Даша Касик (babybitch_) wrote,
Даша Касик
babybitch_

Categories:
Пятница на работе была спокойной. Я уже перестала бояться стоять под стрелой автокрана и больше не вздрагиваю, когда мимо вихрем проносятся сумасшедшие мини-погрузчики.
Тоомас звонил пару раз за день. Договорились, что после его интервью со Шнуром мы встретимся в центре, он возьмет интервью у меня, фотограф сделает пару фоток и мы пойдем тусить.
Домой я ехала на редкость спокойная. Пока шла от автобуса до дома думала, что бы такое надеть. Диалог с самой собой:
- Надо белье надеть красивое. Красное можно, кружевное…
- Ебнулась что ли? Какое на хуй белье?!?! На встречу с Тоомасом тебе нельзя надевать красивое белье. Потому что он не должен его увидеть. Потому что он вообще никогда больше никакого твоего белья видеть не должен. И тебя без белья тоже не должен видеть. Все, забудь!!!
- Значит нет?
- Нет. Точно нет. На все сто процентов нет. Даже если будет такой соблазн. Даже если будет искушение. Ты не имеешь на это право, Дашка, слышишь? Ты не имеешь права никого обманывать. И в первую очередь саму себя. Не смей! Ты ведь знаешь, что если что – будет больно тебе, будет больно Маринке, будет больно кое-кому еще, но Тоомасу не будет. Ему будет все равно. Ты никогда не знала и не будешь знать, что творится у него внутри…
Я разговариваю сама с собой. Я открываю себе глаза. Я убеждаю и убеждаюсь.

Дома быстрый душ, черные брюки и яркая кофта. Между черными туфлями и брюками виднеется полоска ярко-зеленых носок. Вечерний макияж.
Подхожу к полке с духами. И рука сама тянется к темно-бордовой коробочке. Там мои самые старые духи… Те, запах которых Тоомас должен помнить… Тот приторный запах, который так ему нравился…
Но нет. Нет-нет-нет. Я теперь другая. И я хочу, чтобы он это увидел. Чтобы он понял, насколько все изменилось.

Ловлю такси. Курю в машине. Мчусь по темным улицам. Небо ясное, светлое. Проезжаю мимо Волковского кладбища, и вдруг над ним появляется луна. Полная луна. Всплывает вальяжно и медленно, щурит желтушыми глазами. Луна… Она зависает надо мостом и словно наклоняется ко мне. И шепчет: «Ну шшшшшто, Дашшшшка? Боишшшшься? Страшшшшшно? Волнуешшшшшшься?» и улыбается своей блестяще-лунной улыбкой. Смотрит с издевкой, ждет ответа. А я только нервно курю… А что я могу ответить луне? Что я могу ответить, когда еду навстречу с прошлым?.. Мне тяжело признаться самой себе во всем, что сейчас происходит внутри. .
Полтора года назад, когда мои чувства к нему еще не остыли, если б он позвал меня – я бы бросилась на край света. Я бы простила ему все, что угодно. Я бы забыла всё.
Год назад мне хотелось отомстить ему, мне хотелось, чтобы он видел, что я счастлива. Мне хотелось кричать ему: «Ну посмотри же!!! Вот она я! Я молодая, красивая. У меня есть любимая работа и друзья. У меня есть все!!! А ты? Тебе 34 года, ты разведен, у тебя нет детей, и друзей тоже нет, и работа у тебя всегда на грани потери. Ты ничего не добился. У тебя так много позади и так мало впереди. Мы могли бы быть счастливы вместе, но ты убил наше счастье. Ты своими руками его разрушил!!! Так что завидуй мне, ревнуй меня! Пусть тебе будет больней, чем мне тогда!!!»
А сейчас… Сейчас мне все равно.
Когда я его увидела в пятницу вечером… Он выкрасил волосы в ярко-белый цвет. Он поправился килограмм на 15, он бросил курить, он постарел, черт возьми. И вроде глаза у него все такие же голубые-преголубые, и улыбка такая же обезоруживающая. Но..
Мы сидим в баре его отеля, пьем коньяк, рядом сидит фотограф Эмиль, я отвечаю на вопросы интервью, смотрю на Тоомаса и понимаю – внутри меня ничего не колышется, ничего не дрожит, ничего не трепещет. Он для меня сейчас просто старый друг.

