japanese girl

(no subject)

Смотрели сегодня на итальянском отрывок из фильма «Счастливая семья»: музыка Шопена, вплетающаяся в мгновения Милана. Хочу вернуть музыку в свою жизнь, давно ничего не слушала, только швейцарское радио джаз фоном. Я знаю, что она может исцелять.

И послемыслие: меня зацепило в фильме, как режиссёр играет с цветом, здесь это тоже немного видно.



japanese girl

Видеть осязаемость

В наследство от дальней родственницы нашей семье досталось несколько картин. Часть из них написаны её мужем, художником-примитивистом, часть - другими, неизвестными мне, людьми. Сюжеты, в основном, простые: что вижу, о том пою. Но это (и то, что я могу смотреть на картины, когда и сколько мне вздумается) заставляет обращать внимание на детали, и на цвета. А ещё я могу их трогать.

В свою последнюю (the latest not the last?) поездку в Италию я ездила в Виченцу на выставку Ван Гога. Больше всего мне запомнились три вещи: базилика Палладио изнутри (именно там проходила выставка), то, как освещались картины, и их текстура. Картины Ван Гога как будто предназначены для того, чтобы к ним прикасаться, воспринимать пальцами, а не только глазами. Впрочем, осязаемость можно почувствовать и через взгляд, и я ловила себя на том, что больше любуюсь мазками, чем картинами в целом.


japanese girl

(no subject)

Когда-то давно, практически в другой жизни, мне захотелось сделать подарок любимому мужчине. Мне очень нравилась одна японская гравюра из миниатюрной книжицы Михаила Успенского, я купила второй экземпляр, вырезала оттуда гравюру и вставила в рамку, такой ленивый DIY. И повесила на стенку, в ожидании возможности подарить.
Через какое-то время я обнаружила, что не могу от неё оторваться, мне казалось, что я нашла в этом мире совершенство: не просто сама гравюра, но гравюра в сочетании с рамкой. Иногда мне становилось страшно от идеальности этой красоты. И я без сожалений рассталась с ней, отдав новому хозяину.
Вспомнила сегодня эту историю потому, что, удлинив свой прогулочный маршрут, я уже второй раз любуюсь лошадьми, пасущимися на закате. И это почти настолько же близко к совершенству. Сначала я пожалела, что с собой нет ни телефона, ни фотоаппарата, но потом поняла, что хочу сохранить это только в своей памяти. Или в словах.
japanese girl

(no subject)

Дочитала очередного Макколл Смита. Шотландия, рассуждения на (доэпидемически) злободневные темы, лингвистическая радость от идиом, лёгкий слог и позитивный настрой — идеальная для меня библиотерапия. Бонусом — тактильное удовольствие от обложки.

japanese girl

(no subject)

Неожиданно нахожу утешение в кино (неожиданно — потому что обычно смотрю несколько фильмов в год). И в итальянском языке — так что смотрю итальянское кино разной степени древности и умности. Сегодня посмотрела «Lezioni di cioccolato» («Уроки шоколада»), современный и банально-предсказуемый. А вчера был «32 декабря». Фильм с философским уклоном про относительность времени. Очень понравилось и отозвалось, созвучно моим переживаниям сейчас. Снял его Лучано Де Крешенцо — итальянский писатель-философ, который занимался популяризацией философии.

japanese girl

Castello Reale di Racconigi

Продолжаю разбирать свои архивы. Буду выбирать темы по настроению и непоследовательно. Чем больше времени прошло, тем вспоминать сложнее, а заметки в поездках я не делаю — отчасти от лени, отчасти от желания проживать дни в путешествиях от начала и до конца, не пытаясь удержать мгновения — потом обычно жалею :)

Замок Раккониджи находится в Пьемонте, недалеко от Турина (нужно всего лишь сесть на электричку и доехать до одноимённого городка). В полном смысле замком он был когда-то давно, в 17 веке Раккониджи перешёл в собственность Савойской династии (местных правителей, после объединения Италии ставших во главе Итальянского королевства) и его переделали в загородную виллу.

