Азрафэль (Ольга Белоконь) (azraphel_) wrote,
Азрафэль (Ольга Белоконь)
azraphel_

Categories:

Краткая историческая справка по Испании

Для игры "¡No pasarán! ¡Hemos pasado!", пока предварительно - смотрите, ищите неясности и ошибки в форме и содержании.


Описание ситуации в мире.
Гражданскую войну в Испании никак нельзя считать частным делом только Испании. В ней было задействовано столько международных сил, что впоследствии историки и публицисты назвали ее «генеральной репетицией Второй мировой». Потому сначала – краткий обзор ситуации в мире и в частности в Европе в это время.

После Первой мировой войны (1914-1918 гг.) был подписан Версальский договор между странами-победительницами и побежденными. В числе первых были Великобритания, Франция, США, Италия и Япония. В числе вторых – Германия. Эти страны еще сыграют свою роль в событиях в Испании. Версальский договор закреплял передел мира, сложившийся к концу войны и был крайне унизительным для Германии. Однако и не все страны-победительницы были довольны новым миром. Зрела Вторая мировая война, и созданная по Версальскому договору Лига Наций пыталась этому противодействовать.

В мире были три великие силы, поддерживающие три основные идеологии. С одной стороны, были прочные западно-демократические капиталистические державы - Англия, Франция, и прочие, со своим заокеанским союзником в лице США. Западные демократии придерживались ценностей личности, ставили во главе угла индивидуальные свободы и права конкретного человека.

С другой стороны, существовала советская Россия, СССР, пример которой сильно подогревал социалистов и коммунистов. «Коммунистическая угроза» существовала реально и коммунизм призраком не был. Основной мыслью Советов была классовая борьба и примат одного класса – пролетариата над другими. БОльшую роль отводилась государству, важно отметить – пролетарскому государству, нежели отдельной личности. «Единица - вздор, единица - ноль, один - даже если очень важный - не подымет простое пятивершковое бревно, тем более дом пятиэтажный».

С третьей стороны, возникли и другие государства авторитарного типа. Их сейчас всех называют фашистскими, хотя историки и политологи спорят что же на самом деле считать фашизмом. Фашисты тоже признавали ведущую роль государства, и с подозрением относились к индивидуальным свободам, но, в отличие от коммунистов, считали, что государство должно быть не классовым, а корпоративным. В таком государстве существуют профессиональные корпорации, из которых и формируются органы власти. Причем количество этих корпораций и их качество тоже строго регламентируется. Во главе подобных режимов стоят партии и их вожди с непререкаемым авторитетом. Вождя нельзя переизбрать, только устранить физически. Из таких авторитарных правых режимов стоит отметить Германию (Гитлер), Италию (Муссолини) и Португалию (Салазар).

Германия, как и ряд других стран Европы, испытывала острый кризис национальной идентичности. Страны-победители Первой мировой были в основном богатыми, и хотя там были свои проблемы, на фоне более захудалых держав выглядели очень неплохо. США из должника Европы превратились в ее кредитора, зарождалась глобализация. Политической силой считалась не столько государство как таковое, сколько нация.
Собственно идея нации – плод просвещенного 19 века, собрание людей, объединенных общей историей, обычаями, языком. У такого сообщества, как представлялось, и цели должны быть общими. А нация нуждалась в “жизненном пространстве”. что и определило политику на сто лет вперед.

Немецкий вариант национализма связал нацию с расой по крови, по генам. То есть нация - это раса арийцев. Заметим, что тогда еще не было опыта Холокоста и большинство цивилизованных людей вообще не представляли, что такое возможно. Первую мировую войну массово осуждали как бесчеловечную бойню.
Это была рамка, общая идея, альтернативная и старой идее христианской Европы, и новой идее коммунизма и всеобщего братства трудящихся. Арийцы - это общность, объединяющая нацию, но это не только Германия - арийцы есть и в других странах. Арийцами считали и англичан, например.

