Даша Касик (babybitch_) wrote,
Даша Касик
babybitch_

Categories:
Я вчера по дороге с двух собеседований вышла на станции метро Фрунзенская и села на скамейку и просидела там 40 минут. И писала на двух скомканных листах мелким почерком и гелевой ручкой. Я очень люблю писать гелевой ручкой...

В метро. Я читаю книжку про Финляндию. Хотя она только формально про Финляндию, на самом деле про мужика какого-то, который пишет книжку про Финляндию. А эту книжку саму какой-то норвежец написал. Хороший мужик наверно. Симпатичный вроде, не старый. Но книжка эта странная. Мне гланый герой не нравится. Тупой какой-то. До омерзения тупой. Может быть даже такой же тупой, как Маша из телепроект Дом-2, глядя на которую мне всегда хочется разбить телевизор. Так вот этот главный герой ненавидит изменения и все время об этом говорит, и меня бесит, что он ненавидит изменения. Я не могу его рассуждения читать без злости – ведь мне-то сейчас как раз очень нужны изменения.
Слушаю Мадонну.
В метро мне очень плохо. У меня явно начинается метрофобия, с человекобоязнью в нагрузку. Мне плохо в метро. Так плохо, что я почти готова заплакать. Так плохо, что боюсь сорваться и начать орать истерично, если меня хоть раз еще хоть кто-то заденет.
Меня тошнит от людей. Меня до трясучки бесят коробейники, которые пытаются в вагонах метро втюхать «12 пластырей за десяточку», новый жилищный кодекс РФ и самую новую базу телефонов для пользователей ПК. Они так громко орут и рекламируют свое дерьмо, что я слышу их даже сквозь полную громкость своих наушников и отвлекаюсь от своей книжки и перестаю понимать строчки и слова и начинаю беситься.
Меня несколько раз задевают пассажиры, толкают в спину. Я стою. На сиденьи 6 здоровых мужиков – ни один конечно же не уступит. Я нависаю над подростком с длинными грязными волосами – уродливый забитый ботаненок, каких сотни в этом городе. Когда он встает и выходит, то цепляется пуговицей за мой шарф и провод плеера. Еле успеваю отцепиться. Я сажусь на его место и беззвучно бормочу прокляться в его адрес, а потом глухим шепотом выплевываю сдержанные финские ругательства, матерю все окружающее и чувствую, как звучное слово vittu с размаху влепливается в лица людей.
Выхожу на Техноложке. И вдруг.... И опять именно на этой станции меня уже во второй раз в жизни накрывает... Я стою посередине, замираю.. Не могу шевелиться... И вдруг отчетливо вижу каждого человека. Замечаю каждую деталь. Вот немолодая тетка в обтягивающих джинсах со слишком выской талией и на слищком разжиревшей заднице, в желтых туфлях и желтом свитере крупной вязки, который ее полнит и еще больше уродует.

Черт.. Этот ветер в метро невыносим. Он закидывает мне в рот горстями мои же собственные волосы, и они липнут к блеску для губ.
И мерзкий шум уезжающего поезда, от которого закладывает уши. И я снова зверею.
Я на Фрунзенской сейчас. Вышла и села на скамейку, что записать все это. Я рядом только что плюхнулся полубог в рубашке с коротким рукавом. У него офигенные губы и загорелая кожа. И он разгадывает такой странный кроссворд, где надо зарисовать клеточки, чтобы получилась картинка. И я никогда не видела, чтобы кто-то так неистово разгадывал кроссворд, так неистово зарисовывал клеточки и при это был так неистово красив....
А на скамейке я нашла сложенный напополам фантик от жвачки Love is. Но не стала разворачивать. Побоялась и положила на место.. Не хочу знать, what is love...

Так вот там на Техноложке я видела каждого человека по отдельности и всех сразу.
Бабушка в куртке в полоску цветов радуги. Бабушка цвета геевского флага..
И мальчик в розовой рубашке с коричневым кружевом и бесконечной самовлюбленностью в глазах. Метросексуал похожий на пидораса или пидорас похожий на метросексуала?... Их уже стало невозможн отличать..
И мужчина с коричневым огромным чемоданом под крокодиловую кожу. Потертый чемодан, старый.. А мужчина в очень приличном костюме. Вообще непонятно, что такой мужчина делает в метро, и тем более с таким крокодиловым чемоданом.. Почему-то мне приходит в голову, что мужчина умеет плакать крокодиловыми слезами, а чемодан он нашел на помойке и обнял и заплакала, причитая «Гена!.. Геночка!...» Это была его любимая сказка и в чемодане от теперь всегда носит с собой в знак памяти свою коллекцию игрушек в виде крокодила Гены. И его скоро уволят с его престижной работы, потому что подозревают в шизофрении..

