Анна Абрамова (anuta_) wrote,
Анна Абрамова
anuta_

Category:

Интерессный текст по России XVIII века

ОТ АССАМБЛЕИ К БАЛУ


В декабре 1701г. Жители Москвы первыми ознакомились с новым царским именным указом О ношении всякого чина людям немецкого платья и обуви и об употреблении в верховой езде Немецких седел.
Три года спустя, 23 декабря 1704-го, этот указ был подвержен новым установлением, вступившим в силу с 1 января следующего года. И в том же 1705-м был обнародован указ О бритье бород и усов всякого чина людям, кромя попов и дьяконов, о взятии пошлины с тех, которые его исполнять не захотят, и о выдаче заплатившим пошлину знаков.
Для того чтобы жители Москвы знали, какой костюм приписывает носить им царский указ, на городских воротах развешивались «чучелы, сиречь образцы платью».
С 1701 по 1724 год появились 17 различных указов, регламентирующих правила ношения костюма европейского образца, типов тканей, отделки форменного и праздничного платья и т.д. Число именных императорских указов, постепенное ужесточение наказания за их неисполнение наглядно свидетельствует о том, что Петр I отводил костюму совершенно особую роль с системе проводимых в стране реформ.
Замена традиционной одежды сильно повлияла на всю сословную систему. Правда, новая система обозначения места человека на иерархической лестнице сложилась довольно скоро, однако требовалось время, чтобы их научились читать все сословия. Новый внешний облик подразумевал новую систему жестов, пластики, походки. Оглаживать бороду при бритом подбородке стало невозможным; засовывать руки за кушак, который принято было повязать ниже талии, тоже стало затруднительным (шарфы, повязанные на талии, полагались отныне только военным).
Первые изменения, еще до официальных царских указов, произошли в военном костюме. Вначале ограничились тем, что стрелецкий кафтан укоротили, и он лишился зарукавий. Сам Петр в те годы носил еще русское платье. Изменения в форменной военной одежде в первые годы правления Петра прошли, можно сказать, незамеченными. Они не вызвали неудовольствия, так как удобство в бою было важнее иных соображений. Видимо, поэтому именной указ о введении единообразной для всех полков формы появился лишь в 1720году. Однако даже при Павле I форменная военная одежда не была точной копией иноземного прототипа – цвет сукна, прибор (отделки, знаки полков и их расположение на мундире) легко позволяли опознать принадлежность солдата или офицера к русской армии.
Сложнее и конфликтнее осуществлялись изменения именно в бытовом костюме. Здесь задавали тон и строго следовали указам Петра члены его семьи. Причем не только царевна Наталья Алексеевна, родная сестра Петра, но и вдова царя Ивана – Прасковья Федоровна. Она поспешила переодеть дочерей на европейский лад и стала обучать их у иностранцев языкам и танцам.
Корсеты, которых было много в гардеробе Натальи Алексеевны, были главным формообразующим элементом в европейской моде, а создаваемый ими силуэт – полной противоположностью русскому идеалу красоты. На Руси женские костюмы всех сословий должны были создать впечатление дородности и статности хозяйки. Женское платье европейского образца требовало туго затянутой талии. Было несколько вариантов корсета, отметим 2 – английский и французский. Последний шнуровался сзади, и поэтому его можно было затянуть довольно сильно, благодаря чему у любой толстушки талия могла быть не более 40 см. Английский стягивался спереди и был не таким тугим.

Убранство типичного жилища того времени:
«Стены в некоторых светлицах обтянуты выбеленным полотном; окна не везде стеклянные, есть и слюдяные. Меблировка состояла из обычных лавок по стенам, липовых и дубовых столов, дюжины простых стульев и полдюжины витых, обитых кожею. Украшением стен служили иконы».
Петровские ассамблеи начинались именно в таких интерьерах.