В то время были очень популярна новооткрытая генетика и идеи эволюции. Большой популярностью пользовались евгенические идеи. Суть их в том, что раз человек – такое же животное, как все прочие, давайте улучшим человеческую «породу» точно так же, как улучшают породы кур и овец. Возьмем особей с желательными свойствами и будем их плодить. Правда, отчего-то благая идея об улучшении сразу обернулась идеей «выбраковки неполноценных». В нескольких штанах США были приняты законы о кастрации сумасшедших и преступников. Такие же законы чуть было не приняли в Англии. Так что Гитлер с компанией ничего нового не придумали, они просто довели эту идею до логического конца. Причем «арийская раса» - понятие не столько биологическое (сравните физические данные Гитлера, Геббельса, Риббентропа с идеалом «белокурой бестии»), сколько мифологические. Особый дух выделает арийца, дух, свойственный ему с рождения.

Вот на этом фоне Европы с союзниками, рвущейся в три стороны, и разворачиваются события гражданской войны в Испании.

Характеристика Испании.
В то время, то есть в начале ХХ века, Испания была очень отсталой и захудалой страной. БОльшая часть населения была сельской, промышленность была слабая, экономика медленно умирала, а кризис политической воли был налицо. Говорили даже, что «Европа заканчивается за Пиренеями», имея в виду что Испания - не Европа. Она и правда выпала из исторического общеевропейского процесса. В Первой мировой не участвовала по причине отсталости. Хотя прошлое у страны было богатое и очень славное - господство на море в XVI веке, Непобедимая Армада, открытие Америки и основание там колоний... много чего было. Да сплыло. В конце XIX века Испания потеряла свои заморские колонии – Кубу, Пуэрто-Рико, Филлипины. Остались только несколько колоний в Африке - в Марокко, в Западной Сахаре и в Гвинее, осколки громадной империи XVII века.

Как государство Испания сложилась в результате Реконкисты – движения за освобождение Пиренейского полуострова от мавров-мусульман, устроивших тут, в самой Европе, Кордовский халифат. Реконкиста началась сразу же после завоевания маврами полуострова с начала 8 века и длилась очень долго из-за споров христианских королей меж собой. Закончилась Реконкиста в 1492 году, когда Фердинанд II Арагонский и Изабелла I Кастильская изгнали последнего мавританского властителя с Пиренейского полуострова. Они объединили бОльшую часть Испании под своей властью (Наварра была включена в состав Испании в 1512 году). Как государство и как нация Испания создавалась в огне этих крестовых походов, при мощной поддержке католической Церкви. Реконкиста наложила глубокий отпечаток на самосознание всех испанцев, на каком бы языке они не говорили и к какому бы народу не принадлежали. Так же прочно вошла в Испанию Церковь.

Три столетия, прошедшие между гибелью Непобедимой Армады в 1588 году и началом гражданской войны в 1936 году, были не слишком славными для Испании. Страна все больше нищала и все меньше участвовала в мировых и европейских делах. Разбогатевшая на завоеванном золоте, Испания ценила оружие, но не умела вести экономические дела. Там было мало своего производства, да и торговля не пользовалась почетом. Несмотря на богатые природные месторождения, в начале ХХ века Испания оказалась заштатной европейской страной, а не державой с мировым значением.
Из важных событий, эхо которых отозвалось в гражданской войне в Испании, стоит отметить наполеоновское вторжение, карлистские войны и подъем революционного движения в 19 веке.

Наполеоновские войны. В результате различных политических событий в 1808 году север страны был оккупирован французской армией. Против захватчиков поднялся испанский народ – небритые и пьяные атаманы многочисленных «бандформироваий» проигрывали битвы, но в конце концов, вместе с англичанами, выиграли войну. Именно тогда возник термин “герилья”, означающий партизанское движение. “Хунта” же переводится как организованный совет или союз. Поскольку знать колебалась, на чью сторону встать, народ сам выбрал кортесы – местные старинные органы самоуправления, принял конституцию (Кадисская конституция) и сформировал армию. После окончательной победы над Наполеоном в Испанию вернулся король, он отказался принимать конституцию, и все стало как раньше – абсолютная монархия. Но опыт этот народной войны не был забыт и часто вспоминался в сражениях гражданской войны.