Я стояла посреди зала незрячая и всевидящая одновременно. А потом меня вдруг по ноге ударила белая трость, поцарапав голый мизинец, и в меня уперся слепой мужчина с редкой бородкой и ущербным лицом..
Я отошла в сторону и прислониласть к колонне и посмотрела вокруг глазами полными слез.
Песню по кругу. «Bad girl.. Smoke too many cigarettes a day…»
И мне так тошно...

Почему я так много и так остро чувствую? Почему всех этих людей я сейчас ощущаю кожей??? Почему я не могу, также как они, просто ехать домой??...
Они дышат на меня потом и подмышками они обильно потеют перегаром. .. Меня тошнит...

Этот парень рядом со мной уже 15 минут не уходит и все рисует и рисует свои квадратики.. А я боюсь подумать о нем еще хоть секунду. А он пахнет вкусно, как сладкая вата в детстве, но свежно, как спелый арбуз. И ведь наверняка это просто лосьон для бриться. Но мне вкусно.
Не думай о нем, Дашка. Такие, как он, на тебя даже не смотрят обычно. Просто проходят твою жизнь насквозь, как дымовую завесу, и тащат за собой ржавые грабли и оставляют в твоем сердце бороздки, щиплющие царапинки. Просто так...

И я боюсь протянуть руку и подобрать снова фантик от той жвачки. И боюсь не подобрать, потому что боюсь, что сейчас он улетит, а я так и не узнаю, что же такое любовь..

Слез у меня сейчас уже нет. Но я еще не успокоилась. Внтури так напряжена, что страшно шевелитьтся, или меня разорвет изнутри.

Странно, я ведь тогда пулей вылетела из поезда, чтобы сесть на эту чертову скамейку и писать.

P.S. Пришла уборщица и забрала мой фантик. Все. Я никогда больше не узнаю,что такое любовь!!! ... А вдруг в этом фантике было настоящее откровение...
P.P.S. Подошел поезд. Парень вскочил. На рубашке у него сзади написан Feel the same. И мне хочется заорать “I DO FUCKING FEEL!!!!!” А он подбежал к девушке и она улыбнулась. Ухоженная и точеная. Каких тысячи. Никакая. Безликая. Они уехали. Полубог просто ждал девушку без лица.

Я уже долго сижу здесь. И буду сидеть еще. И провожать взглядом каждую электричку. И глазеть на пассажиров, которые видят лишь застывшую с гелевой ручкой в руке толстую девушку в зеленом шарфе из сетки и зеленых щлепанцах. Они видят девушку. Они видят толстую. Они видят странную. Они видят с ручкой в руке. А слез в глазах не видят. Никто из них.
А я содрогаюсь каждый раз и зажмуриваю глаза, когда поезда, отъезжая, издают этот свой мерзкий свистящий вой.
Мне хочется есть. И достать из носа все мешающие мне сейчас дышать сухие козявки. И покурить. И оказаться с головой под одеялом. И чтоб вокруг все исчезло.

“I’m not happy this way….”

Белый кафель и двери в никуда. Это не матрица. Это метро.

Я схожу с ума?..

Уже два дня держу в голове одну картину. Когда в воскресенье ночью в 4 утра я шла одна через темные дома, чтобы забрать от сестры пьяного Андрея, то я представила, что вдруг сейчас в темноте я наступлю на полумертвую крысу.
Теперь я все время представляю, что к моим ногам снизу привязаны бечевкой 2 жирные, огромные, мягкие крысы. Они обездвижены, но еще живы. Они ужасны. И при каждом моем шаге из них брызжет кровь. И я чувствую хруст из костей и как разрываются их связки и мыщцы.
Я уже 2 дня хожу с этими воображаемыми крысами на ступнях и забрызгала кровью все вокруг.
А у них приятная, лоснящаяся шерсть. Я ее пятками немного чувствую.

Я слишком много чувствую. Я ощущаю.

И не знаю, что еще можно сделать с этими чувствами. Только писать о них. И снова. Слезы. Внутри – часовой механизм. Страшно. И кровавые полосы.
Tags: sometimes i think
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 16 comments