Tags: Графика

всадник

Фэндомно-аристологическое: Возьми молодого заица, куря али реца и зажарь вмале не готово...

Жизнь в XXI веке имеет свои плюсы и свои минусы. Один из них -- то, что перестали грудами закупаться новые бумажные книги. Основная часть художественной литературы и литературы по специальности покупается и читается сразу в электронном виде -- причём помимо подсветки, возможности чтения вслух, поиска произвольного слова/словосочетания в словарях и контекстного поиска по тексту (где они в бумажной книге? ау?) лицензионка от Amazon, например, содержит в себе разметку под X-Ray -- контекстную подсказку, которая в середине детектива подскажет вам, что Дженкинс -- это садовник (про которого вы раньше прочитали и забыли), но не сообщит, что садовник Дженкинс и есть убийца (потому что до этого спойлера вы ещё не дочитали).

Тем не менее, бывают случаи, когда лучше бумажной книги человечество ничего не придумало, и один из них -- это книги повареные. Профессиональная повареная книга с хорошей полиграфией идеальна именно на бумаге, и вчера мы как раз опробовали новинку. Ну и заодно я впервые (если не считать котлет на пару в Pesto Cafe на Одесской) поел ДЕЙСТВИТЕЛЬНО вкусно приготовленного кролика.

Собственно рецепт звучал так:

Возьми молодого заица, куря али реца и зажарь вмале не готово, али изруби и изжарь в масле свежем; изжарь луковицы изрубленные и положи в котелок и влей туда юхи свежей и половину эля, прибавь чесноку, мациса, порошку инбирного и перцу и увари с уксусом, а коли закипит, то подлей сие в ту жидкость с порошком инбиря и уксусом, осоли и подавай.

В оригинале этот рецепт -- из английской поваренной книги XVI века "О благородной трапезе". В нашей книге даётся развёрнутый перевод рецепта на современный язык и в современную кулинарную терминологию. Впрочем, авторы книги ставили себе цель не просто приобщить читателей к кулинарному наследию предков -- их гораздо более масштабная цель состояла в том, чтобы дать возможность преданным поклонникам мартиновской серии про Игру Престолов насладиться теми блюдами, которыми наслаждаются герои их любимых книг/сериала. Конкретно наша кроличья похлёбка -- вот отсюда:

"Будешь есть крольчатину -- или останешься голодной. Самое быстрое -- зажарить кролика на вертеле, если уж так не терпится. А то можно похлебку справить, из эля и лука". Арья была в предвкушении. "Монет нет, зато у нас с собой морковь и капуста -- можем выменять".

У нас, как вы понимаете, монеты были -- так что мы использовали полный комплект ингредиентов включая мускатный цвет (средневековые специи отличаются от современных, мягко говоря, но в Интернете найдётся всё) с элем "Андріївський Ель" (из серии "Привіт з Києва" от "Перша приватна броварня") и насладились южно-вестеросским кушаньем из "Бури мечей" (в поваренной книге рецепты разбиты территориально -- "Стена", "Север", "Юг", "Королевская Гавань", "Дорн", "Побережье Узкого моря").



Подозреваю, что это и другие блюда хорошо пойдут под третьего "Ведьмака" или TES: Skyrim (но не под сериал -- он у нас, увы, как раз не пошёл). Если кто-то хочет попробовать сам -- книга называется "A Feast of Ice and Fire. The Official Companion Cookbook" ("Пир Льда и Огня. Официальная поваренная книга «Игры престолов»"), авторы -- Челси Монро-Кассель (Chelsea Monroe-Cassel) и Сариэн Лерер (Sariann Lehrer), перевод (и неплохой) -- Елены Мищенковой. Мартин в предисловии честно написал, что сам готовить не умеет, но вкусную еду оценить способен и без гастрономических сцен свою мрачную сагу не видит. Ну а -- если подумать -- что есть вся наша жизнь, как не мрачная сага, сценарий которой написан по мартиновским мотивам?..
баян

Монументальное: Эй, товарищи! Чего смотрите невесело? Будьте смелее, жгите, травите!

Согласно IV Гаагской конвенции «военные законы, права и обязанности применяются не только к армии, но также к ополчению и добровольческим отрядам, если они удовлетворяют всем нижеследующим условиям:
(1) имеют во главе лицо, ответственное за своих подчинённых;
(2) имеют определённый и явственно видимый издали отличительный знак;
(3) открыто носят оружие;
(4) соблюдают в своих действиях законы и обычаи войны.
Ополчение или добровольческие отряды в тех странах, где они составляют армию или входят в её состав, понимаются под наименованием армии.»