Карлистские войны. У короля Фердинанда VII Бурбона не было сыновей, только дочь. По салическому закону, принятому ранее в Испании, престол должен был наследовать ближайший родственник по мужской линии – младший брат короля, дон Карлос. Однако когда в 1827 году его сторонники в Наварре подняли мятеж, Фердинанд его подавил и спустя три года издал закон, отменяющий салический. Наследницей была объявлена дочь Фердинанда Изабелла. А в 1833 году дон Карлос объявил себя законным королем Испании, Карлом V. С тех пор монархическая Испания разделилась. Часть упорно считала, что право на престол имеет только дон Карлос и его потомки, а часть бОльшая – как Фердинанд решил, так и будет. Трижды наваррские горцы упорно поднимали восстания. Последнее закончилось в 1876 году. Карлистские вооруженные отряды, рекете, были включены в состав испанской армии и сыграли огромную роль в гражданской войне в Испании. Карлисты существуют в Испании и по сей день.

Первая республика и революционное движение Испании. В неустойчивый период карлистских войн возникла Первая испанская республика – прообраз Второй республики 1931 года. Она просуществовала очень недолго, вожди ее были казнены (1873-74гг.). Но с тех пор Испания разделилась. «Две Испании»: старая, монархическо-авторитарная и новая, республиканская, боролись и выясняли отношения вплоть до конца ХХ века.

Тайные общества заговорщиков-карбонариев хотели ограничения власти испанской монархии, конституции, земельной реформы и облегчения участи крестьян. После поражения Первой испанской республики в 1874 году старых заговорщиков сменила новая волна революционеров – принесших идеи Маркса и Кропоткина с Бакуниным. Анархизм, опиравшийся на старинное общинное самоуправление, был очень популярен в Испании, гораздо больше чисто коммунистических идей. Анархисты устраивали стачки, поднимали бунты, которые подавлялись властями с той же жестокостью, с которой террористы-революционеры кидали бомбы. Мира в стране не было.

Испания в 20 веке.
Диктатура Примо де Риверы. Чтобы хоть как-то поправить ситуацию, текущий король Испании Альфонс XIII (Бурбон) в 1923 году согласился с армией и допустил генерала Мигеля Примо де Ривера ко власти. По 1930 год в стране царила военная диктатура: были отменены кортесы, конституция. Введено военное положение, запрещены политические партии, демонстрации и забастовки. Хотя генералу удалось наладить некоторое промышленное производство и построить приличные железные дороги, а так же, пустив в страну иностранные фирмы, такие удобства, как телефон, мировой финансовый кризис 1929 года сильно ударил и по Испании. Несмотря на общее улучшение экономики и условий труда, несмотря на удачно законченную (хотя и с помощью французов) Марокканскую войну, диктатура Примо де Риверы оказалась в кризисе. Генерал сам попросил отставки и мирно умер в Париже спустя несколько месяцев после ухода с поста диктатора.

Вновь были разрешены выборы в кортесы, и в 1931 году большинство голосов было отдано за левые силы – социалистов-республиканцев. Ориентированы они были по-разному – как на демократические страны Запада, так и на Советский Союз. Король, лишившись поддержки и народа, и армии, помня про опыт России, решил не доводить дело до крайности и покинул Испанию с семьей. От престола он формально не отрекался, просто оставил послание о том, что раз народ его не любит, он уедет. А чтобы не было гражданской войны, призвал всех, кто его еще ценит, присягнуть Республике.

Так Испания в одночасье стала из монархии республикой. Вторая республика просуществовала с 1931 по 1939 год. Но, несмотря на радужные надежды, отъезд монарха не облегчил дело.