Ассамблеи – школа манер того времени. Впервые совместные собрания мужчин и женщин были названы ассамблеями 26 ноября 1718 года. Первой ассамблее предшествовали иные празднества, куда допускались женщины, место которых в прежние времена было в теремах да светелках. 19 февраля 1699 года в Лефортовском дворце на Кукуе состоялась прощальная аудиенция брандербургского посла, завершившаяся балом с танцами, на котором присутствовали и русские женщины. Секретарь австрийского посла Иоанн Корб, очевидец того праздника, записал в своем дневнике: «Этот день сильно ослабил суровость обычаев русских, которые не допускали доселе женский пол на общественные собрания и веселые пиршества; теперь же некоторым было позволено принять участие не только в пиршестве, но и в последовавших затем танцах».
Последнее замечание особенно важно, так как незадолго до этого бала польский офицер Маскевич отметил такую особенность русских вечеринок: «Никакой музыки на вечеринках не бывает; над танцами нашими смеются, считая неприличным плясать честному человеку».
Для проведения собрания в присутствии высочайшей особы, согласно европейскому этикету, требовалось несколько гостиных, которых прежде не было в домах московской знати и которые не сразу появились в жилых домах Петербурга. Поэтому «<…> в комнате, где дамы и где танцуют, курят табак и играют в шашки, отчего бывают вонь и стукотня, вовсе неуместные при дамах и при музыке».
Другой мемуарист продолжает: «На ассамблеях при Петре Великом большей частью игралась музыка духовая, состоявшая из труб, фагот, гобоев, волторн и при них литавр и тарелок».
Под эту музыку танцевали польский, менуэт, англез и некоторые другие танцы. Первый из них, польский (полонез), получил в петровские времена название «ходячий разговор» Польский способствовал распространению главной темы полонеза – уважения и восхищения прекрасной дамой. В частности, среди фигур танца-шествия была такая: «<…> танцевавший в первой паре кавалер становился перед своей дамой на колени, почтительно снимал с ее ноги башмачок, ставил в него бокал с вином и пил за ее здоровье. Эту церемонию в таком же порядке должны были проделать и все остальные кавалеры<…>. Танцующие пары переходили из бальной залы в смежные покой и, стучалось, шествовали в таком порядке через весь дом».
Англез был не менее интересным танцем. Как и в некоторых других модных танцах, первая пара должна была изобретать различные фигуры: «дама стаскивала парик у своего кавалера на лицо и целовала его в губы, кавалер придумывал невообразимые прыжки и пируэты, которым должны были подражать все остальные».
Для обучения танцевальным па требовалось немало педагогов, и в петровское время их роль нередко брали на себя пленные шведские офицеры, так как нанять французского танцмейстера могла далеко не каждая семья. Впрочем, все танцы начала XVIII века были медлительны, состояли из ритмичных реверансов и поклонов, а рисунок танца, его построение подчинялись воображаемой восьмерке или латинским буквам S и Z.
В этой плавности и медлительности (костюм не позволял женщине иных движений) было некоторое сходство с русскими традиционными танцами. Постепенное приспособление к новому типу культуры основывалось на поисках сходства в покроях, манерах, движениях, занятиях и т.д. Некоторое сходство примиряло с явными отличиями.
«У светлейшего в только что отделанной приемной зале, с еще волглыми стенами, высокими, невиданными окнами, при свете двухсот свечей, танцевали гросс-фатер. Четыре музыканта – скрипка, флейта, фанфары и контрабас – дудели и пилили, обливаясь потом.
Боярыни и боярышни, хотя и в немецких, но по русскому тяжелых – до пуда весом – платьях без украшений, - драгоценности в то время были запрещены, - но нарумяненные, как яблоки, и с густо насурмленными в одну линию черными бровями, неловко держась за своих кавалеров, скакали и высоко подпрыгивали по вощеному полу, в общем круге танцующих», - писал А.Н. Толстой в одном из рассказов, предварявших его знаменитый роман Петр I.
Нравы тех лет были лишены галантности и насаждались с большой жестокостью. Но люди менялись, и нравы несколько мягчали. Танцы становились быстрее и подвижнее, теле вполне поддавались «телесному благолепию», «поступи немецких и французских учтивств», что не могло не отразиться на позах дам и кавалеров, отображенных живописцами.
На ассамблеях перенимали друг у друга покрой платья, форму причесок, милые гримаски и новые жесты.
Веера получили широкое распространение одновременно с платьем европейского покроя. Вместе с вещью в русский быт пришел и ее язык: положение веера – в левой или правой руке, открыт или закрыт, повернут к собеседнику лицевой или оборотной стороной, могло говорить о многом. С его помощью (правда, значительно позже, когда вместе со сменой эпох сменились русские нравы) можно было назначить свидание или предупредить об опасности, выразить настроение и даже чувства владелицы веера. Хотя веер был обязательно деталью только женского костюма, его язык хорошо понимали мужчины, поскольку он был непременным атрибутом дамского кокетства. «Махаться» означало кокетничать. Возраст, с которого можно было начать «махаться», наступал довольно рано – в 13 – 14 лет.