Таким образом, человек, переодевшийся мирной поселянкой и украдкой под покровом ночи зимой в мороз поджигающий дома гражданских лиц вне зависимости от их государственной принадлежности, не может расчитывать на статус комбатанта/военнопленного даже если у него есть и командир, и приказ -- как минимум, в силу несоблюдения пунктов (2) и (3) Гаагской конвенции. Собственно, в соответствии приказа Космодемьянской и Ко. "законам и обычям войны" я тоже сомневаюсь -- как и жители той деревни, которую она с комсомольским задором поджигала. Соблазнительно на эмоциях назвать "своего" тероориста "партизаном-героем", но с юридической точки зрения речь идёт не о партизане, а о вооружённом преступнике.

Collapse )

Три погорельца -- три расстрельных приговора. Арифметика сходится. В принципе, правильно их всех расстреляли. Страна вела войну, в деревне засел враг. Радоваться надо в такой ситуации, когда твой дом поджигают, а тебя с семьёй выгоняют на мороз. Не захотел, сволочь такая, замёрзнуть до смерти сгореть в доме -- изволь пройти к стенке. Особенно если ещё и варежкой замахиваешься. Что не так?

Иногда гадюка жалит и из могилы. Представляется, что было бы разумно и этично хотя бы один памятник нашей героической поджигательнице убрать подальше от таких же больных на всю голову вандалов и ни в чём не повинных случайных прохожих, заменив памятником этим трём её жертвам. Мне так кажется.
FalloutBoy, Jericho

Литературо(в)едческое: Микрорецензия на "Рассвет над Хирошимой" Акихиро Мураками

Хотя формально роман Акихиро Мураками и можно отнести к альтернативно-исторической фантастике, вам не найти там набившего оскомину сюжета про очередного тинейджера, проваливающегося в дыру во времени и штурмующего там Манхэттен верхом на линкоре "Ямато" под восторженно-одобрительным взглядом Императора. "Рассвет над Хирошимой" -- это не развлекательное чтиво про "попаданцев" для прыщавых подростков, а ностальгическое путешествие в наше общее прошлое и, одновременно, интелектуальная игра: "А что было бы, если..."

Повествование начинается в Токио. Главный (а по сути -- единственный) герой романа -- немолодой учитель из провинции Кобаяши Мару, приехавший в столицу Южной Японии после падения токийской стены. Он встречает там своео брата-близнеца, которого у него никогда не было, однако оказывается, что его новый знакомый -- он сам. Или, точнее, это такойц же Кобаяши Мару из альтернативной реальности, в которой не было ни Японской Народной Республики, ни токийской стены, ни третьей мировой войны с применением ядерного оружия... В рабочей столовой, над плошкой соба и чашкой дряного стынущего саке, два Кобаяши Мару рассказывают друг другу свои истории...

Collapse )

Безусловно основной удачей Акихиро Мураками следует признать апокалиптические сцены двух ядерных бомбардировок, увиденных глазами ребёнка. Автор обработал огромный материал, объединив воспоминания реальных людей, как переживших ядерные бомбардировки Харбина, Сиэтла, Петрограда, так и выживших под не ядерными бомбами в Токио или Иокогаме... Сцена, в которой маленький Кобаяши видит Императора Хирохито, идущего по разрушенной Кокуре и со слезами на глазах принимающего решение о капитуляции, также очень удачна, хотя и не вполне реалистична: если бы Император был готов и способен капитулировать, то он сделал бы это и в нашем мире после того, как прошёл по разрушенным площадям Токио в марте 1945 года.

Собственно, то же самое относится и к вытекающей из "своевременной" капитуляци утопической картине современной высокоразвитой технологически Японии, производящей передовую электронику и самостоятельно выполняющей полёты в космос. Да, такая фантазия очень лестна для японцев, но, обладай действительно Япония таким потенциалом, она бы прежде всего не проиграла войну -- ни в нашей реальности, ни в реальности альтернативной.

Главный герой романа -- домосед, который никогда не покидал родных японских островов, поэтому и мир за пределами Японии показан лишь отдельными штрихами. Тем не менее, можно догадаться, что в том альтернативном мире не было третьей мировой войны: американские генералы и политики, ужаснувшиеся последствиям собственных бомбардировок японских городов, не решились повторить их во время войны в Корее -- поэтому эскалации обменов ядерными ударами не произошло, война же завершилась ничем, и уже не Япония, а Корея оказывается разделённой на "коммунистический" Север и "демократический" Юг. Ужасы ядерных бомбардировок заставляют жить в мире и всё остальное человечество, которое постепенно объединяется, осваивает ближний космос и устремляется к звёздам... Красивая, пусть и совершенно неправдоподобная картина. Впрочем, а чего ещё вы хотели от фантастики?