Вторая Республика. Страна по-прежнему находилась в глубоком экономическом и политическом кризисе. Левые силы, анархисты и марксисты разного толка, требовали немедленной революции по российскому образцу, с полным изменением политического и экономического строя. Правые и ультраправые силы, напротив, хотели либо сохранения стабильности, либо авторитарной диктатуры. Правительство республики приняло самую радикальную в Европе конституцию, ограничило права Церкви, начало земельную реформу, реформу образования, армейскую реформу. Но все эти начинания были плохо согласованы с потребностями различных общественных групп и сил. Пять лет, с 1931 по 1936 год страна скатывалась в пропасть гражданской войны.

Левые силы: анархисты, марксисты и все увеличивающаяся коммунистическая партия Испании устраивали стачки, добиваясь улучшения труда рабочих. Самыми известными левыми в Испании были социалист Ларго Кабальеро, «испанский Ленин», коммунистка Долорес Ибаррури, прозванная Пассионарией. Левое крыло было настроено резко антеклерикально, анархисты безнаказанно грабили храмы и монастыри, при полном попустительстве властей. Одним из самых известных предводителей анархистов был Буэнавентуро Дуррути, человек бурной биографии. Известен он был и налетами на банки, и убийствами «представителей реакционных сил» Испании. Говорили о революции, впоследствии было найдено несколько планов вооруженного восстания. В 1934 году настоящее восстание охватило шахтерскую провинцию Астурию. Рабочие и шахтеры захватывали предприятия и узлы связи, объявляя власть Советов. Чтобы справиться с ситуацией, правительство вынуждено было ввести войска.

Правые силы, в силу испанской привычки к заговорам, с самого начала плели интриги, но слабо и неуспешно. В 1932 году попытка государственного переворота, «пронунсиаменто», генерала Санкурхо, полностью провалилась – его войска не смогли даже выйти из казарм. Мятежного генерала помиловали и отправили в изгнание в Португалию, где он и жил до 1936 года. Возникла фашистская партия Испании – испанская Фаланга, подражающая фашистам Италии. Создал ее сын прежнего диктатора Мигеля Примо де Риверы – Хосе Антонио Примо де Ривера. Фалангисты, так же, как их собратья – итальянские фашисты, мечтали о корпоративном государстве, сильной партии и сильном вожде, способном вытащить Испанию из затянувшегося кризиса. Однако в партии на 1936 год состояло всего лишь 4 тысячи человек.
По-настоящему серьезной силой была Испанская конфедерация независимых правых - CEDA. Ее главой был Хиль Роблес. Партия собрала в свои ряды многих монархистов и христианских деятелей.

Свое объединение создали и военные, Военный союз Испании (UME). Союз объединял в основном офицеров, недавно поступивших на службу, и был непартийной организацией правой направленности.

Президентом Второй республики с 1931 года был Алькала Самоа, с апреля 1936 года им стал интеллектуал Мануэль Асанья.

Начало гражданской войны. В 1936 году социалисты, марксисты, отчасти – коммунисты и анархисты создали единый политический блок Народный фронт. В него вошли и две обычные умеренные либеральные партии, и не помышляющие ни о какой революции. В свою очередь, правые силы создали блок Национальный фронт, куда вошла Фаланга, CEDA и другие более мелкие правые партии. Центр был слабым и не мог получить большого влияния – Испанию тянуло на крайности. На выборах в апреле 1936 года голоса избирателей разделились почти поровну между Народным и Национальным фронтом. Но, в силу особенностей избирательной системы, большинство голосов в кортесах получил Народный фронт. Анархисты на радостях сожгли несколько храмов в самом Мадриде, но последней каплей стало убийство известного лидера монархистов Кальво Сотело.

