May 25th, 2006

sad

(no subject)

Позавчера была в гостях у бабушки.
Я не так часто бываю у нее последнее время. И мне за это дико стыдно. Каждый раз, уезжая от нее, на прощание каждый раз целуя ее в коридоре, я думаю - а что если это последний раз?
Я знаю, так нельзя.. Тем более моя бабушка в отличной форме и порой с вызовом говорит, что умирать пока не собирается.
Но только в этом году я вдруг заметила, как она постарела...

Морщиночки.. Морщинки.. Сеточками, бороздками..
Откуда только взялись? Ведь у меня всегда была молодая бабушка.
А тут вдруг все лицо исчертили, испестрили и изменили.
А я смотрю и вижу неизменно молодую, веселую бабушку, вовсе не старушку, как будто только по статусу бабушку, а не по возрасту.
Летом ей будет 70, но разве это важно?

Рассказывала ей свои новости, пока она готовила ужин, а я примостившись на маленькой кухне, потягивала чай. Немного привирала.
Решила недавно для себя - ничего страшного, если я буду бабушке свою жизнь немного приукрашивать.
Я не вру про плохое, рассказываю честно, порой рассказываю больше, чем маме, чем многим подругам.
А тут вот решила - про хорошее буду привирать. Про личную жизнь например. Потому что уж так бабушка радуется, так светится вся, когда у меня все хорошо, так вместо того, чтобы ныть об одиночестве, я лучше расскажу ей веселую, чуть ироничную историю про очередного неземного принца, чтобы она подивилась, пощурилась хитро, посмеялась надо мной. Уж я ведь знаю, как сильно она хочет дождаться правнуков, даже если и без свадьбы и без мужа.. Просто очень хочет. Но раз уж так складывается, что пока нет этого в моей жизни, то пусть хотя бы она думает, что я влюбленная и любимая и счастливая...

Когда мне было 2 года, мама уехала их Иркутска учиться в Питер.
А я осталась там, в городе на Ангаре, в тихом районе Академгородка, на последнем этаже крошечной хрущевки. Осталась с бабушкой и дедушкой. И жила с ними до 7 лет. Они меня воспитали. Именно поэтому дедушка был мне как отец. А бабушка до сих пор во многом ближе мамы...

Мы позавчера долго говорили на кухне. Как подружки-школьницы, шептались, хихикали.
Потом семейный ужин - мы с бабушкой, дядя, мамин брат, его жена, моя веселая тетушка, и их дочь, тоже Дашка, с такой же фамилией как у меня, моя двоюродная сестричка, нас в семье различают по отчествам и прозвищам - Даша Большая и Даша Маленькая.
Тетя и Дашкевич вручили мне подарок на давно уже прошедший день рождения. Сияющие ждут, пока я разверну. Я заглянула в маленький серебристый мешочек и замерла.
Серьги. С большими переливающимися стразами. Очень красивые! Это бижутерия как раз той фирмы, которую я очень люблю.
Только замерла я потому, что у меня уже есть точно такие же серьги.. Только с серебряным напылением, а эти с золотым. А я те себе на прошлый новый год подарила, они у меня любимые.. К ним еще колье в комплект есть.
Я ничего не сказала. Точнее наоборот, сказала – что как раз колье в пару есть сказала, и что давно о таких серьгах мечтала. А что у меня уже одни есть – не стала говорить, не стала обижать и расстраивать. Уж в глазах и тети, и сестрички читалось такое ожидание, такая надежда,что мне понравится, что я не могла их огорчить. Расцеловала, обняла, рассмеялась! Ведь и правда отличный подарок, очень в моем вкусе.

Я очень люблю бывать у своих тети-дяди-сестрички. Чудесная семья. Меня поражает их бесконфликтность, позитивность и какая-то удивительная жизненная рациональность. Они кажутся замкнутыми, потому что почти ни с кем не дружат и все свободное время проводят только в семейном кругу. Но эта их камерность мне кажется настоящей семейственностью. и самодостаточностью. Эта маленькая семья так счастлива, что им никто больше не нужен...

Я поболтала с сестричкой, ей скоро 15, мы разговариваем уже совсем на равных. Я разве что немножко дразню ее за увлечение тяжелой музыкой, но зато она по секрету рассказывает о своих кавалерах.
Потом поговорила с тетушкой, о работе и книгах – коронные наши с ней темы. Вспомнилось, как я жила однажды у них целое лето и мы часами разговаривали с ней по вечерам.
C дядей же говорить почти бесполезно – он молчалив и неохотно поддерживает беседы, но с ним рядом хорошо даже просто молчать.
Эта семья – полная противоположность нашей, взбалмошной, скандальной, сложеной из четырех поколений - ведь моему отцу 70, маме 45, мне 24, а брату 13 – наша семья это взрывчатая смесь. Но в дядиной семье хорошо и спокойно..