Мы сделали интервью, потом поднялись в номер фотографа, тот выразился: «Я хочу сделать фото думающего человека. Я вот сейчас тебя слушал – ты именно такая, на редкость умная женщина. Хотя.. Нет… Нет, я понял – я хочу сделать просто портрет КРАСИВОЙ ЖЕНЩИНЫ!» Ухх.. Вот уж какой я себя никогда не считала…
Оказалось, что очень сложно находиться перед объективом профессионального фотографа.
«Дарья, ну посмотри на меня! Нет, не так. Ты посмотри на меня так, как НАДО! Я знаю, что ты устала, знаю. Но сейчас ты должны посмотреть на меня так, чтобы у меня коленки подкосились! Выпрями спину. Грудь вперед! Ох, ну ты поосторожней, а то еще одно такое движение и я за себя не отвечаю. Так, молодец! И чтобы в глазах блеск был! Я же вижу, что ты чертенок, что мужчины от тебя без ума! Давай, вот посмотри на меня так, как ты обычно на них смотришь! Посмотри на меня так, чтобы я тебя ВОЖДЕЛЕЛ!!!»
Я смеюсь над его словами, пытаюсь сделать, как он просит, но не могу. Он убирает фотоаппарат, мы просто сидим и болтаем втроем. Вдруг Эмиль вопит «Стоп! Не шевелись!» Но мне не сдержаться. Я смеюсь. Он расстраивается «Вот без камеры ты такая потрясающая, так смотришь, так разговариваешь, но видимо вид мужчины с фотоаппаратом тебя не возбуждает…» Хреновая из меня фотомодель… Не знаю, что там в итоге получилось.

А потом мы с Томасом поехали тусить. Томппа захотел увидеть какой-нибудь злачный бар. Мне не оставалось ничего более, как отвести его в «Циник». Но там оказалось слишком много народа, шумно и противно. Мы вышли на улицу – у Томппы глаза удивленные «Да… Вот это место… Давай туда попозже вернемся?» Мне смешно, но я соглашаюсь. Мы сходили в кафе неподалеку, посидели там за бокалом вина, приехала Маринка. Она всегда хотела увидеть Тоомаса. Да и вообще – все мои подруги давно мечтали посмотреть, каким же надо было быть, чтобы свести меня настолько с ума. Маринке Томппа понравился – он пил водку, шутил и смешно ругался матом по-русски. Ему вообще пришлось с нами только по-русски разговаривать, потому что нам говорить на финском совсем не хотелось.
Если вкратце – потом мы снова вернулись в Циник, побухали там, потом поехали в гей-клуб, а под утро заехали в Мариус позавтракать. В общей сложности мы с Маринкой выпили 3 литра Мартини, а Томппа выпил около литра водки. Но были все втроем трезвые, веселые и очень уставшие.
Мы отлично провели время – наговорились, насмеялись, наплясались.
Томппа смотрит мужской стриптиз в гей-клубе, наклоняется ко мне и говорит: «Или мне просто нравится, как он танцует, или я гей..» Мы с Маринкой смеемся и весь вечер обзываем его старым финским пидором.