«Испания может жить при монархии, может жить при республике. Но она не может жить в анархии». После убийства Кальво Сотело стало окончательно ясно, что правительство не справляется с ситуацией и в стране царит полный хаос. Военные, серьезно опасаясь коммунистической революции, вновь взялись за осуществление плана заговора. Его готовили несколько месяцев, возглавлял заговор из Лиссабона генерал Санкурхо, а в Испании его готовил генерал Эмилио Мола. Генерал Франко не давал прямого ответа, участвует ли он в заговоре и присоединился к нему, когда мятеж уже начался. 17 июля 1936 года по кодовой фразе, напоминающей коммерческую телеграмму «Семнадцатого в семнадцать. Директор» поднялась бОльшая часть гарнизонов Испании.

В среде испанских военных, аристократов по большей части, существовал большой исторический опыт военных переворотов, «пронунсиаменто». Как правило, такие перевороты удавались им просто и без больших войн. В этот раз они просчитались: несмотря на большие успехи в самом начале восстания – мятеж поддержали 80 процентов вооруженных сил, в первые три дня в руках восставших была уже треть страны - Республику защищали многие испанцы и они были с оружием в руках. Главные промышленные центры остались на территории Республики, правительство раздало народу оружие, чего не случалось со времен Французской революции. Почти весь флот и авиация остались верными республиканскому, законно избранному правительству.

Расчет республиканцев на то, что мятеж заглохнет сам собой, тоже не оправдались. Скоро обе стороны осознали ситуацию как полномасштабную гражданскую войну.
Быстрое продвижение мятежников остановилось. Возникла патовая ситуация – ни одна сторона не могла ни сдаться, ни победить. И националисты, и республиканцы одновременно и независимо обратились за военной помощью за границу. Националисты (так себя стали называть мятежники) обратились к Германии и Италии, а республиканцы – ко Франции, Англии, США и СССР.

Иностранное вмешательство. Европейским странам сразу стало понятно, что война в Испании грозит перейти из локального конфликта в общеевропейский, а то - и в мировой. После 20-х годов это был первый крупный военный конфликт на Европейском континенте. Италия захватила Эфиопию (1935 г.) – но кого волнуют дела на Черном континенте? Война под боком – другое дело. Опасаясь разрастания конфликта, а также агрессии Германии, которой правил фюрер Гитлер, Англия, а вместе с ней и Франция проводили политику «умиротворения». Она заключалась в том, что Германию и Италию не надо провоцировать начинать войну. Нужно уступать им насколько возможно и закрывать глаза на их агрессивные действия.

В итоге международная политика насчет Испании приобрела странные очертания. Германия и Италия беспрепятственно поставляли националистам вооружение, топливо и людей, в то время как республиканцам в поставках официально отказывали. Был создан Комитет по невмешательству, в который вошли ведущие мировые державы, включая США и СССР. Страны договорились, что ни одной воюющей стороне в Испании нельзя оказывать помощь. Разве что только гуманитарными грузами. Это было странное решение, потому что республиканское правительство было избрано демократическим путем в честных выборах, а националисты подняли мятеж. По логике, помощь могла быть оказана только республике, а любую помощь националистам следовало пресекать. Но в результате сложных политических игр логика оказалась другой.

Республике все-таки оказывалась военная помощь. Мексика, например, вовсе не принимала участие в Комитете по невмешательству и сразу заявила, что будет оказывать помощь законному правительству Испании. Франция то открывала свои границы для поставок, то закрывала и через Мексику занималась контрабандой оружия в Испанию. СССР тоже тайно поставляли людей и оружие, помощь Республике шла и по линии Коминтерна. Именно члены Коминтерна вербовали добровольцев, в основном коммунистов и сочувствующих, из разных стран для войны в Испании.

В исторической литературе тема иностранной помощи рассматривается с разных сторон. С одной стороны, это романтика интербригад – в Испанию съехались добровольцы из 54 стран, воевать в чужой стране за идею, за дело, которое они считали правым. Добровольцы были и на стороне националистов. Часто люди из одной страны воевали на разных сторонах, как это было с немцами, итальянцами, ирландцами. Были в Испании и наши соотечественники, также воевавшие по обе стороны фронта. Советский опыт сильно помог испанцам организовать сопротивление мятежу националистов. А опыт немцев помог мятежникам.