Наговорившись со всеми я ушла к бабушке в комнату, чтобы насытиться столь ценным и редким общением с ней.
sad

(no subject)

Бабушка тоже подарок вручила – зеленое махровое покрывало, красивое, уютное, совершенно волшебное!
Спать мы с бабулей пошли рано. Я какая-то вся уставшая, разбитая была.
Сидит она на диване, а я на полу у ее ног, вместе смотрим какой-то сериал, перекидываемся фразами, спокойно, размеренно. «Бабуль, так шея болит...» - жалуюсь. А она вдруг начинает своими руками морщинистыми мне массировать, гладить шею, нажимая на позвонки, находя какие-то точки. И я удивляюсь – какая же она у меня умница, сильная и умелая, как будто и нет всех этих лет за спиной. А еще радуюсь – с бабушкой я могу быть маленькой, глупенькой, неразумной, неумелой. Я для нее всегда маленькая девочка. И я улыбаюсь своим мыслям, а потом обнимаю и целую бабулю.

Перед сном она заставляет меня «лечь на иголки». На эти странные иголки у нас давно подсела вся семья – пластмассовые кружочки с пластмассовыми иголочками нашиты на кусок ткани, и надо на него голым телом ложиться, типа это очень полезно. Я к этому отношусь с недоверием и каждый раз смеюсь, когда мама на них лежит. Но тут бабушка стала так угововаривать, объясняя как это полезно, что я не смогла ей отказать. Легла на иголки – думала заору, больно и неприятно до ужаса! Но через пару минут начинает разливаться приятное тепло, и я чувствую, как у меня пульсирует кровь, как расслабляются мышцы спины. И так приятно становится, что хочется сразу уснуть, и я как йог лежу на иголках полчаса, беззаботно болтая с бабушкой.

Мы выключили свет и я сказала «Спокойной ночи, бабуль», а потом вдруг «А ты помнишь, как мы в детстве желали друг другу спокойной ночи?»
И почему-то вдруг полилось.
Детский воспоминания одно за другим начали переполнять меня, и я рассказывала, рассказывала их бабушке.
«Помнишь, у нас на кухне по синей мебели были нарисованы белые ромашки, это мама кажется рисовала?
А соседей наших – Курочкины напротив, сбогу Августа Александровна из детской поликлиники. А снизу тетя Таня, у нее было пианино и ты оставляла меня у нее, когда бегала выносить мусор. И почему это вообще мусор надо было каждый вечер в одно и то же время выносить, когда приезжала со звонком специальная машина..?»
Бабушка охает и удивляется: «Ну, Дашуня, ну как ты это помнишь-то все? Ты же совсем маленькая была...года три не больше..»

А я все продолжаю, целый час наверное говорила. Бабушка только ошарашенно поддакивает и иногда вскрикивает «Ну надо же, я и забыла..»
«У твоей подруги тети Лиды был аквариум с рыбками. И две игрушки, которые надеваются на руку. А в спальне у них справа стояла тумбочка с откидной крышкой, и там хранились детские книжки, ведь их дочки были намного старше меня и не читали такое. И там была книжка про Гулливера, немножко взрослая, с дурацкими черно-белыми картинками, мне совсем неинтересно было, но она была завернутся в шуршащую бумагу, словно маргариновую, и только за эту бумагу я обожала эту книжку. Мы приходили в гости, и я сразу бежала к этой книжной тумбочке...»