Уточню: от ХОРОШЕЙ фанастики, безусловно заслуживающей прочтения.
парус

Памятное: И ещё немного 1986-го года -- естественно, нчиего хорошего тогда не происходило

И снова вспоминаем 1986-й год, и снова -- чёрный юбилей -- на сей раз, 30 лет со столкновения сухогруза "Пётр Васёв" (капитан -- Виктор "Тальор" Ткаченко) с пассажирским пароходом "Адмирал Нахимов" (капитан -- Вадим Марков). Из 1243 пассажиров и членов экипажа погибла треть -- 423 человека. Более половины погибших -- женщины (251) и дети (23); большинство погибших детей родители оставили в каютах, уходя на палубу -- и не успели за ними вернуться. Основная часть погибших -- 267 человек -- была из Украинской Советской Социалистической Республики; сама катастрофа произошла на территоии современной России, в Цемесской бухте.



Collapse )

Остаётся отметить, что по итогам спешно проведённого судебного разбирательства -- такого же поверхостного и несправедливого, как и по аварии на Чернобыльской АЭС -- Марков и Ткаченко сели на 15 лет каждый (партийные вожаки требовали кого-нибудь из них расстрелять, но следователь и суд попались принципиальные, соблюли букву закона). Досидев -- один в РСФСР, а другой в УССР -- до распада Советского Союза шесть лет спустя, оба капитана попали под амнистию и оказались в Украине. Капитан Марков работал капитаном-наставником в Черноморском Морском Пароходстве в Одессе, пока не умер от рака в 2007 году. Его сын и внук пошли по стопам отца и тоже связали свою жизнь с морем.

Что касается Ткаченко, то его дальнейшая жизнь почему-то не сложилась. Амнистированный по состоянию здоровья (психическое заболевание), он оставался без работы, пока не эмигрировал под фамилией жены в Израиль. Смена фамилии не помогла -- работу и там он себе нашёл еле-еле. В конце концов -- погиб в 2003-м году у берегов Канады на яхте, капитаном которой был. Такой итог его судьбы симметричен тому, что произошло со вторым виновником катастрофы -- Александр Чудновский сразу после столкновения устранился от происходящего, заперся в своей каюте и ушёл на дно вместе с судном; чтобы поднять на поверхность его тело, водолазы с риском для жизни вынуждены были выбивать заклиненную дверь.

Отдельно следует отметить действия диспетчерской службы Новороссийского порта: сначала та совместно с капитаном Ткаченко нарушила Правило 15 МППСС-72, когда договорилась, что сухогруз будет пропускать пароход (по правилу должно было быть прямо наоборот), в конце же, наблюдая курсы обоих судов на собственном радаре, не удосужилась выдать рекомендацию на расхождение.

Ну и, разумеется, у обоих капитанов есть свои группы сторонников, ратующих за их невиновность и перекладывающих всю вину на технику. Мне же, когда я освежал в памяти всю эту историю, почему-то вспомнился больной на голову капитан буксира, шедший ночью без огней нам навстречу, когда мы на яхте возвращались из Одессы в Херсон -- у него тоже 100% во всём лампочки виноваты были.
майя

Виршеплётственное: Twilight русской революции (на правах гипотезы)

Когда был Ленин маленький
С кудрявой головой,
Днём спал он в мавзолеике,
Как будто неживой.

Но лишь садилось солнце --
Вставал он вновь и вновь,
Чтобы, напрыгнув сзади,
Сосать буржуев кровь.

И эта шла охота
Всю ночь, и лишь в конце
Он возвращался в гробик
С улыбкой на лице.

Буржуй же, что покусан,
Был больше не жилец --
Он быстро чах и в гробик
Ложился наконец.

Но не лежать буржую
Покойно во гробе:
Труп восставал оттуда
И шёл в вэ-ка-пе-бе,

Писал он заявленье,
Платил членский взнос,
И знамя революции
Вперёд к победе нёс.

Большевики сбивались
В шеренги и полки.
Им улыбался Ленин
Во все свои клыки.

Стоял на мавзолеике
С кудрявой головой,
И был средь неживых он
Главнейший неживой.
парус

Нумерологическое: Про магию трёх восьмёрок и Южный Крест



7 августа 2008 года я был в Бразилии. Так бывает.

8 августа 2008 года я был там же -- и, одновременно, в состоянии лёгкого офигения. Ничего не было понятно, но был Южный Крест над головой, был Интернет и возможность попытаться во всём разобраться.

В состояние тяжёлого офигения (где отчасти пребываю и поныне) я перешёл 888 дней назад. Тут уже всё было понятно и без Интернета (от которого, если честно, было просто тошно). А Южный Крест был под ногами.

Наверное, всё дело в Южном Кресте.
песец, монета

Размышлятельное: Подзатянувшаяся РуZZкая Весна как форма зомби-апокалипсиса

Когда-то, когда я был маленьким и глупым -- пожалуй, что и вовсе в прошлой жизни -- я виртуально проводил часть своего времени в одной окололитературной интернет-тусовке, о чём совершенно не жалею. Я встречал та разных людей -- плохих и хороших Знакомство с некоторыми из них удалось продолжить в оффлайне.