С другой стороны, именно иностранная помощь затянула войну в Испании до 1939 года. Несколько раз в критические моменты военные поставки выручали либо республиканцев, либо националистов, но иностранная помощь никогда не поступала в таких объемах, чтобы она сторона получила ощутимое преимущество и могла победить. Международному окружению, включая и нейтральную Англию, не нужна была скорая победа ни одной стороны. Пока война не выплескивалась за пределы Испании, оставаясь частным конфликтом, ее можно было использовать как испытательный полигон. Проходило проверку новое оружие, новая тактика сражений. Тренировались военные – летчики и танкисты, набирались опыта разведчики. Будущие противники по Второй мировой смогли в Испании прощупать друг друга, понять слабые места. Испания же как таковая волновала в конечном счете только испанцев.

Среди военных событий одно особенно привлекло внимание – бомбежка тыловых городов, а не военных объектов и коммуникаций. Немцы «легиона «Кондор» бомбили Мадрид, Дуранго и Гернику. Пабло Пикассо создал свою знаменитую картину «Герника», отражающую ужас гибели сотен людей. Немцы рассчитывали этой тактикой сломить волю к сопротивлению. Но испанцы только разозлились. Позже Германия, да и другие страны пользовалась той же тактикой во Второй мировой – с тем же результатом.

Лагерь националистов. Вместо погибшего генерала Санкурхо, разбившемся при вылете в Испанию из Лиссабона, генералиссимусом был выбран молодой генерал Франсиско Франко. Франко участвовал и в африканских компаниях, командовал Иностранным легионом, и в подавлении астурийского восстания. Известен был большой сдержанностью, осторожностью и прагматичностью, не был членом ни одной политической партии. Через своего старого знакомого Канариса он смог найти подход к Гитлеру и заручиться его поддержкой. Каудильо – это плохой перевод немецкого слова фюрер, то есть вождь, - суждено было править Испанией около сорока лет. Но пока будущему диктатору предстояло собрать разрозненные силы националистов в единый кулак.

Нелюбовь к «красным» и страх революции объединили в лагере националистов весьма пестрые политические силы. Фалангисты, эти испанские фашисты, выступали за светское государство, управляемое одной партией и ее мудрым вождем, и были за ограничение власти католической Церкви. Монархисты-альфонсисты мечтали о возвращении короля из его добровольного изгнания. Карлисты тоже были за монархию, но другой ветви рода Бурбонов, а также за традиционную церковь. Партия CEDA также стояла за Церковь и монархию. В самой армии разные генералы придерживались разных взглядов на устройство будущей Испании.

Но одной ненависти к «красной диктатуре» было маловато, чтобы вдохновить людей бороться против республики. Франко выдвинул идею, оказавшуюся очень удачной – он объявил «крестовый поход против коммунизма». Как предки испанцев прогнали мавров с Пиренейского полуострова, так и теперь национальные силы должны освободить Испанию от «красных». Мысль о крестовом походе и параллели к Реконкисте звучали совершенно серьезно и воспринимались буквально, а не как метафора. К тому же идеи коммунизма и социализма были представлены как «иностранные», как попытка СССР захватить власть над Испанией.

Никакой четкой политической программы Франко не выдвинул. ничего об устройстве будущей Испании не говорил. Ясно было только, что Испания должна стать великой державой, не допустить коммунистов так же. как некогда не допустила Реформацию и протестантизм на своей территории, и сохранять дружбу с католической Церковью.

