Даша Касик (babybitch_) wrote,
Даша Касик
babybitch_

Categories:

про несостоявшуюся работу мечты - часть 1

Ну что, рассказываю. Эмоции уже подутихли, поэтому пост может получиться не таким эмоциональным, но зато может удаться систематизировать мысли и разобраться, что к чему. (Ыыы, это начало я написала в выходные, но вчера эмоции снова шандарахнули, поэтому не факт, что я смогу не злиться, пока пишу это).

Две недели назад я написала на Фейсбуке пост о концерте нашего хора и получила несколько комментариев о том, как здорово я все-таки умею писать в целом и на голландском в частности. Обычно я под всеми своими большими постами на голландском в жж-шном стиле получаю примерно такие реакции от знакомых. Иногда это просто «красиво написано!», а иногда развернуто и аргументировано. И в основном я делю все эти комментарии на 10, чтоб оставаться реалисткой. Но неожиданно одна из знакомых, с которой мы подружились во время концерта в карьере в прошлом году, и которая работает преподавателем в вузе, кинула в комментарии ссылку на вакансию со словами «По-моему это прям работа для тебя». Потом она затэгала меня в комментариях к этой же вакансии на странице одной из сотрудниц этого работодателя со словами «Я тебе очень рекомендую Дарью, она просто мастерски обращается с языком и идеально подходит для этой позиции». Плюс в комментариях к моему изначальному посту добавилась еще одна моя подруга, которая преподает голландский язык старшим классам в лицее и мнению которой насчет всего, связанного с языком, я тоже очень доверяю. Она тоже написала «Даша, это прям твое! Надо слать резюме». Наконец, в Линкедине на официальной странице работодателя под постом об этой вакансии меня затэгала знакомая преподаватель голландского для иностранцев и тоже со словами «Дарья, эта вакансия тебе очень подходит».

В общем, сначала я доверилась просто мнению нескольких людей, которые меня хорошо знают, причем не только как люди, но и как профессионалы и опытные педагоги.

Вакансия вот какая.

Муниципалитет (городское управление) нашего городка решил открыть новую должность, которая на русский переводится достаточно коряво – тренер по письму. Schrijfcoach. Должность временная, на 2 года. И временность объясняется тем, что работа человека на этой должности вполне конечна. Задача такого тренера – научить местных чиновников и сотрудников горуправы писать любые официальные тексты более простым и доступным человеческим языком. В описании вакансии говорилось, что нужно будет вместе с сотрудниками по их запросу и без запроса разбирать их письма, мейлы, объявления, доклады, новости, отчеты и прочее и помогать им все это переписывать так, чтоб читать все это могли не только привыкшие к канцеляриту такие же чиновники, но в первую очередь те, кому сложно даются подобные официальные тексты (пожилые, мигранты, люди с различными нарушениями).

Отдельным пунктом в объявлении было указано: наш муниципалитет стремится к национальному разнообразию среди сотрудников, поэтому особенно приглашаем мигрантов отправлять свои резюме и просим отдельно подчеркнуть в мотивационном письме, если вы относитесь к числу людей с миграционным бэкграундом.

Помимо этого, среди требований звучали слова «фанат языка» и «нужно быть очень коммуникабельным и социально активным». Уровень образования требовался примерно мой. Все остальные требования типа «гибкость, адаптивность, нацеленность на результат», как и обычно в описаниях вакансий, были совершенно бессмысленными.

Я совру, если скажу, что тщательно обдумала все за и против. Ничего я не обдумывала. Я была в таком неземном восторге, что в моей деревне впервые за 6 лет появилась вакансия, которая мне интересна, что тут же села и написала мотивационное письмо и через пару часов уже все отправила.

В объявлении было указано, что резюме они принимают до 25 ноября, после чего оповестят тех, кого пригласят на очное собеседование, которое состоится 5 декабря.

Я с трудом выждала неделю. Затем написала Мирне из книжного клуба, которая все еще работает у депутата, с которой мы встречались в сентябре по поводу рабочих мест для мигрантов. Я попросила ее просто передать депутату, что я очень заинтересована в этой вакансии и отправила на нее резюме и что если та посчитает нужным и приемлемым замолвить за меня словечко, то я буду очень признательна.

Потом прошла еще неделя. В понедельник я звонить не стала. Во вторник позвонила, но оказалось, что менеджер по кадрам, указанная контактным лицом в объявлении, по вторникам не работает. Тогда я позвонила в среду, но она была на обеде. Твою мать.

Наконец, во второй половине дня в среду ровно в тот момент, когда я одной рукой пыталась утихомирить орущий телевизор с мультиками, а другой чистила ребенку мандарин, зазвонил телефон. (Отдельно стоит отметить, что по какой-то идиотской причине у муниципалитета номер телефона при звонке не определяется и поэтому никогда не знаешь, то ли звонят по делу, то ли очередные продавцы газа названивают с рекламой).

- Здравствуйте, госпожа такая-то. Это господин такой-то из муниципалитета. Вы нам звонили –сказал не очень довольный мужской голос. Это была не женщина, которую я все это время пыталась вызвонить, а мужчина, имени которого я не смогла разобрать, потому что он говорил очень быстро.
- Добрый день! Спасибо, что перезвонили. Да, я пыталась дозвониться вашей коллеге госпоже С., чтобы узнать, как продвигается рассмотрение моего резюме и когда можно будет ожидать от вас ответа.
- Я могу вам сразу сказать, каков статус – голос был такой же недовольный, а может даже стал чуточку нетерпеливее – Мы не пригласим вас на собеседование. Мы выбрали других кандидатов.
Я настолько растерялась, что мне не пришло в голову никакой нормальной реакции. Вариант, что меня вообще не пригласят я вполне могла себе представить, но как-то не думала, что это будет так резко. И вообще все-таки очень надеялась на собеседование.
- Как жаль… - я начала лихорадочно соображать, чтоб спросить, чтобы не сразу заканчивать этот разговор – Скажите пожалуйста, я могу спросить, почему вы приняли такое решение?
- Спросить-то вы, конечно, можете… - снова недовольство - Вы с вашим дипломом и опытом работы переводчика и преподавателя overqualified.
- Мне так жаль. Я думала, что у меня будет возможность поговорить с вами лично и рассказать больше о своем опыте и мотивации.
- Нет, такой возможности у вас не будет.