По дороге в клуб в такси Томппа взял меня за руку. Мне стало не по себе…
В клубе часа в 4 утра мы с ним вышли на улицу вдвоем. Мне хотелось глотка свежего воздуха. А еще мне захотелось поставить точку.
- Томппа.. Слушай, я знаю, что наверно не надо даже начинать этот разговор. Но я просто хочу знать. Мне будет легче жить, если буду знать… Можно тебя спрошу, да?
- Спрашивай, Дашка, тебе все можно – у Томппы чуть пьяный блеск в глазах и говорить по-русски ему все сложнее.
- Томппа… Скажи мне… Ты меня хоть когда-нибудь любил?... Когда мы были вместе, как ты ко мне относился?...
- Дашка – Тоомас смотрит мне прямо в глаза, и голос его меняется, и он от волнения переходит на финский – Неужели ты не знаешь? Неужели ты не чувствовала?!?!?
- Прости, мне не хочется тебя обижать, но я НИКОГДА тебя не понимала…Я никогда не знала, что происходит у тебя внутри. Я думала, что ты меня любишь….
- Я… - его голос становится тише – я и правда любил тебя… Только вот я вел себя как идиот… Я уделял тебе слишком мало внимания, но ты ведь знаешь почему, это из-за той моей бывшей подруги..
- Нет – прерываю я его – Ничего не хочу о ней слышать, это все я знаю и мне абсолютно на это наплевать, в этом смысле ты был абсолютно честен и мне хватало твоего внимания. Я хочу знать другое – почему ты бросил меня? Почему ты бросил меня в первый раз? И почему во второй? ПОЧЕМУ??? Ведь у нас все было хорошо, мы были счастливы вместе, но оба наших разрыва произошли по твоей инициативе. Оба раза ты обещал мне неземное счастье, а потом вдруг рвал со мной все отношения…Томппа.. Пойми, мы не виделись 2 года и многое изменилось. Сейчас я счастлива, я влюблялась за эти 2 года много раз, я и сейчас неравнодушна к одному чудесному человеку. У меня все в порядке. Просто все эти два года все мои близкие знали, что ты был моей самой большой любовь в жизни. Я любила тебя…. Но сейчас я больше не держу на тебя зла, у меня не осталось обид, мне просто ужасно интересно понять – что же случилось тогда, почему ты бросил меня?... – я выпалила все это на одном дыхании и замерла. И он замер вместе со мной. Стою и думаю «бляяяяядь… нельзя было этого говорить!!!»
А Томппа подошел ко мне и вдруг обнял. И сбивчиво зашептал мне: «Даша! Даша, моя хорошая! Ты такая замечательная. Ты самая добрая, кого я знаю. Ты волшебная женщина. ТЫ ЗАСЛУЖИВАЕШЬ ЛЮБВИ!!! Я плохой, я всегда был плохим. Я только сейчас понял, как много боли я тебе причинил… Я такой дурак.. Я старый глупый финн.. Ты младше меня на 12 лет но мудрее на целую жизнь… Прости меня, Дашка прости меня!!! Я так хочу, чтобы ты встретила того, кто сможет тебя оценить и полюбить. И будет беречь тебя по-настоящему, беречь так, как я не смог… И любить. Скажи там своему мальчику, что он просто обязан любить тебя всем сердцем, что ему повезло больше всех на свете, что у него есть ты… Ты такая хорошая, Дашка…»
Я почему-то не плакала. Я стояла, уткнувшись в его плечо…
Мы простояли на ветру минут пять, и за эти пять минут все ушло.
Мы не просто обнимались. Мы отпускали друг друга. Мы отпустили свою любовь. Мы отпустили свое прошлое. Отпустили навсегда. Его глаза, его запах, его губы – все это красивое воспоминание. Разжав объятия, он посмотрел на меня пристально и нежно и поцеловал. Он прикоснулся ко мне губами. Когда-то от таких его поцелуев я мгновенно возбуждалась. А сейчас просто тепло губ, просто нежность и мольба о прощении.
Теперь и ему и мне будет легче жить. Мы освободили друг друга. И я очень надеюсь, что он будет счастлив. И я тоже.
Вот и все.
Tags: tomppa
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 4 comments