Слив все партии в одну и сам встав во главе, Франко добился единства в рядах националистов (Испанская фаланга традиционалистов и комитетов национал-синдикалистского наступления). Отношения ни с карлистами, ни с монархистами-альфонсистами, ни с фалангистами у Франко не складывались слишком гладко, его политика была скорее политикой сдержек и противовесов между различными группировками, чем позицией полновластного диктатора. Воевал он осторожно, тщательно рассчитывая каждую операцию, к неудовольствию союзников – немцев и итальянцев. На «освобожденных» территориях возобновляли работу церкви, но также осуществлялись массовые казни тех, кто был верен Республике. Порядок наводился весьма суровыми мерами.

Основными ударными силами националистов была Африканская армия, состоявшая в основном из арабов-марокканцев, Иностранный легион, где служили и испанцы, и наваррские части карлистов – рекете. Большую военную помощь оказывал присланный из Германии легион «Кондор» - летчики, танкисты, военные специалисты. Итальянские части, несмотря на то, что численность их превышала немецкие, были менее ценны в военном отношении.

Лагерь республиканцев. Республиканцы в суровости не уступали националистам. Храмы и монастыри закрывались, около 35% священников было убито. Убивали также и мирян, не отрекшихся от своей веры. Особенно много таких убийств было в первый год войны. За годы гражданской войны Испания дала католической Церкви тысячи мучеников – больше, чем во всей Европе за 300 лет.

По пестроте взглядов республиканская Испания также была похожа на лоскутное одеяло. Здесь были и социалисты, ориентированные на демократические общества Запада, и коммунисты, ориентированные на СССР, и рабочая марксистская партия POUM, связанная с идеями Троцкого. Были там и анархисты, вдохновленные идеей построения общества без государства (Национальная конфедерация труда, CNT и Федерация анархистов Иберии, FAI). Свою борьбу они вели под знаменами Народного фронта, под «Интернационал», а своих противников считали «фашистами-империалистами».

Кроме разных партий, в Республике был силен национальный сепаратизм. В ходе давней Реконкисты территория Испании, прежде, чем стать единым государством, образовывали множество королевств, постоянно соперничающих друг с другом. Разные языки. Разные обычаи. Даже разный внешний вид жителей этих древних королевств до сих пор является национальной особенностью Испании. Промышленно развитая Каталония еще до начала гражданской войны вытребовала у Республики особый статус и самоуправление. Во время войны там было свое правительство и свой президент, который лишь формально подчинялся президенту Республике Мануэлю Асанье. Такой же самостоятельности требовали и другие регионы республиканской Испании, особенно – Страна басков. Стойкие католики, баски единственные из сражавшихся за Республику не придерживались антеклерикальной политики, в их войсках даже были капелланы. Из-за всего этого разброда правительству никак не удавалось наладить единую армию и единую экономику для республиканской Испании.

Основную ударную силу республиканцев составляли интербригады по руководством коммунистов и коммунистические дивизии, а также до ее разгрома – армия басков.

Последствия политики республиканцев и националистов. Так как демократические страны предпочитали тянуть время, а не помогать республике, правительство очень зависело от военных поставок из Советского Союза. Воспользовавшись этим обстоятельством, Сталин давил на правительство, заставляя его вести ту политику, какая была выгодна СССР. Коммунистам была дана директива поддерживать буржуазно-демократическое правительство и выступать против немедленной социалистической революции. Анархисты же и рабочие-марксисты считали, что революцию надо делать прямо сейчас. Они выступали против централизации руководства, считая что куда эффективнее воспользоваться герильей, опытом партизанских войн против Наполеона. Правительство же, объединившись с коммунистами, пыталось создать единую армию и единое управление из Центра, по образцу России.

Главной задачей правительства было разоружение партийных милисианос, партийных вооруженных групп, которые и воевали на фронте с мятежниками, и формирование правительственной армии и правительственной гражданской гвардии, исполняющей полицейские функции. Партии сдавать оружие не хотели, не хотели и смириться с тем что революция отменяется, потому республика фактически воевала на два фронта - и против националистов, и против своих же “неправильных” партий и течений. Энтузиазм людей быстро падал и в итоге республиканцы проиграли.

