April 23rd, 2006

sad

(no subject)

На кухонном полу капля кетчупа. Словно кровь. Я не буду ее вытирать. Мне она нравится. Пусть будет в моей кухне что-то брутально-кровавое.

Окна нараспашку. Billy's Band. Дождь.
Очень хочется сегодня оторваться по-питерски. Кажется есть все предпосылки.
Лишь бы не так, как в пятницу - ночной клуб где-то в ебенях, атмосфера купчинских, гонпицких клубов пятилетней давности, измученные стриптизерши с грустными глазами, тоник с джином вместо джина с тоником, мужчины в спортивных костюмах и злая я.

Звонила маме, сказала что прилечу через две недели. Мама ликует и кричит об этом на всю квартиру, а я слышу как там на заднем фоне кричат "ура" бабушка, папа и брат.

Пасху я не праздную. Яйца на крашу. И никому не говорю "Христос воскрес" и не отвечаю на это никому, потому что не люблю эту фразу в устах тех, кому насрать на Бога.
А год назад я помнится ночью пила вино с друзьями, спорила о Библии с Андрюшей и плакала, слушая звон колоколов за окном.
Как быстро время пронеслось. Я его совсем не замечаю. Может потому, что ничего не меняется и я не держу обещаний, данных самой себе..

В морозилке стоит кружка воды - хочется чего-то ледяного. Уже два дня начинаю новую жизнь.
sad

(no subject)

Я сегодня представила, как насилуют мужчину. Как мужчина насилует мужчину. Как сильный, огромный мужик ебет в зад того, кто слабее. И тот второй плачет и стонет, вырывается, глотает сопли, орет. Я видела в одном финском фильме, как парня-несмысленыша изнасиловали, я помню как выглядело его лицо, как ему было больно. И вот сегодня я представила то же самое на конкретном человеке. И не просто представила - мне захотелось, чтобы это произошло и захотелось это увидеть.
Я не раз видела гей-порно и не испытываю к нему отвращения, но и возбуждения тоже. Просто спокойно отношусь.
А тут другое, тут захотелось увидеть, как бы этого человека унизили, как бы ему сделали очень больно. И это при том, что этот человек мне никто, посторонний, незнакомый, что он мне безразличен.
Просто на секунду захотелось какой-то гадости.

И я подумала - ведь очень часто мысли о какой-то гадости в голове появляются. Об извращениях, мерзостях, подлостях.
Но это только мысли.
Я не знаю, что должно произойти в моей голове, чтобы я воплотила в жизнь какую-то реальную гадость.
Я могу мысленно продумать целый план - как бы я узнала где этот человек живет, как нашла бы и наняла кого-то, кто изнасиловал бы его вечером в подъезде, как стояла бы рядом и смотрела, и не просто смотрела, а рассматривала. Я могу продумать это в деталях. Но сделать реальностью - нет.

Точно так же в деталях я пару раз представляла убийство. Я представляла, как могла бы застрелить человека. А лучше - зарезать. В исступлении исколоть ножом. А затем перетащить в ванну, взять топор и ножи для мяса и разрубить и разрезать на куски, разделать как курицу. Как сидела бы на полу, вся в крови и заворачивала бы куски человеческого мяса в полиэтиленовые пакеты, а затем в газету. А потом я бы целый день ездила по городу, распихивая эту мертвечину по помойкам и урнам. И человек бы пропал. И никто бы не узнал об этом.

Но я не могу представить, что должно случиться, чтобы я это сделала. Нужно сойти с ума. Или должна быть какая-то опасность для меня или близких, чтобы мне пришлось убить, а затем заметать следы. Но как потом с этим жить? Я могу понять, что когда ты своими руками втыкаешь нож в живую плоть - в этом наверняка есть какое-то удовольствие, животное удовлетворение. Но ведь здравомыслие, мораль, жалость, инстинкт самосохранения - да все что угодно - оно ведь в тысячи раз сильней.
Способен ли человек причинить боль или убить, не будучи сумасшедшим и не спасая свою жизнь, а просто ради удовольствия, ради развлечения? Ведь наверняка способен..
Но что у него в голове? Что должно случиться, чтобы не видеть больше других способ равлечь себя?
Этого мне не понять. Также, как не понять, скажем копрофагов или настоящих мазохистов и садистов.

Я уверена, что очень многим приходят в голову омерзительные, ужасающие, извращенные мысли. Но что движет теми, кто их реализует в жизни?

Я всего лишь обычный человек. И у меня очень обыденная жизнь. Я не способна на ужасающие, хотя и восхитительные в своем величии, безумства. Максимум - маленькие шалости.
Я обычная. И слава богу.