Category: религия

hiway

Лунгин, Тарковский и острова в тумане

Посмотрел Остров Лунгина.
Главный герой – Антаолий во время войны, проявив малодушие и трусость, предаёт своего друга Тихона, капитана баржи. Он стреляет в него из пистолета, предложенного ему немецким офицером. Друг падает за борт и до окончания фильма мы не знаем, что он остался жив. Не знает этого и Анталолий, которого после подрыва баржи немцами, спасают монахи уединённого монастыря на острове. Анатолий, потрясённый случившимся, превращается в полусвятого юродивого-мученника, ежедневно в течении всй своей жизни вымаливающего прощения у Бога за совершённый грех. К Анатолию, который прославился умением творить чудеса часто приезжают и приходят за помощью и советом. В конце-концов к нему (основное действие фильма происходит в 1974 году) приезжает и когда-то преданный им Тихон, теперь адмирал, со своей душевнобольной дочерью. Анатолий выгоняет беса из дочери, просит прощения у Тихона и умирает со спокойной совестью. Всё очень красиво снято в районе припорошенной снегом карельской Кеми.
Анатолий выбирает мучить себя всю жизнь, ожидая прощения от Бога, но не идёт добровольно сдаться «властям» чтобы понести заслуженное наказание (или прощение) и таким образом установить справедливость в этом деле перед людьми и Богом. Анатолий вообще упрямая личность. Он не следует православным правилам, которых строго придерживаются другие обитатели монаcтыря, но, однако, имеет способность исцелять и видеть будущее. Анатолий рассказывает женщине, потерявшей в войну мужа, о том, что, на самом деле, её муж жив, однако сам не способен «увидеть», что жив и преданный им когда-то Тихон.
Остров Лунгина сильно напоминает Жертвоприношение Тарковского. Тот-же неторопливый стиль, аллегории, остров, север, одиночество, жертва... Анатолий как и герой Жертвоприношения приносит эту жертву – Анатолий свою жизнь и рассудок Богу за прощение, Александер – всё что ему дорого и тоже свой рассудок и тоже, по-видимому, Богу. У Лунгина, Бог простил Анатолия давно (драма в том, что Анатолий не простил себя), слыша его просьбы о чудесах и отвечая на них, как и у Тарковского – услышал молитву Александера, совершив чудо возвращения во времени, в прежнюю ситуацию.
Но бог Лунгина и Тарковского вне библейских канонов. Он часть человеческой мистики, его законы не писаны, необъяснимы и непонятны обычному нормальному смертному. Упрямый Анатолий, нарушающий церковные правила, в том числе, вполне очевидно, обманывающий на исповеди, а также избегающий суда за военное преступление перед своей страной, у этого бога на особом положении. Не знаю, задумывался ли над этим Лунгин, но по его логике чтобы быть уважаемым старцем с намёками на святость не обязательно следовать не только законам страны, но и православным канонам, и вполне возможно найти свой собственный, уникальный, и с точки зрения того-же православия, внебиблейский путь. "Страдания всёравно искупают вину, неважно по какому поводу, по собственному желанию или по необходимости, нужно это кому-то или не нужно".
Признаки святости по Лунгину это аскетический и затворнический образ жизни, очень странное неадекватное поведение, непослушание, а также способность исцелять и предсказывать будущее. По Тарковскому получается почти то-же самое – дорога к Богу ведёт через жертву Ему в в виде прелюбодеяния, отречения от семьи и буйного помешательства.
Бог по-Лунгину и по-Тарковскому популярен в России, он существует для не совсем православных, но и не совсем атеистов, хоть и очень редко прорывается на экран. В образ этого бога вмешана мистика, что-то от советского начальника (если ты к нему приближен, общие законы на тебя не распространяются), суеверия, православные, восточные, языческие и культурные традиции . Из-за того, что по популярному мнению многих вера это нечто сугубо интимное, узнать об этой позиции по-подробнее очень нелегко. Лунгин просто несколько приоткрыл то, на что Тарковский только намекал. И пока у РПЦ нет собственного кинематографа, преполагаю, что фильмы на духовные темы будут создаваться исключительно полуправославными полуатеистами.
Многие знают и чувствуют, что духовность и Бог это важно, что существуют совесть и мораль, долг и честь, прощение и правда. Покаяние-же вообще главная болячка российского общества. Если быть точным, отсутствие покаяния. Но где они все, в каком порядке расположены и как к ним прийти полная неясность и туман (мистика). Поиск истины и обретение сильной веры для многих в России сейчас ассоциируется с проявлением необычайного героизма – это либо с уход в монастырь, либо превращение в юродивого, одним словом, потеря нормального вида и приличного, чисто выбритого лица. И Остров как нельзя лучше поддерживает эти штампы. Успешный, образованный, умный, адекватный, хорошо одетый, вежливый, хороший семьянин да ещё живущий в миру святой будет выглядеть  на фоне этих штампов фальшиво и неубедительно. Каяться в грехах, по этой логике, значит убивать плоть аж до смерти. Быть праведным или святым, значит есть траву, спать на углях, кричать как петух, предсказывать будущее и исцелять больных. (В качестве справки: Многие скажут Мне в тот день: Господи! Господи! не от Твоего ли имени мы пророчествовали? и не Твоим ли именем бесов изгоняли? и не Твоим ли именем многие чудеса творили? И тогда объявлю им: Я никогда не знал вас; отойдите от Меня, делающие беззаконие. Матфей 7:22-23)
«Необъяснимое» происходит не столько на острове, сколько в голове российского интеллегента, который ещё в 19 веке (а может раньше), как Толстой, потерял путь к Богу и с тех пор не может его найти. Вопрос, не может или не хочет? Если хочет, то почему столько упрямства, отрицания, ссылок на «суверенность» и уникальность и так мало смирения и принятия?
Остров – фильм на правильную тему и талантливо сделан, но это даже не притча, а скорее пафозная по смыслу фантазия. Фантазия на тему покаяния. Притчу там увидит тот, кто считает притчей всё непонятное и таинственное.
Кино есть кино, хоть притча, хоть комедия, это, прежде всего, зрелище, и удачным фильмом считается тот, который заполняет кинотеатры или, на худой конец, головы критиков. Основанный на правде фильм может вызывать такой-же интерес публики, как и основанный на вранье и подмене понятий, главное чтобы было красиво, убедительно и талантливо сделано и сыграно. Фильм Остров тянет на дно его претензия на истину и откровение, заявка на глубину и духовность. Но дом нужно строить на камне, а не на песке.