Во второй половине войны коммунисты предприняли попытку собрать все республиканские силы под своим руководством. Между коммунистами, анархистами и рабоче-марксистской партией POUM шли настоящие бои – второй фронт внутри Республики. По подложному обвинению был арестован и казнен Андрес Нин – руководитель POUM. Но желаемого единства так и не удалось добиться.

Гитлер же и Муссолини не выдвигали Франко никаких политических требований. только экономические. Фюрер рассматривал Франко как свою марионетку. и осознал свою ошибку только в 1940 году, но это уже другая история. А во время гражданской войны Франко фактически делал что считал нужным сам, а не иностранцы.

Не забудем про Ватикан. Позиция собственно католической Церкви, выраженная в посланиях Папы и указаниях священникам на местах, редко освещается в популярной литературе. Однако влияние Церкви в Испании было огромным. БОльшая часть образовательных учреждений. школы и университеты содержались Церковью. Там преподавали священники и монахи, ими же составлялись и учебные программы. Монахини работали в больницах и приютах, подавляющая часть медсестер была монахинями. Церковь активно занималась благотворительностью, деля деньги богатых. которые отдали их добровольно, среди бедных.

В то же время Церковь владела огромным количеством земли и получала солидные средства от государства. В Испании никогда не было Реформации и протестантского движения, а была инквизиция (подчинявшаяся не Папе, а испанским королям, отменена Наполеоном). Республиканцы считали Церковь реакционной силой, отобрали все ее земли, перестали выплачивать зарплату священникам, закрыли бОльшую часть католических заведений, запретили орден иезуитов. Богослужения также были запрещены.

Не все священники придерживались монархических позиций, многие были за республику или хотя бы не против. Однако резкие действия республиканцев оттолкнули многих священников и верующих от республики. Особняком стояли баски. Ярые католики, они примкнули к республиканцам только потому, что те пообещали им самоуправление. Храмы в стране басков продолжали работу, а в армии басков были свои капелланы, единственные в республиканской армии. Под давлением басков правительство постепенно смягчало свою позицию в отношении Церкви, в конце войны даже открылось несколько храмов в Мадриде.

Послания Папы Пия XI осуждают коммунизм, а также нацизм и запрещают верующим вступать в соответствующие партии. Ведя сложную политику., Франко искал поддержки Церкви, хотя иногда и расстреливал неугодных священников, особенно басков.

Заключение. Гражданская война в Испании закончилась 1 апреля 1939 года победой националистов. До 1975 года страной правил всесильный каудильо Франциско Франко. Испания потеряла в результате войны около полумиллиона человек и еще полмиллиона покинуло пределы страны.

Эта война подарила миру множество героев, идейных мучеников и легенд. Вдохновлены были обе стороны. Испанцы искренне верили в то, что говорили о своих противниках. Республиканцы сражались против фашизма и мирового империализма. Националисты объявили крестовый поход против безбожников-красных. Так эта война долгое время и освещалась – прореспубликанцы клеймили зверей-фашистов, а с другой стороны сыпались обвинения в коммунистических репрессиях. Конечно, обе стороны передергивали, но важно понять, что образы, рожденные в этом противостоянии, вдохновили людей со всего мира. Интербригадовцы чувствовали, что они – не просто на войне, но в эпосе, наподобие “Иллиады”. Журналисты, художники, писатели – всех их вдохновила испанская война, как никакая другая война ХХ века.

В современной Испании восстановлена монархия, но при этом введена конституция и парламент. Герои гражданской войны имеют право носить свои награды, несмотря на то, по какую сторону фронта они находились. Молодые испанцы стараются не забывать своих дедушек и бабушек, устраивая мемориальные музеи. посвященные гражданской войне. Не все еще забыто, и звучат еще в Испании отголоски старых споров. Но над Долиной Павших. где лежит прах и националистов, и республиканцев, возноситься крест, видный с расстояния в 40 километров. "Павшим за Бога и Испанию".
Tags: Испания
Subscribe
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 35 comments