June 5th, 2006

sad

(no subject)

 Субботу спала и спала целый день. Семья улетела куда-то с самого утра, а я спала и видела свои сны. В снах кто-то женился, кто-то плакал, кто-то трахался – нормальные такие сны.

К вечеру поехала в роддом. Не зачем-то там, как кто-то мог бы ошибочно подумать, а навестить лежащую на сохранении подругу. С подругой поговорили, похрустели печеньем, поглазели на толпы беременных женщин, в основной своей массе к сожалению не грустных даже, а злых, женщин, вынашивающих нежеланных детей и курящих сигарету одну за другой на крыльце.

Подруга сделала мне долгожданный и бесподобный подарок – ГРОМОЗЕКУ из шоколадного яйца, весь оставшийся день я восхищалась им и радовалась своем счастью.

От роддома дошла домой пешком. Прошла места, где жила прошлой весной. Многое вспомнила и передумала. Но не стану об этом писать сейчас, потому что это запутанно и тяжело, да и потому также, что сижу я сейчас в каком-то компьютерном клубе на Васильевском острове, что доказывает, что ноутбук мой до сих пор не воскрес.

Субботний вечер мы с Маринкой совсем не могли потерять. Мы собрались в центр кататься на корабликах и пить шампанское. К тому же у Маринкиного папы в тот день был день рождения (“Папе 55, папа ягодка опять”), поэтому она уже успела уговорить бутылочку красного сухого.

Но кораблики не дождались девочек, потому что на Невском, станцевав на углу Думской улицы легкое танго, насмотревшись на малолеточек школьных, девочки позвонили Сережке и как и в прошлые выходные скоро мы уже мчались втроем к нему домой пить кашасу.

Ну а дальше по накатнной схеме – кашаса, кухня, музыка (на этот раз группа “Мираж”, ха-ха), серьезные и не очень разговоры о Краснодаре, Громозеке и моей возможной книге.

Затем пили все, что нашли. Виски и абсент. В 3 часа утра безбожно отполировали все это шампанским, холодненьким брютом. И снова завалились одной большой шведской семьей спать на светлом диване. Какое-то время еще поговорили. Затем Сережке вздумалось зачем-то убедить нас, что нормальные люди никогда не спять в футболках. “Да пожалуйста” - сказала Маринка и сняла футболку. “Да пошли вы на хуй!” - сказала Дашка и тоже сняла футболку. Уснула я обнимая одновременно и Маринку, и Сережку, это при том, что спала я с краю. Беспробудно проспали до 2 часов дня.