Бабушка научила меня читать в 4 года. К 7 годам я прочитала половину книг в квартире.
И вот посреди ночи я начинаю ей рассказывать, как стояли книжки в шкафу в гостиной, а как в дедушкиной комнате. Я их все помню. И какая посуда из зеркального шкафа мне нравилась больше всего – маленький металлический самоварчик с чашечками, они так чудесно звенели. я доставала их, когда никого не было дома. А в большой круже хранились бабушкины чешские бусы.. Мне они казались самыми красивыми в мире..
А в шкафах были морские ежи. Их привезли от бабушкиной сестры из Владивостока. Черный морской ёж и 4 пестрых ракушки. И круглая надутая рыба-шарик с колючками в шкафу у телевизора.. И еще иконка Николая Чудотворца в желтой резной рамке...
«Внучк.. Да тебе книжку надо про это писать...»
«Ну что ты, бабуля, это ж только мои воспоминания.. Это только мне да тебе интересно..»
«Ну-ка расскажи мне еще!» - просит бабушка. И я рассказываю, вдохновенно, упоенно, словно читаю ноты с листа, словно вышиваю гладью яркие цветы, словно крупными мазками рисую на чистом листе воскресное утро.
«В кладовке на полке лежали детские журналы – Мурзилка и Веселые картинки. Я доставала обычно целую стопку и шла в дедушкину комнату, мне там больше всего нравилось, я включала там пластинки с детскими песнями и под их сопровождение читала. Я все пластинки помню. Самые любимые были про Радионяню, а еще про Буратино..
А помнишь, я однажды заболела прямо в новогоднюю ночь, у меня поднялась температуру и ты увела меня из гостей домой.. и даже скорую вызвали.. это был кажется 88-й год.. А зато на 89-й на площади построили ледяные скульптуры, горка в виде саней, и маленькая ледяная змейка, символ года.. Мы тогда еще с дедушкой дома нарисовали новогднюю картинку с героями мультика про 28 попугаев и удав был символом того года для нас...
А помнишь моего друга Женьку Лепихина? Он вечно что-то изобретал, собирал.. Такой серьезный был.. Он научил меня, что если наколоть дикое яблоко на гибку палку, то с размаху оно полетит гораздо быстрее и сильнее.. И мы кидали с ним по трансформаторной будке..
И Байкал.. Сколько всего я помню про Байкал... Каждую нашу поездку... Палатки, пельмени из щуки, ледяную воду, походы за эдельвейсами и в ущелье к водопадам... И выходы на катере далеко в «море».. и как над водой видно головы нерп, словно гигантские поплавки.. и прозрачную странную рыбку, которая на солнце тает, оставляя после себя только косточки..»

Я еще долго говорила и говорила. И чувствовала, что с моими воспоминаниями оживают и бабушкины, что я разбудила в ней те мысли, что давно забылись, те чувства, ту ностальгию..

Мы обе уснули далеко за полночь и спали крепко и сладко, я наверное благодаря дурацким иголкам, а бабуля наверное просто бродила во сне по своей памяти...
sad

Lordi без маски

Хо-хо!

http://www.seiska.fi/

заходим на страничку, смотрим в углу обложка последнего номера газеты с надписью HÄN ON LORDI и любуемся на мальчика в очечках - это и есть солист победителей Евровидения, только уже без маски!!!!
sad

(no subject)

Вопрос "что делать?" возникает постоянно.
По поводу и без. По серьезному и нет.

Вот например сегодня написала истерический и матерный пост.
Кое-кто близкий принял на свой счет.
Через минуту стало стыдно и пост я стерла.
И тогда в мозгу начинается копошение: "Что делать? Извиниться? А надо? Я вроде не виноватое, что у меня истерически-параноидальное состояние? Это просто овуляция во всем виновата. Или все-таки извиниться? Но я же ничего плохого не сделала? Это я обиделась? Или это я обидела? Или это меня обидели? Но делать-то что?"
И так до бесконечности. Потому что на любую ситуацию, НА ЛЮБУЮ можно посмотреть с трех-четырех углов зрения. И даже очки с диоптриями не помогают.
Я люблю докапываться. Я люблю ковыряться в отношениях ножом, вилкой, пинцетом и порой грубо топором.
И заморачиваюсь я по любому поводу. Не умею себя сдерживать и не париться - если можно зацепиться за одно-единственное словечко, то я зацеплюсь и из него раскручу целую спираль выводов, теорий, какую-нибудь лабуду в итоге придумаю и начинаю грузить свой мозг и истерить.

Но потом в пизду вопросы!
Я: накинулись со всех сторон."будь проще, будь проще, не парься".. я не могу так.. ну я истеричное, да:(  ну блин:( но любимое ведь, да?
М: ути-пути, бон оф май бон
Я: ну скажи, что ты меня любишь, даже без мозга??:(:( и сделаешь мне обнимастик-обнимастик???
М: ну а с чего ты бляхамуха решила, что я тебя не люблю и не буду тебе обнимастик с целовастиком делать???? флеш оф май флеш, ебанько ты мое, а???
Я: ну ни знааааююююю *плачет, размазывает тушь и сопли, пачкает ими пы-пы, матерится*
М: патамушто дурное?
Я: да:)
М: ну вот сходи, высморкайся, помойся, прожуй пыпы и сбегай за бигмаком, чтоб отпустило

И Ира тоже сказала, что даже когда я истерю, от меня все равно много позитива!
А smooth_cat сказал,что я охуительная и он меня любит!

Так что короче пойду-ка я съем что-нибудь.
*уходя поет* Я-сука-суперстааааар!