В Европе в XVIII столетие появилась потребность скрывать зримые признаки возраста. Юные дамы маскировали слоем пудры нежность своей кожи, дамы пожилые – жестокие следы времени. Действительно новинкой для России явились мушки из шелковой тафты или бархата, которые подчеркивали белизну кожи и были частью публичного, обязательного для всех выезжающих в свет кокетства.
Мушки были изобретены в XVII столетии, и их создание приписывают Герцогине Ньюкастл, у которой была не считая кожа. Желание нравиться побудило ее заклеивать болезненные места кусочками тафты. Первые мушки были довольно большими и получили название «пластыри любви» - некоторые закрывали полщеки. В XVIII столетии они сильно уменьшились и получили имя «венерин цветочек». Хотя ничего подобного мушкам на Руси прежде не употребляли, их усвоили очень легко. Известно, что в 1230-х годах мушки были орудием кокетства не только у жен и дочерей вельмож, но и более простого люда.
Так как мушки различной величины и формы наклеивали на лицо, плечи, руки и грудь по нескольку штук сразу, а в течение вечера неоднократно меняли, чтоб передать таким образом свое новое настроение, потребовались «мушницы» - коробочки из хрусталя, дерева или фарфора, которые дамы носили в карманах пышной робы (ридикюли появились лишь в середине XVIII века).
Потребность в мушках способствовала появлению нового вида художественного творчества: крохотные мушки могли быть и простыми, в виде сердечка, и сложной композиции – в виде искусно вырезанной кареты с четверкой лошадей. Одной из излюбленных тем резчиков была блоха, что связано с тогдашним представлением о гигиене – сальные парики, толстый слой грима и никогда не стиравшаяся одежда – вот реальность, скрывающаяся за сияющей кожей и румянцем портретных героев. Русская бытовая традиция отличалась от европейской, например, обилием бань. Но сорочки из тонкого полотна отправляли стирать в Европу, поэтому требовалось огромное количество ароматных солей и притираний. Все косметические средства того времени имели сильный запах, вплоть до пудры для париков.
И все же мушка, приклеенная на лицо или грудь, подчеркивала белизну кожи, уподобляя лицо живой красавицы личику фарфоровой статуэтки. «Стоило только наклеить мушку в таком месте, на которое в особенности хотели обратить внимание, и можно было быть уверенным, что взоры всех то и дело будут обращаться на это именно место. Так и поступали», - пишет Э. Фукс.
Мушки употребляли и мужчины, хотя и не так часто. Мушки имели названия в зависимости от места, на которое были калены: большая у правого глаза называлась «тиран», крошечная на подбородке – «люблю, да не вижу», на щеке – «согласие», под носом – «разлука».
С отказом от беленых лиц и пудренных париков прошла мода и на мушки. Их жизнь возобновилась лишь в круге художников, поэтов, музыкантов, тяготевших к эстетической программе «мирискусников», - уже в XX столетии.
Мушки, муфты, платья, парики XVIII века призваны были стереть индивидуальные черты, скрыть их под некой маской.
Определяющим элементом для формирования мужского силуэта в петровскую эпоху был парик. Сразу следует отметить, что парик воспринимали как головной убор, так что сакральное значение головного убора и его функций не отменялось – претерпевала изменения лишь форма.
Основным украшением кафтанов служили многочисленные пуговицы – иногда их было до сотни. Им соответствовали декоративные петли на полах кафтанов, рукавах и клапанах карманов, хотя карманов как таковых как раз не было – декоративный прием.
Новый костюм потребовал новой обуви; мужчины стали носить башмаки с пряжками и чулки. Ботфорты, которые напоминали старинные сапоги, носили обычно военные. Именно в это время в светский костюм начали проникать некоторые элементы военного костюма.
После 1715 года в мужском костюме тоже произошли изменения: парики уменьшились, заметно посветлели, кафтан и камзол стали обильно украшать позументом и шить из узорчатых тканей. Уменьшились, а со временем исчезли, обшлага на кафтанах, и облик мужчины стал постепенно более мягким, утратил брутальность, излишнюю жесткость пластики. В последние годы правления Петра общество на балах стало менее пестрым, здесь уже нельзя было встретить простых карабелов возле сыновей родовитых семейств. Мужчины стали галантными кавалерами, освоив танцы, приятные манеры, а также искусство вести светскую беседу, составить букет, используя язык цветов и расшифровать послание, переданное с помощью веера или мушки.
Но, пока живы были сподвижники Петра, пока было кому помнить о славных временах его царствования, в одежде мужчин вплоть до елизаветинского времени сохранялись элементы, придававшие им определенную суровость.

По тексту книги Кирсановой Р.М. «Русский костюм
Subscribe

  • Калининград - День 1

    прошел на одном дыхании. Прилет в последний момент - свободного времени - только быстро оставить вещи в отеле - хостеле. " С неба течет вода.…

  • Калининград - Питер

    Через пару часов вылетаю в Калининград. После Тренинга задержусь еще на денек на Пробуждение и дальше - в Питер на классы Fabio и бал Societa Di…

  • Особенно шикарны в Италии соусы

    Нормальный обед или ужин на школе длится около часа, иногда больше. И пока у тебя не закончились вилки, прием пищи еще не закончен - они будут…

  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 0 comments