ну.. берешь… - от хохота не могу говорить и показываю только что-то руками.
М (сообщая мне по секрету): Ты знаешь, я при всем желании не могу сейчас понять, что ты хочешь сказать и что я должна была делать в детстве? Что означает это твое «ы-ы-ы»?
Беру себя в руки и выпаливаю на одном дыхании.
- Вот ты в детстве брала пластмассовое ведерко, наливала в него воду и крутила, а вода не выливалась??? И только в 8-м классе средней школы на уроке физики ты узнала, что на самом деле это все центробежная сила, да?
Маринка смотрит скептически. Мне становится стыдно и я отворачиваюсь. Правда слышу, как она бормочет «конечно делала…»

Мы немножко сбиваемся с курса. Маринка говорит, что если мы пойдем прямо, то выйдем вовсе не на родную Пионерскую, а на Площадь Мужества.
Я: Ой, а это страшно?
М: Конечно страшно!
Я: Надо бояться?
М (угрожающе): Бойся!
Я: Уууу… *испуганное лицо*
М: Еще сильнее бойся!
Я: Уууу *еще более испуганное лицо и скрюченная поза* Я не хочу на площадь мужества, там страшно… А у меня и мужества-то нет!
М: Так там ты и зарядишься мужеством!
По дороге я прыгаю, танцую, дергаю ножками, показывая всему миру свои ярко-преярко-желтые носки. Уговариваю Маринку тоже попрыгать или идти, вытягивая носочки, объясняю как это невыразимо приятно. Она не соглашается. Я переживаю.

Наконец я настаиваю на том, чтоб свернуть на какую-то тихую улицу, лишь бы не идти на площадь мужества. Улица Омская вовсе не страшная. Проходим мимо стенда с афишами, а там висят старые, прошлогодние.
Маринка вдруг вскрикивает: «Дашка, 12 декабря, смотри, ты пойдешь на Александра Малинина».
Естественно она знала, что такое неожиданное заявление заступорит меня на пару мгновений. Пока я тупо смотрела на афишу, пытаясь понять куда и зачем я пойду, Маринка успела убежать от меня далеко вперед. Я заметила это и погналась за ней. Хотя, учитывая, что я в принципе не умею передвигаться быстро, «погналась» это слишком сильно сказано. Скорее я засеменила вслед и заголосила на всю улицу: «Марусяяяя!!! Ну не беги!!! Ну остановись!!! Ну не бросай меня!!! Ну подожди!!!» И вдруг на последнем слове еще и запела «Подожди-дожди-дождииии, я оставил любовь позадииииии!»
«Бляяяя…» - простонала Маринка и обхватила голову руками. А я догнала ее и завопила: «А вот и я, твой личный маленький фан-клуб Игоря Корнелюка! Это же даже лучше, чем твой личный штат Айдахо!» Я радовалась, а она в ответ только мучительно стонала.
Тогда я тихим шепотом и по слогам почему-то сказала: «КАЛ-БА-СА!»
«Что?!?!» - горестно поинтересовалась Маринка.
«Мне почему-то показалось, что сейчас будет очень в тему проскандировать шепотом «кал-ба-са!»

Маринка просто молча посмотрела на меня.
Я подумала и сказала: «Послушай, а тебе не кажется, что уже пора купить мне кляп?»
Она не ответила, а только стала шептать в пустоту «кляп, кляп, кляяяяп…»
Я кивнула: «Да, пожалуй это первая разумная вещь, сказанная мною сегодня…»
Маринка тоже закивала.
Тогда я взяла и запихала в рот свой желтый шарф. Через пару минут вытащила.
- Фу, невкусный шарф. Он плохой кляп! Надо наказать его! Punish yourself, scarf!!!

А потом мы заблудились, вышли к каким-то гаражам. Через них было страшновато идти. Но Маринка приметила какого-то паренька, сказала «Пацанчег знает, куда идти, он не подведет! Он как тушенка, которая никогда не предаст своего фасовщика!»
И в результате мы благополучно вышли в Пионерской, а там и домой.
Возле дома мне попались детские качели, и я покачалась на них минут 5, приговаривая «какой класс!», правда так и не уточняя, какой именно класс и какая четверть.

А потом ничего интересного. Не считая того, что Маринка легла спать в 12, а я только в 4 утра, потому что первый раз в жизни смотрела фильм «Запах женщины» и офигевала.
sad

(no subject)

Сижу злая, как собака, которая укусила саму себя за задницу.

АПД. Как собака, которую еще и тошнит, потому что она съела коробку рафинада. Чужую. Невкусного. Давилась, но грызла. Просто чтоб съесть. Сука.
sad

(no subject)

У нас пропал Сережа.
С выходных он не появляется в аське, не отвечает на телефон, мэйл и смски.
Я уже начала волноваться.
Маринка считает, что ничего с ним не случилось, просто мы его заебали.

Сегодня размышляем над своим поведением.
М: Господи, нас скоро все расфрендят..
Я: И в игнор поставят...
М: Угу.. Сережа уже поставил.. Не асилил!!! Слишком многа сисек!!!
sad

(no subject)

Я заговариваюсь. Это усталость. Недосып и лихорадка предотъездной суеты.
Вчера звоню по важному воспросу, мысленно готовлюсь вести разговор о серьезном заказе. Трубку берет женщина, а я не уверена по голосу, что этом именно она, которая мне нужна, и вежливо так говорю: "Добый день, будьте любезны Галину Борисовну к телефону пожалуйста!"
То есть это так я должна была сказать. Но по какой-то необъяснимой причине у меня получилось: "Горину Болис..прошу прощения Борису Гориловн.."
Женщина не стала дожидаться, как еще я извращу ее имя, а устало сказала "Да. Я. Галина Борисовна. Слушаю" Мне почудилось, что имя она произносила по слогам и активно артикулируя.
В общем стыдно мне очень было.

Зато сегодня в последний день в офисе обязательно нашлась ровно тысяча срочных дел. Поэтому у меня в мочеиспускательном канале что-то закипает, а в мозговой коробке поселились гусеницы.