Внутрь замка пускают только с гидом и по сеансам. Так что мы купили билеты на ближайший сеанс и пошли гулять по парку.

Collapse )
japanese girl

Венецианская ведута

Осенью в Пушкинском музее случилась выставка венецианского искусства. Я ходила туда на японскую выставку, и после неё у меня хватило сил лишь на беглый осмотр. К тому же мне показалось, что там не очень интересно: ну, пафосные виды Венеции, ну, вид на Виченцу, как будто не изменившийся за несколько сотен лет... А потом я увидела на Non/fiction книгу Виктории Марковой «Венецианская ведута: образы времени» (выпущенную специально к выставке) и решила, что она и будет той единственной книгой, которую я оттуда унесу. Прочитала запоем за несколько дней и, конечно, жалела, что выставка закончилась и картины уже вживую не посмотришь.

Интересно, что в Венеции пейзаж как жанр не был популярен (ведута — это городской пейзаж), картины и гравюры с венецианскими видами увозили с собой многочисленные туристы (Италия входила в Grand Tour, и Венеция была must see уже в XVIII веке) и они оседали в коллекциях музеев других городов.

Венецианские ведутисты рисовали не только «открыточные» виды, но и «задворки» — как на этой картине Каналетто. Мне, пожалуй, интереснее разглядывать именно такие. Колокольня разрушилась, а дом справа стоит, говорят на сайте Лондонской национальной галереи, которой нынче принадлежит картина. Интересно, стоят ли по-прежнему на балконе горшки с растениями? Развеваются ли белые занавески?

Антонио Каналетто. Двор каменотёса
Антонио Каналетто. Двор каменотёса
Collapse )
japanese girl

Куршская коса

Так получилось, что, в отличие от заграничных, последние мои поездки по России были исключительно «организованные». При этом больше всего меня удручает не отсутствие свободы передвижения, а навязанное общение с «согруппниками» (следующую жизнь я бы хотела прожить экстравертом, было бы интересно сравнить). Раз на раз не приходится: в поездках на Север мне неизменно везло на милых и душевных людей (последний раз я, правда, подстраховалась и взяла несколько с собой) — из чего я сделала вывод, что только таким Север и интересен :). В поездке по Калининградской области всё получилось наоборот: большинство «согруппников» постоянно были недовольны. Не знаю уж, чего они ожидали. Я лично была недовольна только ими. Впрочем, мне не так много и надо — там, где есть море.

На Куршской косе — море и дюны, старательно оберегаемые от людей и ветров. Дюны, на которые можно смотреть бесконечно: как по ним передвигаются тени облаков. Море, на которое можно смотреть бесконечно: как оно меняет цвет, когда по нему передвигаются тени облаков. И потом сидеть на песке (свободное время!), уже с другой стороны косы, там, где разрешается спускаться к берегу, и смотреть-смотреть-смотреть-фотографировать-фотографировать-фотографировать волны-волны-волны — каждое мгновение не похоже на предыдущее.

Collapse )
japanese girl

Южный Тироль — глава шестая и последняя

Старый город Больцано быстро закончился, и осталось время поисследовать близлежащие окрестности. Самая известная достопримечательность — замок, в котором сейчас музей. Туда можно добраться на автобусе или пешком. Выбор за меня сделал автобусный валидатор, выплюнувший мой испорченный проездной вместе с ещё чьим-то. Я решила попробовать пеший вариант. Нашла (спасибо навигатору) неприметный проход между домами на практически безлюдной улице, вышла на «променад», с ещё большим трудом нашла тропинку, которая, по идее, и должна была вести к замку, решила, что нет, подождёт замок до лучших времён (хорошей погоды, когда я стану сильной и выносливой и приеду сюда не одна), и пошла гулять по променаду. О чём совсем не пожалела.

Collapse )