В конце концов, я ушёл оттуда, хлопнув дверью, и больше не оглядываюсь назад. Но речь не об этом. Так вот, из всех людей, которых я тогда знавал, мне сейчас вспомнились двое. Их обоих нет уже с нами.

Первый из этих людей жил в тех краях, где Magyarország плавно перетекает в Угорщину. У него был кумир, а я уличал этого кумира во лжи и подлости. Нетрудно догадаться, что мы недолюбливали друг друга и называли земляным червяком и прочими нехорошими словами (из коих моё любимое -- "сей орнитологический курьёз").

Я встретил снова этого человека в Интернете позже. Он был на Майдане, принял его всем сердцем. Помогал крымским беженцам, когда страна его кумира оккупировала Крым. Читал, как тот ходит в Кремль за бирюльками и в интервью рассказыват, что: "забрать Крым и стать изгоями лучше, чем отдать на разграбление чужим." Грабитель-чужой -- это как раз и был мой виртуальный знакомый с точки зрения своего кумира.

А потом он умер. От рака. Мы собирали деньги на операцию, но операция не помогла. Так бывает с операциями. Тем не менее, после Майдана и оккупации Крыма он прожил ещё полтора года -- зная, что его предали и стараясь не говорить ни с кем об этом. Наверное, ему было больно. Возможно, он к этой боли привык и научился жить с нею. В эпитафии, которую он попросил оставить, когда уйдёт, 0н цитирует слова одной из книг своего падшего кумира.

«В свете желтой лампады на плите виднелись старинные выпуклые буквы. Корнелий прочитал и быстро встал. Вот что было написано: ОСТАВЬТЕ СКОРБЬ. ОН ИСПОЛНИЛ МЕРУ СВОИХ ДЕЛ. ПОКА ЖИВЫ, СТРЕМИТЕСЬ К ТОМУ ЖЕ.»



Я вспомнил про него на днях, когда в ворохе мукачевских новостей наткнулся на небольшую заметку про прошедший в Ужгороде мемориальный турнир по петанку. Турнир был посвящён памяти моего знакомого и назван в честь него его сетевым никнеймом -- "Fatangel Cup". Переходящим кубком турнира была каска с надписью "ВВС. Не бити! Нашою головою думають мільйони...", в которой он освещал события Майдана в качестве корреспондента ВВС по Закарпатской области. Глаза мне, впрочем, зацепил никнейм, а не каска.

Тогда же я вспомнил и о втором человеке из той же тусовки. Он жил несколько севернее. Настолько, насколько можно быть другом с человеком, ни разу не встретив его в реале, мы были друзьями. Наши с ним взгляды на то, что есть ложь и что есть подлость, совпадали вполне.

Скорее всего, будь он жив, мы были бы с ним сейчас по разные стороны баррикад, но из двух сособов умереть он выбрал менее болезненный -- умер по-настоящему. Чертовски отвратительно воспринимать смерть друзей таким образом.

И вот подумалось мне, что мы живём внутри одного большого зомби-апокалипсиса. Люди, которых мы знали, и которые умерли для нас, продолжают ходить среди живых, их знакомые до боли лица искажены злобно-бесмысленной гримасой, а скрюченные пальцы протянуты в предвкушающей дрожи вечного неутолимого голода... И выбор, собственно, невелик: или палить с обоих стволов из обреза двустволки в это самое знакомое до боли лицо, или бежать -- и пусть ушедшие уже друзья продолжают портить себе некролог.

Грустно всё это.
песец, монета

Юбилейное: 22 июня, ровно в четыре часа...



22 июня.

В этот день 75 лет назад вежливые немецкие добровольцы вежливо пришли в Советский Союз, чтобы помочь ополченцам генерала Власова и прочим бывшим советским гражданам в их сугубо внутренней гражданской войне против преступной хунты Сталина. В четыре часа утра произошла первая гуманитарная бомбардировка Киева. Сакральные для каждого немца земли навсегда стали частью Тысячелетнего Рейха.

Ну или, по крайней мере, так они тогда думали.
кот

Фотографическое: Фашисты и котики

Фашисты во все времена любят фоткаться с котиками. Потому что фашистов любят не все, а котиков любят все.

Когда фашистам ставят памятники, туда тоже лепят котиков. Так принято. Фашистам так приятно, а котиков никто не спрашивает.

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )

Collapse )
баян

Почти ЧГКшное: Считаем георгиевские ленточки на фотографии с Парада Победы 1945 года

Специальная викторина в честь Дня Победы: считаем... хммм... георгиевские ленточки на фотографии с Парада Победы 1945 года и отмечаем, где именно и как они используются.



(кликабельно!)