Я не помню, о чем мы говорили дальше, да и не говорили больше толком. По-моему, просто попрощались и повесили трубки. Я положила телефон и начала плакать. И успешно продолжила это делать весь остаток дня и утро следующего. Когда пришел Тин, то ему досталась порция особо горьких слез. Он утешал, как мог. Но это совсем не помогало.

А плакала я вот о чем.

В первый раз, повторюсь, за 6 лет я увидела вакансию, на которую мне реально захотелось, и которая мне при этом подходила не только по описанию, но и условиям работы. (Библиотекарем мне тоже очень хотелось, но там нужны были права и собственная машина, чтобы работать каждый день в разном городе, а у меня их нет, поэтому я заранее знала, что шансы мои невелики и ничего не ждала).

В том же городе. Никуда не надо ездить. Временная функция, то есть потом можно спокойно вернуться к фрилансу, если станет ясно, что это не мое. 24 часа в неделю, то есть разумный парт-тайм и останется время на переводы, семью, хор. Работа в городском управлении, а значит можно познакомиться с еще большим количеством людей, чтобы продвигать идею книжного клуба на региональный уровень.

К тому же работать с языком в целом, а не с каким-то конкретно, должно быть ужасно интересно. А еще в объявлении говорилось, что на этой работе не нужно писать или переписывать чужие тексты, а наоборот побуждать людей переписывать их самостоятельно, объяснять, что можно сказать иначе.

За две недели ожидания я прочитала весь сайт муниципалитета вдоль и поперек и нашла все места, которые сложно читаются не только моим мигрантским глазом, но в целом. Да и в самом объявлении о работе я нашла 2 предложения, которые стоило б сформулировать иначе, чтоб они не казались двусмысленными.

А еще я впервые за все это время прочитала от корки до корки вкладыш в местную газету с новостями муниципалитета. Наши местечковые газеты в целом ужасны, что ожидаемо для региональной прессы. Но именно эти 8 страниц официальных новостей я все шесть лет просто бегло пробегаю и пролистываю, никогда не читаю вдумчиво. Потому что они ужасно, ужасно плохо написаны. При скучном официальном содержании они еще и так плотно упакованы в клише и канцеляризмы и опубликованы сплошным блоком текста с редкими абзацами, что читать это тяжело.

И вот я читала их в эти недели и каждый раз думала – если уж мне их тяжело читать, при том, что я легко читаю на голландском толстые книжки, профессиональную литературу и крупные газеты, то что говорить о других мигрантах? Я мысленно придумала несколько вариантов того, как можно было б эти рубрики сделать легче, интереснее, логичнее по построению.

Тин все эти дни смеялся, что я пытаюсь сделать работу, на которую меня пока еще не пригласили. Я смеялась вместе с ним, но головой я и правда уже была там. Я так привыкла постоянно говорить на языковые темы со столькими людьми вокруг, привыкла постоянно искать четкие и понятные формулировки в своих переводах, привыкла объяснять про построение предложений и выбор слов девочкам из книжного клуба. В общем, я все время в языке. И именно поэтому я так легко представила себя на этой работе. Ни про одну другую вакансию, на которую я отправляла резюме в Голландии, я не представляла в таких подробностях, что именно я там буду делать. Ограничивалась всегда какими-то практическими мыслями о том, как добираться и кто будет забирать ребенка из школы, но никогда толком не думала про содержание работы. А тут меня заинтересовало именно содержание. Я прошерстила за две недели десятки сайтов профессиональных тренеров по письму, прочитала десятки статей и блогов, собрала себе отдельный список книг по тему и составила список вопросов, которые бы хотела задать во время собеседования работодателю.

А тут это «мы не планируем вас приглашать» и «этой возможности вы не получите».

Но вот же я, ваша целевая аудитория, потребитель ваших текстов, которые невозможно потреблять. В конце концов, я просто мигрант, которому сложно найти работу, как будто вы сами не знаете, что любых понаехавшим найти работу еще сложнее, чем местным. Почему вы не хотите со мной просто поговорить?

И самое главное, от чего слезы у меня каждый раз наворачивались с новой силой. Каждую пятницу, а иногда и чаще, потому что в почте и в сообщениях постоянно происходят обсуждения, я говорю десяти другим людям: «Продолжайте учиться голландский, не сдавайтесь, не бросайте, работайте над языком, не останавливайтесь. Пока я могу помогать в этом, я буду помогать. Потому что вместе мы сильнее. Потому что вместе не страшно совершать ошибки. Потому что язык для нас всех оказался чем-то большим и важным, чем мы могли представить. Потому что плохой голландский может всегда оказаться важнее всего вашего опыта работы и прочих качеств. Не сдавайтесь! Думайте про возможность переквалификации. Шлите резюме. Расширяйте свою сеть знакомств. Не сдавайтесь, не сдавайтесь, не сдавайтесь…»

Но как я могу говорить это кому-то еще, если вот прямо сейчас я сама в это больше не верю? Если сейчас я чувствую себя бесполезным куском дерьма, которое никогда не найдет работу в этой стране и всегда будет аутсайдером.

(продолжение следует)


 
Tags: dutch tales, sad+sad, work
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 59 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →